Работающая политическая демократия вместо мозольной лечебницы

№3(969) 21–27 января 19 Января 2021

Администрация Джозефа Байдена может обмануть ожидания Владимира Зеленского.

20 января состоялась инаугурация 46-го президента США Джозефа Байдена, и уже в первые дни своего правления он обещал подписать несколько правительственных распоряжений, которые должны ознаменовать решительный разрыв с геополитическим курсом Трампа и с подходом прежней администрации к внутренним проблемам.

Правда, большинство запланированных указов нового президента касаются исключительно внутренней ситуации: Байден полон решимости резко усилить борьбу с распространением коронавируса и увеличить помощь социальным группам, в наибольшей степени пострадавшим от экономического спада. Только два правительственных распоряжения затрагивают значимые внешнеполитические вопросы. Байден принял решение незамедлительно отменить указ Трампа, запрещающий въезд в США гражданам шести стран с преимущественно мусульманским населением (в их число, разумеется, Трамп включил Иран). Кроме того, США должны незамедлительно вернуться в Парижское соглашение по климату, из которого предыдущий президент вышел, чтобы не мешать развитию американской промышленности, прежде всего нефтегазовой отрасли, достигшей при Трампе небывалого расцвета.

Подобная расстановка приоритетов предопределена обстоятельствами, в которых оказалась администрация Байдена.

Новому американскому президенту было важно показать, что, не отказываясь от решения стратегических задач на международной арене, основное внимание он будет уделять проблемам, от которых зависит социально-экономическая ситуация в США.

Поэтому в области внешней политики новый президент ограничился двумя важнейшими сигналами. Байден продемонстрировал, что отношение к Ирану изменилось и он больше не рассматривается как безусловно враждебное государство. Кроме того, он дал понять, что американская администрация теперь будет руководствоваться теми же ценностями и представлениями, которые лежат в основе курса ЕС. Поэтому меры, направленные на снижение уровня выброса парниковых газов (предполагающие, кстати говоря, огромные расходы на развитие альтернативной энергетики), теперь для американского руководства представляют большую важность, чем поддержка нефтегазовых корпораций и металлургических компаний.

Прекращение противостояния с Ираном, мешающего экономическому сотрудничеству между ИРИ и ЕС, и сотрудничество с ЕС в борьбе за снижение роли ископаемого топлива призваны помочь решению главной стратегической задачи администрации Байдена — восстановлению трансатлантического партнерства и единства западного мира, которые оказались под угрозой вследствие нежелания Трампа считаться с интересами американских союзников.

Но достижение этой цели окажется под угрозой, если новый президент не сможет остановить падение экономики и покончить благодаря массовой вакцинации с коронавирусной инфекцией. В таком случае приход в 2024 г. к власти политика, напоминающего Трампа или даже являющегося его прямым последователем, становится практически неизбежным (да и сам Трамп может получить шанс взять реванш, если демократам не удастся при помощи правовых механизмов отстранить его от участия в политике). Вследствие этого ведущие европейские страны просто не станут заключать с США какие-либо долговременные соглашения, которые в случае возвращения к власти консервативного крыла Республиканской партии утратят всякий практический смысл.

Поэтому в ближайшие месяцы администрация Байдена сосредоточится на решении внутренних проблем, и от того, насколько успешно она с ними будет справляться, зависит не только популярность нового президента внутри страны, но и перспективы его международного курса.

Внешнеполитическая активность Вашингтона в первые полгода правления Байдена, по всей вероятности, будет ограничиваться восстановлением связей со странами Евросоюза и подготовкой нового соглашения с Ираном.

Но, как выясняется, в окружении Владимира Зеленского для нового американского президента разработали совершенно иные планы.

Уже давно ходили слухи, что президент Зеленский и высокопоставленные чиновники, отвечающие за его внешнеполитическую активность, связывают с приходом к власти Байдена надежды на его активную помощь руководству Украины в решении внешнеполитических проблем и преодолении внутренних трудностей.

Эти чаяния, судя по всему, отразились в интервью, которое несколько дней назад дал ТСН заместитель руководителя Офиса президента Игорь Жовква. В ответ на вопрос о трех главных приоритетах украинской власти в отношениях с новой американской администрацией он отметил следующее. Главным приоритетом является всемерная поддержка со стороны США территориальной целостности Украины, в т.ч. благодаря предоставлению прямой военной помощи. Украина также станет добиваться активного включения США в процесс урегулирования ситуации на Донбассе и участия Вашингтона в проектах (форматы их в Киеве пока не успели определить), направленных на возвращение Крыма в состав Украины. Жовква уверен, что «этот вопрос будет на радаре новой демократической администрации».

В комплекс двусторонних отношений украино-американских отношений, по мнению человека, помогающего президенту разобраться в реалиях современного мира, непременно войдут и вопросы американской экономической помощи. Причем приоритетными сферами сотрудничества должны стать традиционная энергетика и аграрное производство. В частности, Жовква ожидает, что Вашингтон поможет Киеву создать инфраструктуру, которая бы позволила импортировать сжиженный природный газ (СПГ), чтобы обеспечить Украине энергетическую безопасность. Не менее важным приоритетом должна стать борьба с коррупцией. Украинское руководство, как уверяет Игорь Иванович, станет «союзником президента Байдена при проведении антикоррупционных мероприятий в Украине», а Владимир Зеленский непременно окажется лучшим собеседником Джо Байдена по всем вопросам, касающимся Украины.

Но украинская сторона не собирается ограничиваться сотрудничеством только в названных сферах. Она готовит «дорожную карту» развития отношений между Украиной и США, которая «во время соответствующих контактов» будет представлена американским партнерам.

При прочтении интервью Игоря Жовквы вспоминается пьеса Козьмы Пруткова «Фантазия», герой которой Фемистокл Разорваки в ответ на вопрос о его жизненных планах сообщает: «У меня нет несбыточных мечтаний. Мои средства ближе к действительности. Я полагаю: занять капитал в триста тысяч рублей серебром и сделать одно из двух: или пустить в рост, или основать мозольную лечебницу на большой ноге!».

Подход украинского руководства к отношениям с новой администрацией США чрезвычайно напоминает подобные планы построения «мозольной лечебницы на большой ноге» на деньги, которые еще только предстоит занять.

Прежде всего остается непонятным, в чем, по мнению Киева, должно заключаться активное участие Вашингтона в урегулировании донбасского конфликта. Если под этим подразумевается экономическое и политическое давление администрации на российское руководство с целью принудить его к уступкам в пользу украинской стороны, то возможности подобной политики являются довольно ограниченными, и они были практически исчерпаны уже во время правления Обамы. Очевидно, что против России не могут применяться такие же жесткие экономические санкции, которые были задействованы в 1990-е против режима Саддама Хусейна, поскольку РФ является четвертым по значимости внешнеэкономическим партнером Евросоюза (после США, Китая и Швейцарии). Администрация Байдена, важнейшая цель которой, как уже упоминалось, состоит в восстановлении трансатлантического партнерства, конечно же, не станет ставить под угрозу экономические интересы своего важнейшего геополитического союзника.

Кроме того, не следует забывать, что в результате правления Трампа положение США в глобальной экономической системе существенно ухудшилось. Китай воспользовался стремлением предыдущего американского президента проводить внешнеэкономический курс, руководствуясь соображениями непосредственной выгоды, для укрепления собственных позиций.

За прошедшие несколько лет Пекин — благодаря своим инфраструктурным проектам и зарубежным инвестициям — сумел включить в сферу собственного влияния значительное число стран, представляющих большую экономическую важность для ЕС. У Китая сложились прочные партнерские отношения с ведущими европейскими государствами, в т. ч. с Германией, опирающиеся на взаимовыгодное экономическое сотрудничество.

Между тем администрации Байдена необходимо создать механизмы сдерживания китайской экономической экспансии и не исключить возможность взаимодействия Китая и ЕС в сфере высоких технологий. В противном случае Китай уже в обозримом будущем сможет превратиться в глобальную державу, способную на равных соперничать с США и в экономической, и в военно-политической сфере. При этом нельзя гарантировать, что страны, входящие в западное сообщество, в такой ситуации точно займут американскую сторону.

Поэтому для Вашингтона крайне важно сейчас, когда еще есть шанс, объединив усилия со странами ЕС и конкурентами Китая в Азии, остановить дальнейшее усиление Китая, избегать каких бы то ни было разногласий с европейскими союзниками, в особенности по вопросам, не представляющим первостепенной важности. Поэтому странно полагать, что администрация Байдена попытается получить главную роль в процессе урегулирования донбасского конфликта, оттеснив на второй план Францию и Германию. Или что США предоставят Украине значимую военную помощь, рискуя тем самым спровоцировать жесткую ответную реакцию России, с которой Германии необходимо хотя бы по экономическим причинам сохранять взаимодействие.

В марте 2014 г., еще до начала донбасского конфликта, президент Обама дал понять, что Украина не представляет для США самостоятельного интереса ни с экономической, ни с геополитической точки зрения. Поэтому администрация Обамы рассматривала политический кризис, а затем вооруженный конфликт в Украине главным образом как средство снижения российского влияния в Восточной Европе и на постсоветском пространстве, а также как инструмент, позволяющий предотвратить слишком тесное сближение Москвы и Берлина. Байден, как он неоднократно давал понять, разделяет тот подход к международным проблемам, на который опиралась внешнеполитическая стратегия Обамы. Поэтому новое руководство США, которому предстоит преодолеть опасные внешнеполитические вызовы и серьезные угрозы для социальной стабильности внутри страны, конечно же, не станет втягиваться всерьез в урегулирование донбасского конфликта.

Правда, Вашингтон об этом могут попросить европейские союзники, для безопасности которых тлеющий конфликт на Донбассе представляет потенциальную угрозу. Но и в этом случае позиция администрации Байдена будет определяться не американо-украинскими отношениями, как предполагают в офисе Владимира Зеленского, а геополитическими потребностями США и пожеланиями европейских союзников Вашингтона.

Одновременно с интервью Игоря Жовквы, который трогательно надеется, что администрация Байдена, которая собирается добиваться ограничения добычи нефти и газа, поможет Украине создать инфраструктуру для импорта СПГ, в «Вашингтон пост» появилась статья Джексона Дила, известного специалиста по вопросам международной политики, посвященная внешнеполитическим приоритетам нового руководства США.

Показательно, что Украина в этой статье ни разу не упоминается.

Зато в ней говорится, что в отличие от Обамы, администрация Байдена будет занимать жесткую позицию по отношению к России и Китаю, а потому будет стремиться ограничить их международное влияние. С этой целью Вашингтон, как считает Дил, будет оказывать поддержку странам с демократическим устройством, которые являются соперниками Китая и России, помогая им реализовать собственную геополитическую стратегию.

Так что у Украины действительно есть шанс получить поддержку новой американской администрации.

Но для этого нужно не разрабатывать за нее планы внешнеполитической деятельности, которые рискуют никогда не выйти из сферы мечтаний, а продемонстрировать наличие работающей политической демократии и обзавестись собственной продуманной и последовательной стратегией государственного развития. Не дожидаясь, пока администрация США установит мир на Донбассе и покончит с украинской коррупцией.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

ГУАМ как НАТО для бедных

Грузия, Молдова и Украина, по всей вероятности, уже в 2021 г. получат план подготовки к...

Честь и достоинство государства — не разменная...

Если общественность будет мириться с выходками таких субъектов, как Ника Мелия,...

Ждет ли Майю Санду импичмент?

Решение КС в пользу Санду будет фактически означать, что Молдова из...

Эквадорский пересчет

Наличие системных структур и идеологических партий предотвращает политические...

Чиновничьи эскапады — дружбе помеха

В МИД предостерегли граждан Украины, которые являются публичными лицами, от призывов к...

Когда факты имеют последствия

Неоднократно пытаясь исказить правду о Китае, Би-Би-Си — в соответствии со своими...

Почти сухой, но изрядно помятый

Трамп отодвинут от власти, но оправдан. Да здравствует Трамп?

Между ницшеанством и кантианством

Проект либеральной глобализации не нуждается в кантианском идеале общей истории...

Обвинение в измене

Премьер-министр обеспокоен тем, что легкомысленные внутриполитические разборки могут...

Январский взлет Telegram

Telegram популярен среди тех, кто участвует в политике и/или активно ею интересуется....

Историческая вина Запада

Страны, входящие в пространство западной цивилизации, но не являющиеся членами...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка