Уроки русского

№27(913) 5 — 11 июля 2019 г. 04 Июля 2019 3.9

Донбасс все ближе к миру и компромиссу?

Неделя началась приятной неожиданностью в виде разведения сторон в Станице Луганской. Неожиданностью потому, что, казалось, этот вопрос остается в тупике (это констатировал 19 июня на заседании ТКГ представитель ОБСЕ Мартин Сайдик).

Сайдик заявил: «Намерение начать его (разведение. — С.Б.), высказанное сторонами в Минске две недели назад, пока не было осуществлено. Причиной тому стали нарушения режима прекращения огня. Однако стоит отметить, что они появились после того, как стороны высказали это намерение. До того нарушений режима прекращения огня довольно долго не было». Правда, дипломат тут же добавил: «У меня есть ощущение, что стороны действительно хотят разведения сил и средств в Станице Луганской. И я надеюсь, что оно состоится, но точную дату сегодня предсказать не могу».

Сейчас последние слова Сайдика кажутся намеком на то, что он все-таки был посвящен в план ближайших действий. Ибо, похоже, разведение сторон готовилось как некая спецоперация. В ТКГ (или на другом уровне, но такой вариант почти невероятен) была достигнута неафишируемая договоренность, что оно состоится независимо от обстрелов. Последние стали фиксироваться на этом участке гораздо чаще, когда пошли разговоры о предстоящем разведении (а согласно договоренностям, достигнутым в 2016 г., отводу войск на любом участке должно предшествовать недельное соблюдение режима тишины).

Такая тактика помогла решить проблему, которая не решалась с осени 2016 г. В то же время она зафиксировала слабость Владимира Зеленского перед партией войны и показала, что дальнейшее продвижение по мирному пути будет очень трудным, поскольку ему придется лавировать. Разведение сторон происходит на фоне усиления военной активности в Донецкой области, что может стать как стимулом для скорейшего согласования перемирия на уровне контактной группы, так и поводом для нового срыва договоренностей.

Правда, первое после разведения заседание ТКГ (2 июля) вновь не принесло сообщений о дополнительных мерах по поддержанию перемирия. Однако скупость комментариев сторон побуждает предполагать, что эти договоренности, как и отвод войск в Станице Луганской, были достигнуты скрытно и внезапно. Фактором, который может как содействовать мирному урегулированию, так и осложнить его, стало восстановление прав России в ПАСЕ.

О мнимых и реальных санкциях ПАСЕ

Вопреки тому, что часто пишут, Россия формально не находилась под санкциями этой организации. Лишение ее делегатов в ассамблее права голоса было принято до конца 2015 г. Но если бы российская делегация приехала в последующие годы, тут же возник бы вопрос о выполнении предыдущих резолюций, и ее не только могли бы на первом же заседании сессии лишить права голоса, но и аннулировать все полномочия.

Ведь январская (2015 г.) резолюция ПАСЕ предполагала, что на июньской сессии эта организация аннулирует (не рассмотрит вопрос об аннулировании, а именно — аннулирует) полномочия российской делегации, если РФ не пересмотрит вопрос аннексии Крыма. Правда, в июне 2015-го, когда вопрос перешел в практическую плоскость, российская делегация уже прекратила поездки в Страсбург, а ПАСЕ в качестве жеста доброй воли приняла резолюцию, где не стала аннулировать ее полномочия.

Но делегация РФ не вернулась, а Москва с 2017 г. перестала платить членские взносы в Совет Европы, создав в организации финансовый кризис и одновременно предпосылки для исключения ее из СЕ по причине неуплаты. Кризис разрешен принятием ПАСЕ 24 июня с. г. резолюции, которая осложняет введение санкций против любой делегации, так как дополняет регламент нормой о том, что «права членов голосовать, выступать и быть представленными в ассамблее и ее органах не должны быть приостановлены или отозваны в контексте оспаривания или пересмотра полномочий».

Теоретически пространство для введения санкций все равно остается. Так, ассамблея сохраняет право на самую серьезную из них — аннулирование полномочий любой делегации. При этом регламент ПАСЕ не предполагает, что аннулирование — мера, которую можно предпринять, лишь если санкции меньшего масштаба не сработают.

Санкции могут распространяться и на такие права: предлагать резолюции или рекомендации (в качестве инициатора или подписанта); направлять вопросы Комитету министров; быть членом комитета ПАСЕ; быть назначенным докладчиком; требовать обсуждения на сессии какого-либо вопроса в рамках срочной процедуры или обсуждения по текущим вопросам; быть кандидатом на пост председателя ассамблеи, председателя или зампредседателя комитета или подкомитета; быть членом специальной комиссии по наблюдению за выборами и т. д. Ясно, что применение многих этих ограничений может заблокировать полноценную работу делегации. Кроме того, резолюция предлагает ввести еще один вид санкций — оспаривание полномочий отдельных членов национальной делегации.

В настоящий момент какие-либо санкции против российской делегации в ПАСЕ остаются абстрактной возможностью. Хотя до открытия сессии было впечатление, что полномочия российской делегации будут ратифицированы с некими ограничениями. Ведь на пресс-конференции с Владимиром Зеленским Ангела Меркель заявляла: возвращение России в ПАСЕ, «естественно, должно произойти не любой ценой, для этого необходимо выполнить определенные условия». А французский президент днем ранее на аналогичной пресс-конференции утверждал: надо, чтобы «Россия платила взносы и не действовала в качестве активного члена».

Но россияне изначально предупредили, что будут работать на сессии только в том случае, если их полномочия подтвердят без каких-либо изъятий. Все попытки ввести ограничения, когда вопрос рассматривался на заседании 26 июня, разбивались о мнение большинства ассамблеи. Причем — и это самое неприятное для Киева — соотношение сил было в принципе таким же, как и при принятии резолюции, изменившей регламент и открывшей путь России в ПАСЕ (116 за подтверждение полномочий в полном объеме, 62 — против). За санкции дружно выступали представители Украины, трех балтийских стран, Грузии, Польши, Албании, Румынии, большинство британской делегации, половина голландской и шведской, а также отдельные участники голосования из Словакии и Словении. Все остальные делегации дали лишь шесть голосов против России.

Да, в ходе дискуссий никто не говорил, что Украина в чем-то не права в донбасском конфликте, а многие парламентарии, которые выступали за реабилитацию РФ, подчеркивали, что Москва должна отвечать за свои действия, но претензии целесообразно высказывать российским депутатам в лицо.

В то же время немало было депутатов, которые делали акцент на том, что ПАСЕ не смогла прекратить ни израильско-палестинский конфликт, ни конфликт в Нагорном Карабахе, поэтому не надо ставить ассамблее невыполнимые задачи, а надо просто сохранять ее как площадку для диалога всех европейских стран. Если последний подход возобладает, то отношение к России принципиально не будет отличаться от отношения к Турции или Армении, несмотря на проблемы, которые существуют в связи с Северным Кипром и Нагорным Карабахом.

Но, на мой взгляд, такого не произойдет. Признаками этого стали два события. Во-первых, практически единогласное принятие резолюции «Пролить свет на убийство Бориса Немцова», в которой ПАСЕ считает, что в России так и не выявили организаторов преступления, и призывает все страны ввести персональные санкции в отношении лиц, которые, по их мнению, причастны к ненадлежащему расследованию этого дела и проведению суда над предполагаемыми убийцами.

Вторым (более серьезным) событием стало то, что ПАСЕ так и не утвердила вице-президента от России. Надо сказать, что право на вице-президента имеет каждая из стран СЕ, и обычно на эту должность не выбирают, а назначают — делегация предлагает свою кандидатуру, и лишь если не менее 20 членов ПАСЕ настаивают на процедуре голосования, оно имеет место (бюллетенями). Однако условия избрания жесткие. Так, требуется, чтобы в голосовании участвовали свыше половины членов ассамблеи, тогда как принятие обычных резолюций и рекомендаций не связано с наличием кворума, и, как правило, при их принятии в зале находится меньше половины депутатов.

О тактике Запада по отношению к Кремлю

Россия настаивала на том, чтобы этот пост занял глава думского комитета по иностранным делам Леонид Слуцкий, который до ухода РФ из ПАСЕ уже занимал этот пост и вообще заседал в этой организации полтора десятка лет, пользуясь там немалым авторитетом. В частности, он готовил доклад о вступлении Княжества Монако в Совет Европы. С другой стороны, санкции в отношении Слуцкого были введены ЕС и США сразу после поглощения Россией Крыма — они до сих пор остаются в силе. За время их действия он трижды организовывал визиты групп французских парламентариев в Крым.

Утром 26 июня кандидатуру Слуцкого поддержал 101 из 197 присутствовавших на заседании депутатов ассамблеи. Тем не менее он не был избран — для избрания в первом туре требуется большинство в две трети голосов. Для второго тура эта норма снимается. Вечером того же дня за Слуцкого проголосовали 105 депутатов, а против — 154. Обращает на себя внимание как очень высокая для ПАСЕ явка (вероятно, это было связано с тем, что одновременно депутаты голосовали и за нового генерального секретаря Совета Европы), так и то, что за вице-президентство Слуцкого при большей явке проголосовало все равно меньше депутатов, чем за подтверждение полномочий российской делегации.

Неизбрание Слуцкого было единственной возможной на этой сессии санкцией в отношении РФ. Т. е. санкцией, которая не помешала бы российской делегации вернуться. Но это же голосование показывает высокую вероятность того, что в дальнейшем, когда СЕ получит взносы, которые Россия задолжала за три года, пребывание ее депутатов в ПАСЕ станет не столь гладким. Но абсолютного повторения того, что происходило в 2014—2015 гг., ожидать не следует.

Наиболее вероятен следующий сценарий. Поскольку ряд действий России в последние годы (прежде всего в Крыму) уже признавались ПАСЕ нарушением устава СЕ, вопрос о полномочиях российской делегации будет все равно формулироваться. И теоретически ассамблея сохраняет право и на их полное аннулирование. Однако принятая в нынешнем апреле резолюция ПАСЕ предполагает, что вопросы самых серьезных санкций следует рассматривать тройкой в лице ПАСЕ, Комитета министров и генерального секретаря СЕ. Механизм работы такой тройки еще не согласован, но к осени он, очевидно, будет выработан.

Но на практике и аннулирование полномочий российской делегации, а тем более исключение России из СЕ выглядит нереальным ввиду принципа консенсуса в Комитете министров и желания сохранять российский взнос. Нельзя сказать, что все сведется к пропесочиванию членов делегации РФ. Но критика — это не санкции, и в ПАСЕ будут искать способы, как можно наказать Россию, сохранив ее взносы.

Вариантов два, и они совместимы друг с другом. Первый — ввод санкций в отношении всей делегации. Второй — персональные санкции в отношении отдельных ее членов. Вполне вероятно, что ограничения могут предполагать и лишение полномочий, и лишение права голоса — ведь последняя санкция сейчас запрещена лишь как коллективная мера. Правда, персональные санкции до сих пор регламентом не предполагались, поскольку в ПАСЕ опасались, что их введение обрушит ассамблею во внутренние разборки между провластными и оппозиционными парламентариями из делегаций ряда стран.

Если на осенней сессии их механизм так и не будет утвержден, это неплохой прогностический признак для Москвы. Но вряд ли — пророссийских делегаций в ПАСЕ нет (по крайней мере внутри ЕС), и разногласия в отношении РФ у представителей этих стран, в т. ч. Украины, прежде всего тактические. Речь идет о том, какие формы давления на Москву будут приоритетны. Более гибкие, чем ранее, или нет. Разумеется, надо учитывать диалектическую связь формы и содержания, но даже с учетом всего этого рассуждения членов украинской делегации о предательстве космического масштаба, произошедшем в Страсбурге, абсолютно не соответствуют действительности.

Впрочем, на деле значение этих разговоров выходит за рамки вопроса отношений Украины с ПАСЕ. Главная их опасность — во влиянии на мирный процесс в Донбассе. Ведь было очевидным, что за решением, открывшим России возвращение в ассамблею, стоят прежде всего Германия и Франция. Любой же серьезный прогресс в урегулировании станет возможным только после решений на уровне «нормандского формата», где эти два государства играют роль посредников.

Возвращение России в ПАСЕ можно толковать и как признак куда большей готовности Парижа и Берлина подталкивать Киев к политическим решениям, предусмотренным Минскими соглашениями. Ясно, что любые политические договоренности на уровне «нормандского формата», включая подтверждение тех, которые согласовывал бывший президент 3—4 года назад, все равно толковались бы политиками типа Порошенко или Парубия исключительно как предательство.

Событие, произошедшее в Страсбурге, создает почву для того, чтобы в случае подобных договоренностей украинская партия войны серьезно поставила вопрос о замене этого формата на другой. Например, с участием США. Такие разговоры периодически велись среди украинских политиков и раньше. Но всегда основанием для них была лишь безрезультатность переговоров. Сейчас же появится аргумент насчет необъективности посредников.

Рейтинги украинских партий, которые могут раскручивать эту идею, не так велики. Но на улице радикалы могут оказаться внушительной силой. К тому же тезис о предвзятости Германии и Франции могут разделить и более умеренные политики, ибо в вопросах войны и мира на поверку очень многие могут оказаться непредсказуемыми. Примером стало выступление Леонида Кравчука в ток-шоу «Эпицентр украинской политики» на телеканале Newsone 30 июня. До сих пор Леонид Макарович был одним из голосов партии мира. Он был едва ли не единственным крупным политиком, не связанным с «регионалами» и КПУ, который постоянно говорил о необходимости компромисса, предполагающего автономию Донбасса.

В нынешнем же выступлении Кравчук не повторял таких тезисов и (хотя не дезавуировал их) сосредоточился на критике мирных переговоров: «Я всегда заявлял, что Минский процесс не является эффективным по своей сути. Даже в Европе уже говорят, что он себя исчерпал. Он не может решить коренной вопрос Украины о территориях и урегулировать военный конфликт в Донбассе. Я выступаю за то, чтобы вернуться к будапештскому процессу. Подумать, как его расширить, как его изменить, но вернуться к нему».

Это выступление состоялось как раз на фоне завершения разведения войск в Станице Луганской, которое стало достижением именно минского формата. Критикой последнего Кравчук не ограничился, ибо за словами о «будапештском процессе» просматривается критика именно «нормандского формата».

Самая же серьезная угроза заключается в американском противодействии европейским усилиям. Так, 26 июня временный поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор высказался против возвращения России в ПАСЕ и оценил усилия украинской делегации, чтобы не допустить этого. Это первый на моей памяти пример публичной критики официальным Вашингтоном действий Европы относительно Украины, причем высказал ее карьерный дипломат, который после скандала с отзывом из Киева посла Мари Йованович должен особенно тщательно сверять свои действия с генеральной линией из-за океана.

Хотя о том, что генеральная линия именно такова, говорят два события, связанные с Куртом Волкером. Так, 28 июня он в Твиттере не просто осудил российское предложение по выходу из ситуации с моряками, а употребил фразу «это была ловушка». Т. е. его слова не просто по смыслу, а буквально совпали с высказыванием министра иностранных дел Павла Климкина. Напомним, он в Фейсбуке еще 27 июня в ходе полемики с президентом написал: «российская ловушка, кстати, довольно примитивная». Т. о. спецпредставитель госдепа четко просигналил, что в данном конфликте США на стороне не президента Украины, а его министра, которого он безуспешно хочет уволить.

А позже, на форуме в поддержку реформ в Украине в Торонто — при участии Владимира Зеленского — Волкер возглавил делегацию США. Таким назначением официально подтверждена роль Волкера в качестве куратора всех процессов в Украине от лица США, которую тот фактически начал играть еще раньше. А ведь считалось, что его мандат заключается лишь в содействии переговорам по Донбассу.

О внезапной оттепели между Зеленским и Гройсманом

На теме сложностей коммуникации Владимира Зеленского с теми, кто (по Конституции) находится в прямом его подчинении, я акцентировал внимание неделю назад, особо отметив Климкина, который перешел к слегка лишь прикрытому саботажу в отношении своего непосредственного начальника и главы государства. И вот на минувшей неделе терпение гаранта лопнуло.

«Я несу персональную ответственность за внешнюю политику Украины. Я говорю о ноте протеста, которую мы получили от РФ относительно возвращения наших моряков. И о ноте ответа, которую отправил МИД. Давайте я вам просто объясню — не юридической, не правовой терминологией: я в глаза — напомню всем, а особенно господину Климкину — не видел наш ответ на ноту РФ. Господин Климкин не считает нужным обсуждать такое с президентом Украины. А это вопрос безопасности наших граждан, и это все приоритет каждого президента», — заявил Зеленский на брифинге

Речь идет о том, что 25 июня МИД России направил ноты в Международный трибунал по морскому праву и в посольство Украины. В них подчеркивалось, что Россия готова освободить всех моряков, но под письменные гарантии украинского государства об их участии в предварительном и судебном следствии, а также Украина должна предоставить аналогичные гарантии «сохранности вещественных доказательств — военно-морских кораблей «Бердянск», «Никополь» и «Яны Капу» после их передачи на ответственное хранение Украинской Стороне до выполнения судебного решения».

Здесь надо напомнить, что трибунал по морскому праву согласился лишь с двумя из трех временных мер по обеспечению иска, которых требовала Украина. Он обязал РФ освободить все три украинских корабля и 24 моряков, но отказал Киеву в третьей временной мере — потребовать от РФ прекратить уголовное преследование моряков и воздерживаться от возбуждения новых дел против них.

Это не значит, что трибунал признал это преследование правомерным — данный вопрос будет решен только после рассмотрения иска по сути, что займет несколько лет. В своем ответе МИД Украины не напоминал обо всех нюансах этого решения, а потребовал, чтобы Россия в соответствии с ним немедленно и безоговорочно освободила моряков и корабли.

«Украина отказалась не только от этого предложения, она отказалась даже в принципе обсуждать этот вопрос. Вот в чем парадокс», — заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

И тут нужно отметить, что, по нашей информации, освобождение моряков входило — наряду с возращением России в ПАСЕ и разведением у Станицы Луганской — в число согласованных первоочередных шагов по деэскалации, которые должны были быть предприняты в ближайшее время. И вот Климкин (а в его лице Украина) сорвал этот процесс.

В общем, Зеленский отказался не выносить сор из избы, тем более что Климкин для контрдействий оказался самым слабым звеном. За ним нет сильной поддержки со стороны ура-патриотической общественности, как за ВСУ и их верхушкой. Не говоря уже о том, что представляют они собой мощный и спаянный клан, к тому же располагающий реальной вооруженной силой. Последнее относится и к Арсену Авакову, который контролирует и полицию, и национал-радикалов.

Неписаные правила аппаратной борьбы рекомендуют делать наоборот — бить по самому сильному противнику, и тогда в случае успеха и остальные поймут, что с новым лидером шутить не стоит. И если бы Зеленский изначально адекватно реагировал на шантаж радикалов, можно не сомневаться, что и военные стали бы исполнять решения главкома, а не навязывать ему свои подходы. Да и Климкин вел бы себя куда приличнее.

Тем не менее ситуацию с Климкиным удалось довести до логического завершения. Хотя парламент в очередной раз даже не стал вносить вопрос его отставки в повестку дня, он сам был вынужден заявить об уходе в «политический отпуск».

Правда, получил Зеленский и весьма неожиданную поддержку. Так, Гройсман заявил, что Климкин был назначен еще бывшим президентом Петром Порошенко, «но сегодня он работает под руководством Зеленского». «И выходить с нотами, не согласовав позицию ни с президентом, ни с премьер-министром, считаю недопустимым, потому что за каждым таким заявлением — судьбы людей», — подчеркнул премьер. Также он добавил, что после ухода Климкина в отпуск (Гройсман и предложил такой вариант) с подачи Зеленского готов назначить первого замминистра иностранных дел, который исполнял бы обязанности главы ведомства.

Признаки потепления между президентом и премьером появились несколькими днями ранее, когда Зеленский сменил губернаторов в ряде областей. По Конституции президент назначает губернаторов по представлению Кабмина. Аналитики же считают, что большинство новых губернаторов — люди Зеленского (или тех, к кому он вынужден прислушиваться). Нужно понимать, что такое сотрудничество для Зеленского токсично. Но именно премьер сделал все, чтобы на заседании Кабмина все кандидатуры президента были одобрены.

Очевидно, что Гройсман о чем-то попросил у Зеленского взамен, и это наверняка связано с ситуацией уже после выборов, вплоть до сохранения поста премьера. А ведь Зеленский победил под лозунгом полного обновления власти. И отставки непопулярного правительства он потребовал прямо в инаугурационной речи.

Впрочем, запросы нынешнего премьера могут быть и скромнее, у него есть понимание, что новый президент пришел надолго, и непримиримая оппозиция к нему сейчас чревата полным выпадением из политической жизни — шансы «Украинской стратегии» на попадание в парламент близки к нулевым. А так, глядишь, не забудет президент поддержки в непростое для него время.

О чем на самом деле говорили соратники президента

Признаков того, что у Зеленского всерьез настроены на мирный процесс, все больше. Журналист Альберт Акопян (Урумов) сообщает: «Как минимум в одном из киевских институтов по заказу команды Зеленского проводят два исследования. Первое — плюсы и минусы (для Киева, разумеется) двух вариантов создания автономии на Донбассе:

а) с границами по нынешней линии соприкосновения; б) в границах Донецкой и Луганской областей. Критерий оценки понятен: усилит «Большой автономный Донбасс» пророссийские/проукраинские настроения в автономиях или размоет их. Тема второго исследования: способы уравновешивания «ассиметричной конфедерации».

Но самый большой резонанс вызвали высказывания главы Офиса президента Андрея Богдана в интервью РБК-Украина: «Я сам из Львова, у меня же там «бандеровцы», я за украинский язык, и я за Украину. Но у нас есть проблема, ее надо решать. Мы говорим бесконечно, а ничего не решаем, а надо решать». Он уверен, что русский язык в качестве второго государственного углубляет конфликт, и он выступает против такого шага. В то же время: «Лично мое мнение: я бы разрешил Донецку и Луганску государственный — украинский, региональный — русский и при условии, что после этого они — территория Украины», — сказал Богдан.

На уточняющий вопрос, что будет, если вслед за Донбассом региональный себе попросят Одесса и Харьков, глава Офиса президента ответил эмоционально: «Давайте тогда всех заставим разговаривать по-украински? Тогда остановимся на том, что Украина — это у нас будет Тернопольская, Львовская и Ивано-Франковская области. Мы должны искать компромиссы, или мы должны всем навязывать мнение какой-то части Украины?»

Конечно, Богдан подчеркнул, что это его личное мнение, и это же отметил представитель президента в Раде Руслан Стефанчук на Согласительном совете, где с подачи спикера Андрея Парубия высказывания Богдана вызвали негодование. В то же время даже личное мнение ключевой фигуры президентской команды, да еще и уроженца Львова, говорит о многом.

Безусловно, говорить об устойчивом тренде, повороте политики к реальным шагам по достижению мира, причем не только в контексте военного противостояния, но и гражданского мира, пока рано. Слишком велико сопротивление партии войны и националистических кругов. А способность президента твердо держать выбранный курс по-прежнему вызывает сомнение.

Однако процесс, который Порошенко назвал «ползучим реваншем», становится все более заметным. На минувшей неделе привлекли к себе внимание сразу три резонансных судебных решения. Во-первых, Окружной админсуд Киева по поданному еще два года назад иску общественных организаций (среди учредителей одной из них Ирина и Елена Бережные), признал незаконным присвоение Московскому проспекту имени Степана Бандеры, а проспекту Николая Ватутина — имени Романа Шухевича.

Во-вторых, Верховный Суд 1 июля обязал ЦИК повторно рассмотреть заявления Андрея Клюева и блогера Анатолия Шария о регистрации кандидатами на досрочных выборах в ВР (им было отказано в регистрации по причине того, что они не проживали в стране последние пять лет). Хотя этот вопрос еще и не закрыт окончательно. После акций протеста на центральной площади столицы ЦИК пообещал вернуться к рассмотрению этих вопросов, если им предоставят новые доказательства. И Аваков соответствующие документы в комиссию передал. Ждем дальнейшего развития событий.

Наконец, 25 июня Конституционный Суд признал неконституционным положение ч. 5 ст. 176 Уголовно-процессуального кодекса, в котором говорится о том, что к подозреваемым в терроризме, преступлениях против основ национальной безопасности Украины, препятствовании деятельности Вооруженных сил невозможно применить более мягкую меру пресечения, кроме содержания под стражей.

Это положение изначально содержалось в УПК, принятом в 2012 г., а предметом рассмотрения КС стало после подачи обращения граждан, среди которых была и Надежда Савченко, в июне прошлого года. Ранее эта норма активно использовалась силовиками для ареста людей по самым непроработанным обвинениям и содержания годами за решеткой, ведь выйти на свободу они могли только по оправдательному приговору суда, а сроки следствия и передачи дела в суд также постоянно сдвигались. Показателен крик души генпрокурора Луценко: «В связи с этим решением КС в зоне риска оказалось более 1000 арестованных в Украине террористов и их пособников».

Тенденция налицо — не только местные (киевские), но и суды самой высшей инстанции (Верховный и Конституционный), всегда чуткие к веяниям сверху, выносят решения, которые пару месяцев назад совершенно невозможно было представить, причем по делам, которые давно пылились и могли бы пребывать в таком статусе неопределенно долгое время.

При этом маловероятно, что на эти решения повлияли сигналы с Банковой (тем паче не уверен, что все эти решения вызвали там восторг). Команда Зеленского только нащупывает рычаги управления различными сферами. И уж давить на такую деликатную ветвь, как судебная власть, у Офиса президента нет пока возможностей.

Здесь скорее можно предположить весомую роль Виктора Медведчука, который всегда был известен умением находить общий язык с судьями. Но даже если это и так, сам факт реализации таких решений говорит о том, что влияние людей, не разделяющих «идеалы майдана», будет усиливаться, и они способны стать сильной опорой для президента, если дело дойдет до решений, которые могут вызвать острую реакцию национал-патриотического сообщества.

Нельзя не отметить, что заседание суда по переименованию проспектов в Киеве (как и несколько ранее сессия горсовета в Харькове, вернувшая название проспекту Жукова) прошли без всякого участия национал-радикалов. В последнем случае они ограничились лишь представлением — выходящим, правда, за рамки приличия — на центральной площади Харькова.

По имеющейся информации, умиротворение радикалов было одним из условий включения людей Авакова в список «Слуги народа». Да и политическая целесообразность заставляет Авакова (никогда, в отличие, к примеру, от Андрея Парубия и Александра Турчинова), не производившего впечатления идейного националиста, дрейфовать в сторону умеренной партии мира, которая связана с президентом. В любом случае пока можно говорить лишь о первых симптомах поворота от конфронтации к поиску мира и компромисса, а не об устойчивом процессе.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Хорватия – ключевой плацдарм для амбиций...

Размещенный в Facebook анонс сентябрьской конференции в Загребе, скорее всего, может...

Корова, трактор, гербицид!

Фермер не может быть локомотивом экономики, это затратный для страны социальный...

Чего добивается Америка от Украины

США необходимо обеспечить долгосрочную политическую стабильность в Украине, но...

Перелетные сварщики

Ключевым фактором миграции является неудовлетворенность. В Украине своей жизнью не...

Загрузка...

Война пожирает своих чудовищ

Приговор Маркиву обнажил всю суть беззакония, правового нигилизма, распада...

Пятничные ночные бои ультраправых в Украине

Батальон «Азов» готовится к борьбе с неевропейцами, оттачивая боевые искусства,...

Дымовая завеса вместо трубки мира

Если Владимир Зеленский хочет сохранить власть, он не должен бояться снижения...

Украина: сложности с выплатами пенсий, трудности с...

Новому правительству Украины следует активизировать усилия по обеспечению защиты...

Страх, торг, принятие и другие стадии самообмана

Вы узнаете: почему 4—5 лет назад телемост между Киевом и Москвой был бы возможен, а...

Венгрия предлагает восстановление отношений

Венгрия предлагает новому руководству Украины вернуть отношения между двумя странами...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка