Телефонный дебош

№40(924) 4 — 10 октября 2019 г. 02 Октября 2019 1 4

«Президент Украины сделал меня более известным, и я сделал его более известным», — так Дональд Трамп начал брифинг с Владимиром Зеленским 25 сентября на полях 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Вполне логичные слова, учитывая, что долгожданную встречу президентов США и Украины затмила обнародованная накануне Белым домом стенограмма телефонного разговора руководителей двух стран.

Действительно, подобная демонстрация не предназначенного для прессы общения политиков — вещь исключительная. Даже для Украины с ее опытом «кассетного скандала». Что же нам открыла эта запись, и как она повлияет на политические перспективы Зеленского?

Прежде всего стенограмма подтвердила мои неоднократные предположения о том, что украинский президент обещал Трампу помощь в деле Джо Байдена. При этом запись, с моей точки зрения, опровергает бытующую у нацеленных на импичмент конгрессменов-демократов США версию о давлении хозяина Белого дома на украинского руководителя. В нем не было необходимости, поскольку Зеленский был предупредительным (недоброжелатели скажут — услужливым) и сам охотно развивал тему Байдена.

Тем не менее после публикации противники Трампа продолжают говорить о давлении — очевидно, что к этому понятию в Америке относятся более щепетильно, чем у нас, где спокойно воспринимаются вещи, которые с американской точки зрения считаются дискриминацией. Конечно, можно подходить к подтексту Трампа скрупулезно и попытаться уловить прямую связь между предоставлением американской помощи Киеву с украинским расследованием кейса Байдена. Именно этим занимаются конгрессмены-демократы и ориентированные на них СМИ, которые господствуют в США.

Но объективно слова Трампа в контексте давления на Зеленского безнадежно проигрывают выступлению Байдена на дискуссионной панели Совета по международным отношениям 23 января 2018 г. Тогда бывший вице-президент говорил: «Я сказал (Петру Порошенко. — С.Б.), что вы не получаете миллиард долларов. Я сказал, что уезжаю через шесть часов, и если ваш генпрокурор не будет уволен до тех пор, вы не получите денег. И тот сукин сын был уволен. И на его место поставили того, кому в то время доверяли».

А как на самом деле говорил Байден с Порошенко, должно быть известно. Ведь подобные беседы также записывались, и, покидая Белый дом, вице-президент не мог их забрать с собой, ибо это не его личная, а государственная собственность. Кто же в США имеет право принять решение о публикации аналогичной расшифровки разговоров?

На этот мой вопрос известный российский американист Дмитрий Дробницкий ответил: «Говоря очень обще, Белый дом. Но для чистоты процедуры требуется согласие (и редактирование текста) со стороны минюста, офиса директора национальной разведки и госдепартамента. Вообще профильные комитеты конгресса могут попытаться противодействовать. Ведь администрация передает конгрессу соответствующие данные. Вопрос об открытой публикации может затрагивать интересы Капитолийского холма».

Дробницкий уточнил, что можно публиковать подобную стенограмму с купюрами мест, затрагивающих интересы конгресса. Ясно, что увольнение генпрокурора Шокина трудно отнести к таким вещам. К тому же никто не мешает запустить слух о том, что Байден давил куда больше нынешнего президента, и демократам будет трудно противостоять расшифровке. Что же касается украинского согласия на такой разговор и кто должен его давать — прошлый президент или настоящий, мой собеседник сказал: «С американской точки зрения, такое согласие не нужно. Единственный вопрос, который ранее задавался в Вашингтоне: не повлияет ли это на дальнейший тайный обмен информацией... Но теперь все смешалось».

О чем кричит стенограмма?

О расшифровке разговора Порошенко с Байденом в США пока не говорят. Но ход уж очень логичный. Это также выглядит способом побудить Киев предпринять практические действия по тому же делу, но и без таких телодвижений репутация Байдена будет замарана. Но это уже дела американские, а нас прежде всего интересует Украина.

Обсуждая разговор президентов, американская пресса и политики сосредоточены на Трампе, а Зеленский выглядит лишь объектом давления. Его репликам почти не уделяется внимание. Это создает представление, что он удачно выкрутился из этой истории. Но это представление — следствие того, что Америка для мира гораздо интереснее Украины. К тому же пытаться раскрутить импичмент Трампа можно лишь на основании его поведения, а не поведения собеседника.

Однако наша страна занимает достаточное место в геополитических расчетах, для того чтобы Зеленский не остался без внимания. И его не должны оценить позитивно. Так, понятно было бы, если бы украинский президент просто не перечил Трампу. Ведь о непозволительном лоббизме Байдена и о получении американской фирмой Хантера Байдена Rosemont Seneca Partners LLC по $166 тыс. в месяц от газодобывающей компании Burisma, в правлении которой заседал Хантер с аномально высокой зарплатой, cообщило издание The Hill нынешней весной, еще до избрания Зеленского. При этом оно опиралось на утверждения украинских представителей, в частности генпрокурора Луценко.

Для Зеленского беспроигрышным вариантом было бы сказать: «Да, мы знаем, что об этом писали в США и что говорили представители прошлой власти, в т. ч. и в Генпрокуратуре, где потом стали сами себе противоречить в интересах обслуживания прошлой власти. Мы заинтересованы в установлении истины, чтобы положить конец слухам. Результаты парламентских выборов приведут к смене руководства Генпрокуратурой на честного человека, чьим выводам я буду абсолютно доверять. Напомню, что по Конституции Украины кандидатуру генпрокурора предлагает депутатам именно президент».

При этом можно было бы очень хорошо дать понять между строк, что данный «честный человек» во главе Генпрокуратуры в этом контексте идентичен «100% моему человеку», о котором сказал Зеленский в разговоре, не думая, конечно, что это всплывет наружу (именно эти слова и вызвали больше всего претензий). Однако придраться можно и к другому. Ясно, что в данном разговоре нужно было показать симпатии к США. Например, говорить, что для новой украинской администрации образцом является американский опыт.

Однако Зеленский начал разговор с того, что американский президент («этот опасный популист для либерального мира» в глазах демократов) является его учителем. Т. е. он дал понять, что является популистом трамповского толка. Это уже недопустимый грех не только для представителей Демократической и части Республиканской партии, но и для глобалистов вообще. А именно глобалисты доминируют в международных структурах, от которых зависит Украина.

Пока неизвестно, предоставил ли Киев Белому дому какую-либо информацию о деле Байдена или об украинском следе в кампании демократов против Трампа в 2016-м. Но это не столь важно на фоне той аномальной подозрительности, которая господствует в США. Первопричиной нынешнего скандала стала жалоба анонимного сотрудника американской разведки на Трампа. При этом в жалобе полностью отсутствуют его личные наблюдения, есть только ссылки на третьих лиц.

Каковы же могут быть последствия этой дипломатической катастрофы? Несомненно, глобалисты будут в немалой степени разделять Зеленского и Украину и попытаются создать противовес ему внутри страны. Правда, в данном случае последствия прояснятся не сразу. Форпостом глобализма в новой администрации считался секретарь СНБО Александр Данилюк, связанный со структурами Виктора Пинчука. Его отставка формально не связана со стенограммой и скандалом вокруг Трампа и Байдена. Данилюк написал заявление еще до поездки Зеленского в США, но вброс о нем произошел во время поездки и тогда же был подтвержден в Офисе президента.

При этом агитирующий за Зеленского телеграмм-канал «Легитимный» еще 27 сентября утверждал, что это демарш и отставка не будет принята. Но в тот же день редактор сайта «Левый Берег» Соня Кошкина верно предсказала иной исход: «Заявление было написано. Не для того, чтобы положить на стол и тут же обиженно хлопнуть дверью. Но — так они уговорились с президентом — продолжить обсуждение по завершении визита. Но разговор этот уже не состоялся. Ибо произошел слив (по-другому эту подачу информации назвать нельзя). Офис президента его быстро подтвердил. Так что Данилюк теперь точно уходит. И сомневаюсь, что послом. Первый, кто будет противиться, — инициатор слива. В подковерных играх этот человек пока побеждает».

Последнее — намек на главу Офиса президента Андрея Богдана, которого считают человеком Коломойского. Бесспорно, соотношение сил в окружении президента меняется. И, несомненно, на Западе еще критичнее будут смотреть на роль олигарха в украинской политике, которая, похоже, возрастает. Вероятно, именно с помощью удара по Коломойскому и попытаются ослабить Зеленского.

Также Запад будет связывать свои надежды с широкой прослойкой во власти людей из грантоедских структур. Думаю, отнюдь не всех из них можно назвать твердыми сторонниками глобализма или противниками Коломойского. Но так же обманчиво было бы считать их опорой Зеленского во всех обстоятельствах. Эти люди далеки от какой бы то ни было идеологии и в конечном итоге будут ставить на того, кто окажется сильнее.

В такой ситуации украинский президент будет терять свободу маневра, необходимую ему для принятия сложных решений, в частности по установлению мира в Донбассе. Впрочем, и стенограмма разговора с Трампом, и публичные выступления украинского президента в США вызвали сомнения относительно того, что мирное урегулирование является для него первоочередной проблемой, как он со своим недюжинным талантом преподносит это в публичном пространстве.

Ведь в разговоре по телефону в ситуации, когда не надо работать на аудиторию, он обходился без слов «война» и «мир», тем не менее упомянув и о санкциях, и о «джавелинах». А когда на совместном брифинге 25 сентября Трамп понадеялся, что Зеленский встретится с Путиным и решит взаимные проблемы, украинский президент не воспользовался ситуацией, чтобы высказаться на ту же тему.

Конечно, судить политиков надо не по словам, а по делам, и подписание Украиной «формулы Штайнмайера» 1 октября значительней всех умолчаний Зеленского в разговоре с Трампом. Однако тональность президента на брифинге сразу после этого события показывает, что выполнение Минских соглашений для него не столько личное горячее желание, сколько действия, которые он совершает из-под палки.

О финансировании пирамид

Собственно, Трамп может и не делать откровенно недружественных шагов. Но ситуация такова, что для Киева роковым может стать и просто отсутствие дружественных жестов, таких как предоставление финансовой помощи. Причем позиция Трампа может оказать влияние не только на непосредственную помощь от США, но и от МВФ, других международных финансовых институтов, в которых у США решающий голос.

26 сентября миссия МВФ покинула Киев, не достигнув соглашения о новой кредитной программе. Ожидалось, что к концу работы миссии (24 сентября) должен был быть подготовлен проект меморандума о сотрудничестве, который бы, по ожиданию украинской стороны, предполагал заключение трехгодичной программы EFF, предусматривавшей выделение до $6 млрд.

Одновременно в Киеве предполагали договориться со Всемирным банком (ВБ) о кредитовании примерно на такую же сумму. Официально кредит от ВБ не привязывался к EFF, однако общеизвестно, что согласие МВФ предоставить финансирование — неформальное условие выделения средств другими международными организациями.

Не буду безапелляционно утверждать, что позиция МВФ обусловлена недовольством Трампа проволочками в выполнении Зеленским своих обещаний, данных во время телефонного разговора. Но то, что это могло повлиять на позицию американских представителей в МВФ, представляется вполне возможным. Несомненно одно — если проблемы с МВФ не удастся урегулировать в ближайшие месяцы, Украину и ее новую власть ждут большие сложности.

В 2020 г. Украина должна погасить часть долга перед фондом по старым кредитам в размере порядка $1,5 млрд. плюс выплатить по другим внешним долгам $6,1 млрд. Сделать это без урезания основных статей бюджетных расходов можно лишь одним способом — перезанять. В проекте бюджета на следующий год предусмотрен выпуск валютных облигаций на $4,3 млрд. Плюс Минфин разместит евробонды еще на $4 млрд.

Нынешнее укрепление гривни обусловлено тем, что Минфин вынужден выпускать облигации государственного внутреннего займа (ОГВЗ) под феерические 15—17% годовых. Столь фантастические условия активно привлекают международных финансовых спекулянтов, которые для вложения в украинские ОГВЗ конвертируют свои активы в гривню — в ней номинированы эти ценные бумаги.

По сути это классический биржевой мыльный пузырь и финансовая пирамида. Сейчас в ОГВЗ сделано около 100 млрд. грн. внешних вложений, тогда как в начале года было лишь 17 млрд. грн. Повторюсь, это деньги спекулянтов, игроков, отлично понимающих, что пузыри неизбежно лопаются, и смысл их игры в том, чтобы точно просчитать этот момент и вовремя забрать прибыль.

При малейших негативных признаках (а их может спровоцировать как мировой финансовый кризис, так и прекращение финансирования Украины западными партнерами) спекулянты начнут немедленно выводить свои деньги из ОГВЗ, что чревато самыми тяжелыми последствиями вплоть до обвала (в разы) гривни и дефолта. В общем, без масштабной помощи западных правительств и международных финансовых институтов, которые могли бы дать кредиты под 2—4%, из этой ситуации уже не выйти.

О западных поклонниках Минска

Скандал с расшифровкой стенограммы аукнулся и в ЕС. Ведь Зеленский в разговоре подыграл Трампу, развив его критику в отношении Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона, которые якобы мало — по сравнению с Америкой — делают для Украины.

Особо уязвленным должен чувствовать себя французский президент, который сейчас претендует на роль лидера Евросоюза и с которым у Зеленского намечалось выстраивание особых отношений — ведь он пригласил его в Париж еще перед вторым туром выборов. Так, после появления стенограммы агентство «Рейтер», ссылаясь на анонимные источники из числа французских официальных лиц, подчеркивает, что Макрон «приложил особые усилия для такой встречи, выходящей за рамки его традиционного протокола».

В заголовке этого же материала «Рейтер» говорит, что публикация стенограммы стала для президента Украины «дипломатической автомобильной аварией». А далее пишет, что «для Зеленского — это далеко идущая дипломатическая катастрофа».

Нельзя утверждать, что поддержка Киева со стороны Европы прекратится. Интересы остаются интересами. Но трудно не согласиться с Дробницким: «побочным эффектом является придание Украине и лично Зеленскому определенной токсичности. О чем в целом справедливо пишет «Рейтер». Двухпартийный консенсус относительно поддержки «молодой европейской демократии» устоял, но серьезно пошатнулся. Для Украины в любом случае имеет место цугцванг — любой дальнейший ход ухудшает ее положение. Причем продолжает делать ее страной, участвующей (вмешивающейся) в американскую предвыборную борьбу».

Как бы то ни было, спикер Верховного представителя ЕС по иностранным делам Майя Косьянчич, отвечая на претензии Зеленского, заявила: «За эти пять лет мы собрали для Украины самый большой пакет поддержки в истории ЕС. Будучи убежденным сторонником Украины и ее демократического пути и признавая беспрецедентные проблемы, с которыми сталкивается Украина, и беспрецедентные усилия по проведению реформ после революции 2014 г., ЕС вместе с европейскими финансовыми институтами мобилизовал более 15 млрд. евро грантов и займов для поддержки процесса реформ».

И все же я полагаю, что Зеленский по сути ничего особо неприемлемого в отношении Германии и Франции не сказал. Скандальным стал сам факт обнародования разговора. Поэтому на официальном уровне ни в Париже, ни в Берлине скандал не комментируют, но вызванный им резонанс может стать поводом для торможения ряда программ поддержки Украины.

Но только поводом, а истинная причина, конечно же, в том, что в Берлине и Париже всерьез настроены довести до завершения мирный процесс. На прошлой неделе я отмечал: «если Вашингтон окончательно присоединится к позиции Берлина и Парижа, то возможности сопротивления у Киева будут полностью исчерпаны».

Возможно, именно это, а не скандал, в который вовлечен Зеленский, следует считать главным итогом визита последнего за океан. Ведь «техническая заминка», из-за которой сорвалось подписание «формулы Штайнмайера» две недели назад в Минске, была вызвана надеждой, что итоги визита в США позволят ужесточить позицию, заполучить крепкий тыл в противостоянии давлению Берлина и Парижа.

Но на брифинге с украинским президентом Трамп сказал: «у вас большой прогресс с Россией, продолжайте его и закончите это несчастье». И добавил: «Я думаю, что вы и президент Путин могли бы собраться вместе и решить ваши проблемы. И я знаю, вы пытаетесь». Расшифровывать смысл этого пассажа, беспрецедентного для любого американского политика с момента возникновения украинского кризиса, думаю, нет необходимости.

Можно лишь добавить, что выражение лица Зеленского в этот момент — как у человека, которому врач сообщает о необходимости тяжелой операции, — стало хитом интернета. На этом фоне в экспертной среде распространилось мнение, что Трамп хочет сделать урегулирование в Украине своей главной дипломатической победой, с которой он пойдет на выборы.

Одной из причин громких отставок Александра Данилюка и Курта Волкера могло быть радикальное изменение позиции США и осознание неизбежности сложных решений для украинской власти. И, как сообщил на брифинге 1 октября Владимир Зеленский, представители Украины в Минске подписали «формулу Штайнмайера».

Из выступления президента следует выделить следующие моменты. Во-первых, он признал, что особый статус у Донбасса будет, причем на постоянной основе, хотя и он, и представители его команды до последнего момента заявляли обратное. Правда, закон об особом статусе будет действовать до 31 декабря 2019 г. Потом будет новый закон, который разработает новый парламент, а сами выборы — согласно украинскому законодательству. Т. е. в Киеве станут решать, как проводить выборы в ОРДЛО и каково будет реальное наполнение особого статуса.

При этом Зеленский заявил: «Если мы хотим провести выборы по украинским законам, они не могут пройти без российских пулеметов. Граница должна быть у нас. Если там кто-то будет, выборов не будет. Мы никогда не пойдем, чтобы проводить выборы, если там есть военные. Если там будут любые, вы понимаете, любые войска, выборов не будет».

Но сказано это было в ответ на бурную реакцию зала и скорее напоминает тяжелые «арьергардные бои», которые еще будет пытаться вести Киев. Но шансов на успех в этом совсем немного. Теперь ключевым стал вопрос — не как избежать «формулы Штайнмайера», а как проводить Минские соглашения через парламент на фоне протестов ура-патриотического сообщества.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Развесистая клюква демократов об Украине

Размывание временных рамок содействует продвижению теории о том, что Украина...

Саша БОРОВИК: «Дигитализация глупости – занятие...

В Африке есть много бедных и не особо привлекательных государств, где уровень...

Мастера политического айкидо

Глобальная торговая война, бесконечный Брекзит, молдавский «звоночек» для...

Демография от Андрея Богдана: невежество или обман?

Превращение украинской земли в товар — главная цель президентства Зеленского,...

Уходящий мир — из окна кабинета де Голля

Французский лидер посоветовал странам Старого Света пересмотреть отношения с...

Конгресс США дал старт публичным слушаниям по...

Первыми свидетелями стали Уильям Тейлор, временный поверенный в делах США в Украине, и...

Загрузка...

В поисках смягчающих обстоятельств

Гуманитарные подвижки маловероятны, а переход к политической части Минска...

Направляющая сила в новых условиях

«Слуга народа» вступает на поле идеологии ввиду необходимости обозначить себя...

Фиона Хилл о летальных вооружениях, почти утраченном...

Санкции, введенные против РФ, бьют не столько по ней, сколько по европейским...

Приглашение от Трампа – не повод для визита

Американские аналитики, сотрудники посольства и другие специалисты тщательно...

Фетиш слабого лидера

Поведение нашей элиты, готовой выкладывать сотни тысяч долларов за возможность...

"Ивана Грозного" Украина так и не дождалась

10 ноября 2019 года. Воз и ныне там – разрекламированное украинским посольством в...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Николай Прялкин
07 Октября 2019, Николай Прялкин

Судя по последним заявлениям Трампа, о сворачивании военных операций в мире, есть смысл говорить о переориентировке всей политики США на, преимущественно, внутренний вектор важных решений.
Мне кажется президент соединённых штатов внутренне и по белому завидует президенту РФ. Причина - правда, право, правота и правильность решений Путина и тактики России на международной арене. Для русских, сейчас, всё является посильной ношей, для американцев - уже, любая ноша становится бременем. Внутренняя уверенность в проигрышной позиции, по большинству глобальных вопросов, толкает Белый дом на проигрышные решения, как то - РСМД, столица Израиля, турецкий вопрос, Гренландия и т.д и т.п.
И это "свёртывание", как ни парадоксально, пойдет на пользу Украине. Ибо, когда уже не с кем дружить против кого-то, пора посмотреться в зеркало.

- 1 +
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка