США: кризис идеологии

№1-2(968) 14–20 января 12 Января 2021 1

Президентская кампания в США 2020 г. оказалась беспрецедентно насыщенной. Неизвестно даже, окажется ли спокойным временной промежуток между голосованием коллегии выборщиков и инаугурацией нового президента США, обычно носящий исключительно организационный характер.

Голосование коллегии выборщиков ознаменовалось, опять же, беспрецедентным событием — захватом Капитолия самими же гражданами США. Стрельбы в его стенах не было, пожалуй, с середины прошлого века. Теперь представители Демократической партии в срочном порядке инициируют процедуру импичмента в отношении Дональда Трампа — при том, что до инаугурации его преемника остается меньше недели.

Теоретически это должно предотвратить попытку Дональда Трампа баллотироваться на пост президента в 2024 г. На практике вероятность того, что импичмент будет объявлен, крайне мала. Но сама ситуация показательна в смысле градуса противостояния в верхних эшелонах американской политики.

Оказалось, что ни одна политическая сила не способна дать внятной картины будущего. И это связано не только с тем, что единственной несомненной чертой будущего, к которому стремятся различные группировки американских элит, является укрепление собственного положения; соответственно, и предложить убедительную картинку будущего для широких масс избирателей не получается.

Не менее важно и то, что классические идеологии не могут дать адекватного ответа на вызовы сегодняшнего дня. В случае политического кризиса в США это проявилось особо ярко — хотя развивалась эта ситуация уже достаточно давно. Смешение консерватизма и либерализма, приведшее к появлению неоконсерватизма и неолиберализма, кризис старых идеологий «в чистом виде», совершенно специфический, отличный от европейского, путь развития левых идей — все это привело к тому, что теперь, когда в американском обществе зреет запрос на ясную картину будущего, не находится сил (в том числе интеллектуальных), способных удовлетворить его.

Активно отстаивавшиеся Трампом консервативные ценности идеологически были выражены достаточно аморфно. Вернуть США к «старым добрым» временам — это хороший, находящий отклик у десятков миллионов американцев лозунг, но программа действий достаточно слабая. Попытки политического изоляционизма и экономического протекционизма, предпринимавшиеся Трампом, достигали эффекта на кратком промежутке времени, однако, опять же, являлись мерами из прошлого.

Либерализм в его внешнем проявлении практически свелся к «политике идентичности» и «защите меньшинств». Во всяком случае именно это было основным поводом для критики Трампа со стороны его либеральных оппонентов. Не стоит воспринимать это исключительно как какие-то оторванные безумные предложения — за ними также стоят свои экономические соображения. Например, уже общим местом для американских либеральных социологов и экономистов стало утверждение, что открытость к наибольшему количеству идентичностей позволяет обеспечить высокие темпы экономического роста — за счет устранения общественных барьеров по расе (этносу, сексуальной ориентации и т. д.) Ну а привлечение мигрантов традиционно позволяет обеспечить выгоду для их нанимателей — и заполнение вакансий, на которые не согласятся коренные американцы.

Американские прогрессивисты и социалисты десятилетиями пытаются выйти из роли мелких союзников и «уловителей голосов» (т. е. союзников крупной партии, за которых проголосует ее разочаровавшийся избиратель) для Демократической партии. Однако удается это не очень, даже несмотря на рост сторонников идей социализма среди американцев. Левым пока остается предпринимать не слишком успешные попытки внутрипартийного шантажа, одновременно предоставляя пропагандистские козыри в руки республиканцам.

Появившиеся во время «холодной войны» неоконсерватизм и неолиберализм также не справляются с формированием адекватных ответов на вызовы времени. Неоконсерватизм, который в свое время был идеологической основой правой политики администрации Рональда Рейгана, в республиканской пропаганде становится синонимом «левизны», ну а «неоконсерваторы» стремительно превращаются в носителей ярлыка «леволибералов».

Нельзя сказать, чтобы подобные (и впрямь парадоксально выглядящие на первый взгляд) утверждения были совсем уж лишены оснований. Эклектичная идеология неоконсерватизма действительно немало заимствовала у различных левых течений, а уж сравнение неоконсервативного экспансионизма с троцкистской теорией перманентной революции и вовсе стало общим местом. Собственно, именно разногласия в вопросах внешней политики и стали тем пунктом, который поссорил многих неоконсерваторов с изоляционистом Трампом. Теперь же трамписты достаточно активно клеймят неоконсерваторов «леваками», используя для этого идеологические конструкты, заимствованные создателями этой правой идеологии.

Эта не слишком заметная история служит маркером того идеологического хаоса, в который погрузились США — как, в общем, и весь остальной западный мир. Сохранение текущего порядка вещей и усиление собственных позиций может являться программой для американских/транснациональных элит, однако требует идеологического оформления как минимум для сохранения общественной стабильности при переходе к обновленному общественному порядку.

В условиях кризиса новых идей приходится прибегать к старым технологиям. И поэтому штурм Капитолия многими сторонниками Трампа (после его неудачного завершения) рассматривается как провокация демократов — с целью дальнейшего «закручивания гаек» и установки более авторитарного политического режима (на фоне того, что теперь у Демократической партии США большинство в обеих палатах американского парламента). В эту «копилку» — и вскрывшийся факт, что ставший мемом во всемирном масштабе «варвар, штурмующий Капитолий», — как выяснилось, актер Джейк Анджели, не раз замеченный в обществе функционеров Демократической партии.

В то же время сомнительно предполагать, что вся операция от начала до конца была провокацией демократических элит. С высокой долей вероятности среди протестующих были и подлинные сторонники Трампа (которых было явное большинство), и провокаторы. Да и просто случайные люди, везде и всегда присоединяющиеся к общественным беспорядкам в надежде на некие выгоды и/или социально-психологическую самореализацию.

Не приходится утверждать и то, что данные события нанесли непоправимый электоральный урон Дональду Трампу. Да, все проведенные социологические опросы указывают на то, что абсолютное большинство американцев осуждают действия захватчиков Капитолия. Однако, например, согласно опросу YouGov, 21% американцев поддерживает их действия — показатель уже немаленький. А еще важнее другой показатель — собственно отношение к Дональду Трампу в связи с данными событиями.

И тут мы видим, что значительная часть американцев не считает его виновным в этих событиях (ну или же возлагает на него лишь незначительную долю ответственности). Согласно опросу, проведенному PBS NewsHour/Marist, свыше двух третей сторонников Республиканской партии считают, что Трамп «мало или совсем не виноват».

В общем, Трамп сохраняет базу для продолжения своей политической карьеры — возможно, в Республиканской партии, а возможно, и с собственным политическим проектом. Хотя успешность последних в американской политике традиционно невысока.

В любом случае вопрос идеологии (то есть, возвращаясь к ее базовому определению, оправдания собственных притязаний на власть) стоит достаточно остро.

С одной стороны, США может ожидать новое издание «либерально-консервативного» консенсуса элит. При большинстве Демократической партии в обеих палатах конгресса она достаточно неоднородна, и заметная левая часть (особенно в нижней палате — представителей) делает невозможным принятие «монобольшинством» решений, принципиальных для традиционных элит Демпартии. Соответственно, значительная часть республиканских представителей и сенаторов не горит желанием вступать в острое противостояние с правящей Демпартией. Вполне вероятным сценарием представляется неформальное объединение демократических и республиканских элит при ведущей (на данном промежутке времени) роли Демократической партии.

В то же время те республиканские элиты, которые не вписываются в данный консенсус, наверняка продолжат свое объединение и структурное оформление вокруг идей Трампа — и не так важно, с его персональным участием в процессе или нет. Их сила состоит как раз в наличии значительного количества американцев, недовольных своим социально-экономическим положением и не воспринимающих новую идеологическую (как называют ее оппоненты, «леволиберальную») повестку.

Что до собственно левых, то, несмотря на расширение своего идеологического влияния (особенно во все разрастающихся крупных городах), они ограничены в разрастании своей массовости из-за широкого неприятия левых идей в той самой американской «глубинке» и деклассирующихся рабочих, которые в 2016 г. пошли за Дональдом Трампом. Ситуация, когда именно низы общества, борьбу за интересы которых провозглашают своей целью левые, остаются глухи к их пропаганде, достаточно характерна для мировой истории. Конкретно в условиях современных США это будет раз за разом толкать прогрессистов на безрезультатные попытки переиграть старых демократических «аппаратчиков» на их же поле.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Под горячую руку

Как только Грузинское государство попробовало призвать Никанора Мелия к порядку и...

ГУАМ как НАТО для бедных

Грузия, Молдова и Украина, по всей вероятности, уже в 2021 г. получат план подготовки к...

Честь и достоинство государства — не разменная...

Если общественность будет мириться с выходками таких субъектов, как Ника Мелия,...

Ждет ли Майю Санду импичмент?

Решение КС в пользу Санду будет фактически означать, что Молдова из...

Эквадорский пересчет

Наличие системных структур и идеологических партий предотвращает политические...

Чиновничьи эскапады — дружбе помеха

В МИД предостерегли граждан Украины, которые являются публичными лицами, от призывов к...

Когда факты имеют последствия

Неоднократно пытаясь исказить правду о Китае, Би-Би-Си — в соответствии со своими...

Почти сухой, но изрядно помятый

Трамп отодвинут от власти, но оправдан. Да здравствует Трамп?

Между ницшеанством и кантианством

Проект либеральной глобализации не нуждается в кантианском идеале общей истории...

Обвинение в измене

Премьер-министр обеспокоен тем, что легкомысленные внутриполитические разборки могут...

Январский взлет Telegram

Telegram популярен среди тех, кто участвует в политике и/или активно ею интересуется....

Историческая вина Запада

Страны, входящие в пространство западной цивилизации, но не являющиеся членами...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Теренин
21 Января 2021, Владимир Теренин

Кризис идеологии США четко проявился в инаугурационной речи Байдена - пустой по сути, насквозь лицемерной и лживой.

- 1 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка