Уход из Союза в разобщенной стране

№45(967) 25 – 31 декабря 22 Декабря 2020

Соединенное Королевство становится новой «горячей точкой» мировой пандемии коронавируса. И пока многие государства закрывают границы и авиасообщение с островом, в самом королевстве бушуют политические страсти.

Новый штамм коронавируса, получивший название VUI-202012/01, был выявлен на юге Англии. Результаты первых исследований показывают, что он распространяется гораздо быстрее, чем уже известные разновидности вируса — его заразность на 70% выше. Но при этом он, по предварительным данным, не является более опасным. Во Всемирной организации здравоохранения уже заявили о том, что новый штамм не повлияет на разработку вакцин; официальные заявления руководителей британской медицины также утверждают, что уровень смертности от VUI -202012/01 не выше, чем от других штаммов.

Чем по-настоящему угрожает новый штамм, так это повышением нагрузки на систему здравоохранения. Собственно, он и выявлен был ввиду своей повышенной распространяемости. Внимание специалистов привлекла крайне низкая эффективность ограничительных мер на юге Англии. Как теперь считается, они не принесли эффекта именно из-за особенностей нового штамма.

Теперь же в Лондоне и ряде других регионов юго-восточной Англии будет введен самый высокий уровень карантинных ограничений. Новые ограничительные меры могут действовать неопределенный срок, заявили в министерстве здравоохранения королевства. Министр здравоохранения Мэтт Хэнкок уже заявил, что ситуация с новым штаммом вышла из-под контроля, и призвал жителей страны к добровольному принятию всех возможных мер предосторожности.

При этом еще месяц назад было принято решение о том, что на период празднования Рождества ограничения по коронавирусу будут заметно смягчены. Британцам хотели разрешить собираться компаниями до четырех семей. Для правящей Консервативной партии подобное решение имело и важное идеологическое значение — показать способность защищать традиции, к которым относится и семейная встреча Рождества. Теперь же для юго-востока Англии послабления отменяются в принципе, а другие жители королевства получат лишь один день — собственно 25 декабря.

Новый штамм вируса обнаружен не только в Великобритании, однако именно она воспринимается в качестве эпицентра его распространения. По состоянию на понедельник, 21 декабря, уже несколько десятков государств приняли меры по ограничению авиасообщения с островной страной. При этом Украина в их число не входит. Министр инфраструктуры Владислав Криклий написал у себя в Telegram, что существующего визового режима между Украиной и Соединенным Королевством вполне достаточно для ограничения пассажиропотока.

Зато границами начинают защищаться друг от друга страны, входящие в Соединенное Королевство. Так, о закрытии границ с Англией заявили в Шотландии — еще до появления информации о новом штамме коронавируса. Формально — это использование права на самостоятельную политику в области здравоохранения: так, в Шотландии действует иная система ограничений в связи с пандемией, нежели в Англии. Фактически же это решение следует рассматривать в свете усиливающихся позиций сторонников независимости Шотландии.

Несмотря на то что на референдуме 2014 г. большинство шотландцев проголосовали за сохранение страны в составе Соединенного Королевства, на референдуме по выходу из Европейского Союза большинство за противниками Брекзита — на контрасте с Англией и Уэльсом. Это не могло не усилить сепаратистские настроения, и теперь, согласно соцопросам, большинство составляют сторонники независимости. Весной ожидаются выборы в шотландский парламент, где абсолютное большинство могут получить сторонники независимости.

Определенный вклад в рост числа сторонников независимости внесла и пандемия. В Шотландии уровень заражения коронавирусом меньше, чем в Британии в целом. Понятно, что определенную роль играет меньшая плотность населения (в Англии численность населения в десять раз больше, чем в Шотландии), но в условиях общественной напряженности это служит еще одним аргументом в пользу отделения от Великобритании. И это при том, что в условиях всемирных карантинных ограничений резко падает туристический поток, традиционно являющийся одним из трех «китов» шотландской экономики (вместе с экспортом нефти и виски).

Но основным фактором, влияющим на политику Соединенного Королевства (и угрожающим его целостности), является выход из Европейского Союза (Брекзит), который должен состояться 1 января 2021 г. Причем до сих пор неизвестно, на каких именно условиях. Затяжные переговоры британского премьера Бориса Джонсона и главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен идут с большим

трудом, и не исключен вариант, что Соединенное Королевство покинет Европейский Союз без заключения какой-либо сделки.

Урегулирование торговых вопросов является не отвлеченной политической проблемой, а проблемой экономической и даже социальной. Британия традиционно импортирует значительную часть товаров повседневного потребления — еду, лекарства, различные предметы первой необходимости. Отсутствие соглашения с Евросоюзом приведет к тому, что на них будут введены дополнительные пошлины, соответственно — повысятся цены. А благосостояние британцев сейчас, как и во всем мире, падает. С другой стороны, возможен банальный дефицит этих товаров: на фоне неопределенности в переговорах с ЕС уже развиваются панические настроения и начинается массовая скупка еды и медикаментов.

Еще до введения ограничений на транспортное сообщение между странами с французской стороны Ла-Манша начались пробки и скопление грузовиков, спешащих доставить товары на остров до 1 января. В перспективе же отсутствие соглашения с ЕС больно ударит по британской экономике. По подсчетам аналитического центра Open Europe, Брекзит без достигнутого соглашения приведет к ежегодной потере 0,17% роста ВВП до 2030 г. — т. о. за десять лет ВВП королевства может недосчитаться 2,2% своего объема.

Претензии со стороны ЕС заключаются в том, что Великобритания хочет сохранить доступ к внутреннему рынку Евросоюза, но при этом выйти из подчинения европейским нормативам. Еще одним острым вопросом, прямо затрагивающим территориальную целостность Соединенного Королевства, является граница между Ирландией и Северной Ирландией — единственная сухопутная граница между королевством и ЕС. Согласно предварительным договоренностям, Северная Ирландия должна была получить особый таможенный статус: в отличие от Великобритании она продолжала бы входить в Таможенную зону ЕС, а значит — сохранять «прозрачную» границу с Ирландией. И так — до тех пор, пока ЕС и СК не выработают соглашение, обеспечивающее открытость границ между Ирландией и Северной Ирландией.

Напомним, что «соглашения Страстной пятницы», прекратившие острую фазу вооруженного конфликта в Северной Ирландии, предусматривали определенный допуск Ирландии к решению вопросов в этой стране Соединенного Королевства. Поэтому появление «жесткой» границы на «зеленом острове» обеспокоило власти этой республики, сохраняющей членство в Европейском Союзе; к тому же, в королевство идет 12% ирландского экспорта. Не слишком довольны и умеренные британцы Северной Ирландии: они часто ездят в Ирландию за более дешевыми товарами и услугами.

Кто сразу активизировался — так это радикалы с обеих сторон. Ольстерские юнионисты (протестанты, сторонники единства с Соединенным Королевством) немедленно назвали предательством планы по возможному особому статусу Северной Ирландии. Со стороны ирландских левых националистов, наоборот, звучат призывы использовать ситуацию для усиления борьбы за воссоединение Ирландии.

В настоящий момент удалось достичь такого компромисса: Северная Ирландия остается частью таможенной территории Соединенного Королевства; в то же время, чтобы товары могли свободно циркулировать в Ирландии, Северной Ирландии необходимо будет придерживаться правил Евросоюза. Однако от дальнейших осложнений на ирландском направлении этот протокол не защищает: ситуация неустойчива в целом.

Хорошо это заметно и по внутренним конфликтам в ведущих британских партиях. Что консерваторы, что либералы переживают не лучшие времена — и во многом это спровоцировано именно разногласиями вокруг Брекзита.

Из последних громких скандалов внутри Консервативной партии — отставка Доминика Каммингса, старшего советника премьер-министра. Длительное время он считался одним из наиболее близких к Борису Джонсону политиков. Однако несколько месяцев назад их отношения дали трещину — и неясно, из-за личных ли амбиций британского премьера либо из-за фундаментальных разногласий в вопросах Брекзита.

Различные группировки Консервативной партии достаточно по-разному относятся к выходу из Евросоюза. И если для кого-то важен выход на любых условиях, то для других принципиально максимально защитить экономику королевства. А масса проблем, которые рождает выход из ЕС, приводит к тому, что сохранять единство и большинство в парламенте все сложнее — так, вышеупомянутый «ирландский вопрос» стоил Джонсону поддержки ольстерских унионистов.

С учетом же того, что экстренные меры во время пандемии дают простор для коррупционных злоупотреблений, скандалы внутри и вокруг правящей политсилы будут продолжаться.

Но еще сильнее вопрос Брекзита ударил по лейбористам. На парламентских выборах 2019 г. партийный истеблишмент буквально «выкрутил руки» тогдашнему партийному лидеру Джереми Корбину, навязав ему на выборы анти-Брекзит-повестку, приведшую к разгрому лейбористов (что характерно, теперь лейбористы не выступают против выхода из ЕС). Но, видимо, это сочли приемлемой ценой за устранение левого Корбина — сперва из руководства, а затем и из партии. В середине ноября Джереми Корбин был восстановлен в Лейбористской партии. Однако его так и не приняли обратно во фракцию лейбористов в палате общин. А ряд правых лейбористов, в свою очередь, покинули партию в знак протеста против этого решения. На выборах в национальный исполнительный комитет лейбористов относительное большинство — у центристов, но и представители левого крыла не слишком от них отстали. Внутрипартийная борьба у лейбористов не демонстрирует тенденций к смягчению.

Не удивительно, что даже во время острых вызовов, угрожающих самому существованию Соединенного Королевства в нынешнем виде, значительное внимание партийное руководство уделяет борьбе с антисемитизмом в собственных рядах. Левые лейбористы, как и их идеологические собратья по всему миру, резко осуждают Израиль за его политику на палестинских территориях. Это, в свою очередь, приводит к регулярным обвинениям их в антисемитизме — они, в частности, были одним из ключевых инструментов оппонентов Джереми Корбина.

Правительственная комиссия по вопросам равноправия и прав человека заявила о нарушениях антидискриминационного законодательства лейбористами во времена Корбина. В связи с этим 18 декабря Лейбористская партия опубликовала план борьбы с антисемитизмом в своих рядах, предусматривающий ускоренное рассмотрение жалоб на антисемитизм, разработку учебных материалов и создание консультативного совета из членов-евреев. Проходят и партийные чистки — однако есть сведения, что в число исключенных в ходе борьбы с антисемитизмом попадают и евреи, принадлежащие к левому крылу партии. Разумеется, говорить о том, что лейбористская оппозиция в таких условиях может выступать альтернативным центром силы, не приходится.

Традиционно в Соединенном Королевстве роль тех, кто берет на себя ответственность за стабильность (и, если хотите, неизменность) государственного курса, является внепартийная управленческая бюрократия, которая и является фактическим разработчиком государственных решений. Однако ее функционирование в таком виде возможно лишь тогда, когда политические лидеры принимают свою роль — еще более скромную, чем это принято в современных западных демократиях. И сейчас никто из них не собирается покушаться на основы системы, однако в пылу политической борьбы они явно не собираются уделять внимание тому, чтобы сохранять ее в неизменности.

А это — в стремительно меняющемся мире — уже не является чем-то само собой разумеющимся.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Перезагрузка отношений

Строительство ГЭС на Днестре грозит экологической катастрофой

Работающая политическая демократия вместо мозольной...

Позиция администрации Байдена будет определяться не американо-украинскими...

США – Куба: сближение возможно

Специалист Центра исследований полушария и Соединенных Штатов в Гаване академик...

Парламентарии разных стран не считают Кубу спонсором...

Парламентарии из разных стран в ответ на решение администрации завершающего...

Ограничения не только по карантину

Во взаимоотношениях СК—ЕС будут возникать новые проблемы, а восприятие старых...

100 лет КПК

Построение коммунизма на практике возможно не только в отдельно взятой стране, но и в...

Карлос Фернандес де Коссио: «Государственный...

Министерство иностранных дел Кубы решительно и категорически осудило квалификацию...

США: кризис идеологии

Трамп сохраняет базу для продолжения своей политической карьеры — возможно, в...

«Большевики» взяли власть в США

Технология «почтовой победы», примененная демократами в 2020 г., показала...

Две бомбы на бюджете

С отступающим Трампом поздравили американский народ сенаторы, преодолев вето...

Куба: новые вызовы в новом году

Для Кубы 2021 год ознаменует собой новый этап вызовов и изменений на фоне блокады со...

Две «Шишки» на одну голову

Недоброжелатели потирают руки: самая крикливая и неуправляемая партия Грузии...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка