В ожидании «Большого взрыва»

27 Мая 2020 4.8

«Слушать музыку можно, только закрывая глаза и лицо (превратившись в ухо и нос), т. е. устроив ночное безмолвие и мрак – условия – предмирные. В эти условия ночного небытия начинает втекать и принимать свои формы – становиться космосом – дотоле бесформенный и небывший хаос».

Александр Блок

Глобальный экономический коллапс, умноженный на пандемию COVID-19, с точки зрения хронически больной украинской государственности можно оценивать по-разному. Можно сформулировать, что утопающая в противоречиях матрица мировой экономики – это фатальный фактор, увлекающий Украину в пучину кризиса. С другой стороны, эту глобальную мясорубку можно рассматривать в качестве неизведанного окна возможностей.  

Деиндустриализация – панихида по усопшей государственности 

Новая волна мирового кризиса придает импульс очередному ускорению деиндустриализации украинской экономики. По данным Государственной службы статистики, в апреле промышленное производство в стране рухнуло на 16,2%. Кризис отразился и на экономиках ближайших соседей, но, для сравнения, в России промпроизводство сократилось на 6,6%, в Беларуси – на 7%. В Казахстане и вовсе наблюдался рост на 6,2%. Этот пример иллюстрирует формулу «украинского кризисного синдрома». Во время глобальных потрясений наша экономика не только падает быстрее остальных, но и значительно медленнее восстанавливается.

Де-факто последствия экономических спадов 2008–2009 гг. и  2014–2015 гг.  Украина не сумела «отыграть» ростом в межкризисный период. Во время этих кризисов украинская экономика получала не просто ранения рецессией путем отраслевой ампутации, она лишалась целых производственных сегментов индустриального сектора (ракетостроение, судостроение, авиастроение, машиностроение и т.д.).

Такого рода травмы бесперспективно врачевались плацебо конъюнктурного роста цен сырьевых товаров на внешних рынках. Со временем все свыклись: около 40% валютной выручки от экспорта страна получает от поставок примитивного аграрного сырья. Вместо признания масштабов проблемы АПК объявили флагманом и драйвером украинской экономики.

Процесс деиндустриализации экономики – это прямое следствие установления и укоренения механизмов внешнего управления Украиной. Национальный капитал в лице олигархических групп вместо того, чтобы стать элитой государства, согласился на хорошо оплачиваемую роль компрадора. Деиндустриализация и потеря государственной субъектности  стали единым фундаментом для выстраивания контура внешнего управления.

Апрельский антирекорд сокращения промышленного производства – это печальная веха, обозначившая непрекращающийся спад промышленности уже в течение 10 (!) месяцев (в перерабатывающей промышленности падение наблюдается уже 11 месяцев кряду). В июне можно будет «отметить» годовщину непрерывного спада промпроизводства.

Заторможенность критическая реакция

Весьма неожиданно и довольно резко на эту тенденцию откликнулся глава Совета Национального банка Украины Богдан Данилишин. Практически до конца 2019 г. Совет НБУ безмолвствовал, а кредитно-денежная политика руководства регулятора не имела ничего общего с государственными интересами. 

Впрочем, хотя контролирующий работу правления НБУ непростительно долго и пособнически молчал, тем не менее сегодняшняя критика – это довольно объективная констатация удручающего положения дел.

Я не испытываю особого пиетета к экс-министру экономики времен второго правительства Юлии Тимошенко, но с его оценками трудно не согласиться.  Продолжительный спад промышленного производства, по мнению Данилишина, стал причиной неадекватной монетарной политики правления Нацбанка за последние несколько лет.

«Кризис с коронавирусом только ускорил падение, однако тренд активной деиндустрализации экономики берет свое начало еще с конца 2018 года и был спровоцирован неадекватно жесткой монетарной политикой. Сокращение и примитивизация промышленного производства обрели такие масштабы, что в мае вызвали необходимость снижения производства энергогенерирующих компаний. Примечательным является то, что темпы падения объемов производства машиностроения, как и инвестиций в эту отрасль, являются одними из самых низких», – отмечает глава совета.

Данилишин называет политику Нацбанка сознательным ограничением роста экономики: «Экзальтированное желание правления НБУ достичь целевой инфляции даже ценой сознательного торможения экономического роста создало рекордно жесткие монетарные условия для реальных производителей как по каналу процентной ставки, так и по каналу обменного курса. Дороговизна кредитных ресурсов в условиях отсутствия фондового рынка критически ограничила возможности развития производства, а нынешний кризис еще и дополнительно ограничил спрос, в частности на промышленную продукцию».

Как говорят в народе, хоть и в свинячий голос, но глава совета весьма точно описывает текущие процессы: «Номинальная ставка кредитования промышленности даже после снижения учетной ставки НБУ составляет 16% годовых, а если учесть тот факт, что в промышленности продолжается падение цен (в годовом измерении на 5,6% за 4 месяца текущего года), то получаем, что реальная ставка по новым кредитам для промышленных предприятий превышает 20% годовых. В то время как, например, в Грузии номинальная ставка по новым кредитам промышленности составляет 11,5% (при инфляции в 6,9%), в Беларуси – 11% (при инфляции 5,4%) и т.д.».

Трудно было ожидать другого результата, если политика НБУ не была направлена на национальную экономику, а использовалась в качестве благоприятного фона для международных финансовых спекулянтов. Возведение в 2019 г. спекулятивной пирамиды облигаций внутреннего государственного займа, которая приносила иностранным спекулянтам доходность в 20-30%, стало вершиной монетарного зодчества нынешнего правления НБУ во главе с Яковом Смолием. Состояние туземной экономики – это ничтожный пустяк в сравнении с необходимостью обслуживать финансовые схемы «белых господ».

С 8 мая Нацбанк запустил программу расширенного инструментария по поддержке ликвидности банковской системы. Регулятор предлагает банкам практически неограниченный ресурс кредитного рефинансирования под процент официальной учетной ставки на уровне 8%. По замыслу НБУ, банки будут направлять средства на кредитование реального сектора экономики. Руководство центробанка уверено, что это поспособствует оживлению кредитования экономической активности в стране.

Но логика и порядок цифр диктуют совсем иную схему инвертирования займов регулятора. При цене рефинанса в 8% и доходности по гривневым ОВГЗ Министерства финансов более 11% банкиры предпочтут вкладываться без риска, получая легкую и гарантированную прибыль. В этом заинтересованы и коммерческие банки, и государственные банки, где в наблюдательных советах засели иностранные финансовые лоббисты.

Разрезая марионеточные стропы

Изображая упорную работу над продвижением финансовых инструментов, способных приободрить летящую в пропасть экономику, Нацбанк осознанно отказывается использовать реальные инструменты торможения кризисного пике. В нынешних условиях все развитые страны проводят мягкую монетарную политику, используя эмиссионное вливание «напечатанных» средств в экономику. Другой вопрос, работает ли этот механизм, и решает ли он принципиальные накопившиеся противоречия в разных экономических системах. Однако МВФ рекомендовал «цивилизованным» государствам печатать деньги, заливая ими экономику. А вот «развивающейся стране» Украине нельзя проводить самостоятельную монетарную политику.

В 2015 г. при активном лоббировании МВФ был приняты изменения в закон  о Национальном банке Украины. Отдельной нормой документа регулятору на законодательном уровне запретили финансировать государственный бюджет путем выкупа ОВГЗ Минфина. Под давлением кредиторов Украину вынудили добровольно отказаться от суверенного инструмента кредитно-денежной политики. Не зря в средневековой Европе одним из признаков практической власти была возможность чеканить собственную монету.

Взаимозависимость спада промышленного производства и контролируемой извне монетарной политики указывает на структурные элементы системы внешнего контроля, на котором и зиждется вся эта система контроля над Украиной. Демонтаж внешнего управления возможен только с началом разрыва кредитно-денежных взаимоотношений, обязательств и прочих договоров, которыми иностранные игроки сковали весь национальный финансовый сектор.

Отказ от всех программ кредитования и прочих финансовых механизмов «помощи» даст возможность восстановить государственный контроль над финсектором страны и провести суверенизацию всего спектра инструментов экономической политики.

Текущий кризис можно рассматривать как финальную точку бифуркации для понятия украинской государственности. Следование диктату правил туземного послушания неумолимо ведет к дальнейшей дестабилизации полуразрушенной государственной системы и к окончательной гибели условного «украинского проекта» уже в следующем цикле мирового кризиса.

Но всеобщий хаос предоставляет Украине и возможности для внедрения более упорядоченной системы национальной самоорганизации. Каждый, кто здраво оценивает ситуацию в стране, будущий процесс качественной трансформации может представить в некоем формате космологической теории «Большого взрыва». Возможно, для старта преобразований Украине не хватает именно «взрыва», который громогласно прервет скрежет безвольно скользящей деградации.

Проблема паразитизма

О сворачивании социальной составляющей украинского государства мы предупреждали...

Опасная связь?

В последние годы много дискутируют по поводу того, опасна или нет мобильная связь, как...

Ставки высоки: ничего случайного

3 июля в Берлине состоялась встреча представителей «нормандского формата» по...

Паутина виртуала: как интернет вещей влияет на нашу...

По информации агентства Bloomberg, фитнес-индустрия, с суммарным доходом $368 млрл. в год,...

Пульт управления карантином и «защита от дурака»

Власть, стоя у кризисного пульта управления государством, не учла, что у системы...

Живой товар

Карантин одну за другой выявил неприглядные истории, о которых мы если и догадывались,...

Надежда здоровых сил

Множество признаков указывает на то, что система управления Украины пребывает в...

Дорога домой

Карантинные меры не позволяют вернуться тем, у кого закончился контракт, с кораблей...

США – Украина: полицейские параллели

Смерть никому не известного прежде афроамериканца Джорджа Флойда стала триггером для...

Постыдная известность

Победа Израиля в войне 1967 г. имела неожиданный ответ в Украине. В 1968 г. появилось...

Не «вертухай» с наганом, но – партнер

После успешного старта ракеты «Фалькон-9» с космонавтами на борту и стыковки...

Колокол Миннесоты

Миннесота в огне. На смену пандемии пришли волнения. США, Украина, Европа, мир...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка