Судебную реформу под суд присяжных!

№33 (870) 17 — 23 августа 2018 г. 16 Августа 2018 0

Резонансные судебные баталии (особенно когда на кону огромные деньги или судьбы известных людей) традиционно приковывают внимание обывателей в любой стране, а выносимые вердикты нередко становятся предметом жарких дебатов и часто являются приговором не только по рассматриваемому в суде делу, но и обществу в целом.

Примечательно, что в зрелом обществе компетентность и непредвзятость судей крайне редко ставится под сомнение благодаря наличию эффективной, сбалансированной и беспристрастной судебной системы. Споры чаще всего возникают относительно адекватности меры наказания совершенному преступлению — скажем, судью могут пожурить за излишнюю мягкость или, напротив, посетовать на избыточную жесткость, но при этом запредельные суммы компенсаций пострадавшим не вызывают особого удивления или возмущения.

Обвинение американского судьи в злоупотреблениях или откровенной коррупции — явление совершенно экстраординарное, а количество случаев импичмента представителей судейского корпуса в США буквально можно пересчитать по пальцам.

Так, судя по статистике сайта федеральной судебной системы США, с 1790 г. процедура импичмента (отстранения от должности) применялась всего к 15 судьям: первый случай датирован 1804 г., а последний — 2010-м. Представителей Фемиды обвиняли в пьянстве на рабочем месте, в самоуправстве, во взяточничестве, в мошенничестве, сговоре и коррупции. В итоге снято с должности и осуждено лишь 8 федеральных судей за всю историю страны (трое сумели вовремя подать в отставку, а еще трое судей в итоге были оправданы и восстановлены на рабочем месте).

Впрочем, уже в нынешнем августе этот список может пополниться за счет всего состава высшего апелляционного суда Западной Вирджинии (4 судей). Председателю этого суда реально грозит 395 лет (!) лишения свободы и штраф на $5,5 млн. Оказаться за решеткой американские судьи могут за то, что уже давно стало нормой для некоторых их украинских коллег (стремление к «необоснованной и излишней роскоши» и траты сотен тысяч долларов на вызывающие ремонты своих офисов).

Когда есть что терять

Естественно, порядочность американских служителей Фемиды обеспечивается не только астрономическими сроками лишения свободы за малейшие прегрешения, но и изначально высокими моральными качествами, пожизненными назначениями, а также достойными окладами. Так, в 2018 г. годовая зарплата главы Верховного суда США составит $267 000, а остальные 8 судей главного органа правосудия получат по $255 300. Уровень доходов в окружных судах тоже достаточно высок — от $197 100 до $209 100. Более того, с 2001 г. оклады представителей судейского корпуса повышаются ежегодно (за исключением 2007 г.).

Немалую роль играет и зрелость — средний возраст судьи на момент назначения составляет 53 года: по данным исследования, проведенного в 2010 г. ProPublica, рубеж 80-летия преодолели 12% из 1200 действующих федеральных и окружных судей страны (при этом возраст 11 судей перевалил за 90, а судья Кансан, назначенный еще президентом Кеннеди, встретил на боевом посту 100-летний юбилей).

Иными словами, вершителям правосудия в США явно есть что терять — авторитет, доброе имя, репутацию честного человека, а также обеспеченную жизнь и старость. Вероятно, именно поэтому даже неоднозначные — на первый взгляд — вердикты судов в США не вызывают немедленного народного и властного гнева, а, напротив, находят понимание. И вот лишь самый свежий пример.

По традициям зрелого общества

Редакция еженедельника «2000» внимательно отслеживала перипетии знакового (в равной мере для американских граждан и жителей остальных стран) судебного разбирательства в рамках дела Dewayne Johnson v. Monsanto Co., CGC-16-550128, затянувшегося на несколько лет.

В конце июня в материале «Популярным гербицидом Monsanto займется суд присяжных» (№20—21 (869) от 22—28 июня 2018 г.) мы сообщили, что данное резонансное дело с 25 июня выходит на финишную прямую в высшем суде округа Сан-Франциско (штат Калифорния), а в вынесении вердикта примет участие жюри присяжных.

Фабула дела такова: 46-летний школьный садовник Джонсон два года щедро обрабатывал зеленые насаждения самым популярным в мире гербицидом RoundUp — детищем американской компании Monsanto. В результате разрыва шланга опрыскивателя ему как-то довелось буквально искупаться в этом химикате. В 2014 г. калифорнийские врачи поставили неутешительный диагноз — неходжкинская лимфома (НХЛ). В результате смертельного онкологического заболевания язвами покрыто около 80% тела садовника, воспитывающего двух сыновей. Традиционные методы лечения оказались неэффективными, и жить мужчине остается считанные месяцы.

Чем же так примечательно дело Джонсона? Так, впервые в истории иск частного лица против корпорации Monsanto (в июне выкупленной концерном Bayer за $66 млрд. и ставшей частью этого немецкого гиганта) удалось довести до стадии вынесения вердикта.

Во-вторых, итоговое решение по иску принимало жюри присяжных, что гарантировало определенный уровень объективности разбирательства.

В-третьих, даже первые робкие успехи юридической команды Джонсона послужили толчком к массовой подаче американцами исков против могущественной корпорации, потенциально подрывающей здоровье миллионов жителей планеты. По состоянию на конец августа в американских судах накопилось свыше 4000 индивидуальных исков против Monsanto, и победа Джонсона в суде Сан-Франциско могла стать прецедентом — трамплином к успеху для остальных истцов.

Шансы Джонсона оценивались экспертами сдержанно, но его команде удалось добиться подлинного триумфа — и для своего клиента, и для многих тысяч жертв химикатов Monsanto. 10 августа перед оглашением вердикта судья Сюзанна Рамос Боланос зачитала список из трех вопросов, на которые предстояло ответить присяжным:

«Знали ли в Monsanto (обязаны ли были обоснованно полагать), что пользователи продукции не осознают связанных с ней угроз? Действительно ли компании не удалось адекватно предупредить пользователей об угрозе? Сыграло ли отсутствие такого предупреждения роль существенного фактора в нанесении ущерба Джонсону?»

Совещавшиеся почти трое суток присяжные единогласно ответили «да» на все три вопроса. «Жюри также пришло к выводу, что Monsanto действовала злонамеренно, оказывая давление и вводя в заблуждение, а подобное поведение должно быть покарано», — констатировала судья Боланос.

Истец требовал взыскать с недобросовестного производителя $412 млн., но жюри присудило ему $289 млн. ($39 млн. в качестве компенсации материальных издержек в прошлом и будущем, а $250 млн. для покрытия моральных убытков). Вердикт калифорнийского суда стал своеобразным «зеленым светом» для других истцов, уверены юристы, и вероятность успеха в суде для остальных жертв с 10 августа резко возросла.

И в Украине продукция Monsanto весьма распространена и достаточно широко используется. Покупая тот или иной товар, мы не застрахованы от попадания вредных веществ в наш организм, и, как следствие — от тяжелых болезней. Но реально ли рядовому украинцу получить миллионы за нанесенный здоровью ущерб? Это стало бы возможным, если б нашу судебную систему не ломали через колено, не подвергали бы шельмованию по любому поводу.

Понятно, что $289 млн. — впечатляющая сумма даже по меркам США, но авторы репортажей, публикуемых американскими и западными СМИ, преподносят факт присуждения грандиозной компенсации как торжество правосудия, как наглядное доказательство невероятной эффективности и беспристрастности судебной системы страны. Они правы, ведь существующие законы и принципы позволяют (по крайней мере в теории) добиться справедливости даже «маленькому американцу», кем по сути и является садовник Джонсон. Закон есть закон, и за его нарушение приходится расплачиваться всем — как частным лицам, так и мощным корпорациям: как свободой, так и деньгами, и вопросов это ни у кого не вызывает — ни у граждан, ни у властей.

Но все это справедливо лишь для зрелого общества. А вот в странах, еще не успевших дойти до данного этапа (или откровенно не стремящихся к подобному свершению), судья, выносящий неоднозначный вердикт по резонансному делу, вполне может оказаться между молотом гнева властей и наковальней общественного недовольства.

К примеру, в современной Украине нежелательный вердикт чреват не только громкими обвинениями в «зраде», но и реальным (причем далеко не всегда обоснованным) давлением со стороны властных и общественных структур. Арсенал используемых средств невероятно широк — от криков «ганьба» и люстрации (как «мусорной», так и реальной) до привлечения к дисциплинарной ответственности, внепланового квалификационного оценивания, проверки доходов, жесткого запугивания и открытой травли.

По традициям «смартфонного права»

Похоже, одно из широко разрекламированных достижений «революции достоинства» — полную ликвидацию т. н. «телефонного права» — обеспечить на практике удалось лишь частично. Действительно, старый добрый проводной телефон прочно вошел в число анахронизмов: его сменили мощные и невероятно функциональные смартфоны, а «телефонное право» как явление лишь мигрировало из замшелого аналогового в модерновый цифровой формат. Возможности ошеломляют: куда там телефону до закрытых групп в соцсетях и защищенных мессенджеров! Видимо, управлять судами в ручном режиме теперь куда проще и эффективнее, особенно с помощью инструментария, созданного в ходе стартовавшей в конце 2017 г. судебной реформы.

Так, роль официального вершителя судеб неудобных или неугодных представителей Фемиды сегодня играет Высшая квалификационная комиссия судей (ВККСУ), отвечающая за проведение т. н. «квалификационного оценивания» 5157 украинских судей, разделенных на 3 группы. Процесс идет неспешно — согласно сообщению на сайте ВККСУ, «по состоянию на 7 августа завершено оценивание относительно 1486 судей местных и апелляционных судов».

Злые языки уверяют, что несговорчивых и особо принципиальных судей просто «подвешивают на крючок», оттягивая прохождение ими процедуры оценивания на соответствие занимаемой должности или назначая проверки на даты, совпадающие с рассмотрением судьями особо «чувствительных» дел. Возможно, это не так.

Тем не менее, помимо оценивания, в арсенале новых кураторов судебной системы страны существуют однозначно неформальные средства (например, активисты, готовые по первой команде «кошмарить» судью), а также вполне официальные инструменты (проверка электронных деклараций о доходах Национальным агентством по предупреждению коррупции — НАПК).

Назвать все это досужим вымыслом сложно, ведь некоторые представители Фемиды уже на себе ощутили мощь комплексных мер борьбы с «диссидентством».

Так, 10 августа судья Киевского районного суда Полтавы Андрей Антонов закрыл давнее резонансное дело против харьковского городского головы Геннадия Кернеса и его охранников, обвиняемых в похищении и избиении двух активистов евромайдана, с формулировкой «в связи с отказом стороны обвинения от поддержания обвинения по делу». Вероятно, стоит напомнить, что дело рассматривалось в суде более трех лет.

Вердикт Андрея Антонова выглядит юридически и логически обоснованным. По крайней мере для стороннего наблюдателя, не принадлежащего к юридической касте: суд пришел к выводу, что «отказ прокуроров, потерпевших и их представителей от участия в дебатах и систематическая неявка в суд без подтверждения уважительности причин неявки должны быть расценены как отказ от обвинения», ведь представители обвинения пропустили 7 заседаний суда подряд.

Ответной реакции долго ждать не пришлось. Уже на следующий день НАПК сообщило о начале проверки электронных деклараций судьи Антонова за 2015—2017 гг., а заместитель генпрокурора г-жа Стрижевская проинформировала: прокуратурой Полтавской области открыто уголовное производство по факту вынесения судьей Антоновым неправосудного решения по делу Кернеса. В Генпрокуратуре анонсировали также подачу апелляции на решение судьи Антонова.

И если действия прокуратуры имеют под собой какую-то юридическую логику, то решение НАПК совершенно непонятно, ведь судье по сути публично высказали обвинение в коррупции лишь на основании подозрения, что вынесенный им приговор мог быть «промотивирован» взяткой. Т. е. такой приговор априори был приговором самому судье. Вынеси он иное решение, претензий к нему и желания проверить его декларацию у НАПК явно бы не было.

А несколько раньше — в начале июля — судья Антонов столкнулся с угрозами и давлением со стороны «общественных активистов», одного из потерпевших по делу и его адвоката. Соответствующую подробную жалобу о вмешательстве в деятельность судьи Андрей Антонов подал в Высший совет правосудия и Генпрокуратуру 9 июля 2018 г. Грубым вмешательством Антонов аргументированно посчитал «организацию кампаний в СМИ в отношении судьи и его близких родственников, пикетирование суда, публичное обсуждение судебных процессов и угрозы судье для принятия им решения, требования принять то или иное решение, угрозы физического воздействия». И это при том, что ст. 6 закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» прямо исключает вмешательство в деятельность суда при осуществлении правосудия, давление на суд и неуважение к суду — в любой форме!

Систему под суд?

Конечно, не в нашей компетенции оценивать верность/ошибочность принятых судьей решений. Однако даже далеким от юриспруденции людям очевидно: часть официальных и неофициальных кругов ада судья уже прошел, а остальные только впереди, и исход противостояния спрогнозировать несложно — инородное тело рано или поздно будет отторгнуто системой.

Впрочем, права сравнивать и сопоставлять нас никто не лишал. А потому смеем предположить, что американскому судье работа в подобных условиях показалась бы немыслимым ночным кошмаром или невероятным вымыслом писателя-фантаста: активно препятствующие осуществлению правосудия «активисты», не являющиеся на судебные заседания представители обвинения, проведение квалификационного оценивания в «нужный» момент, а также прямые угрозы в адрес судьи и его родственников!

Может, наша «реформированная» судебная система уже сама нуждается в суде — суде присяжных гражданского общества, готовом дать ответы минимум на три вопроса:

— считаете ли вы адекватной реформированную систему правосудия, не способную (или не желающую) защитить людей в мантиях от прямого вмешательства в работу суда в форме произвола, давления и угроз со стороны активистов, потерпевших и их адвокатов?

— считаете ли вы адекватной реформированную систему правосудия, инициирующую проверку финансового состояния судьи (за несколько лет подряд) тотчас после вынесения им «нежелательного» приговора?

— считаете ли вы адекватной реформированную систему правосудия, допускающую систематическую неявку на суд представителей стороны государственного обвинения без уважительных причин?

Полагаем, такой гипотетический общественный суд присяжных единогласно ответил бы «нет» на подобные вопросы и вынес бы обвинительный приговор системе, причем процесс принятия решения занял бы считанные секунды, а не три дня, как у американских присяжных на знаковом процессе над Monsanto.

Вот только перспектива подобного общественного суда над системой в современной Украине выглядит такой же фантастикой, как и условия работы украинского судьи — однозначно немыслимые с точки зрения его полностью защищенных и подлинно независимых американских коллег.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Мутно и непрозрачно лоббируются интересы украинских...

Западные СМИ, фонды и исследовательские структуры проявляют живой интерес к личностям...

Украине — ЕППУЦ

Поэтому не вызывает сомнения, что Варфоломеева инициатива наделения себя...

Полный пенсион

В США и других развитых странах все более популярно движение «жить лучше — за...

Из Москвы намекают о возможности признания...

Вы узнаете: как смерть Захарченко аукнется в Москве и Киеве; кто и зачем тасует...

Последний день лета

Вы узнаете: чем Александр Захарченко отличался от Ахмеда Ясина, почему его гибель...

Порошенко подкладывает своим сменщикам свинью

В угоду своим предвыборным целям Порошенко готов поставить Украину в непростую...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка