Страх, торг, принятие и другие стадии самообмана

№28(914) 12 — 18 июля 2019 г. 10 Июля 2019 4.7

Несостоявшийся телемост показал, что будет с Минскими соглашениями

Вечером 7 июля канал NewsOne анонсировал на 12 июля проведение двухчасового телемоста с федеральным каналом РФ «Россия». Проект под названием «Надо поговорить» не предполагал участия политиков и должен был пройти по образцу популярных в начале перестройки российско-американских телемостов с Владимиром Познером и Филом Донахью. Но идея не прожила и суток.

Сначала возмутились майдановские и националистические партии, а пикетированием канала первым отметился «Голос» Святослава Вакарчука. Затем к ним присоединились и президентские структуры. Так, и. о. главы СБУ Иван Баканов заявил: «Считаю абсолютно неприемлемой организацию телеканалом NewsOne телемоста с главным пропагандистским каналом страны-агрессора, который находится под санкциями».

Декларациями он не ограничился. Согласно сообщению пресс-центра СБУ, служба, во-первых, направила руководителям медиахолдинга «Новости» (телеканалы 112 Украина, NewsOne и ZIK) сообщение об ответственности за проведение совместных мероприятий с телеканалом «Россия» и другими вещателями государства-агрессора, которые находятся под санкциями СНБО. Во-вторых, Баканов обратился в Нацсовет Украины по вопросам телевидения и радиовещания, чтобы тот предупредил вещателей о недопустимости нарушения лицензионных требований и действующего законодательства.

Наконец, Баканов предложил президенту созвать заседание СНБО и «в соответствии с Постановлением Верховной Рады Украины от 04.10.2018 №2589-VIII принять решение о применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций) к юридическим лицам, которые осуществляют вещание под логотипами 112 Украина и NewsOne и ввести их в действие соответствующим указом президента Украины».

Последний пункт, кстати, должным образом не оценили, а ведь он означает, что Баканов признал оба упомянутых канала террористическими организациями — по украинскому законодательству санкции против украинских субъектов возможны лишь за участие в терроризме.

Вскоре и Зеленский выступил с обращением, в котором не грозил кому-либо карами, но смысл его сводился к тому, что телемост — это пиар, как организаторов, так и протестующих, раскалывающий Украину. Спустя полчаса NewsOne отменил телемост «в связи с угрозами журналистам и их семьям».

Об угрозах, смелости и выгодах Киева

История с несостоявшимся телемостом — лучшая иллюстрация того, насколько все изменилось за последние годы, причем не с начала войны, а заметно позднее. Ведь в первый год событий, которые по закону о реинтеграции Донбасса именуются российской агрессией, происходило куда более значимое взаимодействие с РФ, чем запланированный телемост.

К примеру, напомним выдержки из обращения премьер-министра Яценюка к жителям юго-востока от 18 марта 2014 г., в день, когда Россия окончательно оформила аннексию Крыма.

«О России и ЕС. 21 марта в Брюсселе планируется подписание политической части соглашения об ассоциации с ЕС. Мы отложили пока подписание экономического раздела этого документа, принимая во внимание переживания и опасения, не приведет ли зона свободной торговли к отрицательным последствиям для индустриальных регионов, а это в первую очередь восток. По этому вопросу мы проведем дополнительные консультации... Связи с ЕС и Россией мы не рассматриваем по принципу или-или. Несмотря на катастрофическое ухудшение отношений с Россией, допущенное не по нашей вине, невзирая на вооруженную агрессию России против Украины, я сделаю все возможное, чтобы не просто сохранить мир, но и построить с Россией подлинно партнерские и добрососедские отношения».

Тогдашний глава правительства обещал строить с агрессором партнерство и добрососедство, не выдвигая никаких условий. Это куда серьезнее десятка телемостов. И никто из политиков не возмущался, даже «Свобода» не угрожала хлопнуть дверью и покинуть парламентскую коалицию, частью которой она тогда являлась.

Почти через две недели после этого обращения, в последний день марта, Центризбирком регистрирует кандидатом в президенты Петра Порошенко. На первой странице его программы было написано: «попытки порабощения, внешнего или внутреннего, получают от нас достойный отпор, что доказано майданом и борьбой против российской агрессии». А на шестой странице документа говорилось: «в то же время граждане Украины не смогут чувствовать себя в безопасности, пока мы не урегулируем наши отношения с Россией. Использую в полной мере весь свой дипломатический талант и политический опыт, чтобы обеспечить деэскалацию конфликта, избежать войны и сохранить мир, найти приемлемые способы сотрудничества с Россией, прежде всего экономического — но с учетом необратимости нашего европейского выбора и территориальной целостности Украины».

Какой политик прошлого (даже если покопаться в истории мировых конфликтов) говорил во время войны публично, что намерен найти приемлемые способы сотрудничества с противником!

В инаугурационной же речи 7 июня 2014 г. Порошенко говорил, в общем, то же, что было и в программе: «Граждане Украины не смогут чувствовать блага мира и безопасности, пока мы не урегулируем наши отношения с Россией. Россия оккупировала Крым, который был, есть и будет украинским. Вчера во время встречи в Нормандии я именно так и сказал президенту Путину — Крым является украинским. И точка. Ни с кем не может быть компромисса в вопросах Крыма, европейского выбора и государственного устройства. А все остальное должно обсуждаться и решаться за столом переговоров».

Т. е. хотя Порошенко подчеркивал, что Крым — украинский, из речи не проистекало, что диалог станет возможным лишь тогда, когда Россия Крым вернет. Не звучала такая мысль и в пресс-релизах о разговорах между Порошенко и Путиным, а они в 2014 г. были частыми и касались не только конфликта в Донбассе.

Вот характерный пример из пресс-релиза Кремля о разговоре между Путиным и Порошенко от 9 сентября 2014 г., уже после самых кровопролитных боев в Донбассе: «Состоялся обмен мнениями по актуальным темам экономического сотрудничества. Условлено продолжить работу на различных уровнях по решению вопросов, возникших в контексте заключения Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС».

Аутентичную украинскую трактовку этих разговоров уже не найдешь — сайт президента сейчас содержит информацию только о президенте Зеленском. Но в вышедшей в 2016 г. книге бывшего главы АП Бориса Ложкина «Четвертая республика. Почему Европе нужна Украина, а Украине — Европа» немало говорится о том, как ее автор летом—осенью 2014 г. доказывал своему российскому коллеге Сергею Иванову, что ассоциация Украины с ЕС не повредит России.

А вот как та же тема отражена в декларации Порошенко, Путина, Олланда и Меркель в поддержку только что подписанных Минских соглашений. В феврале-2015:«Лидеры по-прежнему привержены идее создания общего гуманитарного и экономического пространства от Атлантики до Тихого океана на основе полного уважения международного права и принципов ОБСЕ... Они также поддерживают трехсторонние переговоры между Европейским Союзом, Украиной и Россией в целях выработки практического решения вопросов, вызывающих обеспокоенность России, в связи с выполнением Соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли между Украиной и Европейским Союзом».

И никого тогда в Украине не возмущало, что после самого большого кровопролития в Донбассе Порошенко желает строить общее гуманитарное и экономическое пространство, куда входит и Россия, а также пытается развеивать ее беспокойство относительно соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Понятно, что Порошенко это делал не из симпатий к России, а для сохранения в неизменном виде украинского присутствия на рынке РФ, уже тогда подвергнутом Европой и США секторальным санкциям. Разве такая декларация не посильнее десятков телемостов?

Пишу все это не для того, чтобы упрекать политиков в лицемерии и двойных стандартах. А чтобы понять, почему Порошенко и Яценюк так изменились с тех пор. Впрочем, думаю, что сейчас они просто стали самими собой. Тогда было страшно: вдруг случится полномасштабная война? А разрешение Совета Федерации РФ на ввод войск действовало, напомню, почти до самого конца июня 2014 г. Или экономика Украины рухнет, если торговлю с Россией убрать в одночасье?

Следовательно, если пять лет назад они боялись российской угрозы, то теперь — перестали. В 2014-м — нач. 2015 г. предел возможностей был один, сейчас — другой. Бояться перестали не потому, что пришел внезапный кураж, просто сейчас они убеждены — опасности 2014 г. если не исчезли, то стали гораздо меньше. И это снижение опасности выглядит свидетельством того, что конфликт разворачивается в выгодную для Киева сторону.

С другой стороны, более значимые риски изменились. Так, в начале 2017 г. власть не решилась разогнать акцию по блокаде Донбасса. Ситуация с телемостом развивалась по тому же сценарию, что и блокада, только гораздо динамичнее. Главное — власть отреагировала тоже не сразу, а вслед за радикалами (чьи ряды пополнились теми, кто недавно был властью).

Т. о. есть основания полагать, что руководители государства не запоздали с реакцией, а просто испугались улицы. А раз так, то по такому же сценарию можно разыграть и карту Минских соглашений, если Зеленский, конечно, задумает их выполнять.

Конечно, нельзя не отметить недавнее интервью Игоря Коломойского изданию «Новое время», где олигарх назвал войну в Донбассе «внутренним гражданским конфликтом, не инспирированным Россией». И эти его слова означают: если Зеленский прибегнет к последовательным действиям по воплощению Минских соглашений, не заинтересованные в этом стороны получат аргумент утверждать, что все это делается по заказу Коломойского.

А вот отказ президента от урегулирования в Донбассе или иную трактовку конфликта, которая это урегулирование будет тормозить, можно продать как доказательство отсутствия связи президента с олигархом, а значит — закрепить за ним имидж прозападного реформатора.

Как это скажется на его рейтинге? Противоречит ли это ожиданиям избирателей? После отмены телемоста «Страна» написала: «именно с таким лозунгом — закончить войну — Зеленский шел на выборы президента. И прямо сейчас он свое обещание множит на ноль».

Впрочем, таких обещаний в программе Зеленского не было. Ее соответствующий пункт звучал так: «Мы должны завоевать мир для Украины. Перед гарантами по Будапештскому меморандуму и партнерами по ЕС мы будем ставить вопрос поддержки Украины в стремлении завершить войну, вернуть временно оккупированные территории и заставить агрессора возместить нанесенный ущерб. Сдача национальных интересов и территорий не может быть предметом никаких переговоров».

Другое дело, что тему войны кандидат практически не поднимал — в отличие от своего главного конкурента. Поэтому желающие могли думать, что он отличается от Порошенко во всем, в т. ч. и в отношении к этой теме. В канун второго тура в интервью РБК-Украина Зеленский ничего, кроме информационной войны для прекращения войны реальной, не предлагал.

О подготовке диалога через соцсети

Неделю назад свой обзор я посвятил признакам того, что мирный процесс и оттепель внутри страны медленно, неуверенно, но сдвигаются с мертвой точки. В то же время отмечал: «Безусловно, говорить об устойчивом тренде, повороте политики к реальным шагам по достижению мира не только в контексте военного противостояния, но и гражданского мира, пока рано. Слишком велико сопротивление партии войны. А способность президента твердо держать выбранный курс по-прежнему вызывает сомнение».

Ждать подтверждения пришлось совсем недолго. В конце минувшей недели главы «ЛНР» и «ДНР» Леонид Пасечник и Денис Пушилин заявили о возможности возвращения территорий республик под контроль Киева при условии предоставления особого статуса «ЛДНР», как это прописано в Минских соглашениях.

«Присоединяюсь к акции с призывом к каждому жителю Донбасса выложить свое фото на сайт! Я уверен, что таким мирным путем мы сможем добиться прекращения войны на Донбассе и выполнения Украиной минских договоренностей, и в первую очередь это особый статус, а также признания права Донбасса на интеграцию с РФ», — написал Пасечник в Twitter.

Пушилин в аналогичном заявлении, правда, утверждал, что нынешние действия Зеленского «совсем не соответствуют тем обещаниям, которые он давал украинскому народу», что вместо Минских соглашений «он продолжает политику Порошенко в худших ее проявлениях», но резюме осталось то же: «Я присоединяюсь к акции и призываю всех жителей размещать свои фотографии на сайте «Выбор Донбасса».

Напомню, флешмоб «Выбор Донбасса», в котором простые жители ОРДЛО обращаются с аналогичным призывом к Зеленскому, стартовал еще в начале мая. Понятно, что акция инициирована сверху, что было заметно уже по тому, что флешмоб широко освещался на официальных ресурсах «республик».

Но понятно и то, что одно дело — обращения граждан, другое — лидеров, как и то, что этот шаг был согласован в Москве. Конечно, с формальной точки зрения ничего принципиально нового не сказано, поскольку возвращение «отдельных районов Донецкой и Луганской областей в юрисдикцию Украины при предоставлении им особого статуса» прямо прописано в Минских соглашениях, которые были подписаны и представителями «республик».

В то же время никогда ранее ни Пушилин, ни Пасечник, ни их предшественники прямо о возможности возращения в Украину не говорили. Наоборот, на словах не отвергая Минских соглашений, весьма недвусмысленно давали понять, что после всего случившегося за пять лет общее будущее с Киевом невозможно.

Этот ход Москвы (если называть вещи своими именами), безусловно, лежит в канве тех тенденций, которые наметились в последние недели. Судя по всему, разработана и примерная «дорожная карта» по разблокированию мирного процесса и параллельной полной нормализации отношений России и ЕС. Возвращение российской делегации в ПАСЕ и состоявшееся разведение сил в районе Станицы Луганской — его первые этапы.

Показательны слова премьер-министра Италии Джузеппе Конте на совместной пресс-конференции с Владимиром Путиным: «По нашему мнению, новый президентский мандат, предоставленный народом Зеленскому, дает новые возможности в этом смысле, и это нужно использовать».

Заявления Пасечника и Пушилина выглядят как ответный шаг на начавшиеся подвижки, тем более что еще месяц назад из Москвы звучали совсем другие сигналы. Напомним, кремлевский политолог Алексей Чеснаков (один из ближайших помощников Владислава Суркова), в одном из интервью говорил, что Зеленскому необходимо «решительно отмежеваться от тех, кто санкционировал и осуществлял карательные операции и экономическую блокаду». А также «наказать виновных в соответствии с уголовным кодексом за их преступления против жителей ДНР и ЛНР».

Вероятно, перед началом большой дипломатической игры вышеприведенное заявление было поднятием ставок, демонстрацией того, что на принципиальные уступки Москва не пойдет. Но, возможно, оно отражает и разногласия «кремлевских башен», ведь на контролируемом Чеснаковым ресурсе «Политнавигатор» о флешмобе говорится исключительно отрицательно даже после присоединения к нему Пушилина и Пасечника, хотя персонально они не задеваются.

Пасечник и Пушилин, прямо выразив готовность к возвращению в лоно Украины на особых условиях, перебросили мяч на сторону Киева, которому не остается вариантов, кроме как начать диалог и выходить на определенные решения. Это дал понять и Путин, напомнив о том, что в ходе президентских выборов Зеленский обещал «установить прямые контакты со своими согражданами в Донбассе и прекратить называть их сепаратистами». При этом он подтвердил готовность к налаживанию российско-украинского диалога.

Но хорошо известно, с какими трудностями столкнется Зеленский при переходе к политической части Минска. Однако это будут уже его проблемы. У Берлина и Парижа в контексте их желания восстановить отношения с РФ может появиться повод прямо обвинить Киев в пробуксовке мирного процесса. А это прямая дорога к снятию антироссийских санкций.

И тут возникает вопрос, насколько глубокое урегулирование Москва считает для себя оптимальным: полное выполнение Минских соглашений с возвращением ОРДЛО в особом статусе или глубокую заморозку с остановкой лишь боестолкновений (по примеру решения приднестровского конфликта)?

О внезапно миролюбивом Вашингтоне и тени Порошенко

На этом фоне Курт Волкер дал интервью украинской редакции «Голоса Америки» (после встречи с Зеленским в Канаде). Где произнес абсолютно предсказуемые вещи: «К сожалению, мы не слышали значительных новостей от России. Они до сих пор говорят, что за все несет ответственность Украина, и говорят, что на них — никакой ответственности, и Украина должна проводить переговоры с двумя сепаратистскими так называемыми народными республиками, которые они создали в Украине. Поэтому сейчас со стороны России это не выглядит многообещающим». (Дал понять, что эту идею в Вашингтоне не разделяют.)

Но в то же время от него прозвучали небезынтересные послания: «Стоит отметить, что президент Зеленский принял решение об отводе украинских сил из Станицы Луганской. Считаю, что это позитивный шаг. Это было одним из сложных вопросов в переговорах между Россией и Украиной и мешало усилению безопасности при пересечении контактной линии местными жителями. Поэтому, думаю, это положительный шаг украинской стороны». (Фактически признал, что при Порошенко позиция украинской стороны мешала выполнить это решение.)

«Когда будет избран новый парламент, нужно будет обновить некоторые законы для реализации минских договоренностей. Например, предложенная децентрализация в рамках Конституции, вопрос специального статуса и амнистии и возможность провести местные выборы, когда позволит ситуация безопасности. Все эти вещи надо будет восстановить, и, конечно, мы поддерживаем Украину в этом. Однако именно украинская сторона должна вести этот процесс».

Волкер добавил, что президент Зеленский пока не получил большинства в ВР, и только после 21 июля будет понятно, сможет ли он «сформировать работающее большинство в парламенте», необходимое для воплощения Минских соглашений. Т. о. американский политик вновь косвенно признал, что прежний президент и пока еще действующий парламент не принимали необходимых для выполнения Минска решений, и выразил надежду на то, что новый окажется более конструктивным.

Между тем еще в конце мая он говорил: «К сожалению, проблема с выполнением Минских соглашений заключается в продолжающейся российской оккупации Восточной Украины... Украина не может пойти дальше в выполнении Минских соглашений, чем она уже сделала».

Представляется, что контакты с Берлином и Парижем привели к заметному изменению риторики Вашингтона. Ведь даже на закрытых консультациях с европейскими союзниками (кроме доверенных государств — Польши и стран Прибалтики) американские представители вынуждены на словах поддерживать усилия Франции и Германии, а также достигнутые результаты в рамках минского процесса.

Но есть ли за океаном интерес к тому, чтобы у Зеленского появилось работающее большинство в парламенте? Или сделанная ранее отсылка к результатам будущих выборов как раз и говорит о том, что в Вашингтоне этого не хотят, а высказанная на выборах воля народа, не позволяющая создать коалицию мира, будет использована для оправдания дальнейшего срыва мирного процесса Киевом?

На прошлой неделе я обращал внимание на прошедший без особого внимания пресс-визит чрезвычайно влиятельного человека — бывшего командующего войсками США в Ираке и Афганистане, экс-директора ЦРУ генерала Дэвида Петреуса. С Зеленским Петреус не встречался. Круг его общения — люди, исторически ориентированные и плотно связанные с американскими кругами, настроенные на жесткую конфронтацию с Россией.

«Петреус явно формировал широкую коалицию войны. И она должна на всех участках блокировать любые попытки украинского президента выполнить главный программный пункт своей инаугурационной речи... мирное урегулирование на Украине Белому дому нужно только в формате большой сделки с Россией, когда за нее можно получить важные для США уступки», — отмечал я. Подтверждением таких выводов служит опубликованная 9 июля в авторитетном издании The Hill статья Дэвида Петреуса и Джона Хербста «Новый президент Украины заслуживает дополнительной поддержки Запада».*

В этом контексте, возвращаясь к теме отмены телемоста, подчеркну, что президент всячески стремился умерить гнев радикалов, продемонстрировав отсутствие политической воли. Особенно унизительным это выглядит на фоне ультиматума основателя полка «Азов» Андрея Билецкого (а всем известно, кто за ним стоит): ультиматум главой государства был безоговорочно выполнен. При этом отмечу, что Арсен Аваков как раз был среди тех, кого удостоил общения Дэвид Петреус.

«Партия войны» увидела, насколько легко заставить президента следовать нужным им курсом. Причем поводом стала робкая попытка одного телеканала. А что будет, если действительно подойдет черед тех решений, движение к которым уже началось?!

Уже можно говорить о том, что даже появление рабочего большинства в ВР у Зеленского, по всей вероятности, ничего не изменит. Да и будет ли партия Зеленского доминировать в парламенте? Выборы скоро покажут, во что ему обойдется боязнь улицы. К тому же коалицию он может создать только с правыми. Во-первых, он и его окружение неоднократно заявляли, что об объединении с «Оппозиционной платформой — За жизнь» не может быть и речи. Во-вторых — страшно представить реакцию национал-патриотов.

Похоже, и сам Зеленский понял, что преодолеть сопротивление националистов ему не по силам (моральным прежде всего). Об этом свидетельствует его видеообращение, где он согласился поговорить с Путиным о том, «чей Крым и Донбасс», но с участием Трампа, Мэй, Меркель и Макрона. Очевидно, это была еще одна попытка продемонстрировать ура-патриотическому сообществу твердость своей позиции.

О том, что такой формат никем не рассматривался и невозможен в принципе (в отличие от «нормандского», который Франция и Германия пытаются организовать), можно подробно и не говорить. Если рассматривать заявление, исключив эмоциональную составляющую и то, что готовилось оно в крайней спешке, возможно, помощниками, столь же компетентными, как и их шеф, то это означает фактический отказ от каких бы то ни было серьезных переговоров.

Похоже, у Зеленского под воздействием последних событий решили, что ему ничего не остается, кроме как играть роль Порошенко, дрейф которого в лидеры «партии войны» тоже начался от страха перед радикалами и ободряющих (относительно возможности решить проблему военным путем) рекомендаций из-за океана. Возможно, на Банковой считают произошедшее тактическим отступлением, но, боюсь, что последнее — самообман.

*www.2000.ua

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Украина Зеленского – вызовы для новичков

После 21 июля вся ответственность ляжет на плечи Зеленского, а время перестанет...

«Великолепная семерка» в украинском варианте

Владимир Зеленский уже созрел к каким-то действиям с Россией. Правда, он еще не знает, к...

Работа над ошибками

Видимо, у Зеленского решили довести до абсолюта выигрышную тактику президентской...

Все еще жаждете революций? А большинство украинцев...

Если грянет третий «майдан», его возглавят ультраправые. И тогда опровергать...

Украина – жизнь у передовой

Многие возлагали надежды на нового президента Владимира Зеленского. Тем не менее на...

Не станет ли национализм смертельной отравой для...

Сохранение националистического курса может увенчаться лишь бесконечным гражданским...

Загрузка...

Хорватия – ключевой плацдарм для амбиций...

Размещенный в Facebook анонс сентябрьской конференции в Загребе, скорее всего, может...

Корова, трактор, гербицид!

Фермер не может быть локомотивом экономики, это затратный для страны социальный...

Чего добивается Америка от Украины

США необходимо обеспечить долгосрочную политическую стабильность в Украине, но...

Перелетные сварщики

Ключевым фактором миграции является неудовлетворенность. В Украине своей жизнью не...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка