Украина — НАТО: стрельба по тарелочкам

№21 (367) 25 - 31 мая 2007 г. 25 Мая 2007 0

Когда украинские политики заявляют о просто-таки необходимейшей необходимости вступить в НАТО, они сами не знают, куда же, собственно, тянут страну. Дело даже не в том, что эти политики не рассчитывают последствий данного шага для Украины, а в том, что само НАТО не знает, как этот альянс должен выглядеть лет через пять — десять.

«Вы пытаетесь попасть в движущуюся цель», честно ответил мне Керем Альп, представитель секции российско-украинских отношений в штабе НАТО, когда я спросил его о том, в какую же организацию нас втягивают, если она сама не определила для себя, какой должна быть. «Ну да, в чем в чем, а в попадании по движущимся целям у украинской армии нет конкурентов, — ответил ему я. — Только наши цели обычно после такого попадания не всплывают».

Постановка задачи для украинских пиарщиков

НАТО не оставляет надежды заполучить под свои нужды просторы Украины. И, похоже, все не может понять, почему этот странный украинский народ вот уже который год упорно (причем с каждым годом все упорнее) не хочет дружными рядами присоединяться к блоку. В этой связи на текущей неделе в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе впервые были завезены в немалом количестве ведущие украинские политтехнологи и руководители крупных PR-агентств, специализирующихся на политической рекламе. Уж не знаю, почему, но натовцы решили пригласить на сие мероприятие и меня — человека, которого вряд ли возможно причислить к священному для украинских «элит» лику евроатлантистов. Видимо, я был выбран в качестве некой затравки — чтобы разбавить монотонную в ориентационном смысле толпу украинских экспертов. Остальные были, само собой, проверенными (а некоторые — даже убежденными) атлантистами.

Но кто бы ни принимал решение о моем приглашении в штаб-квартиру НАТО, я ему очень благодарен. Поскольку представители альянса были свято уверены, что перед ними — PR-эксперты, чьей задачей является раскрутка евроатлантической идеи, а потому были очень откровенны. «Привлекать внимание общественности к деятельности НАТО — это ваша задача», — довольно конкретно и недвусмысленно заявила украинским экспертам представительница Латвии в штабе альянса Дита Путнаергле, тем самым продемонстрировавшая, что украинцы приехали в Брюссель на постановку задач для них. Согласитесь, в иной аудитории такой откровенности от натовцев трудно дождаться.

Правда, чтобы выполнить наше «джентльменское соглашение», озвученное в самом начале встречи как ее условие, сразу замечу: натовские представители просили подчеркнуть, что все сказанное ими во время общения с украинской делегацией — это лишь их собственное мнение, а не официальное мнение альянса. Итак, выполнив данную обязательную формальность, разберем некоторые аргументы, звучавшие в Брюсселе. Тем более что часть из них настолько общественно важны, что их нельзя скрывать от граждан Украины.

НАТО опровергает мифы о НАТО

Мишель Дюре, директор Центра информации и документации НАТО в нашей стране, признался на этой встрече: «Нам нелегко сейчас работать в Украине. Есть некоторые нюансы». Среди «нюансов», конечно же, назывались проблемы использования натовской тематики в политических кампаниях, а также отрицательное отношение населения к альянсу, что различными экспертами НАТО объяснялось исключительно «устойчивыми стереотипами времен «холодной войны».

Что ж, попытаемся разрушить некоторые стереотипы. Правда, не те, которые умерли с растаявшей «холодной войной», а новые — которые нам пытаются навязать в последние годы. Например, стереотип №1: вступление Украины в НАТО якобы приведет к демократизации общества, наладит нашу судебную систему и т. д.

Я данный миф поставил на первое место, потому что с некоторых пор этот «аргумент» стал основным в риторике министра обороны Анатолия Гриценко. Все помнят, как еще в начале 2006 г. он клятвенно обещал (не только украинцам, но и натовцам) резкий перелом в общественном мнении уже к концу того же года — само собой, в сторону позитивных оценок идеи вступления Украины в альянс. Гриценко, прямо скажем, не отнесешь к бесчисленной когорте абсолютно безграмотных людей, заполонивших некоторые госучреждения Украины после прихода к власти Ющенко. Соответственно — он не мог разбрасываться такими обещаниями (как видим, не выполненными) на уровне своих стратегических партнеров из НАТО.

«Технология», которую Гриценко применил после щедрых обещаний в начале прошлого года, свелась к примитивизации аргументов, объясняющих насущную необходимость движения Украины в Североатлантический блок. Вполне вероятно, вызвано это было ложным посылом о том, что простые граждане не воспринимают слишком сложных аргументов. Если раньше министр обороны вдавался в заумные рассуждения об оборонной концепции, о «видении стратегии развития вооруженных сил» и т. д., то всю первую половину прошлого года он не покидал информационное пространство, твердя о том, что именно вступление в НАТО сделает нашу страну демократической, европейской. Так вот, встреча в штабе НАТО полностью разрушила этот миф.

Согласитесь, если для альянса так важно, чтобы в Украине главенствовал закон, чтобы наша судебная система была сильной и независимой, то НАТО должно было бы бить тревогу по поводу происходящего у нас в последние месяцы. Ведь абсолютно все — и украинские политики обоих лагерей, и международные эксперты — признают, что в ходе нынешнего политического кризиса в Украине фактически полностью разрушена судебная система как независимая ветвь власти. Об этом не говорит только ленивый. Если верить аргументам Гриценко о том, что нас возьмут в НАТО только при наличии независимых судов, то из этого следует, что Украина, начиная со 2 апреля 2007 г. («день первого роспуска парламента»), семимильными шагами отдаляется от НАТО!

И уж, конечно, в Брюсселе должны были бы в этой связи бить в колокола, обсуждая проблематику Украины, спасая нашу демократию. Ан нет! Ни единого колокольчика не прозвенело на эту тему. Лишь Стефани Бабст, ассистент замгенсека НАТО по публичной дипломатии, вскользь скромно заметила: «Мы пытаемся понять, что у вас сейчас происходит». И ни у кого из выступавших (даже у тех, кто вплотную занимается Украиной) не возникло никаких сомнений в «евроатлантических перспективах» нашей страны. По-моему, лучшего свидетельства того, что натовцы возьмут нас «хоть чучелом, хоть тушкой», хоть с демократической судебной системой, хоть с полностью ликвидированными судами, и не придумаешь. В конце концов десятилетиями существует в НАТО Турция, чья судебная система, развитие институтов демократии до недавнего момента оставляли желать лучшего. И только желание вступить в Евросоюз вынудило турецкие власти начать демократические реформы.

Косвенным подтверждением этих рассуждений являются слова представителя польской делегации при НАТО Марека Куберски: «НАТО гарантирует безопасность, Евросоюз гарантирует демократию и благоденствие». Поляк даже не подозревал, что одной фразой опроверг еще один миф, который нам пытаются навязать некоторые украинские чиновники относительно НАТО: о том, что страны альянса чуть ли не исключительно благодаря членству в нем являются благополучными в экономическом смысле. Оказывается, не от НАТО это зависит, господа украинские атлантисты!

Так же, как сами натовцы в ходе каждой дискуссии опровергали еще один миф, пропагандируемый излишне рьяными агитаторами за вступление в альянс. «Мы всегда были и остаемся прежде всего военной организацией», — довольно твердо заявила миссис Бабст, коей вторили и иные представители ее конторы.

Это ж надо! А наши доморощенные атлантисты не устают твердить, что НАТО — уже давно политическая организация, а вовсе не военный блок.

«Ребрендинг» по-украински

Натовские штабисты имели счастье ознакомиться еще с некоторыми стереотипами украинской «элиты», которые даже у видавших виды европейцев вызвали некоторое удивление. Насколько я понял, удивились представители альянса не тому, что такие стереотипы присутствуют, а тому, что о них говорят. Представительница украинской делегации, главный редактор одного из региональных телеканалов, заявила: «К сожалению, наши люди пока не могут делать самостоятельные выводы. Потому что они являются заложниками мнения политиков».

Этот стереотип и предопределял скептические улыбки украинских атлантистов, когда речь заходила о необходимости провести референдум о вступлении Украины в НАТО.Зачем, мол, спрашивать у народа, который не сподобился на самостоятельные выводы? «Элиты» все решат и без референдумов. Натовцы же удивленно поднимали глаза, когда эти мысли звучали столь открыто. Хотя идею проведения референдума не отвергали и не поддерживали — сами-де разбирайтесь. При этом один из не последних представителей украинской миссии в НАТО привел цитату из частного разговора с неким не последним штабистом блока: «А что, думаете, если бы мы проводили референдумы в наших странах, мы бы остались в альянсе?» Тоже откровенные слова, не правда ли? Однако — в отличие от украинских политологов — натовцы все-таки стараются говорить об этом в кулуарах.

Нельзя при этом сказать, что общественное мнение украинцев вовсе не интересовало натовцев. Они явно с сожалением отмечали слишком уж низкий уровень поддержки идеи вступления Украины в альянс. Собственно, потому и обратились к украинским политтехнологам. Поняв, что уровень поддержки этой идеи в украинском обществе за последние годы не только не вырос, но и довольно резко упал, представители Запада поняли: что-то нужно менять. Но что — пока не поняли. Потому и обратились к украинским экспертам. С одной стороны, чтобы поделиться с ними опытом раскрутки бренда «НАТО», с другой — чтобы переложить хотя бы часть своей неблагодарной работы на плечи украинской стороны.

Натовцы не скрывали, что Украина пока не входит в приоритетные задачи PR-кампании (как минимум — на 2007 г.). Для альянса куда важнее наладить пропаганду в Афганистане, на Балканах и в Косово, а также... в России. Агитационная работа в Украине и Грузии значилась в числе, можно сказать, «второстепенных». Это вызвало негодование у особо «національно свідомої» части делегации. Например, главный редактор группы сайтов «Обозреватель» Олег Медведев заявил, что выделение денег на пропагандистскую кампанию в России — зря потраченные средства. «Путин и Кремль не дадут вам целенаправленно тратить эти деньги», — заявил он. А потому предложил перенаправить их на агитацию внутри Украины. Последний тезис нашел горячую поддержку у украинских лидеров политического пиара, что, возможно, дало повод натовцам заподозрить тех в излишнем корыстолюбии.

Правда, куда более корыстолюбиво прозвучало предложение сразу от нескольких представителей украинской стороны провести «ребрендинг» (да простят неискушенные читатели за сей термин) НАТО в Украине. Чтобы было понятно, о чем речь, поясню суть предложения. Украинские пиарщики решили, что все проблемы Североатлантического альянса в нашей стране связаны исключительно с самим брендом, названием блока, который якобы в течение 70 лет позиционировали исключительно как «агрессивный» и «империалистический» (те, кто это говорил, забыли, что история НАТО еще не насчитывает 70 лет). И мол, если лишь в «отдельно взятой Украине» этот блок «переназвать» как-нибудь иначе, многие проблемы отпадут сами собой. Тот же Медведев заявил: «Возможно, нужно отойти в Украине от названия «НАТО». Если в Украине назвать марку молока «НАТО», то оно будет плохо восприниматься».

Во время завязавшейся по этому поводу оживленной дискуссии глаза натовцев были полны удивления. Насколько я понял, за всю их практику работы в штабе альянса они с подобным предложением еще не сталкивались. В самом деле, представьте эту картину. Киев принимает закон, что вступает не в блок НАТО, а в блок, который у нас почему-то называется «Наша Украина» или, скажем, БЮТО.При этом своим западным коллегам мы хитро подмигиваем: мол, мы-то с вами понимаем, что мы об одном и том же говорим. А здесь, в Украине, будем рассказывать, что НАТО тут вовсе ни при чем. Глядишь, таким нехитрым способом мы убедим наше население, которое, как вы помните, еще не научилось «делать самостоятельные выводы», вступить в некий военный блок. Интересно, а когда натовские танки будут въезжать на территорию Украины, им себя как «позиционировать» надо будет? В качестве мирных американских тракторов?

Кстати, представителю американской делегации в НАТО Кирку Девериллу я напомнил принятый недавно в США закон о финансовой поддержке вступления Украины и Грузии в НАТО.Я спросил его, как бы он отнесся к тому, если бы, скажем, в России приняли закон о прямой финансовой поддержке из федерального бюджета организаций, препятствующих вхождению Украины в НАТО.Американец, по-моему, даже обиделся. «США будут удивлены, — сказал он мне в ответ, — если какая-нибудь страна будет создавать какие-то препятствия любой нации в ее желании вступить в какую-нибудь организацию или блок». Тут уже настала моя очередь удивляться: где в украинской нации американцы усмотрели-то это самое желание? Если следовать этой логике, то, получается, наше вступление в НАТО финансируется как раз вопреки желанию украинской нации, если рассматривать ее как население страны, а не как обитателей здания на улице Банковой. В том-то и дело, что в данном случае желание нации финансировалось бы как раз теми, кто решил бы выделить средства на обратные цели.

«Я дерусь, потому что дерусь»

Не стану утомлять читателей хитроумными специфическими терминами из области политтехнологий и пиара, которыми оперировали выступавшие. Натовцы, рассказывая о своих планах по пропаганде среди украинского населения (слово «пропаганда», правда, они старались не употреблять в данном контексте), не открыли ничего нового. Разве что посол Словакии в НАТО Игор Слободник довольно откровенно поведал, что для агитации за вступление в альянс надо использовать даже учителей общеобразовательных школ. А в основном, как и раньше, натовская агитация будет направлена на парламентариев и (обращаю внимание) на сотрудников парламента, на неправительственные организации, на аналитиков и экспертов в области безопасности, на тех людей, которые были названы «лидерами общественного мнения» (сюда были включены писатели, журналисты, телеведущие и т. д.). В общем-то тактика, которую НАТО и США используют с разной долей эффективности во всех странах мира уже не одно десятилетие.

Однако главная проблема агитационной кампании НАТО в Украине связана с тем, что сами натовцы пока не представляют, как им объяснить свое стремление прийти сюда. Ведь не скажешь, что, мол, нас в меньшей степени интересуют ваша демократия, суды, благосостояние, а в большей — огромная территория, вдающаяся в глубь необъятного пространства потенциального врага, возможность размещать свои базы под Ростовом, отслеживать пространство России даже за Уралом.

Конечно, такой ответ не будет воспринят ни в Украине, ни в России.

Именно поэтому Стефани Бабст ответила более чем уклончиво: «В чем состоит конечная цель расширения НАТО? Простите, я не могу ответить на этот вопрос. Это — процесс... Этот процесс — и есть цель». В общем, «я дерусь, потому что дерусь».

«Кризис миссии»

Повторюсь: самое веселое во всей этой истории то, что НАТО не знает, что же альянс будет представлять собой через несколько лет. Довольно подробно перед нашими политтехнологами раскрыл эту тему чех Петр Лунак, отвечающий за информационные связи с Украиной в штабе НАТО.Он откровенно признался, что изучаются абсолютно различные сценарии будущего альянса. Его роль рассматривают и как просто организацию коллективной безопасности, оперирующую в основном в Европе, и как глобальную структуру, борющуюся с терроризмом по всему миру (и в Индии, и на Тайване, и где угодно), и даже как просто совещательный орган по вопросам безопасности (своеобразный СНБО трех десятков стран).

Данные «душевные метания» присутствовавший на встрече политолог Вадим Карасев определил как «кризис миссии». Сам же Лунак постарался смягчить определение: «На данный момент есть некоторая неопределенность относительно миссии НАТО».

У меня в этой связи возник вполне закономерный вопрос, связанный с этой неопределенностью. Хорошо, НАТО определяется, НАТО ищет себя в будущем глобальном мире, иногда бомбя сербские, иногда афганские городки (само собой, «с целью защиты мира и стабильности»), НАТО мечется, выбирая свою миссию, дабы продолжать играть хоть какую-нибудь значимую роль. Но это ведь означает, что украинские власти, постоянно демонстрируя свое рьяное стремление вступить в альянс, практически покупают кота в мешке. Господа атлантисты, но вы же даже не знаете, куда будете вступать! Если сами натовцы теряются в том, что это будет за организация такая — НАТО — лет эдак через десять, то мы-то и подавно можем только догадываться об этом. Именно на этот мой вопрос Альп и ответил так хитро — насчет «движущейся цели».

Я предложил представителям альянса подумать над несколько иной схемой наших будущих взаимоотношений. Пусть пока НАТО определяется со своей грядущей миссией в этом мире. А мы подождем. Мало того, на мой взгляд, Украина может поучаствовать в этой дискуссии, высказать свои пожелания по поводу того, какой организацией мы хотели бы видеть НАТО в перспективе, какая организация устроит нас. А уже потом, после того как альянс определится, можно начинать общественные дискуссии и в самой Украине (кстати, и в России тоже) о том, примыкать к этой организации или нет. А то стрельба по летающим тарелочкам — вещь, конечно, захватывающая. Но как-то лотерею напоминает. А вдруг НАТО в итоге своих душевных метаний выберет роль мирового жандарма? А мы к тому времени, не дай бог, вступим в это дело — что тогда? Срочно «выступать» оттуда будем? Или начнем посылать украинцев на удушение революций где-нибудь в тропиках?

Послушав яркие, профессиональные выступления представителей штаб-квартиры НАТО (искренне говорю — они действительно профессионалы своего дела), лично я убедился в том, что на ближайшие годы Украина должна прекратить дискуссию о том, вступать в альянс или нет. Эта дискуссия должна быть переформатирована в дискуссию об участии в коллективных системах безопасности наших соседей, о перспективах объединения этих систем, о совместной борьбе против глобальных угроз вроде терроризма и даже в дискуссию о будущей роли НАТО.Но нельзя постоянно стрелять по «движущимся целям», надеясь на то, что данная цель долетит в нужное место, прихватив нас с собой, а заодно и решив за нас, где нам лучше приземлиться.

Представителям НАТО данная идея почему-то не понравилась...

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Опасные игры «заинтересованных сторон»

Без нейтрализации «партии войны», которая ощущает свою абсолютную...

О чем не сказал Трамп

Трамп перед выборами может заняться урегулированием донбасского конфликта, добиваясь...

Кривбасс штормит

Если добиться ухода с КЖРК «приватовской» команды не получается, то сделать это...

Долговая грусть

Оздоровление банковской системы позволило бы увеличить до 600 тыс. грн. гарантированный...

Виртуально и на самом деле

Россия и Германия не заинтересованы в переводе отношений в режим долговременной...

Налог с хомячков и попугаев

Новый законопроект от «Слуг народа» вроде бы прогрессивный, однако его...

Зе-команда в польском сиквеле «Огнем и мечом»

Активное участие Украины в польских восточноевропейских маневрах контрпродуктивно

Киев подражает и проигрывает

Украина могла бы стать идеальным модератором урегулирования внутриполитического...

Некоторые мысли о нынешних событиях

«Уходи!», которое прозвучало на улицах белорусских городов, — это не просто vox...

В Европу с черного хода

Мы не знаем, какая ситуация с потенциальными донорами внутри страны, но вывоз органов...

Рост напряженности по всем направлениям

Если российско-немецкий кризис не будет разрешен и дело дойдет до срыва СП-2, процесс...

Не согласны? Будем лечить принудительно

Законопроект дает возможность установить отдельный порядок, который позволит...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка