Перемены известного назначения

22 Января 2020 5

20 января Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, содержащий поправки к Конституции РФ. Вопреки ожиданиям, появившимся сразу же после ежегодного президентского послания к парламенту, внесенный законопроект не предлагает кардинальных преобразований в системе государственного управления. Он только создает для них потенциальную возможность.

Единственное серьезное изменение заключается в придании более высокого статуса Государственному совету.

Этот орган, в который сегодня наряду с премьер-министрами, главой правительства и главами думских фракций входят губернаторы и полномочные представители президента, раньше вообще не упоминался в российской Конституции. Теперь же в соответствии с Основным Законом он будет уполномочен определять «основные направления внутренней и внешней политики Российской Федерации и приоритетные направления социально-экономического развития государства». Соответственно от позиции главы Госсовета будет напрямую зависеть государственный курс.

Кроме того, обязанностью Госсовета станет «обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти». Это значит, что тот, кто его возглавляет, получит возможность непосредственно принимать участие в ходе государственного управления.

Тут, правда, есть одна важная деталь. В настоящее время председателем Госсовета является президент России, а деятельность Госсовета ограничивается исключительно совещательными функциями.

Законопроект, внесенный Путиным, создает возможность для изменения существующего положения дел. В законопроекте говорится, что глава государства «формирует Государственный Совет Российской Федерации», статус которого «определяется федеральным законом».

Получается, что в отличие от упомянутого в действующей Конституции Совета Безопасности, который президент «формирует и возглавляет», Госсовет глава государства только формирует. И вполне возможно, что после того, как будет принят закон о Госсовете, в российском политическом пространстве появится новый влиятельный игрок, который сможет ставить стратегические задачи (и, вероятно, проверять их исполнение), а также раздавать текущие поручения органам власти, обеспечивая их «согласованное функционирование».

Но, может быть, что ничего подобного не произойдет. И Госсовет так и останется совещательным органом при президенте, который сможет по собственному усмотрению снимать и назначать его председателя.

Поэтому, исходя из законопроекта, внесенного президентом, нельзя предсказать, насколько изменится система государственного управления. Для этого нужно дождаться появления закона о Государственном совете, и когда он появится, неизвестно.

Подобная неопределенность в одном из самых важных вопросов говорит только об одном: высшее государственное руководство не хочет, чтобы уже сегодня было понятно, какими полномочиями будет располагать будущий президент.

С одной стороны, у него появятся новые возможности. Он сможет по согласованию с Госдумой снимать министров и вице-премьеров, не отправляя в отставку правительство. Если будущие глава государства и премьер будут принадлежать к разным группам, входящим сегодня в окружение Владимира Путина и претендующим на участие в управлении страной, это положение станет гарантией того, что именно за президентом будет закреплено господствующее положение в политическом пространстве. В случае возникновения соперничества президент заполнит правительство министрами, на которых премьер не сможет опереться в своем соперничестве с президентом, предупредив тем самым потенциальную угрозу внутривластного конфликта.

Конечно, для этого необходимо, чтобы президент мог управлять большинством Думы. Поэтому возрастает роль председателя нижней палаты парламента, от которого во многом будет зависеть дальнейшая политическая стабильность при новом президенте.

С другой стороны, как уже говорилось, за спиной будущего президента может появиться влиятельная фигура председателя Госсовета, который будет определять приоритеты правительства и участвовать в его деятельности, нивелируя тем самым реальное влияние президента.

Если это произойдет, то пост президента утратит на какое-то время свое нынешнее значение. По крайней мере до тех пор, пока президент не установит контроль над парламентским большинством. Тогда он сможет придать закону о Госсовете тот вид, который его будет устраивать. Представляется, что в тех поправках в Конституцию, которые предложены ныне, относительно статуса и прав Государственного совета ничего не говорится как раз потому, что они могут быть изменены.

Получается, что будущий президент сохранит (и даже расширит) существующие полномочия, если сможет управлять парламентом. Однако нынешний глава государства обладает таким политическим влиянием, которое не удастся обрести его преемнику.

Поэтому следующий президент смог бы установить единоличный контроль над страной только в том случае, если будет опираться на поддержку председателя Госдумы. Последняя, кстати говоря, будет избрана еще при Владимире Путине. Причем выборы, которые должны состояться в 2021 г., могут сместить на более ранний срок — конституционные преобразования предоставляют для этого хороший предлог.

Действующий президент, предлагая конституционные поправки, не стремился усилить какой-либо один институт власти или создать всемогущий Госсовет (его полномочия будут определяться не Конституцией, а федеральным законом, который легко изменить).

Глава государства стремится сохранить баланс сил между группами, близкими к действующей власти, предупредив возникновение противостояния между президентом и премьером, а также между президентом и главой парламента, которые могут различаться по своим политическим предпочтениям и привязанностям.

Желание сохранить баланс сил, по всей видимости, и стало причиной отставки Дмитрия Медведева, который благодаря своему статусу главы правительства и наиболее вероятного преемника Владимира Путина мог уже в ближайшем будущем под влиянием своего окружения превратиться в самостоятельного игрока. Подобное усиление Медведева вызывало вполне обоснованную тревогу у его политических противников, которые также могли перейти к решительным действиям. Теперь Дмитрий Анатольевич выведен из борьбы за право считаться возможным преемником действующего президента.

Михаил Мишустин

Возможность определять социально-экономический курс страны получил Алексей Кудрин, бывший открытым оппонентом экс-премьера. Михаил Мишустин, вставший во главе правительства, считается политиком, ориентирующимся на Алексея Кудрина. В то же время министр финансов Антон Силуанов, который мог бы стать в новом правительстве ситуативным союзником Кудрина, лишился поста вице-премьера.

Кадровые перестановки, осуществленные Владимиром Путиным, преследуют ту же цель, что и его конституционные поправки: не допустить изменения баланса сил внутри власти, способного подорвать политическую стабильность.

Вряд ли можно сомневаться в том, что подобная цель будет определять и внешнюю политику действующего президента.

Политические альянсы, сформировавшиеся внутри российской власти, и экономические группы, тесно связанные с ней, существенно отличаются по своим внешнеполитическим интересам.

Одни хотели бы добиться восстановления отношений с ЕС и урегулировать противоречия с США. Другие заинтересованы в сохранении внешней напряженности, поскольку она помогает им играть значимую роль во внутриполитическом пространстве.

Избежать конфликта можно, только снизив значимость внешнеполитических вопросов. Этому отчасти способствует предложенная президентом конституционная поправка, позволяющая России отказываться от соблюдения международных обязательств, если они допускают истолкование, противоречащее Конституции РФ. Это является надежной гарантией того, что сторонники сближения с Западом не смогут пойти на сколько-нибудь значимые уступки ради достижения своей цели.

Но этого, разумеется, недостаточно. Необходимо, чтобы все внешнеполитические проблемы, способные спровоцировать внутриполитический конфликт, были разрешены в самом близком будущем.

Это касается и урегулирования донбасского конфликта, который значительная часть российской политической элиты хотела бы заморозить.

Однако существуют и те, кто хотел бы использовать противостояние в Донбассе в качестве средства давления на Киев, и те, кто настаивает на выходе России из конфликта на любых приемлемых условиях ради восстановления отношений с Западом.

Сценарий, который в конце концов изберет российская власть, напрямую зависит от того, возможно ли будет считать донбасское урегулирование достижением высшего государственного руководства.

И если украинская власть не сумеет предоставить действующему российскому президенту подобную возможность, добиться от его преемника твердых гарантий долгосрочного мира в Донбассе будет совсем непросто.

Правда и ложь

Вопросы прав человека в Китае

Пусть сильнее грянет буря?

Если бы в мире в 1917 году уже существовал глобальный интернет, затея Ленина и Троцкого с...

Сиэтл как зеркало революции

Политизированный мир уже неделю наблюдает за тем, как живёт анархистско-троцкистская...

Гонка за золотым гробом

Кандидаты в конгресс и Белый дом делают противоположные ставки на продолжающуюся...

Как в США расследуют случаи применения оружия...

Недавние события с участием полицейских и протестующих в Соединенных Штатах вызывают...

Белая книга – «Борьба с COVID-19: Китай в действии»

В воскресенье 7 июня, сообщает ИА «Синьхуа», Пресс-канцелярией Госсовета КНР...

Американская трагедия или американская история?

Бурные события в США: протестные акции, уличные демонстрации разных социальных групп и...

Битва за крылья наций

Готовясь возвращать свои от страны от карантинов к нормальной жизни, европейские...

Плахотнюк возвращается в игру?

В Молдове накануне президентских выборов назревает политический кризис. Правящая...

Урок для украинских копов

25 мая полицейский обычно спокойного северноамериканского города Миннеаполис Дерек...

Бульдоги бьются в сетях

В США разгорается политическое сражение, которое может иметь продолжение и отголоски...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка