Коэн: украинский языковой закон — шаг в неверном направлении

№46 (883) 16 — 22 ноября 2018 г. 15 Ноября 2018 4.8

Средства массовой информации сегодня повсеместно испытывают немалые сложности: это и кардинальное сокращение рекламных бюджетов, и необходимость приучить потребителя платить за контент. Но СМИ Украины вскоре придется столкнуться с вызовом принципиально иного типа.

Рассматриваемый Верховной Радой законопроект обязывает все средства массовой информации, выходящие на языках, отличных от украинского, публиковать идентичную украинскую версию — как онлайн, так и печатную. Радио и телевидение тоже должны полностью перейти на украинский язык, а все программы на других языках следует дублировать. Этот закон — в случае его принятия — способен поставить под угрозу существование ряда великолепных изданий, а у отдельных сегментов населения пробудить неприятие.

Во-первых, в Украине крайне мало рентабельных СМИ, и введение столь обременительного для них требования подтолкнет некоторые издания к закрытию.

«Судя по всему, апологеты принятия данного законопроекта слабо разбираются в сути рыночных принципов: издатели (какими бы состоятельными они ни были) вовсе не готовы в два раза раздувать бюджеты своих изданий», — подчеркивает Брайан Боннер, главный редактор Kyiv Post, крупнейшей в Украине англоязычной газеты.

В свое время он пытался наладить выпуск украинской версии Kyiv Post, но мизерный спрос в сочетании с высокими издержками подтолкнул к сворачиванию проекта. По словам Боннера, группа парламентариев подготовила поправку к законопроекту об особых условиях для англоязычных СМИ, но при этом он констатирует: «Неизвестно, будет она принята или нет».

Во-вторых, одним английским языком вопрос не ограничивается. Некоторые русскоязычные СМИ просто не смогут соблюдать новые требования и также будут вынуждены закрыться — в особенности литературные журналы и региональные издания. Множество лояльных и патриотически настроенных украинцев (особенно на юге и востоке страны) говорят на русском языке, и упомянутый закон может породить лишь ненужный антагонизм, ведь этим людям дадут понять: к их языковым и культурным предпочтениям Киев относится без уважения.

Естественно, депутаты парламента вправе принимать любые законы по своему усмотрению, в т. ч. и о требовании печатать периодические издания на украинском языке. Но они не вправе определять, на каком языке людям читать новостные или развлекательные материалы. И когда русскоязычная аудитория столкнется с закрытием любимых СМИ (или резким сокращением их тиражей), многие просто переключатся на альтернативные источники новостей, транслируемые из России.

В-третьих, данный законопроект ни в коей мере не ликвидирует реальную проблему, существующую в медийном пространстве, — это олигархический контроль, особенно над телеканалами, ставшими главным источником новостей и информации для 82% украинцев. И действительно, в первой пятерке богатейших владельцев СМИ в Украине числятся лишь олигархи: Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, Игорь Коломойский, Дмитрий Фирташ и президент Петр Порошенко.

Сложившаяся ситуация чревата рядом негативных побочных эффектов. В частности, олигархи имеют возможность использовать подконтрольные СМИ фактически в качестве инструментов пропаганды и лоббирования собственных политических или бизнес-интересов. При этом они резко ограничивают вероятность появления на политической сцене новых лиц. Контролируемые олигархией СМИ традиционно предпочитают избегать освещения деятельности новых и непредсказуемых политических игроков, способных бросить вызов статус-кво, вполне устраивающему олигархов и старую гвардию их политических союзников. В случае принятия законопроекта и в итоге закрытия независимых СМИ степень олигархического контроля над средствами массовой информации лишь усилится — в результате сокращения количества подлинно независимых источников информации.

В-четвертых, одним из главных стимулов к принятию данного законопроекта стали запланированные на следующий год президентские и парламентские выборы. При этом, судя по всему, в тренде сегодня мелкотравчатая политика популизма.

Ярким примером стала кампания Порошенко. На фоне пребывающего на самом дне рейтинга и скромного числа подвижек в сфере борьбы с коррупцией, которые президент вправе именовать собственными достижениями, Порошенко предпочел идти на выборы под лозунгом «Язык. Вера. Армия». Один из политологов пришел к выводу: Порошенко надеется создать себе имидж ведущего проукраинского кандидата ради прохождения первого тура, чтобы во втором туре голосования встретиться с тем, над кем он легко может одержать победу, — с пророссийским оппонентом.

И, наконец, данный законопроект — шаг в неверном направлении, попытка избыточного базирования большей части украинской идентичности на основе украинского языка. Это намек не владеющим украинским языком как родным на то, что они — в определенной мере — не являются полноправными и полноценными гражданами.

Питер Диккинсон, издатель журнала Business Ukraine и старший научный сотрудник Atlantic Council, охарактеризовал это так: «Украина — чрезвычайно полиэтническое и поликультурное государство, и этот факт должен быть отражен в законодательстве страны».

И действительно, во время войны политикам следует сосредоточиться на пропаганде таких гражданских ценностей, как демократия, интеграция в ЕС, верховенство права и толерантность, а не предпринимать непродуманные шаги, направленные на раскол и сегментацию населения ради краткосрочной электоральной выгоды.

Внесу ясность: нет ничего изначально порочного в идее продвижения украинского языка в средствах массовой информации. Однако существуют однозначно менее карательные методы достижения данной цели. К примеру, по мнению Боннера, правительство могло бы инвестировать средства в создание первоклассного общественного телевидения, транслирующего высококачественный украинский контент. Можно было бы также поддержать украиноязычных издателей налоговыми льготами или стимулами иного рода — т. е. проводить в отношении украинского языка т. н. политику равноправия. Целью такой политики стало бы формирование платформы нейтралитета для всех языков и предоставление права потребителю на самостоятельный выбор. В итоге такой лишенный признаков принуждения подход гораздо вероятнее принесет именно тот результат, на который рассчитывает правительство.

Джош КОЭН — эксперт по внешней политике, публицист, ранее сотрудник USAID, отвечавший за реализацию проектов реформирования экономики республик бывшего Советского Союза.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Тестирование миропорядка

Мы являемся очевидцами исторически значимых событий, когда рушатся основополагающие...

Ликбез простыми словами

Итак, принят закон об открытии рынка земли в Украине – якобы, как нам твердят, по...

Деклассирование глобального неолиберализма

Кризис обнажил главную проблему нынешнего миропорядка –либеральная демократия...

Апофеоз момента

Надеюсь, дошло-таки до властей: не заграница, а исключительно национальный...

О коллективном подсознании в период глобализации

Забота об укреплении национальной безопасности, под которой подразумевается...

Слухи как технология

Кратковременного воздействия быстро сменяющихся слухов хватает для решения...

Загрузка...

Самокат уходит в небо

На Банковой решено укрепить власть за счет создания олигархического консенсуса,...

Стремительный смартфон

Существует выбор только между возвращением во власть наиболее компетентных опытных...

Фейковая корона вируса

Реализовать столь всеобъемлющие, как в Китае, методы контроля за распространением...

Размежеваться, чтобы объединиться

Процесс объединения из добровольного превращается в принудительный, и его нужно...

Предназначение

Поколение победивших покусилось на моральные устои: они отрицают их традиционное...

Власть тьмы и призрак вируса

Люмпен раболепствует перед олигархией и принимает от нее подачки, обращая всю свою...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка