США: «Чаепитие» с радикалами

№25(703) 20 — 26 июня 2014 г. 19 Июня 2014

«Никто не верил в победу господина Брэта. Даже он сам. Кто бы мог подумать, что 11 июня ему удастся обойти второго человека в конгрессе Эрика Кантора на республиканских праймериз в штате Виржиния», — пишет американская ежедневная газета Wall Street Journal.

Поражение влиятельной фигуры «Великой старой партии» (GOP*), лидера республиканского большинства палаты представителей конгресса США Эрика Кантора стало настоящим шоком — не только для него самого.

В истории США подобных случаев, когда конгрессмена высокого уровня вдруг да прокатили бы на вороных, буквально раз-два и обчелся. В 1994-м такая участь постигла спикера нижней палаты демократа Тома Фоули. А до него — спикера Галушу Гроу еще в период гражданской войны.

«Годами лоббистские фирмы с Уолл-стрит вместе с индустриальными торговыми объединениями вливали десятки миллионов долларов в избирательную кампанию Кантора, которого до обеда прошлого вторника считали наиболее вероятным преемником нынешнего спикера Джона Бейнера», — отмечает Newsweek.

По оценкам Центра ответственной политики — американской некоммерческой организации, отслеживающей влияние лоббизма на выборы и госполитику, — Кантор получил на избирательную кампанию только от финансового сектора более чем 1,2 млн. долл. Он входил в топ-четверку законодателей, которым не составляло труда убедить уоллстритских боссов в необходимости поддержать его не словом, а долларом. В этом искусстве он уступал разве что Бейнеру и лидеру республиканского меньшинства в сенате Митчу Макконеллу.

И вот на тебе — несмотря на щедрость спонсоров, Кантор проиграл. И кому? Малоизвестному профессору экономики из небольшого колледжа Рэндольф-Мейкон Дэвиду Брэту, у которого, подчеркивают американские СМИ, до триумфа во вторник даже полноценной странички в Википедии не было.

Для американской политической арены такое событие равноценно землетрясению. Ведь Брэт, помимо того что преподает экономическую теорию, еще и относится к радикально-консервативному «Движению чаепития» (Tea Party movement — TPm). Название, как известно, происходит от знаменитого «Бостонского чаепития» 1773 г. — акции протеста американских колонистов, которые в ответ на действия британского правительства уничтожили, побросав за борт, груз чая, принадлежавший Английской Ост-Индской компании. Это стало началом Американской революции, которая завершилась войной за независимость и образованием США.

После того как несколько выдвиженцев TPm, апеллирующих к фундаментальным ценностям США, проиграли представителям республиканского истеблишмента, многие предрекали движению скорый закат. Однако, судя по последним событиям, эти прогнозы не оправдываются.

Избиратель оказался чуточку умнее

Движение чаепития выросло из скоординированных акций протеста в 2009 г., возникших как реакция на утверждение в предшествующем году дорогостоящего Плана Полсона

(системы мер по преодолению последствий финансового кризиса 2008-го и последующих лет). Далее TPm стало стремительно набирать обороты.

Уже в 2010 г., согласно результатам социсследования от информационной службы Си-эн-эн, около 35% американцев называли себя сторонниками TPm. Руководство Республиканской партии отнеслось к нему достаточно прохладно, делая вид, будто приветствует его, но одновременно пытаясь несколько попридержать особо ретивых «бунтарей».

Но члены TPm, — по описанию Си-эн-эн, это обеспеченные белые мужчины среднего возраста, проживающие в сельской местности, — оказались настроены гораздо более решительно.

«Как по-вашему, поражение Кантора — это событие? Еще какое! Псевдоконсерватизм, или обман избирателя, доминировавший в американской политике еще со времен Рейгана, умирает на наших глазах,— комментирует происходящее лауреат нобелевской премии по экономике Пол Кругман. — Электоральная база республиканцев поумнела, а значит, больше не будет покупаться на традиционную приманку GOP. Ведь она обычно строит избирательную кампанию, делая упор на социальные и расовые вопросы, а после победы моментально переключается на решение собственных проблем и защиту интересов крупного капитала.

Яркий пример — Джордж Буш-младший. В 2004 г. он баллотировался как кандидат, готовый защищать национальную безопасность и традиционные ценности. Эдакий американец, противостоящий женатым геям-террористам. А после переизбрания переключился на решение своей реальной задачи — приватизацию отрасли социальной защиты».

Безусловно, представители TPm не в восторге и от многих членов собственной партии. Но все-таки демократы, в частности нынешний президент, не устраивают их в гораздо большей степени. Во время одной из акций они поместили фото Обамы между портретами Гитлера и Ленина. И всерьез считают, что глава государства — марксист-ленинист, возможно, с национал-социалистическим уклоном.

Кроме того, на взгляд представителей TPm, Обама проводит никуда не годную международную политику, в том числе по отношению к Украине. На официальном сайте движения американского президента порицают за то, что не сумел дать достойный ответ Путину по поводу аннексии Крыма. «Нужно было слушать Сару Пэйлин, — поучают его, — которая еще в 2008-м предупреждала, что после Грузии Кремль не остановится».

Однако не все в Движении чаепития придерживаются столь ярких милитаристских взглядов, как, к примеру, Пэйлин. Некоторые, напротив, призывают США не вмешиваться в дела Украины и России, проповедуя ценности в духе «моя хата с краю».

«Вы вообще понимаете, что там происходит? У вас есть время и желание разобраться с этой исторической путаницей касательно Крыма — кому он принадлежит?— ставят риторические вопросы представители TPm Джейсон Джонс и Джон Цимрак. — У нас, например, нет. Мы не имеем полного представления о ситуации. На самом деле Америка имеет столько же права вмешиваться в дела Украины, как Китай — во внутреннюю политику Мексики. Если начнем лезть куда не следует, Москва подумает, что мы относимся к ней как к своей колонии — и даст нам достойный ответ. К тому же не стоит забывать: русские, в отличие от украинцев, сохранили свое ядерное оружие. Мы уже повоевали в Ираке. И вы видите, чем это обернулось».

Что касается внутренней политики США, то здесь члены Движения проявляют куда больше единодушия, выступая за сокращение госаппарата, расходов, долга и налогов, а также за соблюдение конституции. По их мнению, американское правительство совершенно не проявляет внимания к реальным нуждам граждан.

«Брэт победил, поскольку многие возмущены позицией республиканского истеблишмента касательно фискальной политики и иммиграционных правил. Жизнь американцев не становится лучше. Тем временем этот наглый Кантор заботился об улучшении условий для нелегальных иммигрантов. Спрашивается, почему политики, не слушающие людей, должны постоянно возвращаться на насиженные места? Вот избиратели и отправили его на отдых. Пускай найдет работу в этой паршивой экономике», — так, не слишком стесняясь в выражениях, изложила свое видение ситуации радиоведущая Лора Ингам, сторонница консерваторов.

К слову, Ингам — едва ли не единственная из журналистов — помогла Брэту во время избирательной кампании, предоставив ему эфир. Благодаря ей и скромным пожертвованиям от различных организаций профессор экономики успешно донес информацию о своих позициях до широкой общественности.

В то же время, как констатирует политический обозреватель Washington Post Дана Милбанк, «чрезмерные амбиции Кантора, подчеркивающего свое еврейское происхождение, не слишком пришлись по душе избирателям в Виржинии, в особенности в округе, который присоединили в результате республиканских избирательных махинаций».

Любопытная деталь: однопартийцы Кантора из палаты представителей мгновенно отвернулись от него после проигрыша на праймериз.

«Согласно еврейской традиции, покойника хоронят в день смерти. Коллеги Кантора несколько ускорили процесс, бесцеремонно бросив его сразу после неожиданного провала, — продолжает Милбанк. — О своем желании стать лидером республиканского большинства в палате представителей тут же заявили Джеб Хенсарлинг (Техас), Кэти Макморрис-Роджерс (Вашингтон), Питер Роскам (Иллинойс) и др. Если Кантора действительно погубили его политические аппетиты, то непохоже, чтобы его коллеги это учли».

На фоне Кантора, которого многие воспринимали как высокомерного республиканского аппаратчика, Брэт выгодно выделялся уже тем, что был несколько скромнее. Но контрасты этим не исчерпывались. Судя по академическим работам профессора, он придерживается достаточно строгих консервативных взглядов.

В частности, сейчас он работает над книгой «Этика как основной экономический индикатор: Что пошло не так? Заметки об иудейско-христианской традиции и человеческом разуме». Среди его прошлых текстов также обращают на себя внимание «Бог и продвинутый мормон: могут ли теологические типы справляться с потребительством и капитализмом?» и «Анализ моральных основ в работах Айн Рэнд**».

Поскольку в американском обществе спрос на подобных консервативных кандидатов, к тому же придерживающихся строгих религиозных взглядов, за последние годы стремительно возрос, неудивительно, что конкурировать с таким соперником оказалось не под силу карьеристу Кантору. Нечто схожее произошло в 2012 г. с бывшим республиканским кандидатом в президенты США Миттом Ромни.

Кандидатов от гольф-клуба не предлагать

Эрик Кантор действительно производит впечатление политика, которого избиратели волнуют лишь в день выборов. Но утверждать, будто его подвели исключительно самовлюбленность и политические амбиции, было бы в корне неверно.

Митт Ромни, к примеру, был вполне приемлемой кандидатурой с точки зрения политического имиджа, в том числе для большинства ультраконсервативных избирателей Америки. И все-таки президентом был переизбран Обама, несмотря на то что его внутренняя политика не устраивает многих американцев. Особенно это касается программы реформ медицинской сферы Obamacare, которая стала объектом многочисленных шуток и анекдотов.

Почему же в таком случае Ромни проиграл? Есть мнение, что он был недостаточно радикален. По крайней мере так полагает одна из наиболее влиятельных организаций внутри Движения чаепития — «Патриоты» (TPm Patriots), соосновательница которой Дженни Бет Мартин поясняет: «Мы верим в Америку — величайшее государство в истории мира. Нам нужен боец, который, подобно Рональду Рейгану, смело защищал бы фундаментальные принципы нашей страны. Вместо этого мы получили какого-то слабенького центриста, выбранного вашингтонской элитой и членами гольф-клубов».

К слову, Ромни во время своей президентской кампании старался сотрудничать с представителями Движения чаепития, в том числе с одним из наиболее известных ультраправых идеологов США Полом Райаном. Но по мере приближения выборов кандидат от GOP несколько отошел от радикальной риторики, и в итоге его позиции не слишком отличались от декларируемых его оппонентом.

Это и сыграло злую шутку с Ромни. Мотив его действий вполне понятен: TPm вызывает неоднозначную реакцию у многих американцев, на поддержку которых рассчитывал бывший республиканский кандидат в президенты. Сделав в начале избирательной кампании несколько резких заявлений (например, посулив, что сделает жизнь нелегальных иммигрантов невыносимой, и они «самодепортируются»), он загнал себя в угол и потерял большое количество голосов, в особенности молодых американцев.

Согласно исследованию журнала Harvard Political Review (издается студентами Гарварда при содействии Института политики), представители возрастной группы от 18 до 29 лет испытывают смешанные чувства к Движению чаепития, а часть из них, в особенности независимые избиратели, его вовсе не воспринимают.

Лишь 27% республиканцев, относящихся к этой возрастной категории, поддерживают TPm; 25% настроены против «чаепитников»; 45% не определились. Среди независимых избирателей аналогичные показатели составляют соответственно 7%, 42% и 49%.

Не сумев найти золотую середину между радикальными и умеренными позициями, Ромни потерял поддержку как среди приверженцев TPm, так и среди противников движения.

В свое время, заметим, и Кантор сотрудничал с TPm. Больше того, его считали главным звеном, соединяющим истеблишмент GOP и членов движения.

Так, в 2009 г. он убедил каждого республиканца в палате представителей выступить против билля Обамы по стимулированию экономики. Кроме того, стал одним из создателей молодежного движения Young guns, которое помогает молодым республиканцам попасть в конгресс.

«Но это было лишь шоу. На самом деле Кантор, притворяясь другом TPm, пытался ослабить влияние движения внутри Республиканской партии и переместить его поближе в центр», — пишет автор Wall Street Journal Патрик О'Коннор.

Словом, Ромни и особенно Кантор применяли тот самый механизм, о котором говорил Кругман: заманивая электрорат якобы консервативными взглядами, но в то же время пытаясь от них потихоньку избавиться и вернуться к защите крупного капитала. А последний куда больше интересуется, к примеру, дешевой рабочей силой (в том числе нелегальными иммигрантами), чем патриотическими чувствами кукурузного магната из Алабамы.

Более того, республиканский истеблишмент понимает: если он будет чрезмерно радикален, а нелегальных иммигрантов все же легализируют (что вполне вероятно), то электорат Демократической партии существенно возрастет. В то же время если он проявит лояльность по отношению к этому контингенту, то от них отвернутся основные избиратели.

Демократ vs республиканец: кто враг нации?

Если раньше Кантору, Бушу и другим республиканцам удавалось успешно использовать тот самый псевдоконсерватизм, т. е. давать ложные предвыборные обещания, то теперь, когда избиратели их раскусили, а политическая поляризация американского общества достигла высшей точки за последние 20 лет, применять подобную тактику становится гораздо сложнее.

На прошлой неделе американский исследовательский центр Pew Research Center опубликовал результаты соцопроса с охватом 10 000 респондентов. Полученные данные свидетельствуют, что количество радикально настроенных граждан в стране начиная с 1994 г. существенно возросло как среди республиканцев, так и среди демократов. Причем представители партий относятся к друг другу хуже, чем когда бы то ни было.

А значит, существенно повысилась и вероятность того, что рядовой обыватель США, если ему взгляды соседа покажутся чересчур либеральными, социалистическими, а то и, не дай бог, коммунистическими, вступит с оппонентом в словесную перепалку (в некоторых случаях может дойти и до рукопашной).

«Доля американцев, последовательно придерживающихся либо консервативных, либо либеральных взглядов, за последние 20 лет выросла с 10 до 21%. Теперь типичный республиканец на 94% (в 1994-м этот показатель составлял 70%) консервативнее демократа. А тот на 92% либеральнее своего идеологического оппонента (в 1994 г. — на 64%)», — сообщает Кэрролл Доэрти, один из руководителей Pew Research Center.

Согласно данным опросов, проведенных этой организацией, за последние 20 лет среди республиканцев доля тех, кто крайне негативно относится к представителям другой партии, выросла с 17 до 43%. Из них 36% убеждены, что демократы представляют собой угрозу для благополучия нации (аналогичные показатели для демократов — соответственно 16%, 38% и 27%).

Мало того, 63% последовательных консерваторов и 49% последовательных либералов утверждают, что дружат исключительно с единомышленниками. Большинство республиканцев (75%) стремятся селиться в районах, где дома расположены поодаль один от другого, тогда как демократы предпочитают жить в своего рода коммунах, бок о бок с соседями разных национальностей и конфессий. Для консерваторов, напротив, важно, чтобы их соседи разделяли их религиозные убеждения.

«По сравнению с 1994 г. доля американцев, которые придерживаются отчасти консервативных и отчасти либеральных взглядов, сократилась с 49 до 39%. Причем эти взгляды необязательно умеренные: в зависимости от предмета обсуждения их носители могут занимать прямо противоположные позиции. Кроме того, представители и того, и другого радикального крыла (как у республиканцев, так и у демократов) серьезно относятся к участию в каждом этапе политического процесса и регулярно ходят на выборы — чаще, чем умеренная часть избирателей», — утверждает Доэрти.

К черту ваши компромиссы

Но, пожалуй, наиболее любопытный вывод из социологического исследования Pew Research Center касается темы компромисса. По мнению каждой из сторон, он должен заключаться на условиях их политической партии. Так, 62% либералов убеждены, что оптимальная сделка между демократами и GOP должна больше отвечать интересам Обамы. А 57% последовательных консерваторов уверены, что превалировать должны интересы республиканцев.

Что это означает в контексте внутренней политики США? Ответ, увы, не радует. Политический антагонизм, охвативший американское общество, не сводится к неожиданному проигрышу Эрика Кантора Дэвиду Брэту. Эта борьба республиканского истеблишмента — как против собственного ультраправого крыла, так и против демократов — непременно переместится в Вашингтон и станет, пожалуй, еще радикальнее.

Например, это касается ежегодного обсуждения бюджета. В октябре прошлого года республиканцы долгое время наотрез отказывались поднимать планку госдолга. Стране грозил дефолт.

Тогда глава МВФ Кристин Лагард отметила: «Под угрозой благополучие всего мира. Демократам и республиканцам необходимо договориться».

Договариваться им, безусловно, придется и в дальнейшем. Но при такой политической поляризации избирателей это неминуемо усложнится. Ведь партиям придется лавировать между тремя подводными камнями: как бы не разочаровать электорат, часть которого радикализовалась, при этом защитить интересы спонсоров и не выпасть из политических тенденций страны.

«До поражения Кантора большинство СМИ утверждали, что республиканский истеблишмент отыграл позиции у Движения чаепития. В реальности же его представители одерживали победу на праймериз, только позиционируя себя как экстремистов. И крах Кантора показывает, что ультраправых не устраивают его пустые слова. Ситуация усугубляется еще и тем, что республиканцы пытаются придерживаться правых взглядов, в частности относительно социальной политики, тогда как страна все больше сдвигается влево», — утверждает Кругман.

По словам нобелевского лауреата, до следующих президентских выборов в 2016 г. GOP, хочет она того или нет, будет вынуждена серьезно радикализоваться, а значит, ее представители будут еще менее заинтересованы в процессе нормального управления: «Политическая сцена США станет очень скверной».

Прогноз весьма неутешительный — ведь, как известно, проблемы США касаются всех стран. Украина — не исключение. И растущая зависимость, по крайней мере политическая, делает наше государство особенно уязвимым к последствиям неизбежных внутренних распрей Вашингтона.

* Grand Old Party (GOP), т. е. «Великая старая партия», — второе название Республиканской партии, которое ее члены стали использовать после гражданской войны.

**Айн Рэнд (урожд. Алиса Зиновьевна Розенбаум) — американская писательница и философ, сторонница неограниченного капитализма и минимального вмешательства государства в жизнь общества.

После проигрыша влиятельного Эрика Кантора (слева) представителю радикального консервативного Движения чаепития Дэвиду Брэту (справа) республиканцы будут еще менее заинтересованы в поиске компромисса с демократами, чем раньше.Фото hamodia.com

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Китайский народ торжественно отмечает 100-летие со дня...

Китайские коммунисты возьмут на себя еще большую ответственность, будут активно...

Декарбонизированное харакири

При тактическом совпадении коммерческого интереса западные «партнеры» и...

Карантин, налоги, война

Ведущие кланы Колумбии не раз решали свои противоречия путем гражданских войн. Однако...

Санду добилась досрочных парламентских выборов

Чтобы партия не теряла своих сторонников, Додон должен уйти.

Доживет ли ЕС до 2045 года

Европа снова разделена новой «холодной войной», продолжение которой может...

Чаус раздора и узурпация власти

В Молдове продолжается политическое противостояние между президентом Майей Санду и...

Дипломатия гибридной войны

США дисциплинируют антироссийскую черноморскую ось, и грузинский посол им нужнее в...

Выход из Союза – выход из Королевства: почему...

Невнимание британского премьер-министра Бориса Джонсона к обострению в Северной...

Остров зари багровой

«Куба – любовь моя», – слова этой некогда популярной советской песни,...

Мест за «круглым столом» хватит всем

Неуемное желание оппозиционеров любыми способами отстранить от власти «Грузинскую...

Почему Финляндия не вступает в НАТО

Для нынешних руководителей нашего государства этот вопрос не представляет особого...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка