Эпидемия убийств в Латинской Америке: как остановить смерть

№13(813) 31 марта -- 6 апреля 2017 г. 29 Марта 2017 5

Каждые 15 минут с жизнью в результате насилия расстается очередной юный житель Латинской Америки

Убийство — обыденность в Каракасе: в прошлом году город занял ведущее место в рейтинге самых смертоносных столиц мира, а количество умышленных убийств достигло здесь 120 на 100 тыс. жителей. Даже эта цифра примерно в 20 раз превышает среднемировой показатель.

Но, если откровенно, достоверной статистики о количестве ежегодно лишаемых жизни венесуэльцев просто не существует: местные жители оперируют лишь приблизительными цифрами, ведь Каракас уже 10 лет не публикует подобных данных. Но практически каждый гражданин лично знает хотя бы одного убитого. В ходе проведенного в этом году опроса 2/3 венесуэльцев заявили, что в минувшем году в их районах случались убийства. И их боязнь стать следующей жертвой вполне объяснима.

Жители Венесуэлы — вовсе не единственные жертвы процветающего среди латиноамериканцев насилия. Несмотря на впечатляющие достижения в борьбе с преступностью, достигнутые за минувшее десятилетие, Колумбия все еще остается рекордсменом по абсолютному количеству убийств.

В Бразилии, расположенной южнее Венесуэлы, регистрируется самое большое количество умышленных убийств на планете: свыше 56 тыс. в год. Более 80% бразильцев уверены: им реально грозит насильственная смерть. Не лучше ситуация и в Центральной Америке: более 1/3 граждан Сальвадора и Гондураса сообщают социологам о недавних убийствах в их кварталах.

Старуха с косой ведет охоту за молодежью. Каждые 15 минут с жизнью расстается очередной юный житель Латинской Америки (как правило, юноша-подросток). 400 убийств в сутки — почти 140 тыс. смертей в год.

В некоторых странах именно умышленное убийство (а не несчастные случаи, самоубийства, рак и другие болезни) стало главной причиной ухода подростков из жизни. При этом более 75% убийств совершаются с применением огнестрельного оружия, что гораздо выше среднемировых показателей. Парадоксально, но обуздать эпидемию убийств не удается даже вопреки впечатляющему прогрессу в борьбе с нищетой, повсеместному совершенствованию систем образования и здравоохранения, а также повышению уровня жизни в целом.

Более того, количество умышленных убийств в Латинской Америке остается чрезвычайно высоким даже в то время, когда этот показатель упорно сокращается практически во всех уголках планеты. В этом регионе проживают всего 8% мирового населения, но здесь совершается 33% всех убийств. Если ситуация не изменится, к 2030 г. количество насильственных смертей в Латинской Америке возрастет с 21,5 до 35 на 100 тыс. жителей.

И хотя проблема роста преступности беспокоит большинство латиноамериканцев, особо в этом вопросе выделяются 7 стран: Бразилия, Колумбия, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Мексика и Венесуэла. Суммарно на их территории каждый год совершается 25% всех регистрируемых в мире убийств.

Даже наиболее тяжко пострадавшие от боевых действий территории не способны конкурировать с Латинской Америкой. Так, войны в Афганистане за период с 2001-го по 2014 г. унесли жизни примерно 26 тыс. мирных граждан. За тот же период убито 67 тыс. жителей Гондураса, а население этой страны составляет всего треть от численности населения Афганистана.

А вот пример Бразилии: в 2015 г. в стране совершено столько же умышленных убийств, сколько случаев гибели людей зафиксировано суммарно в трех странах за тот же период — Афганистане, Ираке и Сирии. Вряд ли стоит удивляться особой активности ведущих гуманитарных служб (например, МККК и «Врачи без границ») в Латинской Америке.

Одна из причин резкого роста количества умышленных убийств в регионе проста — возбужденные уголовные дела редко раскрываются, еще реже убийцы попадают за решетку. В Северной Америке и Западной Европе раскрываемость подобных преступлений составляет примерно 80%, а в Японии приближается к 98%. Во многих латиноамериканских странах этот показатель едва превышает 20%: в Бразилии, Колумбии, Гондурасе и Венесуэле безнаказанными остаются не менее 90% виновных в тяжких преступлениях, сопряженных с насилием против личности.

Поскольку большинство жертв — нищие темнокожие мужчины из бедных кварталов, расследование случаев их гибели не входит в число приоритетов. Следствие ведется медленно и неуклюже (в тех случаях, когда вообще ведется). В результате доверие людей к полиции и системе уголовного судопроизводства стремится к нулю.

В этой в целом мрачной картине наблюдается единственный проблеск надежды: дальнейший рост количества умышленных убийств — отнюдь не неизбежная тенденция. В регионе достаточно примеров, когда отдельные города и страны сумели радикально переломить ситуацию.

Результаты свежего исследования говорят о том, что в Латинской Америке еще с конца 90-х реализуется свыше 90 отдельных национальных и муниципальных программ профилактики насильственной преступности. Властям таких мегаполисов, как Богота, Сьюдад-Хуарес, Медельин и Сан-Паулу, за минувшее десятилетие удалось снизить показатели насильственной смертности на 70 и более процентов.

И пусть упомянутые программы не похожи друг на друга, а буквально копировать их просто невозможно, — у них немало общего. Во главе движения за перемены стоят лидеры гражданского общества, в частности, сильные мэры городов. Они успешно сочетают дальновидность в планировании, кропотливость в сборе и анализе данных с непрерывным мониторингом ситуации в самых «горячих точках» и внедрением программ социального обеспечения исключительно для районов с наиболее высоким уровнем социальной дезорганизации, где проживает самая уязвимая молодежь. Для них сокращение уровня преступности стало одним из приоритетов. Но важнее всего то, что они прекрасно осознают: добиться этого можно лишь путем обуздания факторов риска, обеспечения населения более мощной защитой, продвижения идеи необходимости пересмотра поведения, укрепления системы уголовного правосудия и — при необходимости — ведения переговоров с другими ведомствами.

Упомянутые программы убедительно демонстрируют: стабильное сокращение количества убийств — не только вполне реальная, но и жизненно важная цель. Экономики стран Латинской Америки несут непомерные издержки из-за криминального насилия: в среднем они достигают 3,5% ВВП региона, а это $261 млрд. в год. Что уж говорить о последствиях в виде снижения производительности труда по причине смертности, чего вполне можно было избежать. А последствия эти обретают просто катастрофические масштабы: они словно гири на ногах тормозят развитие экономик стран, сумевших совершить решительный рывок вперед в 60—80-е гг. прошлого века даже несмотря на эпоху автократии.

Если бы все общества и правительства Латинской Америки дружно взяли на себя обязательство по сокращению количества умышленных убийств на 50% за грядущее десятилетие, им бы удалось предотвратить примерно 413 тыс. насильственных смертей. Если бы этой цели достигли лишь несколько стран (Бразилия, Колумбия, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Мексика и Венесуэла), было бы спасено 365 тыс. жизней.

Эти цифры могут показаться слишком высокими и даже амбициозными, но это не так: речь идет о сокращении всего на 7,5% годовых показателей смертности в результате убийств. Подобные проекты в других регионах мира подтверждают реалистичность таких целей.

Так как же Латинской Америке сократить количество совершаемых тут убийств на 50%? Как минимум правительствам, бизнесу и представителям гражданского общества следует взять на вооружение основанные на анализе реальных данных и фактов стратегии, сконцентрировать все усилия на тех районах, где насильственные преступления давно стали нормой.

В конце концов, подобные деяния, как правило, находят концентрированное выражение в определенных кварталах, в среде бедных, плохо образованных молодых людей. Происходят эти преступления в определенное время суток и в конкретных местах. Так, анализ ситуации в пяти латиноамериканских странах показал: 50% всех преступлений совершаются всего лишь на 3—8% сегментов улиц (т. е. в одних и тех же местах).

Особенно эффективными в данной ситуации будут программы постоянного мониторинга ситуации в горячих точках, а частью масштабной стратегии профилактики насильственной преступности могли бы стать проекты по заключению перемирия между конкретными бандами, несмотря на всю противоречивость такой методики. Немаловажную роль в деле восстановления общественного порядка играет и совершенствование системы следствия и уголовного правосудия.

В основе программ профилактики и борьбы с преступностью должны лежать амбициозные цели, а сокращение численности преступлений — стать однозначно главной задачей, но не побочным продуктом такой борьбы. Многие национальные и местные органы власти все еще настойчиво пытаются оценивать успех мероприятий по профилактике преступности количеством изъятых стволов, килограммами конфискованных наркотиков и числом арестованных подозреваемых. Поскольку сотрудников правоохранительных органов чаще всего награждают именно с учетом этих показателей, они и демонстрируют склонность недооценивать значимость снижения других показателей — в особенности количества насильственных преступлений с человеческими жертвами.

Правительствам стран Латинской Америки необходимо переходить к стратегическому долговременному планированию, поскольку сегодняшние подростки потенциально могут стать жертвами или преступниками уже завтра. Доступность образования и возможность трудоустройства — ключевые факторы, формирующие готовность юношей отказаться от совершения преступления ради выбора иного пути в жизни.

Проведенные в Латинской Америке соцопросы свидетельствуют: увеличение трудовой занятости молодежи всего на 1% приводит к сокращению количества умышленных убийств на 0,34%. В Медельине повышение доходов молодых жителей лишь на 1% позволило снизить количество убийств на 0,4%. И подобные ситуации наблюдаются в других странах региона.

Самым важным компонентом успеха в итоге остается культура профилактики преступности: под этим термином подразумевается трепетное отношение к раннему развитию личности, щедрые инвестиции в развитие воспитательных способностей родителей, а также постоянная поддержка программ профессионального обучения молодежи.

Наиболее успешные программы профилактики преступности нацелены не только на зачистку территорий от злоумышленников, но и на расширение спектра социальных благ для матерей-одиночек и рекреационных программ для детей и подростков.

Чаще всего в тюрьмы попадают систематически игнорируемые родителями дети, подвергающиеся негативному влиянию со стороны сверстников. Все перечисленные выше меры не нанесут ущерба бюджету. Более того, они дадут хорошие результаты не только в деле профилактики преступности, но и в иных сферах. Название требуемого препарата нам прекрасно известно — и Латинской Америке пора начать принимать прописанные лекарства.

Статья была опубликована в Foreign Affairs 22.03.2017 г. © Council on Foreign Relations. // Tribune News Services.

РОБЕРТ МАГГА и ИЛОНА САБО ДЕ КАРВАЛЬО, соучредители бразильского аналитического центра Igarape Institute, изучающего взаимосвязь между безопасностью и экономическим развитием. Роберт — консультант ООН, Всемирного банка, Межамериканского банка развития и ряда некоммерческих организаций из США и Европы. Илона — исполнительный координатор авторитетной Глобальной комиссии по вопросам наркополитики GCDP (2011—2016 гг.).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Китайский народ торжественно отмечает 100-летие со дня...

Китайские коммунисты возьмут на себя еще большую ответственность, будут активно...

Декарбонизированное харакири

При тактическом совпадении коммерческого интереса западные «партнеры» и...

Карантин, налоги, война

Ведущие кланы Колумбии не раз решали свои противоречия путем гражданских войн. Однако...

Санду добилась досрочных парламентских выборов

Чтобы партия не теряла своих сторонников, Додон должен уйти.

Доживет ли ЕС до 2045 года

Европа снова разделена новой «холодной войной», продолжение которой может...

Чаус раздора и узурпация власти

В Молдове продолжается политическое противостояние между президентом Майей Санду и...

Дипломатия гибридной войны

США дисциплинируют антироссийскую черноморскую ось, и грузинский посол им нужнее в...

Выход из Союза – выход из Королевства: почему...

Невнимание британского премьер-министра Бориса Джонсона к обострению в Северной...

Остров зари багровой

«Куба – любовь моя», – слова этой некогда популярной советской песни,...

Мест за «круглым столом» хватит всем

Неуемное желание оппозиционеров любыми способами отстранить от власти «Грузинскую...

Почему Финляндия не вступает в НАТО

Для нынешних руководителей нашего государства этот вопрос не представляет особого...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка