Силовое и экономическое давление контрпродуктивно

№ 5 (893) 1 — 7 февраля 2019 г. 31 Января 2019 4.1

Всемирный экономический форум (ВЭФ) в Давосе лишний раз подтвердил, что внешнеполитический курс России останется неизменным.

И это нужно учитывать как украинским политикам, так и украинским избирателям.

Какие бы смелые обязательства ни брали на себя кандидаты на высший государственный пост во время избирательной кампании в Украине, напряженность в отношениях с Россией удастся снизить только в том случае, если Москва будет твердо уверена, что Украина ни при каких обстоятельствах не присоединится к антироссийским действиям других стран (в первую очередь США).

Безусловно, кто-то может расценить это как желание лишить наше государство возможности проводить внешнюю политику в соответствии с собственным выбором. Тем не менее с такой позицией нужно считаться в настоящем и не строить иллюзий на будущее. Нынешний внешнеполитический курс отражает коллективную позицию российской политической элиты, и он может измениться только в случае капитуляции Кремля перед внешним давлением. Однако нет никаких оснований полагать, что США и ЕС заинтересованы в реализации подобного сценария.

Российскую делегацию на ВЭФ возглавил министр экономического развития Максим Орешкин. Этот сравнительно молодой чиновник (1982 г. рождения) в последнее время сделал поистине головокружительную карьеру, пройдя путь от высокопоставленного служащего государственного банка до обладателя одного из самых важных постов в российском правительстве.

Причем, насколько можно судить, карьерный взлет Максима Орешкина связан не с принадлежностью его к какой-то влиятельной группировке, а, напротив, с отсутствием у него могущественных покровителей и единомышленников.

В ноябре 2016 г., когда Алексей Улюкаев после своего внезапного ареста был уволен с должности министра экономического развития, на этот пост был назначен Максим Орешкин, бывший в то время заместителем министра финансов Антона Силуанова. Разумеется, это кадровое решение было обусловлено в т. ч. стремлением высшего государственного руководства не допустить чрезмерного усиления Игоря Сечина, стоявшего за арестом Улюкаева. Глава «Роснефти», по слухам, хотел провести на освободившийся пост своего ставленника.

Однако, как представляется, основная мотивация все-таки заключалась в том, чтобы не допустить того, чтобы министерство, управляющее национальной экономикой, стало инструментом в руках одной из околовластных групп.

Вследствие этого министерство возглавил человек, хотя и близкий по взглядам к «системным либералам», главным представителем которых в правительстве считается бывший начальник Орешкина Антон Силуанов, но не связанный ни дружескими обязательствами, ни принципами внутригрупповой солидарности.

В результате Орешкин оказался редким человеком в российской власти, отражающим консолидированное мнение государственного руководства, а не позицию одной из противоборствующих группировок. В этой связи позиция, заявленная Максимом Орешкиным на заседании сессии ВЭФ, посвященной состоянию российской экономики, представляет особый интерес. Тем более что в конце минувшего года Орешкин сменил Алексея Кудрина, явно утратившего прежнее влияние на Путина, на посту председателя совета Центра стратегических разработок. Т. о. Орешкин теперь не только отвечает за текущее состояние экономики, но и определяет долгосрочные цели.

Нужно заметить, что старший брат Максима Станиславовича, Станислав, с которым министр поддерживает тесные отношения, является открытым сторонником Михаила Ходорковского и Алексея Навального. Поэтому российского министра трудно обвинить в узости взглядов или в категорическом неприятии иной точки зрения. Т. о. его выступление в Давосе можно рассматривать как отражение мнения, господствующего в высших эшелонах российского руководства, а не как изложение собственных воззрений.

Так что же важного сказал глава российской делегации?

Показательно, что для «российской сессии» ВЭФ 23 января было выбрано подчеркнуто нейтральное название — «Сохраняя конкурентоспособность России». Оно, с одной стороны, отражает некоторое беспокойство за состояние российской экономики, с другой — уверенность российского государственного руководства в том, что возникшие трудности вполне реально преодолеть.

Чрезвычайно миролюбивым было короткое выступление Кирилла Дмитриева, генерального директора Российского фонда прямых инвестиций (этот пост он занял еще в то время, когда президентом был Дмитрий Медведев). Кирилл Александрович поведал, что действия России на международной арене в конечном счете будут определяться ее национальными интересами, которые заключаются не в захвате территории других государств, а в построении сильной экономики.

Максим Орешкин, выступавший вскоре после Дмитриева, также подчеркнул, что у России нет намерения вступать в конфликт с Западом. Однако Запад сам навязывает России противостояние, поскольку нуждается в образе внешнего врага, на которого можно было бы возложить ответственность за собственные ошибки.

Западные санкции, уверен российский министр, оказали негативное воздействие на состояние экономики России, вызвав экономический спад в 2015 г. Однако с тех пор российская экономика начала постепенно восстанавливаться. Дальнейшее экономическое развитие страны будет определяться не столько продолжительностью санкций, сколько способностью власти решать инфраструктурные проблемы и проводить макроэкономические реформы. России удалось улучшить инвестиционный климат, что, как заметил Орешкин, нашло отражение во всех международных рейтингах. Руководство страны постепенно, шаг за шагом создает основу для роста национальной экономики и повышения благосостояния всех граждан.

Отношения между Россией и США, как считает министр, будут оставаться напряженными вследствие позиции американских правящих кругов, которые вместо решения внутренних проблем занимаются разжиганием конфликтов по всему миру и создают проблемы для глобальной экономики. Однако российское руководство не станет прилагать усилия для того, чтобы разъяснить американской администрации свою позицию и попытаться изменить ее курс в отношении России.

Максим Орешкин выразил уверенность в том, что для российской власти безусловным приоритетом будут внутренние проблемы. Им она и будет уделять главное внимание, не слишком беспокоясь о том, как будут складываться отношения с Вашингтоном.

Вопрос в данном случае не в том, насколько слова Орешкина соответствуют действительности.

Главное — понять, что же он собирался донести до представителей мировой экономической и политической элиты, собравшихся в Давосе.

Думается, что в выступлении Орешкина особую важность представляют три следующих положения. США вместо решения собственных проблем вмешиваются в дела других стран, в т. ч. России. Москва не хотела бы противостояния с Вашингтоном, но не пойдет на уступки, каким бы сильным и долгим ни было давление со стороны США и их союзников. Западные экономические санкции доставляют определенные неудобства, но не создают угрозы для стратегического развития России, а потому не следует ожидать изменения российского внешнеполитического курса.

По сути это ничем не отличается от того, что говорил Путин и представители высшего руководства РФ в 2015 г., сразу после того, как стало ясно, что конфликт на Донбассе перешел в затяжную стадию и для его разрешения понадобятся существенные уступки с российской стороны.

Эта позиция принципиально не изменилась. Только теперь в публичном пространстве ее заявляет не глава государства, а фигуры несколько меньшего масштаба, хотя и, безусловно, значимые. Сам Владимир Путин, который рассматривал возможность выступления в Давосе, все-таки отказался от поездки. Руководству России необходимо продемонстрировать свою сосредоточенность на внутренних проблемах (не случайно Орешкин подчеркнул, что они обрели приоритетную важность для российской власти). Как показывают соцопросы, российские граждане считают, что государственное руководство уделяет излишнее внимание внешнеполитическим проблемам и недостаточно думает о том, как улучшить ситуацию внутри страны. Поэтому можно с уверенностью сказать, что в обозримом будущем российский лидер станет все реже высказываться по внешнеполитическим вопросам.

Кроме того, нужно заметить, что действия России на международной арене определяются вовсе не экспансионистскими планами ее руководства и не давно канувшим в Лету стремлением отвлечь население страны от внутренних проблем посредством внешних успехов.

В то же время РФ остается верной себе и не отказывается от своих амбиций. Понятно, что государства, стремящиеся усилить свое влияние на региональном уровне, часто вынуждены противодействовать внешнеполитической экспансии Вашингтона, что (как, к примеру, в случае Ирана) может привести к затяжному конфликту между ними и западным миром. Россия же не только стремится закрепить за собой региональное лидерство, но и заявляет о глобальных интересах.

Поэтому противоречия между Россией и США представляются неизбежными, по крайней мере до тех пор, пока Москва остается крупным геополитическим игроком, а Вашингтон выступает за миропорядок, основанный на американском военно-политическом доминировании. Жаль только, что Россия не привлекла на свою сторону Украину, сотрудничество с которой — одно из важнейших условий сохранения российского влияния на постсоветском пространстве посредством экономического взаимодействия и развития культурных связей.

Методы же силового и экономического давления, за которые российская власть осуждает США, действительно контрпродуктивны. В любом случае.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Деятельность Елены Бережной не несет угрозы...

К такому выводу пришли сотрудники Службы безопасности Украины

Планы на прошлое

Конфликт с США занимает центральное место в российской внешней политике и определяет...

Аукцион подозрительно-предвыборной щедрости

Подозрительность — неотъемлемая часть украинской политики. Едва Порошенко, услышав...

БПП и «Народный фронт»: несовместимость в тождестве

И в лице НФ, у лидеров которого тоже есть свои деловые интересы, можно заподозрить...

Головоломка как инструкция

Конфликт с Россией необходим для поддержания трансатлантического единства, но он в то...

Загрузка...

Томас Раймер: «ОБСЕ — не полиция выборов, наша цель —...

Недопуск Украиной на президентские выборы наблюдателей из России не соответствует...

Нина Карпачева: «У наших моряков появился шанс на...

Похоже, судьба пленных украинских моряков сейчас мало заботит власти Украины, в...

Полицейский надзиратель

Вы узнаете: почему Яценюк не пошел в президенты; сохранится ли «Народный фронт»...

Выводим оборонку на IPO или привлекаем инвестиции... в...

Одна из крупнейших в мире экономики, финансов и инвестиций аналитических компаний,...

Турция оказывает Украине символическую помощь —...

Турция и Украина наращивают масштабы стратегического сотрудничества в оборонной...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка