Когда Сянган милее Сиэтла

01 Августа 2020

Что стоит за «разменом» консульств США и КНР

Закрытие генерального консульства КНР в Хьюстоне и симметричный ответ Китая в виде закрытия консульства США в Чэнду зафиксировали новый виток ухудшения отношений между двумя сверхдержавами, которые все больше скатываются к состоянию «холодной войны», подобной той, которую США и СССР вели в XX веке.

21 июля американские власти потребовали от КНР в течение 72 часов закрыть представительство в Хьюстоне (штат Техас). Предлогом для этого, по заявлению минюста США, стали действия хакеров, которые взломали сервера лабораторий, занимающихся разработкой вакцины против коронавируса, и пытались украсть данные их исследований, а правительство КНР якобы оказывает покровительство компьютерным взломщикам.

Это решение сопровождалось беспрецедентными идеологическими нападками госсекретаря Майкла Помпео, говорившего о противостоянии с Китаем как о современной «холодной войне».

23 июля в центре имени Ричарда Никсона, 37-го президента США, внесшего большой вклад в развитие отношений между США и КНР, прошли слушания, посвященные отношениям США и КНР.

Ключевой спикер мероприятия — госсекретарь Майкл Помпео — весьма детально описал политику администрации Дональда Трампа в отношении Китая, которую теперь, по его словам, можно охарактеризовать не применением мягкой силы, а политикой «мягкого умиротворения».

Закрытое консульство КНР в Хьюстоне он назвал «очагом шпионажа». Народно-освободительную армию Китая (НОАК) назвал «ненормальной армией», целью которой является «поддерживать абсолютное правление элит Коммунистической партии Китая и расширять китайскую империю, а не защищать китайский народ». Он также применил слово тиранизировать касательно деятельности Председателя КНР — Си Цзиньпина. В дальнейшем многие СМИ расширили этот термин до всего китайского государства, назвав КНР тиранией.

Впрочем, Помпео и не думал скрывать экономическую подоплеку нынешнего кризиса доверия между двумя сверхдержавами и суперэкономиками. «Правда заключается в том, что наша политика — и политика других свободных стран — возродила слабеющую экономику Китая только для того, чтобы увидеть, как Пекин кусает руки международного сообщества, которые его кормят», — одна из цитат речи Помпео в Никсоновском центре.

Действительно, нынешнее обострение отношений между США и КНР стало наиболее явным за последние десятилетия проявлением противоречий между странами.

30 июня постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей принял закон о защите национальной безопасности в Сянгане (Гонконге), который дает центральной власти Китая дополнительные полномочия, которые необходимы для борьбы с сепаратизмом, подрывной деятельностью, терроризмом (в т. ч. с использованием иностранного влияния на территории Гонконга). Закон предусматривает возможность деятельности континентальных органов полиции на островной территории и пожизненное заключение за преступления в сфере национальной безопасности.

Уже на следующий день — 1 июля Дональд Трамп назвал действия Пекина в отношении Гонконга деспотичными. В тот же день палата представителей США, а 2 июля сенат проголосовали за введение санкций в отношении китайских чиновников, которые подрывают-де автономию Гонконга, и финансовых учреждений, которые имеют с ними дело. Авторами законопроекта выступили сенаторы Пэт Туми (Республиканская партия США) и Крис Ван Холлен (Демократическая партия США).

Есть все основания полагать, что эти действия не были спонтанными и являются частью более широкого плана администрации Трампа по ограничению контактов между гражданами США и КНР, попыткой ослабить единство китайского общества и влияние Коммунистической партии Китая (КПК).

Так, еще за неделю до демарша Вашингтона в отношении генконсульства КНР в Хьюстоне The New York Times стали известны планы Дональда Трампа в отношении ограничения на въезд в США членов КПК, военнослужащих НОАК и членов их семей.

Издание отмечает, что детали плана, к разработке которого подключены официальные лица в Белом доме, госдепартаменте и министерстве внутренней безопасности, еще не доработаны. Идет дискуссия о том, должен ли он распространяться на всех членов КПК, либо же на членов политбюро КПК, или на какие-то другие группы китайских руководителей.

Однако, учитывая то, что КПК не является партией в западном представлении, а включает в себя лучших и наиболее общественно активных представителей китайского народа, что свойственно партиям авангардного типа, решение властей США об ограничении въезда в страну для членов КПК может нанести непоправимый ущерб отношениям двух стран.

В наиболее крайней форме решение об ограничении въезда может затронуть 92 млн. граждан КНР — членов КПК, а с учетом членов их семей — 270 млн. чел., что, несомненно, вызовет ответную реакцию Пекина и воздвигнет непреодолимую стену в экономических, торговых и культурных отношениях между странами.

В оборонной сфере Китай и США также провели демонстрацию силы в Южно-Китайском море.

После того как с 1 по 5 июля НОАК провела учения в районе спорных островов в Южно-Китайском море, впервые за шесть лет в этот район прибыли американские авианосцы Nimitz и Ronald Reagan в сопровождении стратегического бомбардировщика Boeing B-52 Stratofortress, который провел там 28-часовую миссию.

После этого официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь заявил, что учения, проведенные НОАК в Южно-Китайском море, соответствуют исконному суверенному праву государства и Пекин не приемлет критику таких решений от США. США он назвал главным дестабилизирующим фактором в регионе.

Предсказуемой была и реакция официального Пекина на закрытие генконсульства в Хьюстоне. 25 июля МИД КНР уведомило посольство США в Китае о решении отозвать согласие на создание и функционирование генерального консульства США в Чэнду. И уже в понедельник 27 июля представители компетентных органов Китая взяли под контроль его территорию.

В заявлении по этому поводу МИД КНР сказано, что ответные действия «являются правомерной и необходимой реакцией на необоснованные действия Соединенных Штатов. Они соответствуют международному праву и основополагающим нормам международных отношений, а также общепризнанной дипломатической практике».

Кроме того, во внешнеполитическом ведомстве КНР констатировали, что «нынешняя обстановка в китайско-американских отношениях — это не то, что Китай хочет видеть, и ответственность за это полностью лежит на США».

Власти Поднебесной абсолютно искренне желают нормализации отношений между КНР и США. США являются основным торговым партнером Китая. Но на фоне торговой войны, начатой Трампом в 2018 г., и эпидемии коронавируса COVID-19, товарооборот между странами падает. По итогам 2019 г. он снизился на 14,6% в сравнении с 2018 г. — до $541,22 млрд.

Экспорт из КНР в США за отчетный период сократился на 12,5%, составив $418,5 млрд., в то время как импорт американских товаров уменьшился на 20,9% — до $122,7 млрд.

По итогам января—мая 2020 г. зафиксировано дальнейшее падение товарооборота между двумя странами на 12,7%, до отметки — $183,6 млрд. Экспорт Китая в США сократился на 14,3% — до $137,6 млрд., а импорт из США уменьшился на 7,6% — до $46,01 млрд.

Данные тенденции позволяют третьим странам наращивать свое торговое присутствие в США и Китае. Однако, следуя логике Помпео, США будут препятствовать их развитию отношений с Китаем.

В настоящее время департаменты казначейства и торговли США занимаются составлением черного списка, в который включают компании, связанные с китайским руководством. Отношения с ними характеризуются не иначе как поддержка «грубых нарушений прав человека со стороны КПК».

О нежелательных компаниях американские власти уже информируют собственные деловые круги. И в дальнейшем планируют вывести черные списки на международный уровень.

Кроме того, Помпео, как о решенном вопросе, говорит о возможности приведения арсенала НОАК к целям и задачам — в понимании США и даже о переговорах об ограничении ядерного оружия КНР. А это значит ограничения военно-технического сотрудничества, влияние на закупки вооружений и критических технологий между КНР и третьими странами.

В целом же период правления Дональда Трампа показал, что у американской элиты, интересы которой представляет нынешний президент США, есть собственные взгляды на то, каким должен быть Китай, и развивающаяся и крепнущая Поднебесная не вписывается в эту картину. Именно поэтому отношения между двумя сверхдержавами скатываются до новой «холодной войны».

В то же время, решая внешнеполитические задачи, власти США не забывают о внутренних. В данном случае — о целях предвыборной кампании.

Жесткая риторика, избранная президентом Трампом и его подчиненными в отношении Китая, стала одним из краеугольных камней предвыборной гонки. Из коммунистического Китая, как когда-то из Советского Союза, последовательно лепят образ врага.

Вовлекая в виртуальную борьбу с Китаем американского избирателя, последнего отвлекают от внутренних американских проблем. Ведь происходящее в США выглядит шокирующе для людей во всем мире, воспринимавших США как страну с обложки глянцевого журнала или рекламного ролика.

Кроме того, американским властям крайне нежелательны широкие контакты собственных граждан с гражданами КНР, и они не скрывают, что хотели бы их ограничить.

В данном случае официальная пропаганда пытается представить граждан КНР некими преступниками и шпионами. Хотя совершенно очевидно, что эти страхи лежат в плоскости недоверия к собственным гражданам, которые, как показали последние месяцы, все более недовольны общественным укладом и заметно полевели. У Трампа опасаются, что современный Китай и правящая КПК могут стать примером для американцев.

В то же время в действиях Дональда Трампа присутствует некоторая осторожность, связанная с приближением выборов и тем, что политическая культура США предписывает не создавать больших проблем своим конкурентам.

Так, например, в своей обширной речи, посвященной американско-китайским отношениям, Майкл Помпео опасается, что силовой подход в отношении КНР обречен на провал, и говорит о «ловушке предопределенности», которая предписывает «превосходство КПК — это будущее».

Поэтому в случае победы на предстоящих выборах в США демократического кандидата отношения США и КНР ожидает неминуемая перезагрузка, результатом которой, с большой степенью вероятности, станет дальнейшее укрепление роли Китая в мире.

Декарбонизированное харакири

При тактическом совпадении коммерческого интереса западные «партнеры» и...

Карантин, налоги, война

Ведущие кланы Колумбии не раз решали свои противоречия путем гражданских войн. Однако...

Санду добилась досрочных парламентских выборов

Чтобы партия не теряла своих сторонников, Додон должен уйти.

Доживет ли ЕС до 2045 года

Европа снова разделена новой «холодной войной», продолжение которой может...

Чаус раздора и узурпация власти

В Молдове продолжается политическое противостояние между президентом Майей Санду и...

Дипломатия гибридной войны

США дисциплинируют антироссийскую черноморскую ось, и грузинский посол им нужнее в...

Выход из Союза – выход из Королевства: почему...

Невнимание британского премьер-министра Бориса Джонсона к обострению в Северной...

Остров зари багровой

«Куба – любовь моя», – слова этой некогда популярной советской песни,...

Мест за «круглым столом» хватит всем

Неуемное желание оппозиционеров любыми способами отстранить от власти «Грузинскую...

Почему Финляндия не вступает в НАТО

Для нынешних руководителей нашего государства этот вопрос не представляет особого...

МОЛОДО-ЗЕЛЕНО не только в Украине

На смену 67-летней Ангеле Меркель, которая в нынешнем году собирается уйти из канцлеров...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка