В ожидании томоса: спекуляций все больше, радостей все меньше

№ 51 (888) 21— 27 декабря 2018 г. 20 Декабря 2018 3.7

Итак, «единая» украинская православная церковь, перефразируя классика, «о необходимости создания которой так долго говорили на Банковой», появилась на свет. Фанар уже официально обозначил, где и как ее предстоятелю будет вручен вожделенный томос, и это действо уже можно считать чистой формальностью, хотя понятно, что будет оно подано с огромной помпой.

И, что бы ни говорилось в многочисленных комментариях по итогам объединительного собора, это огромный успех Порошенко. Да, полученная автокефалия (самостоятельность), возможно, будет носить куцый характер, а предстоятелем новой структуры стала не его креатура архиепископ Симеон, а ставленник экс-патриарха упраздненной УПЦ КП Филарета архиепископ Епифаний. Но в любом деле, а в политике тем паче, стопроцентная реализация задуманного случается крайне редко.

Впрочем, вокруг автокефалии в СМИ было столько спекуляций (основная из них — автокефалии точно не будет), что я боюсь: слухи о том, что томос будет ущербным и «единая» украинская православная церковь сохранит зависимость от Фанара, не оправдаются. Но без официального текста томоса об этом говорить пока не будем.

В целом же стратегические задачи Банковой можно считать решенными. Томос, вокруг которого строилась мощнейшая пропагандистская кампания в последние месяцы, пардон, практически в кармане, окончательно поспеет аккурат к официальному старту избирательной кампании и, безусловно, станет едва ли не главным козырем действующего президента.

Справедливости ради отмечу, что реализация «проекта «томос» действительно потребовала, особенно на последнем этапе, от президента недюжинных усилий и политической воли, сделавших его единственным выигравшим по его итогам, чего нельзя сказать ни о Филарете, ни о Варфоломее. Их «издержки» едва ли ниже «приобретенного», но они вынуждены на них пойти в ситуации, созданной украинским президентом.

Ведь юридические тонкости ожидаемого томоса далеки от восприятия большинством граждан, даже воцерковленных. Главное — для основной части целевого электората Порошенко, на который он делает ставку, важна не так самостоятельность украинской церкви, как «Геть від Москви», разрыв связи с российским православием. Не говоря уже о том, что весьма значительную часть данного «патриотического электората» составляют униаты, протестанты, даже неоязычники, а тем более атеисты, в целом относящиеся к православию негативно, для которых любая «немосковская» православная украинская церковь лишь меньшее, но пока неизбежное зло по сравнению с «московской». Воцерковленных православных, которые могут оказаться недовольны условиями предоставленного томоса (если слухи о его содержании оправдаются), среди базового электората Порошенко крайне мало.

Что же касается личности предстоятеля, то в реальности, думаю, «стопроцентно» свой человек на должности, скажем, генпрокурора для президента куда важнее. Логично предсказать, что с точки зрения идеологии при «филаретовце» Епифании новая церковь, получившая название Православная церковь Украины, будет занимать еще более «радикально-патриотическую» (антироссийскую) позицию, чем если бы предстоятелем стал выходец из УПЦ Симеон.

Конечно, благодаря «мягкой силе», которой располагают религиозные структуры, их лояльность и благорасположение могут играть известную роль в политической борьбе. И с этой точки зрения Симеон для Банковой был бы предпочтительнее. Но, как показывает опыт, если речь не идет об идеологических противоречиях с тем или иным политиком или политсилой, церковь избегает прямого вмешательства в политику, тем более — против действующей власти. Касательно же «косвенной» поддержки — то большой вопрос, смог бы Симеон ее организовать за 2—3 месяца, став «пришлым» руководителем чужой ему структуры, в которой все фактические рычаги власти остались в руках Филарета. «Работать» с последним пришлось бы в любом случае, причем рассчитывать на изначальное расположение обиженного Филарета было бы сложно.

Впрочем, и для него итоги собора можно считать лишь минимизацией потерь. Честолюбивый старец лишился титула и статуса главы церкви, нынешний его статус непонятен и неопределен, почетных патриархов история церкви не знает, сама новая церковь может оказаться практически в полном подчинении Константинополя, против чего Филарет всегда боролся. А главное, человек, без малого четверть века носивший титул «Патриарх Киевский и всея Руси-Украины», теперь даже не попадает в официальный список предстоятелей украинской церкви, ведь она де-юре образовалась лишь 15 ноября 2018 г.

Усиленное проталкивание кандидатуры Симеона обусловлено не столько «максимализмом» Порошенко, сколько его договоренностями и обязательствами перед Варфоломеем. Для последнего, проводившего «томосиаду» под предлогом «врачевания раскола в украинском православии», крайне важно было, если уж не получилось обеспечить количество участвующих в объединительном соборе иерархов УПЦ, компенсировать это «качеством» — чтобы выходец из УПЦ стал предстоятелем новой церкви.

Но из-за жесткой позиции филаретовцев этого не произошло, формула компромисса, на которую вынуждены были согласиться представители Константинополя, позволила сохранить ему лицо (провал эпопеи с томосом стал бы сильнейшим ударом по имиджу Вселенского патриарха, да и «внешние игроки», подвигшие его на эту авантюру, не были бы довольны), но грозит большими сложностями уже в скором будущем.

Уже можно говорить определенно, что все поместные церкви восприняли негативно (может, в разной степени) объединительный собор и его итоги. Достаточно сказать, что только сам Варфоломей прислал Епифанию поздравления с интронизацией. И то, что никакого «врачевания» не произошло, а свелось дело к легализации раскольников (каковыми их считал весь православный мир четверть века) и лишению (с точки зрения Фанара) официального статуса канонической церкви, может стать причиной больших проблем в отношениях Вселенского патриархата с остальным православным миром.

Впрочем, и здесь есть тонкость. «Церковно-юридически» с автокефалией, безусловно, надо бы поздравлять, ибо не поздравил — значит, не признал, но сейчас-то еще в Украине автокефалия не создана, и идет процесс, который можно назвать реорганизацией «украинского экзархата Константинополя». Поэтому еще рано слать поздравления, конечно, кроме особенно страстных поклонников «процесса».

Причем вероятность такого развития событий в сторону нарастания проблем в православном мире будет тем больше, чем большими эксцессами будет сопровождаться процесс «становления» новой церкви. Поэтому до 6 января, видимо, будет проявляться «сдержанность». Впрочем, вероятные проблемы Варфоломея не являются теперь проблемами Порошенко (он нужное себе получил), да и Украины в целом тоже.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Томос-тур на фоне партийной лихорадки

Вы узнаете: о новых юридических обоснованиях перехода храмов от УПЦ к ПЦУ; с чем связан...

Ответ «диванным» генералам

Покупка вертолетов отечественного производства обеспечивает тысячи новых рабочих...

Выборы-2019 в Украине: пять очевидных моментов на фоне...

Обеспечить прогресс Украины способны именно граждане с высокой самооценкой — уже...

Почему Зеленский — не Вакарчук

Голый и циничный критицизм, тотальная оппозиционность на грани похабных шуточек ниже...

Мерцающая звезда украинского томоса

Вы узнаете: отличается ли украинский томос от томосов других православных церквей;...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка