Сколько жизней на совести компьютеров?

15 Июня 2001

Они были эффективны, безошибочны и доступны. Они помогли превратить массовые убийства в проблему сугубо математическую

В феврале 2001 года пять жертв холокоста подали в суд на IBM. Иск совпал с выходом в свет исторического исследования американского ученого Эдвина Блэка «IBM and the Holocaust: The Strategic Alliance Between Nazi Germany and America's Most Powerful Corporation» («IBM и холокост: стратегический альянс между нацистской Германией и наиболее мощной корпорацией Америки»). Он один из немногих, кто заинтересовался ролью первых компьютеров в массовом уничтожении евреев фашистами.

Рукотворный ад

Пелена дыма повисла над лагерем. Многие истощенные пленники просто падали с ног из-за голода и пыток, надеясь только на смерть. Большинство невольников трудились из последних сил. Они старались доказывать, что все еще сильны и выносливы в обмен на лишний день жизни. Их главной целью стало — выжить еще хотя бы минуту. Происходило все это в концентрационном лагере Берген-Бельзен— аде на Земле, созданном руками нацистской Германии.

В глубине лагеря в нескольких метрах от ограды возвышалась сторожевая башня. Нелепый деревянный каркас поднимался на восемь метров над землей. С ее высоты по правую сторону было видно три аккуратных ряда деревянных бараков, слева разместились кухни, мастерские, склады и уборные, беспорядочно разбросанные между извилистых, грязных тропинок. Через несколько сотен метров «улицы» упирались в ворота, ведущие к конторе коменданта и эсэсовскому лагерю. Прямо под сторожевой башней виднелась печь. Длинная и черная, она скорее напоминала двигатель локомотива с двумя увесистыми дверцами впереди. Дымовая труба возвышалась на несколько метров над землей. Это был крематорий, размещенный настолько близко от сторожевой башни, что не мог не резать глаз караульных. Зловещее сооружение и его предназначение ни для кого не было секретом: конечная остановка тяжелого пути.

К весне 1945-го в Берген-Бельзене побывали 40 тысяч человек. Они голодали, работали из последних сил и нередко подвергались нечеловеческим пыткам. Только в марте 1945-го свои дни в лагере закончили 20 тысяч человек. Изуродованные переплетенные тела зарывали в канавы бульдозерами.

Всего в нескольких метрах от крематория, ближе к кухням и бакам с водой, стоял дом коменданта лагеря. Одна из комнат в нем предназначалась для «управляющего по распределению на работы». Тут обрабатывались перфокарты Холлерита. На первый взгляд— обычные прямоугольные карточки размером 13,5 на 8,5 см, разделенные на множество пронумерованных колонок с дырками в разных строках. На самом деле в безобидных картонках скрывались сотни и тысячи человеческих жизней.

С декабря 1944 голландский еврей Рудольф Чейн служил в канцелярии управления работами. Он наблюдал, как немцы сортируют карточки, и довольно быстро освоил методику. Каждый день в лагерь привозили очередную партию пленных рабочих. Заключенных различали только по карточкам Холлерита, в которых отверстиями обозначались национальность, дата рождения, семейный статус, количество детей, причина заключения, физические характеристики и самое главное — трудоспособность. Третья и четвертая колонки объединили 16 категорий заключенных. Определяли их положение отверстия: третье — гомосексуалист, девятое — антисоциальный, двенадцатое — цыган. Восьмым помечали евреев. Регистрировали заключенных также по личным номерам. 34-я колонка была помечена «причина прекращения работы». Код 2 скрывал в себе перевод в другой лагерь для продолжения труда, 3 — естественная смерть, 4 — казнь, 5 — самоубийство. Зловещим шестым кодом отмечали «особое предписание», что означало расстрел, повешение или газовую камеру.

По мере того, как прибывали новые поезда и грузовики из Франции, Бельгии и Голландии, через канцелярию проходили тысячи карточек. Информацию обрабатывали и передавали в Департамент статистики эсэсовской экономической службы в Ораниенбурге. Пронумерованных мужчин и женщин сравнивали со списком требуемых рабочих для Берген-Бельзена и других лагерей. Никаких имен— только коды и номера. Учет погибших был лишь делом статистики— цифрами для машин. В декабре 1944 было зарегистрировано 20 тысяч пленников. Ежедневно на карточках появлялось 50 новых пометок о смерти. Чтобы определить пригодность заключенных к труду, эсэсовцы помещали их карточки в механический сортировщик. Профессии, навыки, возраст и знание языка, необходимые для зачисления в рабочие батальоны, оценивались по специальной шкале. Имена подходящих рабочих выводились на печатающее устройство: их переводили в ближайший подлагерь, фабрику или даже ферму.

Запросы на рабочую силу поступали и обрабатывались в отделе DII экономической службы. Во главе с генералом Освальдом Полем она управляла всеми немецкими лагерями. Поль, вдохновитель печально известной программы «Истребление трудом», настаивал, что казни евреев лишают третий рейх ценного трудового ресурса. Его идея была предельно проста: заморить евреев до смерти трудом на благо Германии. Лишь непригодных для работы следовало переводить в лагеря смерти и казнить в газовых камерах.

Чейн быстро понял происходящее. Десятки, сотни, тысячи людей оценивали, сортировали и распределяли с помощью системы Холлерита. Всех их обратили в карточки с дырками и цифрами.

Карточка = человек

Статью и книгу, из которой позаимствован этот отрывок, как-то неловко читать. Это история о том, как информационные технологии— перфокарты для IBM, сортировочные машины— первое поколение компьютеров сделали возможным нацистский геноцид.

В Вашингтонском музее геноцида выставлена машина для сортировки карточек — IBM Холлерит DII. Сверкающая эмблема IBM до сих пор красуется на ее передней панели. Лишь организацией переписи жителей Германии и выявлением евреев в 1933 году участие IBM в деятельности нацистов не ограничилось. О своем сотрудничестве с ними компания предпочитает молчать. Хотя миллионы посетителей и многие эксперты видели экспозицию в Музее геноцида, мало кто догадался о прямом предназначении первых компьютеров во время войны. За редким исключением, историки избегают упоминаний об их ключевой роли.

Компания IBM не отрицает, что оборудование использовалось нацистами, хотя и без ее согласия или участия. Фашисты работали с оборудованием, выпущенным на немецком филиале IBM — Dehomag. Как и многие другие зарубежные компании, действующие в то время на территории Германии, Dehomag оказалась в руках немецких властей еще до войны. Почти в каждом немецком лагере был оборудован отдел Холлерита. В некоторых, например Дахау, работало две дюжины сортировщиков IBM, табуляторов и принтеров. Другие оперировали только сортировщиками карточек, а для дальнейшей обработки отсылали их в Маутхаузен или Берлин. Как правило, оборудование IBM было установлено непосредственно в лагере, а точнее — специальном бюро, названном Отделом трудовых предписаний или Arbeitseinsatz. Отдел выпускал ежедневные рабочие задания, обрабатывал карточки заключенных и списки переведенных. Этот неиссякаемый поток списков, карточек и закодированных документов был четко систематизирован и упорядочен на каждом этапе существования заключенного.

Фашисты построили лагеря по всей Европе, однако не все они были одинаковыми. Некоторые, в частности Бухенвальд в Германии, считались трудовыми, где узники работали до смерти. Такие, как Вестерборк в Голландии, были лишь промежуточной остановкой для заключенных на пути к конечному пункту назначения. Многие лагеря, например Треблинка в Польше, предназначались для истребления пленных в газовых камерах. Были и такие, которые сочетали элементы всех трех, например Аушвиц. Основные лагеря также получили кодовые номера по системе Холлерита: Аушвиц— 001, Бухенвальд— 002, Дахау— 003, Флоссенбург— 004. Равенсбрюк числился под номером 010, а Маутхаузен— 007.

Аушвиц — это целый комплекс из временных убежищ, фабрик, ферм, газовых камер и крематориев. Вся информация обрабатывалась на машинах Холлерита. Причем в данном случае речь шла не только о рабочих предписаниях, но и данных о заболеваемости, смертности и учете заключенных для государственных служб СС. Система Холлерита в то время давала единственную возможность вести учет постоянно меняющегося состава пленных. Из миллионов личных карточек заключенных несколько сотен тысяч пережили войну. Они представляли собой бумажные справки, заполненные личными данными в графе напротив определенного номера по Холлериту. В соответствии с личными карточками информацию вносили в IBM. Пленных различали не по именам, а исключительно по номерам— обычно пятизначным или шестизначным. Каждый номер дополнялся номером лагеря. Любой концентрационный лагерь технически мог бы зарегистрировать до 999999 заключенных.

Экономическое управление СС во главе с группенфюрером Освальдом Полем использовало систему Холлерита для более чем точного отслеживания заключенных. Общая «дневная» емкость всех лагерей составляла от 500000 до 700000 человек. Беспрерывно в них поступали евреи из разных уголков Европы, заменяя тех, кто уже исчерпал свои силы или скончался. Было бы совершенно невозможно без ежедневных сводок о численном составе заключенных. Когда их становилось слишком много, из Берлина приходил приказ временно сократить ввоз рабочих.

В январе 1944 года для координации и сведения данных о новых поступлениях, смертности, трудоспособности и переводах в другие лагеря был создан новый орган под названием «Центральный институт», расположенный на тихой берлинской улочке. Безмятежность ее нарушали только курьеры, неустанно доставлявшие списки из разных концлагерей. Из Маутхаузена, к примеру, за 37-ю неделю 1944 года пришла сводка на 6 страниц, за 40-ю— на 7, причем большую их часть занимали данные об умерших. В течение 41 недели там скончалось 325 человек, что зафиксировано на 6 листах сводки. 17 октября 1944 года Маутхаузен располагал данными о 6969 мужчинах и 399 женщинах.

Перевод в другой лагерь не освобождал заключенных от номера Холлерита. Даже после смерти жертвы нацизма были закодированы. Чаще всего кодом С-3, означавшим «естественную смерть». Его ставили даже тогда, когда человек был убит.

Охота на евреев

В Голландии перепись еврейского населения проводил фанатичный чиновник Якобус Ламбертус Ленц. Он не был нацистом, да и вряд ли был вообще антисемитом. Вооруженный системой Холлерита, он стремился довести до совершенства процесс регистрации и систематизации данных. Его девизом стало «регистрировать — значит служить».

В январе 1941 года нацистский секретарь Фридрих Виммер издал указ V06/41 с требованием зарегистрировать всех евреев на территории Голландии. После переписи 1930 года все регистрационные бюро в Голландии уже были оснащены системой Холлерита. Ответы на запрос прислали больше 157 тыс. человек— это значительно превысило численность еврейского населения в Голландии. Вместе с евреями зарегистрировались сочувствующие жители Голландии. К июню Ленц уже почти завершил регистрацию евреев. В сентябре он знал их точное количество и классифицировал всех на узкие категории. Он зарегистрировал 118445 голландских евреев, 14495 — немецких, 7295 — другого происхождения, а кроме того, 19561 — с примесями еврейских кровей. Всего в его список попали 159806 человек. 700 из них были названы расовыми евреями и исповедовали католицизм, 1245 — принадлежали к протестантским религиям, а 12643 не следовали ни одной. Через 10 дней после завершения переписи нацистские власти приказали всем евреям носить на одежде еврейские звезды. И снова в знак протеста их одели солидарные голландцы, не имеющие никакого отношения к еврейской нации.

Во Франции все было несколько иначе. Франция преуспела во многом, но только не в системе перфорированных карточек. Все же перед началом войны IBM предоставила свои системы Холлерита армии, железнодорожному транспорту и банкам. Почти все это оборудование было конфисковано третьим рейхом. Благодаря отсталой французской системе регистрации никто не знал, сколько евреев проживает на территории страны. С 1940 года фашисты провели несколько переписей населения, ни одна из которых не предоставила столь точные данные, как в Голландии.

Поскольку Франция обладала почти архаичной и абсолютно неорганизованной регистрационной инфрастуктурой, с полным отсутствием экспертов, перепись еврейского населения поручили префектурам. Каждая префектура по-своему трактовала и сортировала полученные данные и далеко не всегда использовала общепринятую форму записи. Вместо перфорированных карт французы пользовались цветными бумажками и учетными карточками. В их распоряжении были не быстрые IBM, а пишущие машинки Ремингтон. Когда клавиши ломались, в ход шли карандаши и ручки. Информацию сортировали по цвету бумаги: желтая, бежевая, белая и красная. С этими-то данными нацисты начали облавы на евреев в Париже.

В начале мая 1941 года повестки были доставлены по 6494 адресам. Евреям приказали явиться 14 мая в один из семи центров с удостоверением личности. Немцы надеялись, что евреи сдадутся добровольно, однако в назначенное место прибыли лишь 3400—3700 человек. Всех их незамедлительно отправили в концлагеря. Второй рейд провели 20 августа 1941 года, однако выявить так никого и не удалось. Три следующих дня фашисты пытались искать евреев. За четыре дня удалось задержать лишь 4079— куда меньше, чем надеялись нацисты.

Французская регистрационная система себя полностью дискредитировала. Позже данные начали переносить в простой каталог. Взялся за это Рене Кармиль— генерал французской армии. Весь 1942 год он якобы посвятил сбору данных о еврейском населении, однако не спешил высылать в Германию результаты. Он действительно работал над переписью населения, только списков евреев не составлял.

В ноябре 1942 года во Франции высадились американские и британские войска. Благодаря спискам Кармиля генералу Де Голлю удалось организовать необычайно быструю мобилизацию тысяч французских мужчин. Лишь потом нацисты узнали, что Кармиль был секретным агентом французского Сопротивления. Под видом переписи евреев скрывалась подготовка всеобщей мобилизации. Кармиль, один из руководителей подпольной организации «Сеть Марко Поло», многие месяцы работал над базой данных из 800 тыс. бывших французских военнослужащих. В 11-й колонке никогда не ставилась отметка о принадлежности к еврейской нации, а карточки более 100 тыс. евреев никогда не покидали его кабинет.

11 июня 1942 года Германия приказала немедленно депортировать из Голландии 15 тыс. евреев. Под лояльным названием «эвакуация» скрывалась доставка рабочей силы в лагеря Аушвиц и Собибор. Французский вклад должен был составить 100 тыс. человек. Такого количества евреев немцам никогда бы не удалось получить от Франции, поэтому 22 июня 1944 года французскую квоту сократили до 40 тыс., а голландскую увеличили до тех же 40 тыс. С июля 1942 года из Голландии беспрерывно уходили поезда с заключенными евреями в Вестерборк. Голландия оказалось для Германии богатейшим источником рабочей силы: к концу 1942 года квота была уже почти выполнена. Во Франции нацистам приходилось труднее.

У Голландии был Ленц и совершенная на то время система Холлерита. У Франции был Кармиль и напрочь отсутствовал механизм переписи населения. Из 140 тыс. голландских евреев высланы в лагеря более 107 тыс., 102 тыс. из которых убиты. Уровень смертности в Голландии достиг 73%. Из 300—350 тыс. евреев, проживавших во Франции, депортированы были 85 тыс., из них выжили около 3 тыс.

Аушвиц — это целый комплекс из временных убежищ, фабрик, ферм, газовых камер и крематориев. Вся информация обрабатывалась на машинах Холлерита. Причем в данном случае речь шла не только о рабочих предписаниях, но и данных о заболеваемости, смертности и учете заключенных для государственных служб СС. Система Холлерита в то время давала единственную возможность вести учет постоянно меняющегося состава пленных


У вас скоро отпуск? не знаете, куда отправиться на отдых для хорошего времяпровождения? Предлагаем вам зайти на сайт vibortour.ru и прочитать больше информации про Туры в Египет, а также сразу узнать их стоимость, почитать отзывы туристов и понять, что это именно то место, куда бы вы хотели отправиться. Приятного вам путешествия!

Новизна старых позиций

Когда «СП-2» вступит в строй, вполне логично ожидать, что Москва найдет повод, дабы...

ТВ-фастфуду вопреки

В современном телевизионном формате различных проектов и ток-шоу с претензией на...

Закон нашего времени: сбывается невозможное и...

Всё идёт к тому, что в середине июня 2021 г. в Швейцарии состоится встреча президента...

Козыри и их последствия

Все сильней тенденция к снижению напряженности в отношениях США и Запада в целом с...

Зачем создавать дополнительные проблемы?

Исторически Украина сформировалась как многонациональное государство

25-я антарктическая вернулась домой с трехдневным...

В Украину возвратились из Антарктиды 30 украинских полярников –  10 зимовщиков 25-й...

Антимуравейник

Пытаюсь представить, что было бы, если бы нашим предкам, отбившим нападение нацистов,...

Казанский теракт: о чем стоит задуматься

Теракт в Казани, унесший жизни девяти человек, стал, к сожалению, далеко не первым в...

Сезон охоты на старушек

У пожилого человека выбор невелик: подписать договор пожизненного содержания с...

Распад постсоветского пространства

Разделенная Украина остается гарантом продолжения разрушения постсоветского...

Как StopFake Адольфа Алоизовича не дал «подставить»

В украинском экспертном и околоэкспертном сообществе множество различных структур...

Демонстративные бунты и скрытые интересы

Ермак стал ключевой фигурой в системе украинской власти и фактическим лидером группы,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка