КНР—Гонконг: закон безопасности в гармонии с защитой прав человека

29 Мая 2020 5

Закон об обеспечении безопасности в САР Сянган (Гонконг) принят.

Закон стратегического значения не только для безопасности Китайской Народной Республики, но прежде всего в интересах свободного и демократического развития Гонконга.

Этот закон стал один из основных результатов парламентских сессий, которые состоялись в Китае с 22 по 28 мая.

Закон зиждется на четырех основных принципах.

Во-первых, полная имплементация в Гонконге принципа «Одна страна, две системы» (ст.1).

Во-вторых, решительное противодействие иностранному (внешнему) незаконному вмешательству (ст.2).

В-третьих, гармонизация местного гонконгского законодательства с правовой системой Китая (ст. 3).

В-четвертых, в Гонконге должна учитываться и реализовываться госбезопасность Китая (ст.4).

Однако принятый документ, при всей его значимости для развития китайского государства и общества, вызвал целый шквал политизированной критики со стороны отдельных западных стран. Особенно США и Британии. 

Итак, поговорим о том, что это за закон, и почему западные страны пытаются устроить скандалы в связи с его принятием.

Закон Китая для Гонконга

Прежде всего это китайский закон, а не гонконгский нормативный акт.

Закон Китайской Народной Республики, принятый на третьей сессии Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) 13-го созыва. То есть де-факто китайского общенародного парламента.

Закон, который обязаны соблюдать не только гонконгцы, но и вообще все граждане КНР, которые постоянно проживают или временно находятся в САР Сянгане (а также иностранные граждане, посещающие данный регион). 

В Гонконге есть местный парламент (Законодательный Юань), который наделен полномочиями принимать местные законы. Это предусмотрено в рамках статуса Специального административного района (САР), который обеспечивает Гонконгу широкую автономию в сравнении со многими другими внутренними регионами КНР.

Гонконгский парламент формируют граждане, проживающие в САР (граждане КНР), на основе прямых свободных и демократических выборов.

Гонконгский парламент принимает законы, которые регулируют многочисленные вопросы местного значения и распространяются на всю территорию САР.

Но общегосударственная безопасность – это стратегический интерес страны и исключительная компетенция центральных органов государственной власти (правоохранителей и спецслужб). Тем более, защита от угроз иностранного вмешательства.  

В данном случае речь идет о защите суверенитета и территориальной целостности государства — основополагающего принципа международного права.

Соответственно, исключительная прерогатива госбезопасности центральным органам власти – это обычная международная практика, предусмотренная в конституциях многих зарубежных стран.

Закон об обеспечении государственной безопасности в Гонконге тоже основывается на нормах Конституции КНР. К тому же он принят с соблюдением местного гонконгского Основного Закона (ст. 23 Hong Kong Basic Law).

Ведь конкретного механизма защиты госбезопасности в Гонконге ранее просто не существовало.

Вплоть до принятия нынешнего закона. 

Таким образом, для подчеркнем: это не «новый» закон. Новый закон предполагает замену старого закона.

Ныне принятый закон устанавливает новый порядок, которого ранее просто не было. И восполняет существовавшие правовые пробелы в законодательстве.

Закон устраняет правовой пробел

Закон об обеспечении госбезопасности КНР в Гонконге закрывает ряд правовых пробелов, которые существовали на протяжении предыдущих десятилетий.

До 1997 года Гонконг фактически функционировал в статусе свободной офшорной налоговой гавани, которая формально была задекларирована как «открытая экономика». Но на самом деле это была «открытость», основывающаяся на «двойных стандартах», распространенных в западных странах. 

С одной стороны, «открытость», но только для западных стран. Особенно для США и Британии. Но с другой стороны — фактически закрытость для материкового Китая. В результате — структурный дисбаланс, который на практике неоднократно создавал угрозы и расшатывал региональную безопасности в Азии. Прежде всего Китая.

С одной стороны —  свобода передвижения капиталов. Но с другой стороны — при минимуме гарантий защиты от каких-либо видов и форм финансовых спекуляций и махинаций, а также отмывания «грязных денег», полученных в результате коррупции или же другими преступными способами, которые на практике также неоднократно становились источниками финансирования терроризма и экстремизма.

США и Британию тогдашний порядок полностью устраивал. С точки зрения безопасности, ни США, ни Британия не сталкивались с рисками.  Тем более что огромные деньги, которые проходили через Гонконг, фактически работали на западные экономики.

Но в безусловном проигрыше оставались Китай  и многие страны Азии. 

Однако после 1997 года, то есть после возвращения Гонконга под юрисдикцию КНР, указанная опасная «двойственность» стала постепенно устраняться, а ситуация выравниваться.

В Гонконге, как известно, за этот период было проведено ряд реформ, имеющих огромное значение для развития.

Легитимность всех этих реформ была подтверждена гонконгцами в  результате демократических выборов в 2018 и 2019 годах (на региональном и местном уровнях соответственно), которые таким образом выразили поддержку курсу, согласно которому Гонконг развивается под юрисдикцией Пекина.

Тем не менее, серьезный структурный законодательный пробел, существовавший в правовом обеспечении госбезопасности, на практике едва ли не поставил под угрозу все эти достижения реформ, которые проводились в предыдущие десятилетия.

Массовые протесты, которые в прошлом году вспыхнули в Гонконге, абсолютно политизированные и организованные при поддержке западных стран, стали непосредственным результатом данного законодательного пробела. И красноречиво продемонстрировали исключительную важность и высокую ценность безопасности для обеспечения стабильного, устойчивого и прогрессивного развития страны.

Прошлогодние массовые протесты продемонстрировали также, насколько важно  на государственном уровне уделять повышенное внимание  вопросам безопасности, действовать своевременно и на упреждение возможных угроз.

Эти прошлогодние протесты временно приостановили развитие Гонконга, став опасным фактором сдерживания прогресса. Они показали, насколько обеспечение безопасности важно и для устойчивого развития государства, и для поддержания демократии в обществе, а также для защиты прав и свобод граждан.

Теперь принятие закона об обеспечении госбезопасности в Гонконге подводит черту под прошлогодними массовыми протестами. С целью предупреждения возникновения подобных опасных ситуаций в будущем. 

Закон на основе принципа

Закон о безопасности КНР в Сянгане принят специально для Гонконга.

Дело в том, что в КНР на общегосударственном уровне уже давно действует закон о госбезопасности. Кстати, это сравнительно новый закон, который был принят в 2012 году.

Это свидетельствует о структурных реформах, проводящихся в КНР, которые проявляются в обновлении современного китайского законодательства. 

Современные китайские законы в сфере обеспечения безопасности обновляются не только с целью соблюдения существующих стандартов и принципов по защите гражданских прав и свобод, предусмотренных действующими международными документами.  Но и в интересах более эффективного противодействия многочисленным угрозам и рискам безопасности. Особенно это касается угроз терроризма и экстремизма – новых угроз международной безопасности, актуализировавшихся в предыдущие десятилетия.

В Гонконге юрисдикция КНР осуществляется на основе принципа «Одна страна, две системы», который был закреплен китайско-британской совместной декларацией (коммюнике) 1997 года. 

Принцип, который направлен не только на укрепление единства всей страны, но прежде всего на развитие внутренней специфики демократического Гонконга, при всем уважении к местным традициям и обычаям.

Принцип «Одна страна, две системы» предусматривает гармонизацию развития материкового Китая и Гонконга.  В частности, это не только процесс восстановление юрисдикции.

Гонконг и материковый Китай, развиваясь на основе принципа «Одна страна, две системы», взаимно обогащают внутреннее развитие и задают тон развитию всей страны.

Принцип «Одна страна, две системы», который продемонстрировал успешность в Гонконге, может стать также примером для реинтеграции и мирного объединения между обеими берегами Тайваньского пролива.

Состоявшаяся парламентская сессия Всекитайского собрания народных представителей также подчеркнула приоритетность реинтеграции в отношениях между материковым Китаем и Тайванем. Но это уже касательно основных задач дальнейшего развития.

Опыт Гонконга показал, насколько опасным для развития может стать иностранное вмешательство (особенно с посягательством на суверенитет и территориальную целостность). И это, безусловно, также важно учитывать в процессе реинтеграции Тайваня.

Закон против иностранного влияния

Закон о безопасности КНР в Гонконге никоим образом не ограничивает существующий объем прав и свобод граждан, предусмотренных китайским законодательством.

Этот закон вообще не затрагивает права и свободы граждан.

Закон о безопасности направлен на защиту против угрозы безопасности. И тем самым, укрепляя систему безопасности, закон создает надежные гарантии и для соответствующей охраны общественного порядка, а также для защиты прав и свобод граждан.

Массовые протесты, как ни крути, явно не способствуют «защите», а существенно нарушают права и свободы граждан. Тем более что массовые протесты в прошлом году обрели немирные, радикальные формы: массовые драки и беспорядки, в том числе с использованием оружия  (и совсем не как поначалу задекларированные «мирные митинги»).

При этом важно также отметить, что речь в связи с принятием закона о безопасности в Гонконге идет не только о безопасности общественного порядка, но прежде всего — о противодействии серьезным государственным угрозам.

В Гонконге функционирует местная полиция. Но борьба с госпреступлениями во всех странах – это исключительная прерогатива центральных органов власти (в частности, спецслужб).

Основное внимание закона о госбезопасности в Гонконге сосредоточено именно на борьбе с госпреступлениями. Прежде всего против главных трех зол: терроризма, экстремизма и сепаратизма.

Кроме того, это также противодействие каким бы то ни было формам и видам отмывания «грязных денег», укрывательству от уплаты налогов,  разнообразным проявлениям коррупции, а также любым посягательствам на китайский суверенитет и территориальную целостность со стороны иностранных государств. 

Закон направлен против тех самых «грязных денег», которые на практике неоднократно становились источниками финансирования многих преступных групп и синдикатов, в том числе занимающихся терроризмом и экстремизмом.

Таким образом, роль данного закона важна не только для безопасности КНР, Гонконга, но и с точки зрения международной безопасности. Ведь угроза терроризма и экстремизма имеет общемировой характер. 

Закон о госбезопасности в Гонконге нивелирует угрозы опасного иностранного вмешательства. И в этом заключается его основное назначение.  

К слову, логика дальнейшего развития событий требует продолжения в интересах укрепления системы безопасности. Важно не только найти и наказать опасных преступников, но и передать их в руки правосудия. А значит, снова актуализируется задача обеспечения механизма экстрадиции между Гонконгом и материковым Китаем, в том числе для выдачи китайским властям и коррупционеров, и просто уголовных преступников.

Однако рассмотрим, почему против китайского закона столь активно выступили с критикой западные страны.

Зачем Запад критикует

Западные страны практически сразу обрушились с критикой на Китай. И этим не только проявили неуважение к действующим китайским законам, но и грубо вмешались во внутренние дела Китая. 

И снова не обошлось без пресловутых «западных стандартов».

США, Британия и Евросоюз практически в унисон выразили «глубокую обеспокоенность» по поводу развития демократии в Гонконге.

Но это сугубо политические заявления, которые абсолютно оторваны от китайских реалий и лежат в русле меркантильных интересов Запада.

Официальный Пекин последовательно привержен развитию демократии в китайском стиле, с учетом китайской специфики. И состоявшаяся парламентская сессия Всекитайского Собрания Народных представителей приоритет развития демократии только подтвердила.  

Что касается первопричины беспокойства западных стран, то она вызвана не столько «состоянием демократии», сколько пресловутыми меркантильными западными интересами. В первую очередь с учетом роли офшорной «стиральной машины», которую Гонконг выполнял для западных стран на протяжении многих предыдущих десятилетий для отмывания «грязных денег».

США, которые были основным бенефициаром этих «грязных денег», даже обеспечили Гонконгу статус особых льгот и преференций – лишь бы  поддерживать и наживаться на существовавшем статус-кво.

Сейчас США отменили этот льготный статус. Это фактически стало основной реакцией США на принятие китайского закона.

С принятием закона многие инструменты опасного иностранного влияния (в том числе через офшорные схемы финансирования терроризма и экстремизма), слегка замаскированные под разнообразные «фонды демократии», фактически закрыты.

Соответственно, будут пресечены многочисленные спекулятивные «бизнесы», которые не приносили никакой пользы ни китайской, ни  мировой экономике, но лишь способствовали «перегревам» и «вздутиям пузырей» и питали своими теневыми коррупционными потоками многие западные экономики.

Коррупционные бизнесы Запада в Гонконге заканчиваются. Но главное – китайскими властями теперь будут также заблаговременно пресекаться попытки иностранного вмешательства (под предлогами «поддержки демократии»).  Это и вызвало у западных стран «глубокую обеспокоенность» по поводу «перспективы демократии». Коррупционные схемы, которые в предыдущие годы реализовывались через Гонконг, больше не будут подпитывать западные демократии.

Ну а учитывая тот факт, что ранее через Гонконг проходили еще и транзакции западных стран со многими странами Азии, это только повышает цену вопроса. В частности, объясняют, почему США и Британия столь непримиримо, категорично и придирчиво выступили с критикой закона, позволяющего укрепить систему госбезопасности в Гонконге.

Итак, закон об обеспечении китайской госбезопасности в Гонконге выполняет ряд основных задач:

— создает реальные предпосылки для стабильного и устойчивого развития Гонконга в гармонии с Китаем на основе принципа «Одна страна, две системы»;

— создает условия для непосредственной защиты граждан, которые в безопасной среде смогут полнее реализовать свои права и свободы;

— способствует демократическому развитию Гонконга, свободного от негативного иностранного влияния (в том числе от грязных денежных потоков);

— укрепляет позиции Гонконга в качестве связующего моста со многими странами Азии и таким образом укрепляет систему региональной безопасности;

— разрушает многочисленные спекулятивные коррупционные финансовые схемы, которые на протяжении десятилетий подпитывали многие западные страны.

Игорь Шевырев

Правда и ложь

Вопросы прав человека в Китае

Пусть сильнее грянет буря?

Если бы в мире в 1917 году уже существовал глобальный интернет, затея Ленина и Троцкого с...

Сиэтл как зеркало революции

Политизированный мир уже неделю наблюдает за тем, как живёт анархистско-троцкистская...

Гонка за золотым гробом

Кандидаты в конгресс и Белый дом делают противоположные ставки на продолжающуюся...

Как в США расследуют случаи применения оружия...

Недавние события с участием полицейских и протестующих в Соединенных Штатах вызывают...

Белая книга – «Борьба с COVID-19: Китай в действии»

В воскресенье 7 июня, сообщает ИА «Синьхуа», Пресс-канцелярией Госсовета КНР...

Американская трагедия или американская история?

Бурные события в США: протестные акции, уличные демонстрации разных социальных групп и...

Битва за крылья наций

Готовясь возвращать свои от страны от карантинов к нормальной жизни, европейские...

Плахотнюк возвращается в игру?

В Молдове накануне президентских выборов назревает политический кризис. Правящая...

Урок для украинских копов

25 мая полицейский обычно спокойного северноамериканского города Миннеаполис Дерек...

Бульдоги бьются в сетях

В США разгорается политическое сражение, которое может иметь продолжение и отголоски...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка