Звезды сближаются: Вифлеемская — с североатлантической

№44 (881) 2 — 8 ноября 2018 г. 01 Ноября 2018 4.8

В атмосфере сигналов и намеков

О Небоженко, намекнувшем Трампу

Кажется, мы были первым изданием, которое написало, что после заявления Дональда Трампа о выходе из договора РСМД в Киеве должны заговорить о размещении американских ракет средней дальности на территории Украины (см. «Договор по РСМД доживает последние дни» в №43(880) от 26 октября — 1 ноября 2018 г., стр. А3). Идея ведь лежит на поверхности.

Виктор Медведчук с Вадимом Рабиновичем

И действительно, 29 октября на пресс-конференции политологов в агентстве «Интерфакс-Украина» директор службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко заявил следующее:

«Центральная, богатая Европа — Голландия, Италия, Испания, Германия — не согласится на размещение ракет средней дальности. Но американским военным нужно размещение поближе, на расстоянии 500 км, позволяющее полностью контролировать ракетный щит Москвы. Но ракеты, которые могут появиться в Польше, Прибалтике, Румынии и, наконец, в Украине, окончательно снимут вопрос о военно-политическом паритете. России будет очень трудно. И мы должны радоваться...

Что это дает нам? Россия окончательно теряет возможность любого открытого военно-политического наступления в Украине. Потому что через 20 минут любой политик в Украине скажет: «Ну, раз так, мы показываем вам тайный договор о размещении ракет средней дальности на территории Украины в связи с тем, что вы на нас напали».

То есть если Трамп действительно разорвет это соглашение, мы неожиданно становимся большой европейской проблемой. И большой головной болью России. Это невероятно важно. А главное, вы видите — Германию не трогают, Голландию не трогают, Италию не трогают, а берут те страны, которые недавно вошли в НАТО и ЕС, страны Восточной Европы. А самая сладкая страна Восточной Европы — Украина».

Небоженко давно считается политологом, связанным с Юлией Тимошенко. Впрочем, по нашей информации, он не имеет непосредственного отношения к ее штабу — в отличие от другого участника той же пресс-конференции Константина Матвиенко, который якобы занимается программой самого рейтингового пока что кандидата.

Что же касается третьего участника пресс-конференции — Вадима Карасева, то он еще месяц назад на телеканале «Россия-1» на вопрос ведущего Владимира Соловьева по поводу красных сердечек на его куртке сказал, что так работает на Юлию Тимошенко. Сейчас в «Интерфакс-Украина» он не говорил ничего подобного, но подчеркивал, что именно у экс-премьера лучше всего получается сочетать социальную тематику с национально-государственной.

Ясно, что высказывание Небоженко — это, с одной стороны, зондаж, как воспримет общество столь острую тему. При этом формально он от Тимошенко дистанцировался, так как в качестве вступления к процитированным выше рассуждениям сказал: «Завтра будет форум по безопасности у Тимошенко. Интересно, там кто-то поднимет вопрос о возможности размещения ракет средней дальности на Украине?»

Дескать, он ни при чем и не знает, о чем там будут говорить. С другой стороны, Небоженко фактически призвал форум затронуть эту тему и послал сигнал команде Трампа — первыми поддержать американцев готовы именно в лагере Тимошенко, к которой в США отношение весьма неоднозначное.

Правда, еще в начале 2017 г. Тимошенко удалось накоротке пообщаться с президентом США на молитвенном завтраке. Поскольку еще нет формального выхода американцев из договора, понятно, что в Украине открыто призвать к размещению ракет могут только лица такого уровня, как Небоженко. Поэтому закономерно, что 30 октября на упомянутом форуме сама Тимошенко обошла скользкий «ракетный вопрос».

О МВФ, обнадежившем Порошенко

Зато много было сказано о предательстве действующей властью интересов избирателей, тем более что обстановка для повышенного внимания к этой теме после скандального повышения цены на газ, казалось бы, сложилась самая подходящая.

Повышение цен всегда чувствительная для граждан тема, а значит — и для политиков, которые от их голосов все-таки зависят. На Украине же, притом что общий рост всех розничных цен практически никогда с момента обретения независимости и не прекращался, наиболее болезненным был рост тарифов ЖКХ.

И это объясняется не только тем, что рост розничных цен на ассортимент товаров и услуг повседневного спроса носит практически ежедневный характер и человек к нему, как и ко всему прочему, привыкает.

Во-первых, при повышении цен на какие-то продукты питания человек, например, может ограничить их долю в своем рационе, заменить чем-то иным. Скажем, белок мяса или рыбы — белком бобовых. А вот тарифы ЖКХ заменить нечем, приходится платить несмотря ни на что, хоть выставляй квартиру на торги.

Во-вторых, тарифы ЖКХ устанавливает и контролирует государство, решения принимаются на самом высоком уровне, и перманентно повышаться они просто не могут. В силу этого чувствительного фактора правительство и президент год или даже больше отбивались от категорического требования МВФ повысить цену газа для населения (а за ним должны последовать отопление и горячая вода), но отступать стало «дальше некуда» именно на старте президентской кампании.

Премьер Гройсман объявил о повышении цены на газ на 23,5%, особо отметив в качестве собственного достижения, что размер повышения в ходе длительных и тяжелых переговоров удалось снизить с требуемых МВФ 60%.

Однако Гройсман блефует. Ведь если в период с 1 ноября 2018 г. по 1 мая 2019 г. цена на газ для населения составит 6235,5 грн. за 1 тыс. куб. м (без НДС, расходов на транспортировку и надбавки облгазов, а с учетом этих «компонентов» — 8550 грн.), то уже с 1 мая 2019 г. по 31 декабря 2019 г. цена на газ для населения должна вырасти до 9851,66 грн. за 1 тыс. куб. м. А с 1 января 2020 г. «рыночная» цена на газ для населения — при условии сохранения показателя базовой цены — установится на уровне примерно 12 313,85 грн. Т. е. речь идет о повышении примерно в два раза, а не о 60%, которые, по словам премьера, были потолком требований МВФ.

Но в целом, думаю, из этой щекотливой темы власть вышла с минимальными издержками. Ибо ежедневно, повторюсь, дороже становится буквально все, и до 31 марта к повышению на 23,5% цены лишь одного из потребляемых благ цивилизации граждане попросту привыкнут. Т. о. крайне сомнительно, что это — как пытаются убедить нас некоторые аналитики и СМИ — окажет едва ли не решающее влияние на исход голосования.

А вот дальнейший график повышения весьма «удобен» для власти — с электоральной точки зрения. 1 мая как раз закончится отопительный сезон, расходы на газ для тех, кто им топит, в любом случае упадут в разы. А 1 января 2020 г. — это уже сразу после всех выборов, включая парламентские, — лучшее время для реализации непопулярных решений.

Возможно же, главный политический вывод из «газовой» истории — в МВФ серьезно пошли навстречу Киеву. Да, от требования повысить цены на газ там не отказались (это было бы потерей лица МВФ), но согласились на проведение его в максимально щадящем (для киевской власти) режиме, именно с учетом ее электоральных проблем.

Показательно, что практически одновременно с заявлением Гройсмана со специальным сообщением выступил и сам МВФ: «Международный валютный фонд и Украина достигли соглашения о новой 14-месячной программе поддержки экономической политики stand-by (SBA), которая заменит программу расширенного финансирования (EFF), истекающую в марте 2019 года. Новая программа stand-by с запрошенным доступом к SDR* 2,8 млрд. (эквивалент $3,9 млрд.) послужит основой для экономической политики властей в 2019 году».

Правда, «договоренность подлежит утверждению руководством МВФ и Исполнительным советом МВФ. Вынесение этого вопроса на Исполнительный совет ожидается позже в этом году после принятия парламентом поданного правительством бюджета-2019 (с учетом рекомендаций специалистов МВФ) и увеличения тарифов на газ и тепловую энергию для населения — в соответствии с изменениями на рынке и с продолжением защиты домохозяйств с невысокими доходами».

Позднее в МВФ уточнили: «договоренность с экспертами МВФ предусматривает, что тарифы на отопление должны быть полностью пересмотрены с учетом роста тарифов на газ до утверждения новой программы». Совет директоров МВФ также выдвинул Украине еще одно требование — принять бюджет до 1 декабря 2018 г.

В общем, ослаблять хватку в МВФ не собираются. Но в то же время его представители дали понять, что при «желании» Киева первый транш поступит уже в этом году. Задержка же до будущего года, т. е. до наступления традиционной для рождественских каникул паузы в работе западных структур, как я уже отмечал ранее (когда стало известно о требовании по принятию бюджета), чревата тем, что первый транш поступит слишком поздно, чтобы помочь киевской власти на выборах.

И хотя график траншей не опубликован, срок действия новой программы четко указывает, что он рассчитан аккурат до последнего предусмотренного графиком повышения цен на газ 1 января 2020 г. А далее, видимо, в МВФ полагают, что придется иметь дело уже с иной властью. Другой вопрос, что «способствовать» ее смене коллективный Запад в лице МВФ не собирается. И это обнадеживает Петра Порошенко.

Впрочем, ничего сенсационного в этой «новости» нет. То, что нынешняя украинская власть давно вызывает большое раздражение у западных партнеров, не секрет. Но они воздерживались от попыток ее смены из опасений, что новый масштабный кризис разрушит всю постмайданную систему на Украине и приведет к крайне нежелательным для Запада последствиям.

Порошенко же этим умело пользовался, путем тактических уступок добиваясь максимума соблюдения собственных интересов, что, в частности, касалось и сотрудничества с МВФ — опасения катастрофических последствий для украинской экономики частенько заставляло фонд резко снижать уровень своих требований, довольствуясь сугубо формальным их выполнением. Так было и есть, скажем, с созданием Антикоррупционного суда, который еще недавно фигурировал в числе основных требований МВФ. Законы после долгих проволочек все-таки приняты, но воз и ныне там. Более того — тема как-то полностью исчезла из информационного пространства, в т.ч. и из заявлений западных лидеров и структур.

Выборы являются, казалось бы, идеальной возможностью осуществить смену власти на Украине без великих потрясений, сугубо конституционным путем, но валить Порошенко любыми методами, вплоть до дефолта, на Западе не решаются, т. к. это чревато выходом ситуации из-под контроля и «конституционных рамок».

И украинский президент снова воспользовался ситуацией в полной мере. Понимая, что повышение цены на газ на 60% грозит ему не менее печальными электоральными последствиями, чем дефолт, он категорически отказался это делать и в конечном итоге добился согласия МВФ на куда более щадящие условия (до выборов). И теперь транши МВФ будут объективно работать на победу Порошенко.

Возникает естественный вопрос: насколько далеко может простираться «толерантность» Запада? Какова будет его реакция, если действующая власть в ходе избирательной кампании и самих выборов выйдет далеко за пределы столь сакральных для Запада демократических норм? Последует ли жесткая реакция или, как и раньше, в лучшем случае дело ограничится предельно деликатным «порицанием»?

Ведь весь предыдущий опыт неизбежно подталкивает Киев к выводу, что так оно и будет. А значит, и попробовать выйти за красные флажки европейских ценностей нужно обязательно, особенно в ситуации, когда других вариантов не останется. Причем шансов на «снисходительность» Запада (США во всяком случае) будет тем больше, чем выше будет кажущаяся пока гипотетической возможность победы антимайданного кандидата.

О «Батькивщине», поддержавшей Филарета

Но кроме «газовых козырей», в колоде оппозиции есть и иные карты, которые всегда с успехом можно разыграть. На упомянутой пресс-конференции надо было обратить внимание, как политическая сила Тимошенко решительно поддерживает главу УПЦ КП. Например, на слова самого аффилированного с «Батькивщиной» в упомянутой тройке политологов Константина Матвиенко.

Еще 26 октября в УП в статье с красноречивым названием «Есть ли альтернатива Юлии Тимошенко» он писал: «Что касается Поместной православной церкви в Украине, то следует помнить: не было бы никаких шансов на то, что Украинская православная церковь войдет в семью нынешних четырнадцати православных церквей мира, если бы не воистину жертвенная, но одновременно и компетентная и упорная работа священников и верующих Киевского патриархата во главе с патриархом Филаретом. Власть присоединилась к этим процессам уже тогда, когда стало очевидным — Киевский патриархат не только является самой влиятельной конфессией в общественном сознании украинцев, но и вызывает яростные страх и ненависть в Москве».

А в «Интерфаксе», когда речь зашла о выборах главы единой церкви, Матвиенко сказал: «По-моему мнению, альтернативы патриарху Филарету нет, ибо всем своим жизненным путем он доказал, что достоин этой должности. Особенно на первом этапе становления церкви необходимы и его духовный авторитет, и его административный и общественный опыт».

Хорошо известно, что глава УПЦ КП поддерживал Юлию Тимошенко во время предвыборной кампании 2010-го, которая 5 февраля перед вторым туром завершилась ее участием в молебне за Украину с главами ряда христианских конфессий на Софиевской площади. Естественно, последнее мероприятие выглядело не столько общей молитвой, сколько прямой агитацией. И тогда Филарет расценивал голосование как «выбор между Добром и Злом».

Но, разумеется, нынешняя поддержка Филарета лагерем Тимошенко — это не благодарность за его прошлое поведение и не только надежда на то, что глава УПЦ КП и в нынешней кампании окажет ей содействие. Ставка на Филарета как на будущего предстоятеля объединенной под эгидой Константинопольского патриархата украинской церкви может быть следствием одной из двух взаимоисключающих причин.

Первая — в этом лагере считают избрание Филарета предрешенным.

Вторая — напротив, там полагают, что оно не предрешено, в т.ч. и потому, что власть в данном вопросе как минимум колеблется. Следовательно, Тимошенко как противнику Порошенко надо продемонстрировать свою ставку на главу УПЦ КП. Что, несомненно, будет оценено во время предвыборной кампании, так как при любом развитии событий приверженцы Филарета будут немаловажным электоральным фактором.

Власть же публично пока не высказывает свою позицию о путях объединения церквей. Кроме того, очевидно, что проведение объединительного собора застопорилось. Подготовка в практическом плане не ведется, а теоретически она сводится к противоречащим друг другу высказываниям представителей разных церквей. Нынешние позиции участников процесса таковы:

Константинопольский патриархат, несмотря на то что объявил Украину своей канонической территорией, не ведет себя на ней как хозяин, поскольку не имеет собственной паствы и иерархов. От него слышны лишь утверждения о необходимости автокефалии. Так, 25 октября патриарх Варфоломей на встрече с греческими паломниками заявил, что «украинцы имеют право на автокефалию, как и все балканские народы, которые некоторое время находились в прямой юрисдикции Вселенского патриархата». Однако, повторю, практическая деятельность со стороны этого патриархата не видна.

А ведь теоретически Варфоломей может поступить так, как предлагал глава УАПЦ митрополит Макарий в интервью каналу «Эспресо» 19 октября: назначить Киевского митрополита Константинопольской патриархии и уже ему вручать томос. Однако ясно, что если этим митрополитом (а после получения томоса — патриархом) будет Филарет, то есть риск, что новая церковь станет лишь переименованием УПЦ КП, и, помимо представителей этой конфессии, в нее мало кто войдет. Значит, не произойдет разрекламированного объединения православных даже в минимальном формате (УПЦ КП+ УАПЦ).

Но если митрополитом будет назначен кто-то другой, значит, поместная церковь может оказаться маловлиятельной. Ведь если в нее почти никто не уйдет из УПЦ КП, то и сама автокефалия будет выглядеть фарсом, а обвинения Варфоломея и поддержавшей его УПЦ КП в сознательном расколе православия будут еще убедительнее.

Наконец, в 1686 г., уступая Киевскую митрополию Москве, Константинополь утверждал, что митрополита должно избирать собрание духовенства и мирян митрополии, и отмена тогдашнего синодального письма 1686 г. актуализировала этот тезис. Следовательно, Варфоломей потеряет лицо, если отойдет от провозглашенного принципа и назначит митрополита своим единоличным решением.

УПЦ КП сделала ритуальный жест, изменив титул своего предстоятеля для облегчения формального диалога с Константинополем. Так, с 20 октября решением синода для него введена форма титула, «допустимая в отношениях с другими поместными православными церквами»: «Блаженнейший архиепископ, митрополит Киевский и всей Руси-Украины» (т. е. без упоминания патриаршества). Однако эта конфессия не относится к Варфоломею как к главе православных Украины. Характерно, что спикер УПЦ КП архиепископ Евстратий (Зоря) трактует Андреевскую церковь как посольство Константинопольского патриархата. Хотя аналогом посольства в православном мире является не ставропигия, а подворье. Но подворье является представительством православной церкви на другой канонической территории. Считая же территорию Украины своей, Варфоломей не мог создавать на ней подворье, хотя скорей всего де-факто его ставропигия будет выступать именно в последнем качестве.

УПЦ КП хочет продавить решение о создании поместной церкви на своей базе с Филаретом во главе и отбрасывает вопросы, поставленные главой УАПЦ митрополитом Макарием (см. материал «Ракетно-религиозные игры на обострение с торможением» в №43(880) на стр. А7). Характерно, что тема претензий этой церкви, например, вообще не поднималась в ходе чата Зори с читателями издания «Главред» 23 октября. Возможно, подобные вопросы отсеивались, ибо их отсутствие — с учетом специфики издания, длительности чата и обилия вопросов — выглядит странно.

Впрочем, на следующий день Филарет в интервью «Украинскому радио» прокомментировал разногласия между церквями, сказав, что они «будут решены на архиерейском соборе, а не перед ним». По его словам, от УПЦ КП на соборе ожидается 40 архиереев, от УАПЦ — 14 архиереев, «и неизвестно, сколько будет от Московского патриархата».

Относительно же срока созыва собора Филарет сказал: «Слышим, что в ноябре будет. Конкретной даты пока нет. Если бы это зависело только от нас, от украинской стороны, мы могли бы сказать, когда это будет. А поскольку это зависит от Вселенского патриарха, то мы не можем конкретно сказать».

Т. е. причиной затягивания созыва собора названо то, что он готовится Константинопольским патриархатом, а УПЦ КП показывает, что не знает его планов. Но при этом она, очевидно, лжет, ибо подготовка такого мероприятия бессмысленна без взаимодействия с его ключевым участником.

Позиция же Филарета относительно того, что спорные вопросы должны быть решены именно на соборе, объективно рискованна, так как в случае отсутствия компромисса решения собора не будут единогласными, и тогда поместная церковь не вберет в себя всех его участников. Расчет, очевидно, делается на то, что на соборе будет большинство из УПЦ КП, а меньшинству, тем более в случае давления власти, будет некуда деваться, и оно согласится с большинством, чтобы не быть обвиненным в расколе.

При этом УПЦ КП, впрочем, как и другие участники процесса, игнорирует вопрос участия в избрании главы церкви православных верующих, о котором говорится в синодальном письме 1686 г. Правда, в этом случае речь уже должна бы идти не об архиерейском, а о поместном соборе.

УАПЦ хочет выжать максимум из фактического блокирующего пакета акций в проекте объединенной церкви. Она позиционирует себя как уже действующую в Украине часть Константинопольского патриархата, надеясь этим сыскать расположение Варфоломея. Вероятно, роль Филарета во главе канонической церкви для нее категорически неприемлема.

Так, митрополит Макарий в программе «Первые о главном» канала ZIK 26 октября вновь повторил тезис о том, что устав новой церкви должен появиться до собора: «В светской жизни, когда, например, организовывают какую-то партию, всегда есть какой-то проект устава. А если устава не будет, то кто пойдет на собор?.. Это безумие! Сейчас же ничего этого нет».

Но выдвигать более конкретные предложения он не стал, призвав Вселенский патриархат проявить инициативу:

«Домыслы патриарха Филарета и его требования или видение я комментировать не буду. А перед тем, как давать свои собственные предложения, я как человек, который с сыновней покорностью относится к Вселенскому патриархату, который пошел на противостояние с Москвой, должен выслушать предложения его святости (Варфоломея. — С.Б.)». И подчеркнув, что он и Филарет сегодня неофициально подчинены Константинопольскому патриарху, Макарий сказал, что не выдвигает своей кандидатуры, а поддержит «того, кого предложит Вселенский патриарх».

О поддержке Кирилла вопреки его сану

Представители же автокефалистского крыла в Украинской православной церкви высказывались исключительно о праве Украины иметь автокефалию, не касаясь вопросов подготовки собора, видимо, выжидая, когда созыв собора перейдет в практическую плоскость. Тем не менее назвать это крыло совсем незаметным нельзя. Так, бывший пресс-секретарь митрополита Владимира протоиерей Георгий Коваленко ведет в Фейсбуке страницу «Сеть открытого православия», объединившую сторонников автокефалии. На уровне епископов (т. е. потенциальных участников собора) это крыло после октябрьского решения синода Константинопольского патриархата долго себя не проявляло. Молчание прервало интервью изданию «Главком» (25 октября) митрополита Черкасского и Каневского Софрония, чья автокефалистская позиция и ранее была хорошо известно. В нем надо обратить внимание на следующие месседжи.

Во-первых, иерарх считает, что УПЦ должна участвовать в соборе, чтобы не допустить избрания Филарета: «Мое видение: если мы сейчас сделаем ошибку, а на объединительном соборе епископов от нас будет меньшинство и выберут Филарета... Как он сказал: «Я был, есть и буду патриархом». Вот тогда нам позор!»

Во-вторых, он не знает, будет ли лично участвовать в таком мероприятии, а на прямой вопрос об этом отвечает: «Сейчас я не знаю, буду смотреть по обстоятельствам. Намерение есть, ради того, чтобы спасти... Но если нас будет только шесть, о которых говорят, то наш голос там будет слабым. Поэтому от нашей церкви там должны быть все, хотят они или не хотят, чтобы выбрать предстоятеля. Потому что если будет предстоятелем Филарет, то такой церкви я не принимаю и не понимаю».

При этом далее Софроний дает понять, что и шести архиереев от канонической Украинской православной церкви на соборе не будет: «Все они теперь полезли обратно, как раки, испугались. Никто из них не пойдет (на собор. — С.Б.)».

В третьих, он называет своего кандидата во главу объединенной церкви: «Моя кандидатура — это архимандрит Кирилл (Говорун). Он человек знающий, образованный, выученный на творениях святых отцов. Он далек от каких-либо пороков, он чист и не испорчен. Как я уже упоминал, никогда не соглашусь на кандидатуру Филарета».

И вот к названному имени надо присмотреться пристальней. Архимандрит Кирилл относительно молодой человек. Родился он в 1974-м как Сергей Николаевич Говорун. По окончании Киевской духовной семинарии в 1995—2000 гг. учился на богословском факультете Афинского университета. В 2001—2003 гг. писал докторскую диссертацию в Колледже святого Иоанна Даремского университета (Великобритания), получив в 2004-м степень доктора философии.

С февраля 2002 г. по февраль 2005-го он — сотрудник Секретариата межправославных отношений отдела внешних церковных связей Московского патриархата (т. е. эквивалента МИД в Русской православной церкви). В те же годы Говорун преподает в Сретенской духовной семинарии в Москве и Московской духовной академии. В 2005 г. по решению синода РПЦ он включен в ее делегацию на IX Генеральной ассамблее Всемирного совета церквей. В том же году митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (будущий глава РПЦ) рукополагает Говоруна в сан диакона. А 22 апреля 2006 г. в Успенском кафедральном соборе в Смоленске он же рукополагает его в сан священника.

В сентябре 2007 г. Говоруна переводят на службу в Киевскую митрополию, и в декабре того же года в Киево-Печерской лавре глава УПЦ митрополит Владимир постригает его в монашество с именем Кирилл.

18 апреля 2008 г. Говорун назначен председателем отдела внешних церковных связей Украинской православной церкви и через день возведен митрополитом Владимиром в сан архимандрита. В этой должности он занимается подготовкой визита в Украину патриарха Варфоломея, который состоялся на 1200-летие крещения Руси, а в октябре того же года участвует в Стамбуле в совещании предстоятелей поместных православных церквей.

В 2009 г. митрополит Владимир направляет Кирилла (Говоруна) в распоряжение патриарха Московского Кирилла (незадолго до этого ставшего главой РПЦ). Этот перевод в свое время называли ослаблением автокефалистского крыла в УПЦ. С 10 октября 2009 г. он — первый заместитель председателя Учебного комитета Русской православной церкви, но 15 марта 2012 г. освобожден от этой должности (т. е. как раз в канун президентских выборов в России, на фоне скандала с «Пусси Райот»).

С 2012-го по 2014 г. Кирилл (Говорун) был научным сотрудником Йельского университета, а с 2013-го стал координатором богословских программ в Киево-Могилянской академии. Украинская Википедия также сообщает, что он изучает «религиозное измерение майдана» и преподает в двух богословских учебных заведениях в Стокгольме. А сайт Атлантического совета США именует его исполняющим обязанности Хаффингтонского экуменического института в университете Лойола Мэримаунт в Лос-Анджелесе.

Именно на этом сайте 15 октября помещена его статья «Что именно произошло в Константинополе на прошлой неделе», где, в частности, говорится, что «тысячи православных христиан, принадлежащих к Украинской православной церкви, чувствуют себя в ней неудобно, поскольку она выглядит каналом российского политического влияния. Это та же страна, которая аннексировала Крым и развязала гибридную войну на востоке Украины».

Т. о. Говорун идеально отвечает тем критериям, по которым Запад оказывает предпочтение украинским политикам: соответствующие взгляды, молодость, опыт обучения и работы на Западе. К тому же ради идеи украинского евроатлантического православия Говорун отказался от хорошо складывавшейся карьеры в РПЦ. В общем, идеальный кандидат для соединения Вифлеемской звезды с четырехконечной звездой Североатлантического альянса.

Правда, Кирилл находится лишь в сане архимандрита, а это по идее не дает ему права участвовать в архиерейском соборе (само название такого мероприятия означает, что в нем участвуют архиереи, т. е. епископы, архиепископы и митрополиты). Но ведь устава новой церкви еще нет, а митрополит Софроний, который, бесспорно, разбирается в церковных нюансах лучше, чем автор этой статьи, не видит канонических препятствий для того, чтобы Кирилл (Говорун) стал главой поместной церкви.

Но в большой политической игре постоянно меняются не только козыри, но и те, у кого они оказываются на руках при очередной «раздаче».

Об интриге от Оппоблока со смыкающейся с ним «За життя»

В конце июля тишину сезона отпусков в большой политике взорвала новость о предвыборном альянсе Виктора Медведчука с Вадимом Рабиновичем и его партией «За життя», возникшем в результате онлайн-голосования зрителей. Затем последовал старт объединительных переговоров «За життя» и Оппоблока, а также активное «вторжение» в медиапространство прежде державшегося в тени самого Виктора Медведчука.

Это позволило спустя месяц автору этих строк, комментируя тогда большое интервью Виктора Медведчука каналу «112», сделать следующий вывод:

«Это программное выступление политика, которым и вокруг которого в последние недели поднята мощная медийная волна. И чем дальше, тем больше оснований полагать, что это нечто большее, чем подготовка к роли «политика второго плана» в стартующей президентской гонке. Планка поднята очень высоко, и нас, безусловно, ждет неординарное развитие заявленной темы. Очевидно, однако, что нынешняя активность — это зондаж реакции общества, прежде всего — юго-восточного электората. По итогам зондажа и будет принято окончательное решение о «формате» участия Виктора Медведчука в грядущих политических схватках» (см. «2000», «Разрыв договора — для принятия закона». №35 (872), 31.08 — 6.09. 2018).

И вот, похоже, предвиденное мной развитие темы появилось. Сразу несколько украинских и российских СМИ разместили текст следующего содержания, который стоит привести достаточно полно:

«Киевский социологический центр «София» сообщил сенсационную новость: если оппозиция сможет выдвинуть на президентских выборах единого кандидата — который, условно говоря, будет «за Россию», но «против США и МВФ», то такой кандидат гарантированно пройдет во второй тур, вместе с лидером электоральных симпатий украинцев Юлией Тимошенко (подробнее про этот и другие опросы читайте, пожалуйста, «По методикам Труффальдино» на стр. А7 — С. Б.). Кто же станет этим единым «кандидатом от юго-востока»? Похоже, что Виктор Медведчук — среди оппонентов власти у него сегодня самый высокий рейтинг доверия...

По мнению Рыжанова, сегодня Медведчук предлагает такую предвыборную повестку, которая будет понятна и близка тем, кто раньше отдавал голоса «регионалам» и даже коммунистам. «Принципы объединения оппозиционных сил — мирное урегулирование на Донбассе на основе Минских договоренностей, восстановление прагматичных отношений с Россией и отказ от перекоса прозападного вектора — сегодня позитивно воспримут самые разные круги избирателей».

В общем, похоже на то, что оппозиция действительно двинет на выборы единым фронтом.

Кто же победит в итоге — Медведчук или Тимошенко? Это как считать. По замерам центра «София», возглавляет который Андрей Ермолаев, один из немногих украинских экспертов, считающихся беспристрастными, сегодня за Тимошенко готовы отдать голоса 15,9% электората. Порошенко могут поддержать 9,3% избирателей — его рейтинг в последние дни резко вырос (вероятно, сыграла роль поддержка Вселенским патриархатом идеи поместной церкви).

Разрозненные кандидаты от юго-востока — Бойко, Мураев и Рабинович — собирают «на круг» примерно 16,5% симпатий избирателей. Но, как отмечают социологи, за единого кандидата могут проголосовать гораздо больше людей (сыграет роль позитивная «объединительная» повестка). Т. о. победа почти в кармане у Медведчука — если, конечно, Порошенко не найдет предлог, чтобы не проводить выборы».

Месседж автора настолько очевиден, что мне нет нужды его комментировать, хотя следует акцентировать внимание на том, что поднимается вопрос об окончательной победе антимайданного кандидата, причем принести ее может только Виктор Медведчук.

В данном контексте возникает вопрос: кто такой Кирилл Рыжанов? Это николаевский журналист и политобозреватель (хотя в данных публикациях он назван киевским), постоянно сотрудничающий на внештатной основе с «2000» (которые, собственно, и дали ему путевку в мир массмедиа), а в последние недели «замеченный» на сайте и в эфире канала «112».

Отмечу, что на этой неделе и Евгений Мураев появился на «112-м» в «спарринге» с лидером Национального корпуса Андреем Билецким, что было весьма эффектно с точки зрения пиара. Он также анонсировал в ближайшее время начало работы собственного информационного телеканала «НАШ». Нужно понимать, этот телеканал станет первым, который, сняв маску «беспристрастности», будет прямо агитировать за одного из кандидатов.

Мне остается лишь повторить сказанное мной три недели назад: «...ресурсы информационные (и не только) для поддержки своей кампании он (Мураев. — С. Б.) собирает весьма серьезные. Или кто-то их собирает?». И поскольку сам Виктор Медведчук считает Мураева хотя и способным человеком, но занимающим неправильную политическую позицию, то остается открытым вопрос о том, кто же может собирать для Мураева такие ресурсы.

«2000» также отмечали: «выйдя сегодня из «За життя», в будущем Мураев может предложить свою поддержку единому оппозиционному кандидату, причем не обязательно на этапе выдвижения, но и значительно позднее, путем снятия своей кандидатуры. А может и сам претендовать на то, чтобы стать тем самым единым кандидатом».

Более того, идя разными колоннами, каждая будет собирать электоральную поддержку (особенно тех, кого кто-то из будущих коалициантов принципиально не устраивает), расширяя общую базу, чтобы в нужный момент слить ее в один поток. И под кого собирается этот поток, становится все более очевидным, как и то, в какой «упаковке» это будет подано — дескать, нескольким идейно близким кандидатам сложно было выделить из «своей среды» единого кандидата, поэтому решено выдвинуть политика, который изначально на это не претендовал и даже не рассматривался.

Нужно отметить, что ситуации, когда два и более «политических тяжеловеса» в качестве компромисса совместно поддерживают третью кандидатуру, случаются довольно часто, но, как правило, такой «единый» кандидат изначально имеет куда меньший вес, чем вынужденные уступить ему дорогу фавориты.

К примеру, по итогам парламентских выборов в Италии в марте нынешнего года «Движение пяти звезд» (Movimento 5 Stelle — M5S) и «Лига», получившие 32% и 17% голосов, приняли решение о формировании коалиционного правительства. В целях достижения согласия лидеры двух партий Луиджи Ди Майо и Маттео Сальвини отказались от притязаний на премьерство, и компромиссным кандидатом на этот пост стал беспартийный Джузеппе Конте, известный юрист, никогда не бывший даже министром, не занимавшийся активной политической деятельностью, лишь состоявший в разное время в различных «советах» и «комиссиях».

В нашем же случае ситуация прямо противоположная: Виктор Медведчук уже выглядит как куда более «веская» и «весомая» фигура, чем «формальные» кандидаты Бойко, Рабинович и Мураев, а также президентских планов не высказывавшие, но претендующие на самостоятельную политическую роль Александр Вилкул и Михаил Добкин.

И такой «расклад» вносит в разворачивающуюся большую политическую игру еще большую интригу.

SDR* (англ. Special Drawing Rights, SDR, SDRs) — специальные права заимствования — искусственное резервное и платежное средство, эмитируемое Международным валютным фондом (МВФ). Имеет только безналичную форму в виде записей на банковских счетах. Курс SDR определяется на основе долларовой стоимости корзины из пяти ведущих валют: доллар США, евро, китайский юань, иена и фунт стерлингов.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Коэн: украинский языковой закон — шаг в неверном...

Средства массовой информации сегодня повсеместно испытывают немалые сложности: это и...

«Больше никогда»?

Для поклонников «европейских ценностей» военный переворот в ФРГ, да еще и с...

Российские санкции в контексте российско-украинских...

У нас вновь есть повод для обсуждения современного состояния украинско-российских...

Меркель: первый визит в новом качестве

Судя по итогу визита в Киев, никаких срочных дел у канцлера Ангелы Меркель (по крайней...

Радуга раскола и рябь вместо цунами

Подмеченная фотографом Reuters радуга, вспыхнувшая в небе над американским Капитолием...

Загрузка...

Две весны — два образа выборов

11 ноября на неподконтрольной территории Украины пройдет мероприятие, которое...

Украина и Trident Juncture 2018 — не участвуя поучаствовали...

25 октября 2018 г. в Норвегии стартовали стратегические учения сил НАТО Trident Juncture 2018...

Игра на три результата

Наша страна интересует американцев исключительно в контексте противостояния с...

5 способов вернуть украинцев на родину

За границей трудятся около 5 млн. украинцев, приблизительно 25% экономически активного...

2000 злотых за наши головы!

Крупнейшая строительная фирма Польши — Budimex — стала первым предприятием...

Курсом на уже разложенные грабли

Именно на Поле Чудес в 2014-м Украина закопала и свой ВВП, и свою промышленность, и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка