Зоран Джинджич: «после Слобо»

14 Марта 2003

Белградские снайперы

В три часа по киевскому времени в среду печальные новости из Югославии шли потоком: сначала неподтвержденные — вроде бы стреляли в премьера, затем опять под вопросом — получил ли он ранения в грудь, спину и живот. Еще спустя пару минут — Джинджич в госпитале, врачи борются... Через четверть часа — больше нет в живых.Я позвонила в Белград своему другу, известному в Сербии журналисту и политику «демократического толка», соратнику Куштуницы и Джинджича Фанджо Береку. Я хотела услышать от него правду. «Все на улице», — сказала мне его жена. Она плакала. И я уже знала: все — правда.

В их доме много лет назад собирались «подпольщики»: Воислав Куштуница, Зоран Джинджич, Вук Дражкович, Борис Тадич. Они сидели в подвальчике у Фанджо, писали конституцию будущей свободной страны. В отличие от Вука, ярко выраженного холерика с кипящей-бурлящей энергией, остальные были спокойней — по крайней мере внешне. Фанджо говорил мне: «Это все — интеллигенция в двадцать пятом колене».

Летом 2000-го, когда я была в этом доме, видала старые надписи фломастером на кирпичных стенах. «Это о том, о чем мечтали...» — «О чем?» — «О хорошем» — «А зачем на стенах?» — «Молодые были, хулиганили...» — объяснял мне хозяин ....

Они мечтали, чтобы Слободан Милошевич ушел навсегда.

Через несколько лет после «подвальчика» эти люди организовали первую — и долгое время единственную оппозиционную партию — Демократическую.

Впрочем, собирались тоже, как «подпольщики».

Два с половиной года назад, аккурат перед югославской революцией, именно Зоран Джинджич и Борис Тадич познакомили меня с Куштуницей.

Куштуница тогда еще не был президентом страны. Его пытался блокировать официальный Белград. И вообще никто из тогдашнего высокого сербского политикума на него бы не поставил и одного старого динара.

Мы беседовали с будущим президентом в офисе Демпартии, который находился в квартире обычного жилого дома, на верхнем этаже. Почти все знали русский. В ожидании интервьюера пили кофе — чашка за чашкой и говорили о том, что будет «после Слобо».

«После» — должно было обязательно стать «все замечательно».

Куштуница по-русски плохо понимал, поэтому Тадич «работал» немножко переводчиком.

Зоран Джинджич, первый после Второй мировой войны мэр Белграда, исповедующий некоммунистическую идеологию, летом 2000 года мне рассказывал, что будет, когда «что-то изменится».

Вслух произносить, что именно должно измениться, даже он не решался. Наверное, потому, что разговаривали не на улице, не в безопасном «подвальчике» Фанджо, а в мэрии.

Собственно, это было не интервью, а опять же — я коротала время в ожидании журналистов с телестудии «В-92», которую тогда правительство Милошевича закрыло и запретило каждому, причем поименно, вообще выходить в эфир. Кабинет на втором этаже мэрии был местом встречи журналистов, где они собирались и мечтали о том, что будет «после».

Пройдет время, и Зоран Джинджич станет главой правительства страны. А человек, который поил меня кофе из поллитровой кружки в кабинете главы Демпартии, — Тадич — вице-президентом Демократической партии, замом Джинджича.

В минувшую среду в центральном госпитале Белграда скончался Джинджич. Борис Тадич погиб на месте — на площади возле Дома правительства.

Там их расстреляли снайперы.

...Летом 2000-го поздним вечером в белградской мэрии после интервью с ребятами из «В-92» Зоран Джинджич, прежде чем удалиться в свой кабинет работать, деликатно поинтересовался: куда меня подвезти? Я ответила: в «Интерконтиненталь».

— Нехорошее место, — сказал он о самой фешенебельной сербской гостинице. — Там в фойе недавно расстреляли бывшего сподвижника Милошевича — Аркана.

Журналисты оживились: из чувства профессиональной солидарности, чтобы у меня информации было побольше и поконкретней, стали перечислять «свежие» случаи уничтожения политиков. Чаще всего исполняли заказы снайперы. Ребята называли имена, должности и даты — когда и кто погиб из известных в Югославии политических персон. Я строчила в блокноте эту жуткую информацию, боясь перепутать или что-то пропустить.

«Перестаньте пугать, — прервал «список» Джинджич: не выдержал, слыхал все, вышел к нам из кабинета. — Человек же будет бояться еще раз в Белград приехать... Это все скоро кончится», — спокойно сказал.

Два с половиной года назад пытались убить Дражковича. И Борис Тадич меня просил: пожалуйста, в интервью не спрашивайте его о том, что случилось на Иборгской магистрали, — в машине было пять человек, вся родня его сгорела заживо.

Наверное, Джинджич должен был погибнуть еще в феврале. 21-го числа по дороге в аэропорт в его машину, следовавшую в кортеже, именно в его (!) лимузин врезался на полной скорости грузовик.

Но февральское покушение на премьер-министра для тех, кто это задумал, оказалось неудачным.

И теперь его расстреляли.

Уже «после Слобо».

Новизна старых позиций

Когда «СП-2» вступит в строй, вполне логично ожидать, что Москва найдет повод, дабы...

ТВ-фастфуду вопреки

В современном телевизионном формате различных проектов и ток-шоу с претензией на...

Закон нашего времени: сбывается невозможное и...

Всё идёт к тому, что в середине июня 2021 г. в Швейцарии состоится встреча президента...

Козыри и их последствия

Все сильней тенденция к снижению напряженности в отношениях США и Запада в целом с...

Зачем создавать дополнительные проблемы?

Исторически Украина сформировалась как многонациональное государство

25-я антарктическая вернулась домой с трехдневным...

В Украину возвратились из Антарктиды 30 украинских полярников –  10 зимовщиков 25-й...

Антимуравейник

Пытаюсь представить, что было бы, если бы нашим предкам, отбившим нападение нацистов,...

Казанский теракт: о чем стоит задуматься

Теракт в Казани, унесший жизни девяти человек, стал, к сожалению, далеко не первым в...

Сезон охоты на старушек

У пожилого человека выбор невелик: подписать договор пожизненного содержания с...

Распад постсоветского пространства

Разделенная Украина остается гарантом продолжения разрушения постсоветского...

Как StopFake Адольфа Алоизовича не дал «подставить»

В украинском экспертном и околоэкспертном сообществе множество различных структур...

Демонстративные бунты и скрытые интересы

Ермак стал ключевой фигурой в системе украинской власти и фактическим лидером группы,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка