Доживет ли ЕС до 2045 года

16 Мая 2021 1

Пока украинские власти подписывают со странами Балтии пустые декларации в поддержку вступления в ЕС, делая вид, что соглашение об ассоциации прямо не перечеркивает этот проект, в день Европы 9 мая 2021 в Страсбурге начала работу очередная конференция «о будущем Евросоюза». Планируется, что свои рекомендации конференция представит в мае 2022 г.

Выступая по этому поводу, президент Франции Макрон предложил отказаться от права национального вето и создать наконец-то «европейскую армию». Правда, европейская пресса не преминула напомнить, что сам Макрон столкнулся с бунтом на коленях отставных генералов французской армии. Они обратились через прессу к Макрону с предложением ввести войска в мусульманские районы французских городов, чтобы вернуть республике контроль за улицами, где вольно себя чувствуют молодежные банды исламистов.

Это очень напоминает риторику лидера французских европейских скептиков Марин Ле Пен. Циники считают, что Макрон попытается вывести ее во второй тур президентских выборов в мае 2022 г., чтобы триумфально победить. Такой трюк в 2002 г. удался Жаку Шираку. Тогда он во втором туре победил отца Марин Ле Пен.

Правда, ситуация все больше напоминает сюжет романа-антиутопии Мишеля Уэльбэка «Покорность». Там политическая борьба между либералами республиканцами и «Национальным фронтом» привела к власти условный «исламский фронт». Ситуация пока от радикальной исламизации далека и больше напоминает попытку Макрона отвлечь внимание от очередных антисоциальных реформ, которые идут несмотря на более чем годовые протесты «желтых жилетов». Пандемия и локдауны их активность снизили, но старт избирательной кампании может оживить протесты. Тем более что мотивов для недовольства хватает.

Существенным фактором нестабильности является парламентская кампания в Германии. Впервые в истории там парламентская партия «Альтернатива для Германии» поставила цель добиться референдума по вопросу выхода ФРГ из Евросоюза. Ожидаемые трудности с формированием коалиции после сентябрьских выборов бундестага 2021 г. лишат конференцию «о будушем ЕС» лидерства.

Европейские оптимисты надеются, что кризис национального демократического представительства позволит громче говорить о «европейской республике». Этот проект вписывается в идею радикальных глобалистов разрушить национальные государства и отдать власть транснациональным корпорациям и социальным платформам типа Фейсбук и Твиттер.

Однако свою беспомощность в условиях пандемии показали не только национальные власти, но и – особенно -- наднациональные структуры ЕС. Европейский скептицизм крепнет в странах--новобранцах ЕС. Речь идет о т.н. «Бухарестской девятке», куда входят страны Вышеградской четверки (Польша, Чехия, Венгрия, Словакия), страны Балтии (Литва, Латвия, Эстония), Болгария и Румыния. Они недовольны эгоизмом более богатых стран ЕС, сокращающих аграрные и прочие субсидии. В военно-политическом смысле они ориентируются на НАТО и США.

Скептические настроения доминируют и среди южных стран--членов ЕС. Греция до сих пор расплачивается за кризис еще 2008--2013 гг., а пандемия вообще поставила на колени ее туристический бизнес. Кипрскую банковскую систему капитаны глобальных финансов также раскулачили еще до 2020 г. Италия, Испания, Португалия имеют схожие проблемы.

В случае падения европейской финансовой пирамиды под ее обломками не хотят оказать ни страны Бенилюкс (Бельгия, Нидерланды, Люксембург), ни скандинавские Дания, Швеция и Финляндия.

Ситуация усугубляется экологическим вопросом. ЕС взял курс на достижение состояния «экологической нейтральности» до 2040 г. с промежуточной фиксацией результатов к 2030 г. На эти цели выделяются средства большие, чем те субсидии, которыми успели воспользоваться новобранцы ЕС 2004 и 2007 гг. Это лишает мотивов рвать жилы в погоне за членством в ЕС балканские страны--претенденты, такие как Албания, Северная Македония, Босния и Герцеговина, Косово и Черногория. В итоге амбициозный проект создания «Соединенных Штатов Европы», который еще 30 лет назад казался достижимым, сталкивается с огромными препятствиями. Европейская бюрократия это понимает и пытается доказать конференцией о будущем, что она уж точно делает все возможное и невозможное ради этого будущего.

Предыдущая такая конференция работала в 2003-2004 гг. и выдала на-гора проект первой общей конституции ЕС. Этот документ предусматривал отмену национального права вето на решения наднациональных органов управления ЕС. Однако конституция была провалена на референдумах 2005 г. во Франции и Нидерландах. В ответ пришлось принимать Лиссабонский договор реформ, который сейчас остается главным нормативным документом ЕС.

Выход Великобритании из ЕС создал огромную брешь в бюджете Евросоюза. Дополнительным ударом стала пандемия коронавируса. Эти процессы максимально обострили противоречия между нынешними 27 государствами-членами ЕС. Германия и Франция оказались неготовыми к увеличению своих взносов в бюджет ЕС, что должно было покрыть дефицит. Альтернативный вариант действий в виде сокращения бюджетных расходов за счет реформирования общей сельскохозяйственной политики спровоцировал обострение социальных противоречий.

Британия не против того, чтобы перенести негативную политическую энергию «сепаратистских» настроений в Шотландии, протестов против возобновления таможенного контроля на границе Северной Ирландии и Республики Ирландии на создание британской сферы влияния в ЕС. Лондон готов предложить диссидентам в Евросоюзе свой любимый проект зоны свободной торговли без примочек наднациональных органов власти.

Издержки всего этого можно перенести на европейскую периферию новой Восточной Европы. Конфронтация ЕС с Россией стратегически работает против ЕС. Напомним, что две мировые войны при активном участии США велись ради разрыва континентальных связей между Европой и Россией. Эту же задачу гибридными средствами решала «холодная война» -- как предыдущая, так и нынешняя.

Потеря субъектности ЕС обусловлена как социокультурными факторами исчерпания пассионарности Старого континента, так и функциональными проблемами. Среди них выделяются: несоответствие правящих элит историческому масштабу и сложности задач; игра правящих элит на понижение уровня социальных обязательств национальных государственных структур (локдауны, разоряющие малый и средний бизнес, стремительная деиндустриализация под видом достижения до 2045 г. «климатически нейтральной» Европы); заточенность правящих элит ЕС на зависимость от США (реанимация похороненной Трампом идеи создания Трансатлантической зоны свободной торговли, которая фактически превратит общий рынок ЕС в аналог бесправного статуса Украины по нормам торгового соглашения с ЕС 2014 г.).

И главная проблема та, что ЕС больше не обеспечивает демократический мир. По периметру границ ЕС обостряются конфликты: от Арктики, где США прямо «сдерживают» Россию и Китай, через русофобские страны Балтии к дестабилизированной Беларуси и «анти-России» в виде Украины и постепенно румынизируемой Молдовы.

Ситуация усугубляется политически неопределенной Россией, которая будет переживать сложный период политического транзита в эпоху «после Путина», и далее пояс нестабильности затягивает в тугой узел кровоточащие Балканы, Ближний Восток и Кавказ. В таких исторических обстоятельствах страны ЕС ждут несколько десятилетий турбулентности.

Конференции на тему будущего европейской интеграции предлагают проект достижения к условному 2045 г. климатически нейтральной «европейской республики». Однако для такого фазового скачка в развитии, похоже, ЕС не имеет ни достаточно времени, ни людских и материальных ресурсов, ни здравомыслящих элит и европейских обществ. Фактически Европа снова разделена новой «холодной войной», продолжение которой может уничтожить общий европейский дом.

Велика вероятность того, что вместо привычного Европейского Союза будет исторический мираж Священной Римской империи с «сильными регионами» в виде «Европы шести», состоящей из стран основательниц европейской интеграции, квази-австро-венгерской империи в формате американского проекта «трех морей», новой Ганзы из скандинавских стран и, возможно, Англии, глубокой европейской периферии в виде стран «Восточного партнерства».

Этот причудливый конгломерат общих рынков под контролем США будет только с завистью следить за играми США, Китая и России.

Иван ЗАРЕЧНЯК

Декарбонизированное харакири

При тактическом совпадении коммерческого интереса западные «партнеры» и...

Карантин, налоги, война

Ведущие кланы Колумбии не раз решали свои противоречия путем гражданских войн. Однако...

Санду добилась досрочных парламентских выборов

Чтобы партия не теряла своих сторонников, Додон должен уйти.

Чаус раздора и узурпация власти

В Молдове продолжается политическое противостояние между президентом Майей Санду и...

Дипломатия гибридной войны

США дисциплинируют антироссийскую черноморскую ось, и грузинский посол им нужнее в...

Выход из Союза – выход из Королевства: почему...

Невнимание британского премьер-министра Бориса Джонсона к обострению в Северной...

Остров зари багровой

«Куба – любовь моя», – слова этой некогда популярной советской песни,...

Мест за «круглым столом» хватит всем

Неуемное желание оппозиционеров любыми способами отстранить от власти «Грузинскую...

Почему Финляндия не вступает в НАТО

Для нынешних руководителей нашего государства этот вопрос не представляет особого...

МОЛОДО-ЗЕЛЕНО не только в Украине

На смену 67-летней Ангеле Меркель, которая в нынешнем году собирается уйти из канцлеров...

Мезальянс с Альянсом

Если придерживаться мнения, что «НАТО – это единственный путь к завершению войны...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Теренин
17 Мая 2021, Владимир Теренин

По сути, безусловно, доживет. Поскольку основу всякого общественного развития и всей цивилизации человечества в целом составляет производство, которому, в интересах прогресса, все более требуется ассоциация производительных сил, то и политические процессы неизбежно будут следовать в том же направлении. Создавая соответствующую политическую надстройку над развивающимся экономическим базисом.

- 4 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка