Стоят вместе — бегут врознь

№45(967) 25 – 31 декабря 24 Декабря 2020

«Майданы» стали нашей национальной традицией. На минувшей неделе буянили ФОПы (ФЛП). Мероприятие «Save ФОП» было организовано по всем правилам «искусства майдана»: десятки автобусов, подвозивших участников со всей страны, столкновения с полицией и попытки придать ФОПмайдану «хроническую форму» — развернуть палаточный городок на главной площади страны.

Требования протестующих сводились к отмене обязательного введения кассовых аппаратов, упрощенной системе налогообложения и, конечно, к фактической отмене локдауна. Власть, испытывающая животный страх перед любыми уличными проявлениями недовольства, постаралась сбить накал превентивными мерами — установку кассовых аппаратов отложили на год, ввели мораторий на проверки малого бизнеса, более того — было решено выплатить каждому ФОП (ФЛП) по 8 тыс. грн. компенсации за причиненные пандемией и локдауном убытки.

Но, как видим, помогло это мало.

Многоходовка

Как показывает опыт последних десятилетий, мелкие предприниматели (пардон, лавочники) давно отобрали у рабочих статус самого революционного класса, став — наряду с «офисным планктоном» — главной движущей силой всех майданов. Их легче всего поднять на протестные выступления, если они видят угрозу своим интересам.

Однако есть «масса», а есть организаторы, и это относится ко всем майданам без исключения. В случае с ФОПмайданом организаторы держались в тени, выведя на авансцену никому ранее не ведомых активистов, но вычислить их несложно, да и инсайдов достаточно: это Петр Порошенко и Игорь Коломойский, оказавшиеся в тактическом альянсе.

Для первого все просто: хорошо все, что ослабляет действующего президента.

А вот игра Игоря Коломойского гораздо сложнее. У него возродилось «стратегическое партнерство» с Арсеном Аваковым, задача которого — не допустить захвата «всей полноты власти» «соросятами», крайне взбодрившимися после победы Джозефа Байдена.

Т. е. смысл действа на майдане в том, чтобы показать Зеленскому (за влияние на которого и идет борьба), что «Вашингтон далеко», а украинская «улица», заполненная радикалами, националистами и социально протестным электоратом, буквально под окнами. А защитить президента от улицы может только Арсен Аваков, что его «орлы» наглядно продемонстрировали во время ФОПмайдана — с протестующими они обращались весьма жестко, попытки установки палаток и прочие противоправные действия решительно пресекли.

Не приходится сомневаться в том, что Владимир Зеленский отлично понимает: в однородном окружении креатур Вашингтона и Сороса его стараются обнулить. К тому же он скоро может «попасть под сокращение» — за ненадобностью. И в этом плане у Зеленского с Аваковым и Коломойским полное совпадение интересов — они нужны друг другу.

С другой стороны, зная известную, так сказать, внушаемость нынешнего президента, любящий многоходовые комбинации Коломойский и Аваков решили «подпереть» его решимость сопротивляться давлению из Вашингтона вполне конкретной демонстрацией того, что может произойти в случае разрыва отношений.

Провал в Раде

Пока эти отношения вполне партнерские, свидетельством чему стало внесение в Раду кандидатуры Юрия Витренко (его считают креатурой Коломойского) на должность первого вице-премьера—министра топлива и энергетики. Ранее эту должность в ранге и. о. занимала Ольга Буславец, до этого работавшая в структурах Рината Ахметова.

Между двумя олигархами налицо конфликт интересов: Ахметов лоббирует принадлежащую ему угольную генерацию (в частности, путем остановки вырабатывающих более дешевую энергию блоков АЭС), а Коломойскому как раз нужна дешевая электроэнергия для его ферросплавных заводов.

Рокировка в Кабмине, притом что Юрий Витренко должен был занять и вакантное с момента формирования нынешнего Кабмина место первого вице-премьера, тем самым, несомненно, ослабив влияние премьера Дениса Шмыгаля (также «происходящего» из структур Ахметова), указывает на то, что Коломойский снова в фаворе у Банковой, а влияние Ахметова слабеет, причем на фоне того, что именно Коломойский стал крайне токсичным для заокеанских партнеров. Но именно это и делает его для Зеленского более надежным союзником, чем всеядный и пока не испытывающий проблем с глобалистами Ахметов.

Однако для назначения Юрия Витренко не хватило четырех с лишним десятков голосов. Четыре фракции — ОПЗЖ, ЕС, «Батькивщина» и «Голос» — не дали ни единого голоса. «За» проголосовали только 153 депутата из фракции СН, 18 — от группы «За будущее» и 12 членов «Довіри».

И это лишний раз продемонстрировало, что никакого монобольшинства больше не существует. В принципиально важном для президента вопросе его не поддержали 40% «собственной» фракции. Источники утверждают, что «Первый» (президент. — С. Б.) в бешенстве. Офис тоже. Они звонили, пытались продавить, но не получилось».

Как можно понять из объяснений главы фракции СН Давида Арахамии, многие его «подчиненные» попросту решили устроить демарш, выразить недовольство «отсутствием доступа к телу», т. е. тем, что на их личные пожелания в Офисе президента обращают мало внимания и что к их «личным нуждам» там мало прислушиваются.

Возможно, «работа на ошибками» и добавит Юрию Витренко голосов перед повторным голосованием, которое Давид Арахамия анонсировал на январь. Но куда важнее то, что поддерживать экс-менеджера «Нафтогаза» не стали ориентированные на Рината Ахметова депутаты (прежде всего — «Батькивщина»), а главное — «соросята» (хотя, говорят, Витренко пытался достучаться к ним через Сергея Лещенко, с которым у него хорошие отношения).

В этой достаточно разношерстной и имеющей внутри себя несколько течений группе «соросят» все же возобладал консенсус, основанный на двух пунктах: не соглашаться ни с какими серьезными кадровыми решениями до того момента, пока новая американская администрация не займется вплотную Украиной, сформулировав четкие рекомендации; не допускать во власть людей, которых следует считать токсичными (Юрия Витренко к таковым можно отнести уже только потому, что его поддерживает Игорь Коломойский).

Свидетельством важности для Банковой назначения Витренко стало то, что в понедельник он в экстренном порядке был назначен заместителем министра энергетики, а затем и и. о. министра. Видимо, поиск голосов под Витренко продолжится, его кандидатуру будут стараться протолкнуть в январе (как раз пока в Вашингтоне не до Украины), для чего Коломойский и Офис президента будут искать «точки соприкосновения» с Ахметовым, а может, и с ОПЗЖ. Насколько такие попытки могут оказаться успешными, прогнозировать сложно, ведь к тому времени и Зеленский в силу обстоятельств может отказаться от каких бы то ни было попыток сопротивляться директивному управлению из-за океана.

«Соросята» атакуют

Работа по нейтрализации тех, кто может реально сопротивляться такому управлению, усиливается. НАБУ возбудило уголовное дело по факту незаконного вывода средств City Сommerce Bank (филиал литовского банка в Киеве) в размере EUR 62 млн. через банк Meinl Bank (Австрия) в офшоры, где деньги благополучно «растворились». В роли главных подозреваемых выступают Арсен Аваков и Валерия Гонтарева, которая на тот момент возглавляла Нацбанк Украины.

Причины, по которым к этой истории «прилепили» министра внутренних дел, очевидны, но стоит обратить внимание, что под удар попала и Валерия Гонтарева, а это уже явный камешек в огород Петра Порошенко, чьей близкой соратницей она была тогда и является ею по сей день.

Экс-президент, как известно, также рассчитывает на то, что благосклонность новой американской администрации поможет ему вернуть утраченные позиции, и «соросята» из НАБУ (работающего под полным контролем посольства США), видимо, решили указать ему, чтобы он не сильно обольщался. Впрочем, судя по всему, программа-максимум — тотальная зачистка всей системы украинской власти, включая крупный бизнес, от «старых кадров» с переводом госструктур под полное внешнее управление через «соросят», а крупного бизнеса — в руки транснациональных корпораций. И тут жесткому в защите своих интересов Петру Порошенко нужно заранее указать «его место».

Получила на минувшей неделе продолжение и история с конфликтом между НАБУ (и его фактическим руководителем Артемом Сытником) с одной стороны и выступившим против внешнего управления замглавы президентского Офиса Олегом Татаровым — с другой. После того как генпрокурор Ирина Венедиктова блокировала предъявление Татарову подозрения в причастности к махинациям в компании «Укрбуд», его подписал и. о. руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры Максим Грищук (формально подчиненный Верещук).

Вручить подозрение пытались прямо на рабочем месте Олега Татарова, в ОП. «Офису ничего не известно о вручении сообщения о подозрении Татарову. Олег Татаров работает в обычном режиме, никаких процессуальных и следственных действий с его участием в Офисе Президента не происходило. Сотрудники НАБУ действительно посещали Офис Президента, но их просьбы выходили за пределы законных процедур, а поэтому в доступе в помещение ОПУ им было отказано», — рассказала пресс-служба ОП.

Вроде бы Офис президента встал на сторону своего сотрудника, но сделано это крайне робко, извиняющимся тоном, хотя полномочий и ресурсов, чтобы решить «проблему Сытника», у власти достаточно. Приведу мнение Андрея Портнова: «Думаю, всем ветвям власти нужно взять волю в кулак и, несмотря на посольства и бродячих активистов, быстро и жестко решить проблему Сытника. Стыдно смотреть, как признанный виновным в коррупции функционер при поддержке иностранных государств шантажирует власть в обмен на собственное кресло».

А если, стараясь не злить западных партнеров, использовать тактику тихого саботажа их указаний, результатов не будет.

Пока же можно констатировать, что борьба за остатки суверенитета против все более активных «соросят» стала главной составляющей украинской внутренней политики.

Мольбы о вакцине

В таком же заискивающе-подобострастном тоне выдержано интервью Владимира Зеленского, вышедшее в New York Times. Собственно, подробно анализировать его нет нужды: все сводится к рапортам об успехах (в выполнении пожеланий западных партнеров), к заверениям в полной лояльности и к просьбам о большей помощи по всем возможным каналам. Но один момент я бы отметил.

Неделю назад я писал: «Если Украина в плане выхода из эпидемии окажется в аутсайдерах по отношению не только к России, но и к другим странам (где также начинается массовая вакцинация препаратами западных компаний), это, помимо всего прочего, станет сильным имиджевым ударом по власти. И к тому все идет».

Также я предположил, «что возможно, российское предложение и поможет в борьбе с COVID-19, добавив украинской власти аргументов в ее усилиях получить доступ к западным вакцинам», свидетельством чему стало сообщение о телефонном разговоре министра здравоохранения Максима Степанова с временным поверенным в делах США в Украине Кристиной Квин (той самой, что прямо запретила ему использовать российскую вакцину), во время которого он обратился с просьбой рассмотреть Украину как потенциального приоритетного кандидата на получение вакцин.

И вот к уговорам «поделиться» подключилось и «первое лицо». Президент заявил в интервью, что если США и Британия поставят Украину в конец очереди за вакциной, то это будет «геополитический удар» и «сильнейшая информационная война со стороны России». «Конечно, объяснить украинскому обществу, почему если Америка и Европа не дают тебе вакцину, ты не должен брать ее в России, — любому человеку, который умирает, объяснить это невозможно», — заявил Зеленский.

При этом он тут же, противореча себе, объяснил, что брать российскую вакцину нельзя, поскольку она, по мнению Зеленского, не прошла всех испытаний. «Мы не должны допускать того, чтобы Украина принимала российскую вакцину, которая не прошла все испытания. У нас с вами нет реальных доказательств, что эта вакцина имеет стопроцентный положительный эффект. Более того, я не могу взять ответственность за вакцину, последствий действия которой мы не знаем».

Проверенными вакцинами президент назвал американские Moderna и Pfizer, а также британскую AstraZeneca, хотя как раз с ними в последние дни возникли проблемы, в то время как никакой мало-мальски достоверной информации о сложностях со «Спутником V», кроме проблем с организацией массового производства, нет.

С юридической же точки зрения, все «топовые» на сегодня вакцины находятся в одной ситуации: по стандартам ВОЗ они находятся на третьей стадии испытаний, когда массовое применение допускается только в экстренных ситуациях, по решению национальных регуляторов. По этой схеме и разворачивается сегодня массовая вакцинация в странах «первого мира» и России.

Заявления украинских чиновников о том, что рассматривать вопрос о применении российской вакцины в Украине можно будет только после ее регистрации в ВОЗ, означают, по логике, что и западные вакцины до этого момента использовать нельзя.

Но понятно, что логика тут совсем иная, политическая, в которой откровенно признался Владимир Зеленский. И теперь нам остается только ждать и смотреть, как ее (логику) воспримут в Европе, а особенно — за океаном. Напомню в этой связи, что Трамп подписал указ о приоритетном доступе граждан США к вакцине от COVID-19, на что жаловался Зеленский; и крайне сомнительно, что новый американский президент пойдет на отмену указа.

Остается надежда на программу COVAX, благо глава ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус заявил, что в последнее время резервы вакцины для стран, которые не могут себе позволить ее закупку, были увеличены вдвое, до 2 млрд. доз: «Эти беспрецедентные контракты означают, что все 190 стран, участвующих в программе, уже в первой половине следующего года получат доступ к вакцинам для самых бедных категорий населения. Это фантастическая новость для всего мира».

Правда, как выяснило агентство «Блумберг», по линии COVAX запланированы поставки вакцин, которые ныне на первой-второй стадиях испытаний и которые ожидаются не ранее 2022 г.

Похоже, не дать России поводов для «геополитического удара» будет сложно.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Голос Сороса

С приобретением Finance.ua и Minfin.com.ua фондом Фиалы—Сороса можно ожидать, что...

Физика и лирика ситуации

Зеленский стал неким объединяющим и стабилизирующим для страны фактором — вроде...

Расстояние до народа

Толчком к сворачиванию остатков социального государства стало углубление т. н....

Утилизация елок

После праздников от символа Нового года начинают массово избавляться. Национальный...

За занавесочкою лжи

Распространение доллара по всему миру было необходимым, но недостаточным условием...

Сигнал всем игрокам

В роли «доброго следователя» должны выступить президент Зеленский и...

«Голос» и его новогоднее «чудо»

Ставка на сырье, даже если оно содержит наркотики, ни до чего хорошего бедные страны...

Мятеж и цифровой переворот?

Цензура в традиционном правовом понимании – это, действительно, акт государства.

«Присоединяйтесь, барон, присоединяйтесь»

Пока все ломают головы и копья по поводу достройки в водах Балтики эпохального...

Есть ли основания для оптимизма?

Ушедший в вечность 2020-й многие, по их словам, не проводили, а спровадили, поскольку он...

Дед Мороз, Кристкиндл, святой Миколай — было бы...

Скоро фейерверки ознаменуют вхождение в третий десяток ХХI века — мир вступил в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка