Эксклюзивно для еженедельника «2000»

Украина и октябрьские выборы в Канаде

Владимир и запретный автограф

№39(923) 27 сентября — 3 октября 2019 г. 26 Сентября 2019 4.7

В предыдущем номере я закончил статью информацией о том, что на заседании трехсторонней контактной группы (ТКГ) в Минске украинские представители так и не подписали текст формулы Штайнмайера.

Тем не менее министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко на совместном заседании парламентских комитетов по евроинтеграции и иностранных дел заявил: «Мы договорились о формуле Штайнмайера на встрече советников 2 сентября, и я могу привести то, на что я дал согласие. Закон об особом статусе вступает в действие ... на момент проведения выборов, а окончательно вступает в силу после решения БДИПЧ ОБСЕ [о признании выборов честными]».

Добавлю, когда Пристайко выступал перед парламентариями, заседание в Минске еще продолжалось, следовательно — возможность подписать формулу у украинской стороны была. Однако тогда министр не сказал ни слова о том, обязан ли был Леонид Кучма подписать соответствующий документ.

О природе групповых разночтений

Интервью министра «Европейской правде» от 20 сентября еще больше запутало ситуацию. В частности, Пристайко сказал: «В среду в Минске трехсторонняя контактная группа действительно не выполнила указание «нормандской четверки» о письменном согласовании текста этой формулы. Они действительно должны были это сделать, но возникло техническое недоразумение в самой трехсторонней контактной группе».

Но далее по тексту министр фактически опровергает свои слова: «А еще, действительно, представитель Украины высказал определенные замечания, которые, я думаю, будут обработаны позже. Возможно, к этому тексту, который обсуждается на трехсторонней контактной группе, будет что-то добавлено или что-то изъято — ведь именно для этого им и передали этот текст, чтобы они с ним работали. Во что он превратится — останется ли он без изменений или что-то будет добавлено — это должна решить трехсторонняя контактная группа. ...Безусловно, мы хотим что-то изменить. Мы же понимаем, что та общая формулировка, о которой мы договорились, вызывает очень много трактовок. ...Но сейчас это не задача ни «нормандской четверки», ни МИД — эта задача передана трехсторонней контактной группе. Вот когда они переформулируют более точно, тогда мы получим, посмотрим, что произошло с нашим предложением, и можем ли мы это предлагать лидерам, чтобы они встречались».

То есть, с одной стороны, несогласование — это «техническое недоразумение», но с другой — оно объективно выглядит логичным, так как министр считает, что ТКГ можно и даже нужно работать над документом дальше.

Но может ли ТКГ противоречить «нормандскому формату»? Ведь Пристайко ясно сказал: ТКГ «не выполнила указание», не «рекомендацию» или «предложение», а именно «указание». Эти слова министра предполагают, что она подчинена «нормандскому формату» и должна одобрять его решения. Правда, далее он это утверждение по сути опровергает.

Контактная группа не имеет каких-либо документов, на основе которых она работает (пару лет назад была идея принять ее регламент, но Киев ее отверг). Даже ее участниками ТКГ официально именуется по-разному. Так, Леонид Кучма назначался сначала Порошенко, а потом Зеленским «представлять Украину в Трехсторонней Контактной группе по урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях», тогда как Борис Грызлов назначен Путиным «полномочным представителем Российской Федерации в Контактной группе по урегулированию ситуации в Украине». На сайте же ОБСЕ она неизменно называется просто «Трехсторонней контактной группой».

Фактически ТКГ — это плод усилий швейцарского председательства ОБСЕ в 2014 г., причем в тогдашних выступлениях от имени председательства содержатся противоречивые с точки зрения нынешнего толкования конфликта послания. Так, в одних случаях упоминается, что группа создана для урегулирования конфликта между Украиной и Россией (в таком случае Москва и Киев — участники конфликта, а ОБСЕ — посредник, что совпадает с украинской трактовкой ситуации). В других — речь идет о переговорах группы с представителями «ДНР» и «ЛНР» (это уже ближе к российской трактовке о том, что Москва играет роль посредника, хотя слово «посредник» в тех материалах отсутствует).

«Нормандский формат» считают возникшим в то же время. В июне 2014 г. накануне инаугурации Порошенко прошла первая встреча лидеров четырех стран, но заговорили о таком формате лишь тогда, когда эти контакты поставили на регулярную основу. Т. е. начиная с подписания второго Минского соглашения, или т. н. Комплекса мер. Фактически оно было выработано именно на переговорах глав государств, но формально обставлено как документ, принятый контактной группой, а «четверка» лишь приняла тогда заявление, где его приветствовала. Сами указания подписать этот документ остались за кадром, но были очевидны.

Тогда-то и сложилась практика — «четверка» согласовывает наиболее важные решения, а контактная группа в Минске оформляет. Например, соглашение о разведении войск на трех участках осенью 2016 г. (тогда как заключение периодических перемирий обходилось без четверки). При этом старшинство «нормандского формата» над ТКГ выглядит очевидным, поскольку там задействованы лица более высокого уровня.

Почему же тогда ТКГ может не утверждать или даже менять решения, достигнутые в «нормандском формате», и зачем вообще нужен такой ступенчатый механизм, если, казалось бы, проблемы можно решать только на уровне этого формата, интенсифицируя его встречи?

Позиция Москвы неизменно заключается в том, что Киев должен согласовывать все решения с «ДНР» и «ЛНР», ибо они являются субъектами переговоров (а не созданными самой РФ структурами власти, как вытекает из украинского закона о реинтеграции Донбасса). Поэтому теоретически с российской точки зрения выглядела бы естественной ситуация, если бы на уровне «нормандского формата» некое решение было согласовано, а представители «ДНР» и «ЛНР» высказали бы к нему замечания; Москва же заявила бы после этого: «Мы в «четверке» договорились. Но осталось договориться с Донецком и Луганском».

Подобной ситуации в Минске пока не возникало, хотя не исключено ее появление в будущем. Но пока именно Киев использовал отсутствие формальной причинно-следственной связи между «нормандским форматом» и ТКГ. По сути слова Пристайко означают: «Мы в «четверке» договорились. Но осталось договориться с Кучмой, ведь ни у кого другого замечаний к тексту формулы Штайнмайера нет».

Министр говорит о невыполненном указании «нормандской четверки». Но ни он, ни кто-либо другой не высказывается о том, было ли дано прямое указание украинского руководства Кучме подписывать этот документ в Минске. Не исключено, что оно было, и Пристайко просто о нем умалчивает, дабы не умалить престиж второго президента Украины или же чтобы смазать конфуз ситуации.

Впрочем, думаю, что не все так просто. Так, 18 сентября по итогам заседания ТКГ полпред «ДНР» на минских переговорах Наталья Никонорова сообщила: «представитель Киева Кучма отметил, что к тексту у него претензий нет, но согласовывать его в Минске отказался. Причины озвучены разнообразные: нет полномочий на подписание текста, нет возможности объяснить украинской общественности необходимость подписания, только украинский парламент может принимать подобные решения».

В свою очередь пресс-секретарь Кучмы Дарка Олифер записала в Фейсбуке: «Представитель Украины в ТКГ отметил, что украинская сторона не имеет принципиальных возражений по существу т. н. формулы Штайнмайера о местных выборах. Однако реализация этой формулы возможна только при условии выполнения следующих пунктов: полное прекращение огня; обеспечение эффективного мониторинга СММ ОБСЕ на всей территории Украины; вывод с территории Украины вооруженных формирований иностранных войск и военной техники; разведение сил и средств вдоль всей линии соприкосновения; обеспечение работы Центральной избирательной комиссии Украины, украинских политических партий, СМИ и иностранных наблюдателей; установление контроля над неподконтрольным Украине участком российско-украинской границы и выполнения других пунктов, предусмотренных украинским и международным законодательством и Минскими соглашениями».

О правилах дуализма Ермака

Впрочем, данная декларация прямо не объясняет, почему Кучма так ничего и не подписал в Минске. Ведь в данной записи нет предложений, как надо улучшить текст формулы, а прописаны исключительно условия ее реализации. Но со многими этими условиями согласна и действующая власть, которая понимает, что их выработка — отдельное дело.

Так, помощник президента Андрей Ермак в опубликованном 23 сентября интервью «Левому берегу» говорит: «Формула Штайнмайера предполагает, что в 20.00 в день выборов вступает в силу закон, регулирующий особый статус отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Сначала на временной основе, и только после того, как миссия ОБСЕ, которая является основным наблюдателем, выносит свой вердикт, что выборы состоялись и прошли в соответствии со всеми международными нормами и законодательством Украины, он вступает в силу как постоянный. Ничего больше. Все иные вопросы будут урегулированы другими законами, которые будут вынесены на голосование в Верховную Раду с соблюдением всех необходимых процедур и, естественно, с возможностью публичного общественного обсуждения».

Поэтому, вероятно, Кучма просто не решился взять на себя ответственность. Ведь он в отличие от Грызлова просто «представитель», а не «полномочный представитель» своей страны в ТКГ. Если бы Зеленский хотел подчеркнуть разницу между собой и Порошенко в урегулировании конфликта, он мог бы добавить это прилагательное в распоряжение о назначении Кучмы.

Подписав формулу, в отсутствие публичных заявлений власти о том, что она это ему поручила, второй президент Украины рисковал наступить на те же грабли, что и в июне. Напомним, тогда Кучма говорил о запрете ответного огня на линии соприкосновения и отмене блокады Донбасса. И, попав под огонь критики патриотов, не получил адекватной поддержки власти. Похоже, он сделал из этого серьезные выводы.

Очевидно, что и в руководстве государства опасались подписи под формулой Штайнмайера, хотя это стало бы символическим жестом. Формула, декларируя теоретическое признание Киевом особого статуса Донбасса, не ускоряла бы само политическое урегулирование конфликта. Ибо она не могла бы сама по себе решить вопросы, которые необходимо снять даже для временного вступления в силу особого статуса, прежде всего — согласование условий проведения выборов в отдельных районах Донбасса. Что и подчеркнул Ермак в своем интервью.

Чего добился Киев своей нерешительностью? Ранее я уже объяснял, что Путин, долго оставляя открытым вопрос о проведении саммита «нормандского формата» 16-го или 17 октября в Париже, в итоге не пошел на него, поскольку шаги Зеленского и Пристайко 12-го и утром 13 сентября не показались ему достаточными. Требовалось большее — не одно упоминание о факте существования формулы Штайнмайера (хотя и это делалось впервые), а, например, публичное объявление ее согласования и скорого подписания.

Не секрет, что в Москве существуют разные центры влияния по украинскому вопросу, и сторонники жесткой позиции должны сейчас усилиться. Они будут выдвигать аргумент о том, что саммит был нужен Зеленскому лишь как факт для поднятия рейтинга перед принятием сложных внутренних решений (например, по отмене моратория на продажу земли). И после отказа Украины подписать формулу Штайнмайера в Минске партия Суркова должна усилиться, а партия вице-премьера Дмитрия Козака, который вместе с Ермаком готовил обмен пленными, ослабнуть.

Иллюстрацией к вышеизложенному тезису являются высказывания Алексея Чеснакова в соцсетях. Недавние события дали ему аргументы в пользу того, что Украина фактически ставит на Козака, противопоставляя его Суркову, но на самом деле это лишь способ не выполнять Минские соглашения.

Поздно вечером 18 сентября он пишет и в Фейсбуке, и в своем Telegram-канале: «Еще месяц назад были сомнения и надежды — вдруг Зеленский окажется умнее Порошенко. Теперь сомнений и надежд нет — не оказался. Жаль. Подсылая Ермака то к Суркову, то к Козаку, он думает, что ведет хитрую игру и всех запутал, всех переиграл. Да нет. Все же видно. И недальновидно. Хотел Зеленский под предлогом нормализации экономических отношений политику России изменить. Не сложилось. Хотел Ермак Суркова на Козаке объехать. Не вышло».

А 23 сентября Чеснаков пишет на Telegram-канале в связи с интервью Ермака «Левому берегу»: «Интересно, что помощник президента Зеленского Андрей Ермак называет Дмитрия Козака «грамотным и профессиональным», а о Суркове говорит, что «не смог оформить окончательное представление о человеке» за две встречи, причем последняя длилась девять часов. Очевидно, Ермаку в качестве представителя России больше нравится Козак. К чему бы это?»

На самом деле в этом интервью помощник украинского президента, на мой взгляд, успешно проявлял дипломатичность. Так, на вопрос «Козак и Сурков, по имеющейся информации, представляют противоборствующие «башни Кремля». Чувствовались ли это в ходе переговоров по заложникам?» Ермак прямо ответил, что никаких внутренних разногласий между этими российскими переговорщиками не почувствовал. Но из подтекста (особенно при желании) можно допустить, что с Козаком ему легче иметь дело.

Еще больше дипломатичность Ермака проявилась в том, что при несомненной патриотичности он не употреблял слова «российская агрессия», не говорил о НАТО и, наконец, не реагировал на поводы критично высказаться о президенте РФ.

Из подтекста интервью можно предположить, что в команде Зеленского хотели бы предложить России улучшение двусторонних отношений в обмен на выгодную для себя редакцию политического пакета Минских соглашений. Однако пока Москва не давала никаких сигналов такой готовности, а для партии Суркова подобный вариант явно неприемлем, о чем говорит и реакция Чеснакова на интервью Ермака.

Так, советник президента Украины, с одной стороны, говорит — «Формула Штайнмайера предполагает, что ...вступает в силу закон, регулирующий особый статус отдельных районов Донецкой и Луганской областей», и не высказывает против факта такого закона никаких оговорок. Но в другом месте Ермак утверждает, что «особый статус «Л/ДНР» не является предметом переговоров ни в Минске, ни в «нормандском формате». Даже не обсуждается».

Противоречия на самом деле здесь усмотреть трудно. Нынешний закон «Об особом порядке местного самоуправления» говорит о наделении особым статусом всех местных общин на неподконтрольных территориях, но не имеет в виду, что эти общины должны создавать некие целостности, иметь некие организационные надстройки, например, чтобы, помимо Донецкого, Луганского, Макеевского, Алчевского горсоветов, существовали также советы ОРДО и ОРЛО. Существование этих целостностей крайне трудно видеть и в тексте Минских соглашений. Ведь данный закон прямо упомянут и в Минском комплексе мер, а претензии России к этому акту официально связаны исключительно со сроками его действия и условиями вступления в силу.

Однако Чеснаков пишет: «Судя по всему, у президента Украины не поняли базовых принципов Минских соглашений. Об этом свидетельствует заявление Ермака, что особый статус Донбасса не является предметом переговоров ни в Минской группе, ни в нормандском формате. Все как раз ровно наоборот, именно особый статус Донбасса и только он — основа и предмет всего переговорного процесса, цель и цена урегулирования».

Об американском цугцванге Зеленского

Тем временем визит Зеленского в США проходит не на самом благоприятном фоне. Ведь Украина оказалась втянута во внутренний американский политический конфликт. Накануне старта президентской кампании демократы пытаются обвинить Дональда Трампа во вмешательстве в дела Украины и давлении на президента Украины с целью получения компромата на своего соперника от демократов, бывшего вице-президента Джо Байдена.

Все ведущие СМИ со ссылкой на неназванные источники в разведке пишут об этом давлении во время телефонного разговора между Трампом и президентом Украины. И поведение Трампа во время этого телефонного разговора заставило сотрудника американской разведки подать официальную жалобу своему руководству, пишет Washington Post. Генеральный инспектор разведывательных служб США Майкл Аткинсон посчитал жалобу заслуживающей доверия и уведомил об этом комитеты конгресса США по надзору.

По информации The Wall Street Journal, в рамках июльского телефонного разговора с Киевом Трамп «примерно восемь раз» повторил, что Зеленскому следует «оказать содействие» его адвокату и бывшему мэру Нью-Йорка Рудольфу Джулиани, который сейчас фактически является спецпредставителем Трампа по деликатным вопросам и тем самым человеком, кому доверено выбить из Киева желаемый компромат.

И уже три комитета в нижней палате конгресса работают над тем, чтобы поймать Трампа за руку, доказать факт сговора вокруг дела Байдена и начать процедуру импичмента. Так, 24 сентября спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси согласилась начать официальные слушания по импичменту президента Трампа. Это еще не начало самой процедуры, но уже серьезный шаг к ней. Импичмент начнется, если юридический комитет палаты примет соответствующее решение и его поддержит палата.

Также Трампа обвиняют в неправильном отношении к украинскому вопросу в целом. The Washington Post приводит слова источника из Белого дома: «Позиция президента по сути заключается в том, что нам необходимо признать тот факт, что Россия должна быть нашим другом, и кого вообще волнует Украина?» Кроме того, в публикации сказано, что Трамп отказывается назначать конкретную дату встречи в Вашингтоне с Зеленским.

Президент США все обвинения назвал ложью и пообещал опубликовать стенограмму телефонной беседы с Зеленским, пока, правда, ограничившись изложением ее содержания. Трамп отметил, что беседа «носила в основном поздравительный характер» — в связи с вступлением Зеленского в должность президента. Кроме того, обсуждались вопросы коррупции в Украине. «Мы не хотим, чтобы наши люди, такие как [бывший] вице-президент Байден и его сын, вносили вклад в коррупцию, которая уже есть в Украине», — сообщил американский лидер.

Тем временем Джулиани в интервью CNN (канал полностью поддерживает демократов) признался, что говорил о Байдене с украинской властью. Ведущий CNN Крис Куомо спросил адвоката, просил ли тот власти Украины провести расследование в отношении представителей семьи Джо Байдена. «Нет, я этого не делал. Я просто просил Украину расследовать обвинения во вмешательстве украинцев в выборы 2016 года в пользу Хиллари Клинтон», — ответил Джулиани.

«Так вы никогда и ничего не спрашивали о Хантере Байдене? Вы никогда ничего не просили относительно Джо Байдена у прокурора?» — уточнил ведущий. «Единственное, что я попросил, — это понять, как тот, кто был назначен, закрыл дело», — парировал Джулиани. «Так вы просили Украину рассмотреть дело Джо Байдена?» — снова спросил Куомо. «Конечно, да», — не выдержал адвокат.

Ранее я неоднократно указывал на признаки того, что большая сделка между Трампом и Зеленским (или его окружением в лице Игоря Коломойского), касающаяся «досье Байдена», заключена. Истерика американских демократов, видимо, дополнительное тому подтверждение, хотя ни в одном из сообщений американской прессы не говорится, как вел себя во время телефонного разговора сам Зеленский.

Контрнаступление демократов показывает, что из Украины может поступить очень серьезный компромат. При этом объектом давления с их стороны стал не только Трамп, но и Зеленский. Украинскому президенту явно дают понять, что если он поможет Трампу, то в случае возвращения демократов в Белый дом на их благорасположение ему рассчитывать не приходится (а опросы сейчас дают солидное преимущество Байдену над Трампом).

Мало того, лишиться поддержки влиятельного демократического и антироссийского лобби он может прямо сейчас. Притом что именно оно удерживает Трампа от того, чтобы полностью повернуться к Украине спиной (публикацию в The Washington Post следует понимать как именно такой сигнал Зеленскому).

Пока требуемые материалы не переданы за океан или не обнародованы, говорить об окончательном решении преждевременно. А процесс может затянуться. Если их запросят американские правоохранители, то это особая и не самая скорая процедура. Но и для того, чтобы такой запрос состоялся, соответствующее официальное расследование должно вестись в США, а об этом ничего не слышно — Джулиани действует как частное лицо.

Судя по всему, Трамп хочет, чтобы формальная инициатива расследования исходила от украинской стороны, что ставит Киев в совсем уж сложное положение. Одно дело, передать некие материалы по официальному запросу американских властей, другое — самим инициировать расследование в отношении американского политика высокого уровня, фаворита президентской гонки. Что же касается украинского вмешательства в американские выборы в 2016 г., то просто непонятно, по каким положениям украинского законодательства можно инкриминировать такое деяние.

По нашей информации, в данный момент Киев решил как можно дольше тянуть время, давая обещания обеим сторонам. Но продержаться под напором американского лидера (если демократы не заставят его сбавить обороты), который пробудет в Белом доме еще долго, будет непросто (перспективы импичмента туманны, ведь республиканцы располагают большинством в сенате).

При этом Трамп выделение помощи Украине оговорил еще одним условием: «Я настаиваю на том, что Европа (речь идет прежде всего о Германии и Франции. — С. Б.) тоже должна выделять деньги Украине. Почему только США выделяют средства. Мое недовольство (Европой) сохраняется. Я приостановлю (выделение средств) снова и буду приостанавливать, пока Европа и другие страны не внесут свой вклад в помощь Украине. Потому что они не делают этого. Только Соединенные Штаты. Мы даем большое количество денег, и я спрашиваю: с какой стати?»

Благожелательная позиция США важна не только в сугубо финансовых вопросах. Она нужна и в контексте процесса мирного урегулирования в Донбассе. Ведь, судя по всему, западные партнеры по «нормандскому формату» намерены принудить Украину к закреплению формулы Штайнмайера. И если Вашингтон окончательно присоединится к позиции Берлина и Парижа, то возможности сопротивления у Киева будут полностью исчерпаны.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Министр энергетики США - Украина? Только газ и...

отставка с поста министра энергетики, запланированная на конец текущего года, не имеет...

Хронология «Украинагейта»

Основная часть вступительного заявления посла, 17 октября 2019 г. дававшего показания на...

Украина и октябрьские выборы в Канаде

Если Трюдо и либералы получат от избирателей мандат на второй срок, украинцам хуже не...

Рик Перри: Джулиани – проводник украинской политики...

В числе причин, вспоминает Перри, фигурировали три теории заговора: причастность...

Греческие новости не только для Украины

Решение Элладской церкви усиливает позиции Константинополя, с 1948 г. выступающего...

Опасная евангелизация украинской власти

Складывается впечатление, что количество союзников (мнимых и реальных) президента...

Загрузка...

Judicial Watch: "Посол Йованович организовала незаконный...

Йованович предположительно санкционировала мониторинг информации в СМИ и социальных...

Политику в отношении Украины формировали "трое...

По словам Кента, ему порекомендовали заняться другими странами, входящими в сферу его...

Источником утечек по «Украинагейту» Трамп считает...

Экс-советник, покинув администрацию президента США в сентябре со скандалом и...

Премьер во френче

Выходку Гончарука можно смело отнести к ляпам года, которые будут очень...

Уполномочены ли заявить?

Отсутствие организационного оформления «голоса народа» — ключевая проблема...

Предать националистические интересы

Чем больше национал-патриоты отдаляются от власти и материально-финансовых ресурсов,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка