Тимошенко искажает факты, чтобы быть услышанной

№ 20-21(865) 22-28 июня 2018 г. 24 Июня 2018 4.8

15 июня Юлия Тимошенко провела в Киеве форум под названием «Новый курс Украины», который правомерно считать стартом ее предвыборной кампании. В этом обзоре считаю необходимым уделить этому событию самое пристальное внимание — попытаемся понять, как намерена действовать Тимошенко, так сказать, заглянем в глубины ее замыслов. Но начать хочу с подобного анализа хода мыслей команды ее оппонентов — президентской стороны: посмотрим, кто и с чем собирается идти на выборы.

О логике: ущербной — Климкина и железобетонной — Порошенко

Неделю назад я уделил достаточно много внимания «увязке» стартующего в России ЧМ по футболу даже не столько с самим урегулированием на Донбассе, сколько с более широким кругом проблем в украинско-российских отношениях, включая и обмен удерживаемыми лицами, что особенно важно для Киева и с чем был связан звонок Петра Порошенко российскому коллеге.
И вот моей оценке дано, можно сказать, официальное подтверждение. Павел Климкин заявил в интервью «5 каналу», что в период, пока будет длиться чемпионат, Россия может согласиться на очередной обмен пленными, чтобы создать положительный имидж страны. «Жест возможен, но жест не доброй воли, а в том, чтобы улучшить имидж России во время чемпионата. Чемпионат должны использовать, но и дальше должны работать. Мы прекрасно понимаем, что в ближайшие дни и недели все равно всех Россия не выпустит. И дальше будет использовать их как средство давления».
Прежде чем комментировать заявление Климкина, позволю себе еще раз процитировать российского лидера: «Говорить о том, как этот вопрос решится, пока преждевременно, я бы воздержался, прежде всего для того, чтобы ничего здесь не нарушить и ничему не помешать». Но подобные элементарные соображения, видимо, совершенно чужды главе украинской дипломатии.
Если же по существу, то, на первый взгляд, логика рассуждений украинского министра более чем странная — для «имиджа» логичней выпускать узников до начала мирового первенства, как поступило российское руководство с Михаилом Ходорковским и Pussy Riot накануне Олимпиады в Сочи. По ходу же самого спортивного мероприятия эти темы однозначно уходят даже не на второй, а на бог весть какой план, не говоря уже о том, что внимание международного сообщества к теме украинских заключенных на несколько порядков ниже, чем в свое время — к вышеупомянутым российским «узникам совести».
Климкин не последний человек в команде Порошенко. Он ответственен за внешнеполитическое обеспечение избирательной команды президента. Так что если и у других «бойцов» Банковой логика развита на таком же уровне, то возникают серьезные сомнения в успехе замыслов Порошенко.
Связь чемпионата с украинскими событиями (и в их контексте с освобождением украинских заключенных) именно та, о которой я писал неделю назад: «По нашей информации, Петр Порошенко звонил как раз для того, чтобы предложить некое джентльменское соглашение — Украина не будет пытаться омрачить проведение чемпионата мира, а Россия не будет «злоупотреблять» свободой рук, которая появится после его завершения.
Но такой формат означает, что Украина должна проявлять сдержанность в течение месяца, тогда как Россия — неопределенный, но несомненно больший срок. Причем и вопрос обмена узниками в этой парадигме не носит проходящего характера. Он крайне важен для Порошенко, поскольку из их освобождения предполагается сделать большое пиар-действо, позиционировать как большой успех президентской политики...».
Это хорошо понимают и в Москве, где действительно могут пойти навстречу чаяниям Банковой и отпустить украинских заключенных, но никак не во время первенства, а лишь поближе к его концу, когда шансов как-то «глобально» омрачить проведение чемпионата у Киева практически не останется. В последнюю неделю будет проведено всего четыре матча, в Москве и Санкт-Петербурге, остальные города уже вернутся к повседневной жизни, да и основная масса зарубежных гостей разъедется по домам. Т. е. Кремль «услышал» Климкина и использует важную тему как козырь в военно-политических играх с Киевом. При этом к концу чемпионата внимание ведущих международных СМИ к Москве останется еще повышенным, и освобождение украинцев станет хорошим последним мазком в портрете миролюбивой, великодушной России.
Если судить по президентскому сайту, основным вопросом, который более всего волнует Петра Порошенко в последние дни, является скорейшее начало полноценного функционирования Антикоррупционного суда, закон о котором был принят две недели назад. «В понедельник в повестке дня Высшего совета правосудия находится мой законопроект об имплементации решений закона об Антикоррупционном суде и запуске Антикоррупционного суда. Я очень надеюсь, что рассмотрение на Высшем совете правосудия будет положительным», — цитирует главу государства его пресс-служба.
Кроме того, президент добавил, что положительное решение даст возможность во вторник этот законопроект зарегистрировать в Верховной Раде. «Я определю его как неотложный. Я буду просить, чтобы его проголосовали в первом чтении и в целом. Чтобы и эта составляющая нашего пути по созданию суда была сделана максимально быстро». Также он отметил, что обратился к правительству, Министерству финансов с просьбой о выделении средств на создание суда. И действительно, во вторник законопроект был уже в Раде.
Кроме того, как сообщает президентский сайт, Порошенко обратился с просьбой к международным партнерам поскорее подать кандидатуры экспертов в совет Антикоррупционного суда: «Вчера у меня был разговор с президентом Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером. Европейская комиссия является одним из органов, который может делегировать экспертов. И я попросил большого друга Украины, моего друга Жан-Клода Юнкера о помощи: прошу, ускорьте направление, выбор экспертов, чтобы направить их в Высшую квалификационную комиссию судей для того, чтобы мы начали формировать совет иностранных экспертов», «Сегодня у меня был разговор с президентом Франции Эммануэлем Макроном — просьба была той же», — сказал президент. Он отметил, что сейчас делается все, чтобы в течение очень короткого времени были направлены кандидатуры экспертов.
Смысл этих усилий в том, что «я буду делать все возможное для того, чтобы антикоррупционный суд создать до начала президентской кампании. Речь идет не только о создании условий для конкурса, но и завершить конкурс, сформировать суд и запустить».
По информации нашего источника, эта активность не является «дымовой завесой» для привычной тактики «итальянской забастовки», к которой прибегала Банковая все последние годы, реагируя на постоянные требования западных партнеров создать Антикоррупционный суд и даже позволяя себе иногда заявления о недопустимости нарушения конституционного принципа суверенитета Украины при его формировании.
Устав от былых проволочек, они поставили простое условие — их лояльность к Петру Порошенко как к кандидату в президенты, среди прочего, возможна только в том случае, если к старту президентской кампании АС начнет полноценно функционировать. Поэтому торопиться приходится всерьез.
Причем, действуя по известному принципу «если «что-то» нельзя предотвратить, это «что-то» нужно возглавить», работу по созданию АС политтехнологи Банковой решили сопроводить пиар-кампанией, позиционирующей Порошенко в качестве главного реформатора и борца с коррупцией на протяжении всей его каденции; при этом главной целевой аудиторией данной кампании являются западные элиты. В The Washington Post появилась статья украинского президента с красноречивым названием: «Моя цель — победить коррупцию в Украине».
Приведу ключевую цитату: «Борьба с коррупцией также имеет своих внутренних врагов, от популистов до корыстных интересов заинтересованных групп. «Как и их союзники в некоторых странах Европы, популисты Украины громко используют риторику борьбы с коррупцией, не имея интереса в решении этой проблемы», — отметил президент.
Глава государства напомнил, что создание Антикоррупционного суда блокировалось путем внесения альтернативных законопроектов и почти двух тысяч поправок к предложенному законопроекту. «Все их разрушительные усилия, а также действия России были напрасными. 317 депутатов ответили сильным посланием, что мы преодолеем препятствия на пути реформ».
Правда, помимо желания «понравиться» западным элитам, реальное стремление побыстрее запустить Антикоррупционный суд имеет еще один контекст — по нашим сведениям, уверенности в благополучном исходе президентской гонки у Петра Порошенко в последнее время сильно поубавилось. И хотя международные эксперты будут иметь право вето при назначении судей АС, их кандидатуры будет все-таки предлагать «туземная структура», Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС), в которой сильны позиции Банковой.
Т. е. задача состоит в том, чтобы  пока есть такая возможность, провести в АС максимально лояльных к Петру Порошенко людей — это, предполагается, должно обеспечить ему относительно спокойное «постпрезидентское» будущее. То есть логика действий президента, что называется, железобетонная.
Ну а когда само «первое лицо» теряет уверенность, то что говорить о «нижестоящих» политиках, как входящих в собственно президентскую команду, так и находящихся с ним в партнерских отношениях разного уровня. Им уж точно следует крепко задуматься о «жизни после Порошенко» (в том, чтобы стимулировать такие размышления и действия, и заключается тонкий смысл хода с давнишним обращением в КС).

О «Новом курсе», в котором ничего нового нет

И неудивительно, что потоком идут сообщения о контактах Юлии Тимошенко с бывшими соратниками, ныне входящими в «Народный фронт». Интерес тут обоюдный — лидеру «Батькивщины» нужен Арсен Аваков с его силовым ресурсом, который даже при «благожелательном нейтралитете» способен полностью нейтрализовать последний «классический» для непопулярной власти козырь — административный ресурс, а также Арсений Яценюк, пользующийся особым благорасположением многих влиятельных кругов на Западе (их лояльность нужна Юлии Владимировне не менее, чем Петру Алексеевичу).
Показательно, что на форуме «Новый курс Украины», расцененном как старт президентской кампании Юлии Тимошенко, солировала исключительно Юлия Владимировна. Каких-либо новых лиц, новой своей команды она не представила. По имеющейся информации, она склоняется к тому, чтобы «понять, простить» старую гвардию, которая в силу своей нынешней крайней непопулярности будет ей оказывать только непубличную поддержку в ходе президентской гонки.
Что же касается принципа «единожды предавший...» (а у Юлии Тимошенко, как известно, «хорошая память»), то имеется и такая концепция, что проштрафившийся соратник — лучше имеющего безупречную репутацию: «скелеты в шкафу» будут только стимулировать его лояльность. К слову, подобного принципа в кадровой политике частенько придерживался и товарищ Сталин.
Да и в целом «верность» в украинской политике понятие абсолютно чужеродное. Есть только политическая целесообразность (и это касается и новых лиц, которых может привести с собой во власть сегодняшняя фаворитка президентской гонки), что и делало для нынешних «фронтовиков» расставание с Юлией Тимошенко в 2014 г. совершенно логичным. Другое дело, что это же относится и к ныне формирующимся договоренностям Тимошенко с «фронтовиками». Не сочтет ли она их после своей победы «маврами, сделавшими свое дело»?
Само название состоявшегося 15 июня мероприятия весьма претенциозно и вызвало в памяти одного из самых успешных президентов США Франклина Делано Рузвельта, который как раз называл свою политику «Новым курсом». Очевидный ремейк, причем совершенно не новый в международной политике. Впрочем, как увидим ниже, на самом деле нового у Тимошенко почти ничего не было — не только по форме, но и по сути. Разве что длительность выступления — более двух с половиной часов. Тот факт, что эта речь нигде не опубликована, — это явный минус и ей, и ее команде. Ведь серьезные мысли лучше воспринимаются в письменном виде, чем на слух, и прочтение такого доклада займет несравненно меньше времени, чем его прослушивание.
Поэтому ключевые моменты из речи Тимошенко буду приводить по сайту ее партии, полагая, что там не должны были упустить никакие важные нюансы. Бросается в глаза, что лидер «Батькивщины» мало касалась таких горячих для общества тем, как экономика и война на Донбассе. О последней она сказала вскользь и двусмысленно. К «партии мира» апеллировали слова: «Война превратилась в ширму для прикрытия коррумпированной, глупой политики властей, в самый большой заработок для нескольких людей. Это то, что сегодня сдерживает мирный процесс и не дает возможности вести реальные переговоры». К партии войны — слова об оккупированных территориях, неупоминание о Минских соглашениях, особом статусе.
Но сосредоточилась Тимошенко на политической реформе. В частности: «Лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко считает, что Украине нужна парламентская форма правления... По ее словам, проанализировав 30 самых успешных стран мира, можно увидеть, что большинство из них именно парламентского типа, а бедные — президентского. «Именно поэтому хочу предложить парламентскую форму правления канцлерского типа», — отметила лидер «Батькивщины».
Юлия Тимошенко также напомнила, что «революция достоинства» началась с того, что один человек решил не подписывать соглашение с ЕС, а Украина за это «заплатила кровью, людьми и войной»: «Можем ли мы и в дальнейшем продолжать эту традицию, когда один человек в своем кабинете, неизвестно под каким влиянием принимает решение для всей нации?»
Исходя из того, что 90% людей не хотят отказываться от избрания президента и против того, чтобы его выбирал парламент, выходом из ситуации может стать одновременное избрание на выборах партии и будущего канцлера — главы правительства (вероятно — речь идет о том, что парламентские выборы должны определять и конкретную партию, которая сформирует правительство и определит главу правительства. — С. Б.). Именно кандидат на пост канцлера должен возглавлять партийный список, отметила лидер парти.
«Когда побеждает партия, никто не может вытянуть из-под стола неизвестного кандидата в канцлеры, согласовать его с олигархией и показать народу. Нам нужна сильная и действенная власть», — подытожила Юлия Тимошенко».
Впрочем, как хорошо известно, первый номер партийного списка и является кандидатом от этой партии на пост премьер-министра. А в последние годы сложилась традиция, когда независимо от избирательной системы правительство после выборов возглавлял первый номер партии, чей список имел большинство голосов. В 2006-м это был Виктор Янукович, в 2007-м — сама Юлия Тимошенко, в 2012-м — Николай Азаров, осенью 2014-го — Арсений Яценюк. Правда, есть прецеденты и первого премьерства Яценюка в 2014-м, и возглавляющего Кабмин с 2016-го Владимира Гройсмана.
Однако в первом случае это стало результатом исчезновения старого большинства вследствие победы «евромайдана», во втором — кризиса внутри самого большинства. Однако ни Яценюк, бывший до премьерства лидером главной оппозиционной фракции, ни нынешний глава правительства, который пересел в это кресло с места спикера Рады, никак не подходят под определение «вытянутого из-под стола неизвестного кандидата в канцлеры».
Но если покопаться в более давней истории, которая уже порядком позабыта, такие премьеры, как Валерий Пустовойтенко, Анатолий Кинах, а с натяжкой и Павел Лазаренко и Виктор Янукович (образца 2002 г.), данным определениям соответствуют.
Однако все это имело место при другой конституционной модели, нежели сейчас, с уклоном в президентскую сторону. Теоретически ситуация, о которой говорит Тимошенко, возможна, особенно если создание парламентского большинства затруднено из-за раздробленности Рады. А именно такую раздробленность и прогнозируют соцопросы. Но вот какой выход предложила на форуме лидер «Батькивщины»:
«Юлия Тимошенко считает существующую в Украине модель создания парламентской коалиции неэффективной. «Создать эффективное большинство в парламенте можно путем избрания парламента в два тура, где в последнем определятся партия, которая сформирует коалицию, и партия меньшинства», — сказала она. По ее словам, эффективные модели избрания коалиции существуют в Италии и Франции, где парламент избирается в два тура.
Так, низкий проходной барьер в 1,5—2% в первом туре поможет создать в парламенте «инкубатор молодых партий», которые будут учиться управлять страной и одновременно станут политическим кадровым резервом страны, рассказала политик.
«Во второй тур выходят две партии, набравшие наибольшее количество голосов в стране. Кто-то получает большинство в парламенте, и тогда оппозиция и другие партии вместе делят условно 224 голоса между собой. Это путь к институционализации большинства и меньшинства», — пояснила лидер «Батькивщины».
Кроме этого, после формирования платформ большинства и оппозиции «каждая партия может выбрать, куда ей присоединиться — к большинству или меньшинству без коалиционных соглашений».
В то же время, подчеркнула Юлия Тимошенко, парламентской оппозиции предоставляется четкий, понятный статус: она создает ВСК (временные следственные комиссии), формирует Счетную палату, имеет все права, чтобы проверять власть, а после расследования о злоупотреблениях власти может напрямую обращаться в суд.
Юлия Тимошенко считает, что оппозиция должна получить право формировать повестку дня не менее 1 день в месяц. Напоследок лидер партии отметила необходимость внедрения в парламенте биометрической системы голосования после перезагрузки власти».
Но как такие предложения соотносятся с мировой практикой?
Обращаясь к ней, Тимошенко, как и многие другие политики, искажает факты. На самом деле ни в одной развитой демократии такой системы выборов нет. Да, действительно, в Италии на выборах 2006—2013 гг. существовала система, когда сформированная до выборов партийная коалиция или же отдельная партия (но на практике этим преимуществом пользовались только коалиции), которая занимала первое место на выборах, получала большинство голосов в палате депутатов (нижней палате парламента).
Но относительно сената такая система не действовала. А в Италии в отличие от большинства других государств верхняя и нижняя палаты практически равноправны: в частности, для утверждения правительства требуются голоса в обеих палатах. Поэтому по существу бонус давал не слишком большие преимущества победителям выборов. В народе же эта система была непопулярной, и на выборах нынешнего года она уже не применялась.
В Греции же, о которой Тимошенко не упомянула, действует стабильный бонус. Партии, получившей относительное большинство голосов, дается дополнительно 50 мест в 300-местном парламенте. Следовательно, победитель выборов получает абсолютное большинство не всегда, а лишь если и без бонуса у него будет чуть больше 40% мест (101 из 250).

Что же касается Франции, то там действительно существуют двухтуровые пропорциональные выборы депутатов, но на уровне регионов (национальный парламент избирается по мажоритарке). И существующая система отличается от той, которую предлагает Тимошенко. Во второй тур входят не две партии, а все, набравшие свыше 10%, а также те партии, которые набрали свыше 5%, но сформировали блок для финального тура. Относительное же большинство во втором туре также не гарантирует сильнейшей партии абсолютного большинства мест, но дает ей бонус в 25% мандатов. Т. е. для контроля над региональным советом необходимо опередить другие партии и получить в нем минимум треть мест, без учета бонусных.

Т. о. система, предлагаемая Тимошенко, гораздо больше, чем все системы, действующие в развитых странах, способствует монополизации власти со стороны сильнейшей партии и лично премьер-министра. Но все же нельзя говорить о том, что она предлагает нечто абсолютно невиданное. Так, в Армении в 2016 г. приняли избирательный закон, который воспроизводит аналогичную систему. Правда, там на выборах 2 апреля 2017 г. обошлось без второго тура, Республиканская партия завоевала абсолютное большинство и по итогам первого. Но через год не удержала власть в результате революции. Однако нельзя говорить, что Тимошенко заимствовала армянскую систему, скорей можно думать, что в Ереване прислушались к тем идеям, которые она выдвигала еще в 2008—2009 гг.

И в целом выступление Тимошенко — это в очень большой степени повторение тех же тезисов, что говорились около десяти лет назад (помимо политреформы такого образца, это аналогичные полномочия оппозиции, выборность судей, предоставление гражданам права законодательной инициативы и т. д.).

О том, от чего депутаты не откажутся ни-ко-гда

На это уже многие обратили внимание, однако интересней другое обстоятельство: на практике Тимошенко — даже если станет президентом — все равно не только вряд ли реализует эти идеи, но и даже может не захотеть приступить к их воплощению.

Так, из ее выступления следует, что она хочет, чтобы главным лицом в стране был премьер-министр. Но трудно представить, чтобы в роли премьера-канцлера Юлия Владимировна видела кого-либо, кроме самой себя. И 10 лет назад эти идеи были вброшены потому, что Тимошенко рассчитывала создать «ширку» с Партией регионов с целью провести общими усилиями конституционную реформу, которая сократит президентские полномочия, а затем выиграть парламентские выборы, получив монополию на власть как глава правительства. Но тогда Тимошенко была премьером, а сейчас — лишь лидер малочисленной фракции. И для того, чтобы ввести предложенную ею модель, она должна сначала выиграть выборы, а затем инициировать и провести конституционную реформу. А вступление этой реформы в силу должно предполагать одновременные перевыборы и президента, и парламента. Отказавшись от поста президента и претендуя на пост премьера-канцлера, Тимошенко сделала бы парламентские выборы главными, первые лица прочих партий тогда также претендовали бы на премьерский пост, а на президентские выборы пошли бы второстепенные фигуры.

Выиграть выборы будущей весной Тимошенко может, но не на волне энтузиазма, а как «меньшее зло». Этот выигрыш приведет к переформатированию большинства в Раде. Но большинство вряд ли достигнет 300 мандатов, причем фактор парламентских выборов, которые пройдут меньше чем через полгода после вступления в должность нового президента, объективно будет препятствовать этой реформе. Так, срок на ее реализацию в парламенте нынешнего созыва слишком короткий. Допустим, Рада принимает ее в первом чтении до летних каникул, но после них она собирается на сессию, когда пойдет предвыборная кампания в Раду по нормам старой Конституции. Этот факт станет для немалого числа депутатов дополнительным стимулом не голосовать за реформу, ведь она обнулит эту кампанию и потребует новой.

Впрочем, главной причиной, которая станет удерживать многих депутатов как нынешнего, так и будущего созывов от такой реформы, будет иная. Большинству политических сил выгодна действующая модель парламента — при размытом неустойчивом большинстве, как сейчас, ценность каждого голоса повышается. Фактически любое решение принимается потому, что его поддерживает определенное число депутатов, не входящих в коалицию. Это дает не только политический вес их фракциям, но зачастую и материальную выгоду. И получается, что от этого всего они должны отказаться, ибо сильнейшей фракции с гарантированным большинством в парламенте эти голоса не будут нужны.

Если же реформу попытаются провести в парламенте, который изберут осенью 2019-го, то эти депутатские соображения никуда не денутся, а партия Тимошенко все равно вряд ли будет иметь там 226 голосов (не говоря уж о конституционном большинстве). Да, если бы парламентские выборы шли через месяц после президентских — как принято во Франции, — тогда на волне победы Юлии Владимировны «Батькивщина» получила бы хороший результат, хотя вряд ли дотянула бы до большинства. Однако с каждым месяцем эффект от такой победы улетучивается — перед глазами пример БПП, у которого после победы Порошенко в первом туре выигрыш парламентской кампании казался предопределенным. Поскольку же Юлия Владимировна имеет большой антирейтинг и выиграть президентские выборы способна лишь как меньшее зло, то подобный опыт может повториться еще более рельефно.

А главное, что депутаты только что избранной Рады не проголосуют за конституционную реформу, которая потребует новых выборов. Не для этого они вкладывались в кампанию. Да, теоретически возможно, что они проголосуют за изменения Конституции, которые вступят в силу с 2024 г. Но нужна ли тогда будет эта реформа самой Тимошенко, если она порастеряет рейтинг?

Т. е. реформа, о которой говорит лидер «Батькивщины», как максимум нереальна, а как минимум — неактуальна. К тому же общество эти темы действительно мало интересуют. Тогда почему же она начала свою фактически предвыборную кампанию таким образом? Вариантов ответа может быть два: либо у Тимошенко действительно дефицит идей, и она ничего нового предложить не может. Либо дело в том, что ей крайне важно заручиться поддержкой Запада, каковой она до сих пор не имеет.

Так, там она имеет репутацию популистки. Для Запада популизм заключается в критике и повышения коммунальных тарифов, и медицинской реформы, и продажи земли сельскохозяйственного назначения. Эта критика постоянно звучала из уст и Тимошенко, и ее однопартийцев, и трудно представить, что к выборам эта критика исчезнет. И вообще невозможно представить, что без такой риторики Тимошенко смогла бы выиграть выборы. Но неозвучивание этих тем на первом предвыборном форуме должно заставить Запад задуматься: а действительно ли Юлия Владимировна — реальный популист, может, она, мол, просто вынуждена использовать популистские лозунги?

А вот к ее конституционным прожектам за рубежом в свое время претензий не было. Реанимируя их сейчас, Тимошенко декларирует, во-первых, что верна ранее высказанным идеям (а последовательность всегда считалась достоинством), во-вторых — что, придя к власти, не будет стремиться к расширению президентских полномочий, что так же важно, поскольку на Западе предпочитают для Украины парламентскую модель власти и приписывают Юлии Владимировне авторитарные замашки.

На самом деле предложенная ею модель, конечно, создает основу для премьерского авторитаризма (куда более сильного, чем президентский авторитаризм Кучмы и Януковича), но этого нюанса, похоже, не видят.

Но, наверное, главное, что таким акцентом Тимошенко решила позондировать крепость властной коалиции, где ранее раздавались голоса (прежде всего со стороны Арсена Авакова) в пользу парламентской республики. Зондаж оказался успешным.

В тот же день, когда прошел форум Тимошенко, министр заявил: «Я всегда поддерживаю идею парламентской республики, когда идет речь о парламентско-президентской республике, где президент все-таки существует, он избирается прямым голосованием людей и выступает визионером, гарантом свобод и балансом для парламента. Но при этом президент не занимается ни НКРЭ, ни назначением всяких комиссий и прокуроров, не вмешивается в следствие, не руководит Национальным банком и т. д. В этом смысле все, что сказала Тимошенко, мне симпатично... Я, когда буду выбирать президента, всегда буду на это реагировать... Я выберу того, кто продемонстрирует очень ясные тезисы и стремление к балансу власти, обеспечивающему развитие».

Однако тезисы Тимошенко были и не ясны и не демонстрировали ее «стремление к балансу». Но остановит ли это Авакова? Да и нет ли у него самого уже готовых и более интересных тезисов? И не является ли информация о его контактах с Тимошенко свидетельством того, что это он сам озабочен балансом власти?

Мне кажется, именно от этого политика в ближайшее время следует ожидать самой интересной игры, правила которой он предложит сам.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Трамп заявил о намерении идти на второй президентский...

Президент США Дональд Трамп официально заявил о своем желании баллотироваться на пост...

Трамп обвинил Обаму в бездействии во время...

Президент США Дональд Трамп считает, что вмешательство в выборы, в котором накануне...

Эксперт: Мураев и Рабинович поменялись местами

Рейтинги в целом отражают реальные настроения общества, хотя и не без погрешностей

Тимошенко обвинила президента в подготовке к срыву...

Лидер «Батькивщины» начала активную предвыборную кампанию

Загрузка...

Стая «хромых уток»

Вы узнаете: почему Порошенко не рискнет объявить парламентские выборы раньше...

Чей Крым

В атмосфере спекуляций о возможном «сговоре и новом переделе зон влияния» в ходе...

Облагайте квартиры, а не зарплаты

Политики-популисты меняют наши мизерные зарплаты на ничтожные пенсии

Украинцам разрешат платить по китайскому счету

В Украину идет крупнейшая в мире платежная система Китая — Pay Internationa

Спецназ предвыборной войны

Главная проблема с десятками миллионов наших льготников даже не в том, что никакой...

Убийство вместо спасения и реабилитации

14 из 28 государств Европейского Союза могут гордиться отсутствием дельфинариев

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка