Бенефициары и попутчики

№51(935) 20 – 26 декабря 2019 г. 18 Декабря 2019 4.4

Борис Джонсон, возглавив британское правительство всего четыре месяца назад, сумел-таки решить зависший в течение трех лет вопрос Брекзита. Премьер в конце января выведет страну из Евросоюза. Что наверняка ускорит разлом не только европейской послевоенной архитектуры, но и всего единого пока Запада.

12 декабря Борис Джонсон получил полный карт-бланш на любые бракоразводные процессы с Европой. Брекзит как бы обретает уже совсем реальные очертания. Выход из состава ЕС Великобритании резко поменяет политический баланс сил не только внутри Евросоюза, но и внутри Европы в целом. Теперь, даже без учета России, будет как минимум две Европы.

Ставка на молчаливое большинство — это победа

Будет два (или больше) альтернативных для континента пути, по которым его части будут вынуждены идти. Это станет продолжением (стимулированием) дальнейшего распада. Собственно, уже пострадавшие восточноевропейцы, которые после выхода Британии из ЕС будут вынуждены возвращаться если не домой, то на континент. Что неизбежно усилит существующие противоречия между Восточной и Западной Европой.

Консервативная партия Бориса Джонсона победила на внеочередных парламентских выборах, взяв 365 из 650 мест в палате общин. Можно сказать, что это был по сути второй референдум о Брекзите, на котором британцы снова ясно высказались за выход из Евросоюза. Консерваторы были последовательными сторонниками Брекзита. И они получили 43,6% голосов вместе с Партией Брекзита Фараджа.

Однако за них проголосовало меньше половины, а за четыре партии (они выступали или против Брекзита, или за новый референдум) отдали голоса 50,4% избирателей.

Но в мажоритарной британской системе депутаты избираются от округов. У консерваторов были более сильные кандидаты, потому они взяли даже многие традиционные лейбористские, рабочие округа. Именно британские рабочие были больше других недовольны принадлежностью к Евросоюзу. А то, что консерваторы не получили абсолютного большинства в пересчете на избирателей, не имеет значения. Дональд Трамп тоже ведь уступил Клинтон по числу голосов, но выиграл по числу выборщиков.

В ходе предвыборной кампании (как и в ходе референдума по Брекзиту) складывалось впечатление, что противников выхода из ЕС все же больше. К тому же и большая часть прессы выступала скорее против выхода из ЕС. Джонсон совершенно правильно сделал ставку как бы на молчаливое большинство, на рядовых англичан. И победил.

Игру в демократию вместо демократии народ не приемлет

Однако общая для Запада проблема в том, что посредством демократической процедуры сегодня нельзя произвести изменения в системе, даже когда система управления остро нуждается в таких трансформациях.

В результате это приводит к потере управляемости и хаосу. Как в Штатах, где, например, нельзя понять, кто руководит внешней политикой. Ведь Трамп от руководства практически отстранен процедурой импичмента, и этим занимается кто ни попадя. К кому именно в случае необходимости апеллировать, непонятно.

Победу Джонсона можно было бы назвать победой националистов над глобалистами, однако Великобритания не совсем обычная держава. Соединенное Королевство — это ведь бывший претендент на глобальное господство. А сегодня это фактический центр англосаксонского мира. Не только финансовый, но культурный и интеллектуальный. Поэтому неизбежна борьба и внутри еще формально единого Запада. И борьба за место центра силы в англосаксонском мире.

Хотя Великобритания в середине прошлого века уступила лидерство своей бывшей колонии — США, общие цели и смыслы у двух держав сохранились. Штаты осуществляли глобальный контроль, а Британия была в составе ЕС, который неуклонно превращался в супергосударство. Однако Запад контролировался (и продолжает контролироваться) через силовые инструменты НАТО, финансовая сфера — через лондонский Сити. Потом все пошло как-то не так, как хотелось. Идиллию разрушили поднявшийся Китай и вернувшаяся в пул великих держав Россия...

Проиграли на этих выборах все, кто пытался «замылить» результаты народного волеизъявления и в любом варианте сохранить Британию в Евросоюзе. Власти же очень четко дали понять, что игра в демократию (вместо самой демократии) народом не принимается. Теперь Брекзит становится как бы неизбежен (хотя это еще не факт), и главными пострадавшими от него станут пресловутые мигранты с континента. Это — 3,6 млн. мигрантов из Польши, стран Балтии и прочей восточноевропейской периферии, которые перебрались в Англию после вступления их стран в Евросоюз.

Британские СМИ пишут, что Борис Джонсон на недавних парламентских выборах в Великобритании добился исторического успеха. В результате у премьера появилась теоретическая возможность довести до конца Брекзит в ближайшие недели и месяцы. Но в Британии не пишут о тех рисках, перед которыми выход ее из ЕС ставит и Британию, и ЕС, да и Европу. Между тем это в обязательном порядке приведет и к переформатированию всего Запада. Некоторые утверждают, что решение поддержать Брекзит было политически мотивированным, поскольку могло поспособствовать карьере Джонсона. Другие считают, что он выступал за это совершенно искренне — просто это сыграло ему на руку.

Кривые бананы политики

После референдума Борис Джонсон стал олицетворением своеобразного парадокса. Его жизненный путь делает его полноправным членом элиты. Однако его стиль делает его оппортунистской и даже шутовской фигурой. То он позировал в боксерских перчатках, чтобы подчеркнуть свою решительность, то прятался от журналистов в холодильнике... Он также не раз говорил, что ЕС не дает Великобритании продавать слишком «кривые» бананы.

«Миррор» опубликовала статью со списком 60 обманов Бориса Джонсона. В их числе стоит отметить утверждение о том, что отсрочка Брекзита на месяц обходится Великобритании в миллиард фунтов. Или что расходы на здравоохранение в стране никогда не росли так сильно, как при власти консерваторов. В 2004 г. Джонсон был снят с поста лидером партии за ложь о внебрачных связях. Однако он до сих пор отрицает, что позволял себе отступиться от истины. Его странный подход к действительности следует признать успешным, что подтверждают результаты выборов. Но даже накануне голосования популярность Джонсона в абсолютных значениях была не выше, чем у Терезы Мэй перед ее отставкой. Ему все же удалось на голову обойти своих конкурентов.

Если отойти от ценностей, предложений и программ (если допустить, что они у Джонсона есть) этого человека, то они претерпели большие изменения. Нельзя не отметить его особый стиль. Его политический капитал не могут разрушить ни шутовство, ни смена политических позиций, ни явное искажение фактов. Он как бы бросает вызов законам политического поведения — подобно Дональду Трампу. Т. е. можно вполне говорить, что такова тенденция в новой политической эпохе Запада. И таких политиков будет все больше. Подобный стиль позволяет политику не только привлекать внимание западной публики (что немаловажно), но и уклоняться от вопросов по существу. Личность политических лидеров играет все большую роль в британской парламентской системе. И западной вообще.

Все же многие придерживаются мнения, что Борис Джонсон был посредственным министром иностранных дел в правительстве Терезы Мэй. Это связано с тем, что он зачастую не мог правильно подбирать слова на встречах с иностранными деятелями и во время визитов в другие государства. После прихода к власти Джонсон отошел от наследия предшественников по ряду ключевых вопросов. Не только вышеупомянутым стилем, но и политическими решениями он резко отличается от той же Терезы Мэй.

Избирательная идентичность

Расширение ЕС на Восточную Европу парадоксальным образом стало детонатором антиевропейских настроений на туманном Альбионе. Британцы же никогда не считали себя неотъемлемой частью континентальной Европы, но миллионы польских сантехников с литовскими водопроводчиками стали последней каплей в процессе рухнувшей идентичности.

На таких как бы ксенофобских (но очень популярных) рассуждениях сторонники выхода из ЕС и закрытой границы победили на всех выборах и референдумах последнего времени. Британцы вступали в Евросоюз, поскольку ощущали себя частью континентальной Европы, но Восточную Европу они считать собственно европейцами были не готовы. Евросоюз ведь построен на идее общей европейской идентичности, а у Британии она всегда была несколько иная.

Они готовы были принять и терпеть общую идентичность с Францией и Германией. Даже с Италией и Данией. Но когда пришлось ее отождествлять с Румынией, Словакией, Литвой (а в перспективе — с Албанией, Боснией и, как долго уверяли газеты, Украиной и Грузией), тут они стали противиться. Не то чтобы они это делали со зла, а просто от непонимания того, какая в том необходимость. Между тем, как это ни парадоксально, намечающийся активный распад после Брекзита может повлечь за собой переформатирование всего Запада. На новых принципах, не экономических и не территориальных.

Могущество кластера

Збигнев Бжезинский как-то предложил России строить геополитическое содружество от Ванкувера до Владивостока. Но только к 2050 г. А за это время, как говорил незабвенный Ходжа Насреддин, много всего такого может произойти. Неожиданность этого предложения состояла в том, что ранее, ощущая себя победителем в «холодной войне» (триумфатором просто), Бжезинский строил «глобальные Балканы от Косово до Синьцзяна». У России, понятное дело, войти в состав глобального Косово согласия не спрашивали. А тут не только спрашивают, но и предлагают стать как бы соучредителем нового варианта глобализации.

Недорасчлененному бывшему СССР предлагалось масштабное сотрудничество «для выработки стратегии совместной жизни в мировом масштабе, поскольку государства по отдельности не могут справиться с проблемами, которые стоят перед миром». Вот вчера еще они как бы все могли, а сегодня уже никак? Что же принципиально изменилось в мире, если его стратеги предложили России вместо пассивного участия в глобальной косовизации перейти к масштабному сотрудничеству в фактическом переформатировании всего геополитического пространства?

Сегодня тем более никакая страна не может в одиночку заниматься переформатированием мирового пространства.

Эти проблемы можно решать только общими усилиями. Глобальная стабильность может быть достигнута только за счет масштабного сотрудничества, а не имперского доминирования. Признание того грустного факта, что государства по отдельности (хотя есть ведь еще и НАТО — вместе тоже не могут?) не в состоянии справиться с проблемами, которые стоят перед миром, — это, согласитесь, дорогого стоит.

Сетевые несуверенные структуры

Но о трудностях, возникших в глобализованном мире за несколько последних десятилетий (у самого глобализатора в т. ч.), мы можем только догадываться. Эти трудности состоят не столько в мировом кризисе и непомерных долгах, которые и стали причиной мирового кризиса. В определенном смысле США выступают не только источником мирового кризиса, но и его главным модератором и выгодоизвлекателем (бенефициаром), поскольку являются хозяином волшебного зеленого рога изобилия.

Соединенные Штаты формально (да и по сути) абсолютно независимая страна, но проблема кроется в том, что это не только (и не столько) национальное государство, сколько кластер транснациональных корпораций (ТНК), которые по отдельности превосходят большинство государств мира. А в совокупности они сильнее и самих США.

И эти финансовые структуры выходят далеко за пределы любых суверенных границ. Более того, они и не очень привязаны к конкретной территории — в отличие от промышленного и сырьевого, энергетического капитала, который привязан к своим заводам, скважинам, нефтехранилищам и пр. Т.е. внутри США конфликтуют между собой могучие силы, которым, с одной стороны, мировой кризис очень выгоден (и они, естественно, хотели бы его продлить), и те силы, которые несут от мирового кризиса колоссальные убытки.

И чем дольше будет продолжаться кризис, тем больше будут убытки у реальной экономики: процесс, который неминуемо должен привести к концентрации и сосредоточению всей собственности в одних руках. Если для этого будет достаточно времени. Т. о. речь идет о переделе мира и переформатировании его политического ландшафта под интересы его новых хозяев.

США уже в течение нескольких десятилетий проявляют себя скорее как совокупность нескольких конкурирующих сетевых структур, чем как суверенное национальное государство. Экономическим интегратором таких структур выступают многочисленные офшорные зоны. Здесь спрятана их главная сила и самый прибыльный бизнес.

И когда у нас звучат голоса о ликвидации связей с офшорными зонами, то нужно понимать, на что мы замахиваемся. Вообще все глобальные игроки (за исключением разве что Китая) — это не суверенные государства, а именно сетевые структуры. Россия и Украина тоже, конечно, не являются исключением. Никакое государство (или союз государств) сегодня не владеет ситуацией.

Это, с одной стороны, возврат к продолжению т. н. процесса конвергенции (ее активно продвигали еще в шестидесятые годы прошлого столетия в условиях двухполюсного мира). С другой — это конвергенция уже на ином уровне (и иными мировыми субъектами) в условиях обострения кризиса однополюсного глобализованного мира.

Если проект переформатирования мира в указанном направлении удастся, то нас всех ждут суровые времена, где будет установлен жесткий тотальный контроль над населением с помощью банковских карточек и встроенных биочипов. И будет выстроена новая иерархия.

По крайней мере, будет осуществлена попытка построения мировой иерархии. Чего в истории человечества еще никому не удавалось сделать.

Но если новая Вавилонская башня таки будет построена, то это может означать конец истории (не по Фукуяме, а вообще), или снова произойдет смешение языков (и интересов), и башня будет разрушена.

Тогда мировая властная иерархия снова распадется на страны и народы, как это было в библейские времена. И история стран и народов вновь начнет свой путь к очередной Вавилонской башне, предоставив человечеству еще один шанс учесть и исправить совершенные ошибки.

Прагматиков интересует жизнь только сегодня на сегодня. Но нам поразмышлять о будущем нового — как бы по-настоящему постиндустриального — мира никто не мешает. Куда могут завести мир все те же стратеги, которые затолкали его и в нынешний тупик?

Вместо P.S.

Для политики у нас нынче самое замечательное время и самые замечательные условия. Беда только, что некому заниматься именно политикой. Занимаются чем угодно (воровством, коррупцией), но только не политикой.

Политика, как ни крути, всегда предполагает некую позитивную программу встраивания страны и государства в непрерывно меняющееся время. Это как бы периодическая синхронизация, стробирование, рефлексия на непрерывные внутренние и внешние перемены. Особенно актуальна такая синхронизация в кризисный период, который мы переживаем уже не первый год. Наращивание долгов МВФ или распродажу остатков государственной собственности позитивной программой назвать нельзя.

Люди во власти, несомненно, чувствуют себя хозяевами страны, но не понимают, до какой степени они уже ничем в этой ситуации не рулят. Еще Альберт Эйнштейн говаривал, что глупо повторять одно и то же действие, рассчитывая на иной результат. Примерно так.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

В день выборов Alina Pash выпустила клип на трек "Corruption"

Украинская певица Alina Pash презентовала клип на трек "Corruption", записанный вместе с OTOY, Den Da...

Явка на местных выборах: сколько украинцев уже...

В ЦИК предоставили информацию о явке на местных выборах, которые проходят в...

Электоральные настроения украинцев накануне местных...

Электоральная активность и возможные причины ее снижения, контуры электорального...

Подсчет голосов 25 октября будет длительным -ЦИК

Центральная избирательная комиссия пришла к выводу, что процесс подсчета голосов...

V is for Vote: американские звезды приняли участие в...

Именитый фэшн-глянец V Magazine запустил новый проект, в котором первые звезды США...

В мэры Киева зарегистрировали 13 кандидатов

Киевская территориальная избирательная комиссия зарегистрировала еще пятерых...

Разработка 14-го пятилетнего плана — пример...

Стратегия двойной циркуляции станет основной линией в средне- и долгосрочном развитии...

28 октября исполняется 58 лет с момента Карибского...

В октябре 1962 года народы мира пережили самый опасный момент в конфликте между СССР и...

Китай выразил протест в связи с высказываниями Помпео

«Права и интересы трудящихся всех народностей, в т.ч. малых, в Синьцзян-Уйгурском АР...

Нападение на Посольство Кубы в США, заговорщицкое...

Терроризм остается серьезной проблемой для международного сообщества. Его невозможно...

Тревожные двадцатые

Все государства, не в полной мере обладающие внешней субъектностью, становятся...

Карабах в огне, украинцы — в страхе

58% респондентов считают угрозу полномасштабной всеобщей войны реальной

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка