Сколько «стоит» король Норвегии

18 Февраля 2005 0

В Норвегии — торжества. Там начались празднования 100-летия революции, позволившей этому маленькому северному королевству обрести независимость в 1905 году. Поэтому с Черезвычайным и Полномочным Послом Королевства Норвегия г-ном ЙОСТЕЙНОМ БЕРНХАРДСЕНОМ тема беседы была, конечно же, — революция. Не только как сам процесс смены власти, но и последствия. Спустя век легче судить о том времени: правильно ли поступили норвежцы, что отделились от датчан, но сумели сохранить отношения с Данией не как со «старшим братом», а просто как соседняя держава — равная и суверенная?

Как «делался» язык

— Завоевание независимости — длительный процесс, — начал экскурс в историю г-н Бернхардсен. — То, что произошло у нас, я бы не называл «революцией» в том понимании, как это представляете вы. Хотя бы потому, что отмечаем юбилей суверенитета Норвегии по возможности вместе с датчанами... И в этом году в Киеве, думаю, празднования мы будем проводить, возможно, не только вместе, но и, не исключено, в помещении датского посольства.

— Синдром «младшего брата». Присутствует ли он в отношениях с датчанами?

— Да, это для норвежцев очень важно — избавиться от такого синдрома. Иногда мы чувствуем, что соседи относятся к нам именно как «старший брат».

— Культуру Норвегии удалось сохранить или за время «жития под одной крышей» все смешалось?

— До сих пор остался серьезный «языковой след». Чиновники в Норвегии долгое время говорили и писали на датском языке или «почти на датском». Кстати, знаменитый писатель Ибсен писал на датском самые известные свои вещи. И не только он. В середине XIX века один ученый, я бы сказал, изобрел новый норвежский язык.

— Хотите сказать, что нынешний норвежский — искусственный?

— Не совсем. Тот выдающийся языковед много путешествовал по всей Норвегии, особенно по западу и востоку, исследовал наречия, диалекты. И в 1849 году издал первый словарь нового норвежского языка на основе диалектов. После чего норвежские писатели стали пользоваться этим языком. Новым. Кстати, в его основе бы тот язык, которым общались между собой люди в деревнях.

Почему не захотели «республику»

— Была ли возможность у Норвегии в начале прошлого века стать, например, республикой?

— 80 или даже 90% норвежцев голосовали за независимость и за выборы короля. Они хотели, чтобы страна стала королевством, но не республикой.

— Почему? В Европе уже были примеры немонаршего правления.

— Думаю, с одной стороны, выбор именно королевства — дань традиции. С другой — наша конституция писалась, используя частично основные законы сильных держав — таких, как США и Франция: некоторые наши политики, взяв как аргумент конституции этих стран, агитировали за Норвежскую республику. То есть были мнения в пользу иной формы правления. Но более умеренные политики, глядя на перспективу, сумели доказать, что вряд ли Норвегию как молодую республику признают крупные европейские державы. Мы боялись, что нас не поддержат, не признают... И к тому же большинство стран Европы все же являлись тогда королевствами. Вероятно, и они могли опасаться: если на севере континента появится хотя бы одна республика — это будет угроза для королевского порядка.

ЕС и лосось

— «Надо в ЕС или нам туда не надо?» — который год длятся дискуссии в Украине. Рассуждают ли на тему Евросоюза норвежцы? Хотят ли они в ЕС?

— Больше половины населения поддерживают вступление в ЕС.

— А правительство предпринимает какие-то шаги?

— Оно не хочет спешить. И это правильно, думаю. Уже дважды в стране по этому вопросу проводили референдум. И дважды он не набрал подавляющего большинства голосов «за». Возможно, через 2— 3 года, когда снова будет проводиться референдум «о ЕС», результат будет иным.

— Основная причина «против» — больше политическая, чем экономическая, или наоборот?

— Что касается политиков, то поначалу, например, социалисты были против ЕС, но сейчас поменяли мнение, считают, что Норвегии надо находиться в общем европейском доме. Но часть политиков, представителей разных политических сил, уверены, что ЕС — это покушение на независимость страны. «Союз» — значит, лишиться суверенитета. Есть по-прежнему экономические вопросы: они касаются мелких фермеров, рыбаков. В Норвегии многие убеждены, что если мы входим в Евросоюз, то теряем права регулировать рыболовство. Ведь если европейских рыбаков допустим в Северное море, они очень быстро «очистят» акваторию от ценных пород рыб. И будет как в Канаде, где промысел трески уже фактически исчез.

— Тем не менее Норвегия сотрудничает с ЕС?

— У нас есть договор о зонах единого экономического пространства. Это значит, что многие сектора нашей экономики действуют по европейским правилам. Кроме натуральных продуктов сельского хозяйства, это еще и переработка, рыбные продукты.

— Можно сказать, что у вас статус «доброго соседа» ЕС? И Евросоюз Норвегии всячески помогает решать проблемы.

— Я бы так не сказал. Иногда он проблемы создает. Например, сейчас появился кризис: препятствуют экспорту норвежского лосося.

— Как можно препятствовать экспорту?

— Ценами. Они решили таким образом защищать особенно английский лососевый рынок. Но тот лосось выращивается в фермерских хозяйствах. Можно сказать, он искусственный... Европейский же рынок для Норвегии очень важен. И сейчас идет борьба «за лосося».

— Количество фермеров, мелких сельских предпринимателей в вашей стране растет или сокращается в связи с новыми экономическими тенденциями в Европе?

— У нас каждый год уменьшается количество фермеров. Если не ошибаюсь, в 1972 году их число достигало 160 тысяч, в 1994-м — приблизительно 100 тыс. фермеров. Сейчас — около 50 тысяч. Через 10 лет останется, может быть, только 30 тыс.

Король назначает священников, как президент губернаторов

— Задолго до Дейтонских соглашений, с самого начала войны на Балканах, Норвегия была в числе наиболее активных стран, которые принимали на ПМЖ беженцев из Боснии. Мусульманские диаспоры в лютеранской Норвегии уже укоренились. За 10 лет активного заселения вашей страны представителями иных конфессий были ли конфликты на религиозной почве?

— Думаю, у нас очень мало конфликтов на основе религиозности. И они слишком локальны и незначительны. У нас, как вы знаете, лютеранская религия — государственная. Как в Швеции. Но у шведов церковь отделена от государства, а у нас сохраняется вмешательство. Король назначает священников.

— А зарплата у них за счет средств парафии или из бюджета?

— Они получают зарплату от государства. Считается, что она невысокая. Но наравне с официальными церквями есть и свободные приходы, которые содержат прихожане.

— И новые мечети — тоже за счет государства?

— Если государство признает их церковь, то мусульманская конфессия регистрируется, и священники получают зарплату тоже.

— Они сами строят мечети или переделывают здания, которые уже есть, под культовый храм?

— Вообще-то государство строит новые сооружения. Но есть и такие приходы, которые сами собирают деньги, строят церкви и храмы.

Что такое «перегиб» и как с ним бороться

— Вам довелось пережить события, которые происходили в Украине прошлой осенью и в начале зимы этого года. Ваши ощущения, ваш взгляд как человека в принципе независимого.

— Знаете, в Украину я приехал зимой 2001-го. Тогда на Крещатике стоял палаточный городок... И это, на мой взгляд, было протестом части населения страны. Что же касается нынешних выборов и событий, связанных с ними, то мне было очень интересно наблюдать перемены, которые происходили на моих глазах.

— Итак, Украина в «постреволюционный период». Ваш взгляд.

— Я понимаю, почему в Украине люди волнуются, особенно в восточной части страны. Считаю, что очень важно не нарушить сейчас баланс. И если в школе преподается и украинский, и русский языки, то они должны преподаваться правильно. Ведь не секрет, что во многих семьях на бытовом уровне говорят по-русски, а если не учить детей этому языку в школе, изначально относя в ранг «иностранных», то через 40 лет многие будут говорить на суржике. И дети в конце концов не смогут отличать; что такое русский, а что — украинский.

— Конечно, вам языковая тема ближе, потому что первое ваше образование — филологическое. Но в стране есть еще и другие проблемы, кроме языка. Ваше мнение «человека со стороны»: где перегибы?

— Что такое «перегибы»?

— Это то, что делается чрезмерно. По принципу to go too far.

— Понял... Я поддерживал бы медленные изменения в стране. Государство должно развиваться постепенно, чтобы не произошло так, что бывшие угнетенные стали бы угнетать бывшую власть.

Профсоюз

выбирает министра

— Смена кабинета министров. Как происходит передача полномочий и, собственно, назначения в норвежском правительстве?

— Когда меняется правительство, то ответственные лица покидают посты буквально на следующий же день. Причем политики сами уходят, а также все их помощники, замминистры. У нас это делается очень прозрачно: в каждом министерстве, госучреждении есть профсоюзы. Они участвуют в назначении.

— И в МИДе тоже?

— Конечно. Они предлагают, например, для назначения нового посла. В обсуждении кандидатуры участвуют и профсоюзы, и представители политических партий. Свои предложения они передают министру. Конечно, он сам выбирает сотрудников, но обязательно учитывает мнение общественности. Если, допустим, в каком-то решении он отдает предпочтение члену такой-то партии, то все знают — это назначение политическое.

— А к мнению общественности, профсоюзов обязательно прислушиваться? Можно назначить кого-то из знакомых детства, например, родом из одного города или села. А всем сказать, что это — лучший в стране профессионал.

— Есть правило: «нельзя слишком много своих». Потому что через год-три придет новая политическая группировка. И она будет назначать своих, то есть прежней политической силе не на что будет рассчитывать. Тем более «кулуарно» назначать у нас нельзя: сразу же станет известно прессе, журналисты будут проводить свои расследования...

— Статьи расходов на содержание королевской семьи — насколько велики суммы?

— Бюджет для королевской семьи в этом году определен — если в пересчете на гривни — 9 миллионов 510 тысяч.

— По сравнению с прошлыми годами цифра возросла или значительно сократилась?

— Немного увеличилась. На самом деле у нас очень маленькая монаршая семья. Хотя некоторые считают, что «дорого стоит король», особенно если приходит время делать капитальный ремонт во дворце... Хотя, по-моему, ремонт действительно очень дорогой.

Еще и Белоруссия

— Поскольку вы по совместительству еще и посол в Белоруссии, то легко сравнить Киев и Минск в плане политики и экономики.

— Политические условия — несравнимы, вы знаете. И в этом смысле Белоруссия, как сказать, более похожа на Советский Союз...

— А экономика?

— Раз или два в год я посещаю Беларуссию. Удивительно, но там все-таки неплохо живут. Много современных машин. И Минск довольно ухоженный. Моя жена, когда первый раз туда приехала, сказала: да, красиво, будто в Германии. Но если вы меня спросите, ясно ли, за счет чего развивается белорусская экономика, я отвечу — нет, это совершенно не понятно. Тем более если учесть, что мелкая рыночная торговля в Белоруссии фактически свернута.

— По профессии вы филолог, занимались философией, но затем резкий поворот в судьбе — дипломатическая карьера. Где проходила служба?

— Она началась в 1973 году. Работал в Брюсселе, в норвежской миссии в НАТО, затем в Лондоне и в Женеве.

— Расскажите о семье.

— У меня 4 детей: 3 сына и дочь. Жена сейчас в Норвегии, там и старшие, они работают, а со мной в Киеве живет младший сын. Он учится на международном, должен был в принципе вернуться в Норвегию, но не захотел. Очень любит Киев. И вообще, насколько я понял, планирует остаться и тогда, когда у меня будет новая работа. У него здесь много привязанностей, друзей. По-моему, ему так же, как и мне, нравится бывать в исторических местах города... Они очень привлекательны. Я, например, получаю наслаждение, посещая киевские рынки.

— И что ж вам нравится на наших рынках?

— Там душа отдыхает, особенно на Андреевском.

Кривбасс штормит

Если добиться ухода с КЖРК «приватовской» команды не получается, то сделать это...

Долговая грусть

Оздоровление банковской системы позволило бы увеличить до 600 тыс. грн. гарантированный...

Виртуально и на самом деле

Россия и Германия не заинтересованы в переводе отношений в режим долговременной...

Налог с хомячков и попугаев

Новый законопроект от «Слуг народа» вроде бы прогрессивный, однако его...

Зе-команда в польском сиквеле «Огнем и мечом»

Активное участие Украины в польских восточноевропейских маневрах контрпродуктивно

Киев подражает и проигрывает

Украина могла бы стать идеальным модератором урегулирования внутриполитического...

Некоторые мысли о нынешних событиях

«Уходи!», которое прозвучало на улицах белорусских городов, — это не просто vox...

В Европу с черного хода

Мы не знаем, какая ситуация с потенциальными донорами внутри страны, но вывоз органов...

Рост напряженности по всем направлениям

Если российско-немецкий кризис не будет разрешен и дело дойдет до срыва СП-2, процесс...

Не согласны? Будем лечить принудительно

Законопроект дает возможность установить отдельный порядок, который позволит...

Игра в кошки-мышки

Не исключено, что Витольд Фокин чрезвычайно смелыми заявлениями провоцирует...

Как понять, чего добивается Россия от Украины

Москва хорошо видит просчеты украинской власти, но при этом предъявляет к ней...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка