Когда Сянган милее Сиэтла

01 Августа 2020 0

Что стоит за «разменом» консульств США и КНР

Закрытие генерального консульства КНР в Хьюстоне и симметричный ответ Китая в виде закрытия консульства США в Чэнду зафиксировали новый виток ухудшения отношений между двумя сверхдержавами, которые все больше скатываются к состоянию «холодной войны», подобной той, которую США и СССР вели в XX веке.

21 июля американские власти потребовали от КНР в течение 72 часов закрыть представительство в Хьюстоне (штат Техас). Предлогом для этого, по заявлению минюста США, стали действия хакеров, которые взломали сервера лабораторий, занимающихся разработкой вакцины против коронавируса, и пытались украсть данные их исследований, а правительство КНР якобы оказывает покровительство компьютерным взломщикам.

Это решение сопровождалось беспрецедентными идеологическими нападками госсекретаря Майкла Помпео, говорившего о противостоянии с Китаем как о современной «холодной войне».

23 июля в центре имени Ричарда Никсона, 37-го президента США, внесшего большой вклад в развитие отношений между США и КНР, прошли слушания, посвященные отношениям США и КНР.

Ключевой спикер мероприятия — госсекретарь Майкл Помпео — весьма детально описал политику администрации Дональда Трампа в отношении Китая, которую теперь, по его словам, можно охарактеризовать не применением мягкой силы, а политикой «мягкого умиротворения».

Закрытое консульство КНР в Хьюстоне он назвал «очагом шпионажа». Народно-освободительную армию Китая (НОАК) назвал «ненормальной армией», целью которой является «поддерживать абсолютное правление элит Коммунистической партии Китая и расширять китайскую империю, а не защищать китайский народ». Он также применил слово тиранизировать касательно деятельности Председателя КНР — Си Цзиньпина. В дальнейшем многие СМИ расширили этот термин до всего китайского государства, назвав КНР тиранией.

Впрочем, Помпео и не думал скрывать экономическую подоплеку нынешнего кризиса доверия между двумя сверхдержавами и суперэкономиками. «Правда заключается в том, что наша политика — и политика других свободных стран — возродила слабеющую экономику Китая только для того, чтобы увидеть, как Пекин кусает руки международного сообщества, которые его кормят», — одна из цитат речи Помпео в Никсоновском центре.

Действительно, нынешнее обострение отношений между США и КНР стало наиболее явным за последние десятилетия проявлением противоречий между странами.

30 июня постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей принял закон о защите национальной безопасности в Сянгане (Гонконге), который дает центральной власти Китая дополнительные полномочия, которые необходимы для борьбы с сепаратизмом, подрывной деятельностью, терроризмом (в т. ч. с использованием иностранного влияния на территории Гонконга). Закон предусматривает возможность деятельности континентальных органов полиции на островной территории и пожизненное заключение за преступления в сфере национальной безопасности.

Уже на следующий день — 1 июля Дональд Трамп назвал действия Пекина в отношении Гонконга деспотичными. В тот же день палата представителей США, а 2 июля сенат проголосовали за введение санкций в отношении китайских чиновников, которые подрывают-де автономию Гонконга, и финансовых учреждений, которые имеют с ними дело. Авторами законопроекта выступили сенаторы Пэт Туми (Республиканская партия США) и Крис Ван Холлен (Демократическая партия США).

Есть все основания полагать, что эти действия не были спонтанными и являются частью более широкого плана администрации Трампа по ограничению контактов между гражданами США и КНР, попыткой ослабить единство китайского общества и влияние Коммунистической партии Китая (КПК).

Так, еще за неделю до демарша Вашингтона в отношении генконсульства КНР в Хьюстоне The New York Times стали известны планы Дональда Трампа в отношении ограничения на въезд в США членов КПК, военнослужащих НОАК и членов их семей.

Издание отмечает, что детали плана, к разработке которого подключены официальные лица в Белом доме, госдепартаменте и министерстве внутренней безопасности, еще не доработаны. Идет дискуссия о том, должен ли он распространяться на всех членов КПК, либо же на членов политбюро КПК, или на какие-то другие группы китайских руководителей.

Однако, учитывая то, что КПК не является партией в западном представлении, а включает в себя лучших и наиболее общественно активных представителей китайского народа, что свойственно партиям авангардного типа, решение властей США об ограничении въезда в страну для членов КПК может нанести непоправимый ущерб отношениям двух стран.

В наиболее крайней форме решение об ограничении въезда может затронуть 92 млн. граждан КНР — членов КПК, а с учетом членов их семей — 270 млн. чел., что, несомненно, вызовет ответную реакцию Пекина и воздвигнет непреодолимую стену в экономических, торговых и культурных отношениях между странами.

В оборонной сфере Китай и США также провели демонстрацию силы в Южно-Китайском море.

После того как с 1 по 5 июля НОАК провела учения в районе спорных островов в Южно-Китайском море, впервые за шесть лет в этот район прибыли американские авианосцы Nimitz и Ronald Reagan в сопровождении стратегического бомбардировщика Boeing B-52 Stratofortress, который провел там 28-часовую миссию.

После этого официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь заявил, что учения, проведенные НОАК в Южно-Китайском море, соответствуют исконному суверенному праву государства и Пекин не приемлет критику таких решений от США. США он назвал главным дестабилизирующим фактором в регионе.

Предсказуемой была и реакция официального Пекина на закрытие генконсульства в Хьюстоне. 25 июля МИД КНР уведомило посольство США в Китае о решении отозвать согласие на создание и функционирование генерального консульства США в Чэнду. И уже в понедельник 27 июля представители компетентных органов Китая взяли под контроль его территорию.

В заявлении по этому поводу МИД КНР сказано, что ответные действия «являются правомерной и необходимой реакцией на необоснованные действия Соединенных Штатов. Они соответствуют международному праву и основополагающим нормам международных отношений, а также общепризнанной дипломатической практике».

Кроме того, во внешнеполитическом ведомстве КНР констатировали, что «нынешняя обстановка в китайско-американских отношениях — это не то, что Китай хочет видеть, и ответственность за это полностью лежит на США».

Власти Поднебесной абсолютно искренне желают нормализации отношений между КНР и США. США являются основным торговым партнером Китая. Но на фоне торговой войны, начатой Трампом в 2018 г., и эпидемии коронавируса COVID-19, товарооборот между странами падает. По итогам 2019 г. он снизился на 14,6% в сравнении с 2018 г. — до $541,22 млрд.

Экспорт из КНР в США за отчетный период сократился на 12,5%, составив $418,5 млрд., в то время как импорт американских товаров уменьшился на 20,9% — до $122,7 млрд.

По итогам января—мая 2020 г. зафиксировано дальнейшее падение товарооборота между двумя странами на 12,7%, до отметки — $183,6 млрд. Экспорт Китая в США сократился на 14,3% — до $137,6 млрд., а импорт из США уменьшился на 7,6% — до $46,01 млрд.

Данные тенденции позволяют третьим странам наращивать свое торговое присутствие в США и Китае. Однако, следуя логике Помпео, США будут препятствовать их развитию отношений с Китаем.

В настоящее время департаменты казначейства и торговли США занимаются составлением черного списка, в который включают компании, связанные с китайским руководством. Отношения с ними характеризуются не иначе как поддержка «грубых нарушений прав человека со стороны КПК».

О нежелательных компаниях американские власти уже информируют собственные деловые круги. И в дальнейшем планируют вывести черные списки на международный уровень.

Кроме того, Помпео, как о решенном вопросе, говорит о возможности приведения арсенала НОАК к целям и задачам — в понимании США и даже о переговорах об ограничении ядерного оружия КНР. А это значит ограничения военно-технического сотрудничества, влияние на закупки вооружений и критических технологий между КНР и третьими странами.

В целом же период правления Дональда Трампа показал, что у американской элиты, интересы которой представляет нынешний президент США, есть собственные взгляды на то, каким должен быть Китай, и развивающаяся и крепнущая Поднебесная не вписывается в эту картину. Именно поэтому отношения между двумя сверхдержавами скатываются до новой «холодной войны».

В то же время, решая внешнеполитические задачи, власти США не забывают о внутренних. В данном случае — о целях предвыборной кампании.

Жесткая риторика, избранная президентом Трампом и его подчиненными в отношении Китая, стала одним из краеугольных камней предвыборной гонки. Из коммунистического Китая, как когда-то из Советского Союза, последовательно лепят образ врага.

Вовлекая в виртуальную борьбу с Китаем американского избирателя, последнего отвлекают от внутренних американских проблем. Ведь происходящее в США выглядит шокирующе для людей во всем мире, воспринимавших США как страну с обложки глянцевого журнала или рекламного ролика.

Кроме того, американским властям крайне нежелательны широкие контакты собственных граждан с гражданами КНР, и они не скрывают, что хотели бы их ограничить.

В данном случае официальная пропаганда пытается представить граждан КНР некими преступниками и шпионами. Хотя совершенно очевидно, что эти страхи лежат в плоскости недоверия к собственным гражданам, которые, как показали последние месяцы, все более недовольны общественным укладом и заметно полевели. У Трампа опасаются, что современный Китай и правящая КПК могут стать примером для американцев.

В то же время в действиях Дональда Трампа присутствует некоторая осторожность, связанная с приближением выборов и тем, что политическая культура США предписывает не создавать больших проблем своим конкурентам.

Так, например, в своей обширной речи, посвященной американско-китайским отношениям, Майкл Помпео опасается, что силовой подход в отношении КНР обречен на провал, и говорит о «ловушке предопределенности», которая предписывает «превосходство КПК — это будущее».

Поэтому в случае победы на предстоящих выборах в США демократического кандидата отношения США и КНР ожидает неминуемая перезагрузка, результатом которой, с большой степенью вероятности, станет дальнейшее укрепление роли Китая в мире.

Китай и США: новый тип отношений или новая «холодная...

Пекин и Вашингтон формируют новую политику перед первым юбилеем со времени...

Дмитрий Михеев: «Демократы остановят конфронтацию с...

Наш собеседник — Дмитрий Федорович Михеев — закончил школу в городе Гребенка...

Халифат на Босфоре

Ситуация вокруг Святой Софии еще раз продемонстрировала рану, нанесенную всему...

Стратегическая ошибка американской администрации

США, как известно, в срочном порядке потребовали от китайской стороны закрыть...

300 миллионов невъездных

Внимание общественности в Китае привлекала опубликованная недавно в The New York Times...

Правда и ложь

Вопросы прав человека в Китае

Пусть сильнее грянет буря?

Если бы в мире в 1917 году уже существовал глобальный интернет, затея Ленина и Троцкого с...

Сиэтл как зеркало революции

Политизированный мир уже неделю наблюдает за тем, как живёт анархистско-троцкистская...

Гонка за золотым гробом

Кандидаты в конгресс и Белый дом делают противоположные ставки на продолжающуюся...

Как в США расследуют случаи применения оружия...

Недавние события с участием полицейских и протестующих в Соединенных Штатах вызывают...

Белая книга – «Борьба с COVID-19: Китай в действии»

В воскресенье 7 июня, сообщает ИА «Синьхуа», Пресс-канцелярией Госсовета КНР...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка