Время скорби в парламенте: с 10 до 12

15 Июня 2001

Через неделю мы будем поминать печальную круглую дату в истории прошлого века: 60-летие начала Великой Отечественной войны. На саммите глав—государств СНГ в Минске день 22 июня был назван «самым трагическим днем» за все годы существования Союза.

Да, мы пересматриваем историю, переписываем страницы. И бывшие праздники — типа 7 ноября — уже вовсе и не праздники, а трагические дни. Но что бы ни писали и как бы ни подвергали ревизии прошлое, 22-е сутки лета 1941-го были и останутся такими навсегда — самыми страшными, самыми черными.

Я попросила нескольких членов парламентского комитета по вопросам ветеранов, инвалидов и пенсионеров высказать мнение насчет того, какой они видят следующую пятницу.

Генерал Валентин Анастасиев: «Никаких медалей не будет»

— Провести памятное заседание Верховной Рады было решено по инициативе нашего комитета. Еще нет окончательного решения, как это будет происходить на самом деле, но я предполагаю, что 22 июня в парламенте будет таким... Во-первых, заседание долго проводить не надо — в 10 утра, как обычно, начать и до 12 дня закончить. Вероятно, первым должен выступить председатель Верховной Рады — открыть специальное заседание и кратко — минут 7—8, а то и меньше — выступить.

Затем должен председатель или кто-то от комитета сделать 15—20-минутный доклад... Возможно, после него выступит кто-то от правительства. Наверное, целесообразно это было бы сделать председателю Государственного комитета Украины по делам ветеранов Сергею Червонопискому.

И поскольку речь идет о памяти погибших, долге перед победителями, скорее всего, потом будет предоставлено слово председателю Всеукраинского совета ветеранов, представителям различных комитетов Верховной Рады. Нам бы, конечно, хотелось услышать и то, что скажут «молодые» — представители комитета по делам молодежи...

Думаю, что пожелает, наверное, выступить Игорь Юхновский, кто-то от партизан... На это мероприятие мы намерены пригласить человек 50—60 из числа ветеранской общественности.

— Вероятно, это будут представители всех регионов Украины?

— Нет. Приняли решение не приглашать из областей. Потому что это — деньги.... Наоборот, мы должны сделать так, чтобы в этот день в областях прошли на должном уровне мероприятия Дня скорби, как и предполагает президентский указ. Прежде всего, это будут митинги-реквиемы. В Киеве такой митинг, предполагаем, пройдет возле музея Великой Отечественной войны. На всю страну будет объявлена минута молчания. Будут и другие мероприятия, в том числе — поминание погибших и уже ушедших от нас ветеранов.

— Осталось всего несколько дней. В Белоруссии, России, Казахстане, некоторых других странах подготовка к этой дате началась давно — издаются книги, проводятся памятные концерты, спортивные мероприятия, приуроченные к 22 июня. Вы считаете, Украина сможет достойно встретить этот день, успеет подготовиться?

— Думаю, что этого времени достаточно. Потому что затрат не так уж и много. Не планируется, да и это было бы неприлично — скорбную дату отмечать подарками, награждениями, медалями... Мы просто должны отдать дань павшим и ныне живущим ветеранам войны.

— Ставится ли вопрос об увеличении пенсий именно участникам боевых действий Великой Отечественной?

— В связи с этой датой? Нет, не оговаривалось. Но этот вопрос на комитете мы поднимаем постоянно — ни одно заседание не обходилось без того, чтобы там не присутствовал либо министр Сахань, либо его замы...

В ноябре прошлого года проходило координационное экономическое совещание с участием глав правительств стран СНГ. На нем, в частности, решался вопрос о выдаче проездных билетов всем участникам боевых действий, живущим в государствах Содружества. Все премьеры подписали такой документ. И Ющенко подписал, но с оговоркой — «в пределах бюджетных средств». Я могу сказать только одно: до сих пор ни одной копейки бюджетных средств на это у правительства не нашлось.

Федор Абрамов: «Памятник Шевченко немцы не разрушали!»

— Хоть я и родился в 1930 году, но первую свою медаль получил в 1941-м. Когда наши войска оставляли Харьков, я стоял на околице и провожал их... И вдруг возле меня на полном ходу остановился танк КВ. Подходит командир и спрашивает: как выехать на шоссе Белгород-Харьков? Я показал им дорогу — меня посадили в танк и мы ехали километров 20... И когда выехали на дорогу, этот командир высадил меня и сказал: «Ты очень помог нам». Снял с себя медаль «За боевые заслуги» и прикрепил к моей рубашке. После войны я обратился в Министерство обороны Союза и мне утвердили награду... А вообще-то я — ветеран войны, потому что после окончания Высшего авиационного училища истребителей находился в Корее в 1950—1953 годах.

— Во времена Союза участники других войн не считались ветеранами. Вообще об этом старались не говорить.

— Прямо не говорили, но и не скрывали, что оказывали помощь тем, кто подвергался нападению со стороны империалистов.

— Судя по фильмам и книгам, Великая Отечественная началась внезапно. Но некоторые архивные документы утверждают, что это было не так. Пришло время переосмысления...

— Мой отец, армейский полковник, задолго до 22 июня говорил: «Война с фашизмом неизбежна». Я эти слова прекрасно помню. И знаю, что она не была внезапной. Не верьте тем средствам массовой информации, которые утверждают, что мы тогда дружили с немцами и не думали о войне. Наши люди научились десятым чувством понимать неизбежность чего-то страшного.

— И поэтому в Германию шли эшелоны с зерном?

— Из Германии шли тоже. Все было направлено на то, чтобы оттянуть годика на 2—3 начало войны: танк создавался Т-34, военные корабли, авиация, стрелковое оружие. И Сталину это удалось.

— Вы остались в Компартии, но как вы относитесь к тому, что идеология коммунизма, как и фашизма, признана преступной?

— Эта идеология — самая гуманная и самая благородная. И я никогда не соглашусь с тем, что коммунисты — преступники. Памятник Тарасу Шевченко немцы не разрушали и почему-то не вешали национал-демократов и бывших белогвардейцев. А расстреливали и закапывали живыми коммунистов. Их погибло 3,5 миллиона. И Германия знала, что именно коммунисты и народ под их руководством окажут им главное сопротивление.

— Федор Михайлович, еще в 1985 году было официально признано: погибших в Союзе в Отечественную — 27 миллионов, а цифра неофициальная почти 2,5 раза больше. Так что не будем спорить... И вообще: День скорби страны будут чтить, наверное, все же не по партийному признаку...

— Я вам так отвечу: если бы и в войну, и в послевоенное время не было коммунистической идеологии, то мы бы с вами сейчас не разговаривали. Страну бы уничтожили Соединенные Штаты Америки, которые предпринимали такие попытки.

Георгий Буйко: «Деньги остарбайтерам — по нашей инициативе»

— Как заместитель председателя комитета по вопросам ветеранов можете ли вы оценить: достаточно ли делается сейчас для того, чтобы 22 июня страна почувствовала — память о 41-м жива, хоть и прошло 60 лет?

— К сожалению, несмотря на то, что был принят «ветеранский» Закон — «Об увековечении Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов» и Указ Президента Украины «О Дне скорби и чествования памяти жертв войны в Украине», правительство Ющенко ничего не делало в этом направлении. Другие страны, пережившие эту войну, — смогли и время найти, и деньги для выполнения аналогичных законов, указов и распоряжений. А у нашего прежнего правительства — нет, что воочию свидетельствовало о его бездеятельности и антинародной сущности.

— Уже, можно сказать — новое правительство, поэтому не будем поминать то руководство Кабмина. Что предложил ваш комитет именно к 22 июня, кроме специального заседания?

— Отметить скорбную дату минутой молчания. Наш комитет и комитет по вопросам национальной безопасности и обороны совместно с соответствующими министерствами, другими центральными органами исполнительной власти проведут в здании парламента выставку изданий историко-мемориального сериала «Книга Памяти Украины».

— Наиболее ущемленная часть населения, пережившая войну, — это остарбайтеры. По чьей инициативе началась работа по выплате им компенсаций?

— По нашей. У нас прямые контакты с парламентами тех стран, где работали в годы войны эти граждане.

— Вы верите, что деньги, исчезнувшие не без помощи Жердицкого, наконец-то вернутся? Один из членов фракции КПУ высказался так, что готов простить «узнику Ганновера» 4 миллиона долларов...

— Это личное дело члена фракции — простить, не простить... Деньги обязаны вернуться тем, кто их заработал трудом, кровью и потом и кто в них так сейчас нуждается.

Новизна старых позиций

Когда «СП-2» вступит в строй, вполне логично ожидать, что Москва найдет повод, дабы...

ТВ-фастфуду вопреки

В современном телевизионном формате различных проектов и ток-шоу с претензией на...

Закон нашего времени: сбывается невозможное и...

Всё идёт к тому, что в середине июня 2021 г. в Швейцарии состоится встреча президента...

Козыри и их последствия

Все сильней тенденция к снижению напряженности в отношениях США и Запада в целом с...

Зачем создавать дополнительные проблемы?

Исторически Украина сформировалась как многонациональное государство

25-я антарктическая вернулась домой с трехдневным...

В Украину возвратились из Антарктиды 30 украинских полярников –  10 зимовщиков 25-й...

Антимуравейник

Пытаюсь представить, что было бы, если бы нашим предкам, отбившим нападение нацистов,...

Казанский теракт: о чем стоит задуматься

Теракт в Казани, унесший жизни девяти человек, стал, к сожалению, далеко не первым в...

Сезон охоты на старушек

У пожилого человека выбор невелик: подписать договор пожизненного содержания с...

Распад постсоветского пространства

Разделенная Украина остается гарантом продолжения разрушения постсоветского...

Как StopFake Адольфа Алоизовича не дал «подставить»

В украинском экспертном и околоэкспертном сообществе множество различных структур...

Демонстративные бунты и скрытые интересы

Ермак стал ключевой фигурой в системе украинской власти и фактическим лидером группы,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка