Бедность спасет нас от цензуры

№9(809) 3 -- 9 марта 2017 г. 01 Марта 2017 3

Новая государственная Доктрина информационной безопасности возникла словно из позавчерашнего дня — она откровенно опоздала. Это опоздание, так нечаянно совпадающее с приближающейся предвыборной медиавойной, заставляет заподозрить: власть намерена установить если не монополию, то жесткий контроль над процессом промывания мозгов сограждан.

Впрочем, на пути такого предположения есть две непреодолимые преграды: острая нехватка профессионалов и ресурсов, и желание команды президента разложить свои марионеточные политпроекты по разным идеологическим корзинам. Попробуй-ка вычистить антигосударственную риторику каких-нибудь маргиналов, если ты сам ее заказал!

На вопросы «2000» отвечают

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики, и Виталий Бала, директор Агентства моделирования ситуаций.

Руслан Бортник

— Петр Порошенко утвердил Доктрину информационной безопасности Украины. Насколько оправданны опасения пессимистов, что АП потенциально может использовать данный документ для наступления на свободу слова и формирования благоприятного для себя информационного ландшафта?

Руслан Бортник:

— В принципе мы можем об этом говорить. Хотя надо принимать во внимание, что доктрина не является «нормотворчим» документом. Т. е. из него не проистекают права и обязанности. Доктрина — это только направление государственной политики. Ее положения должны быть реализованы в соответствующих законах и подзаконных нормативно-правовых актах.

Поэтому сам по себе текст не является опасным. Ничего страшного или выходящего за рамки законодательства Украины в нем нет.

Но у меня возникает несколько вопросов. Во-первых, почему доктрина принимается в 2017 г., а не, например, в 2014-м, когда ее целесообразность была более очевидной? Во-вторых, почему документ не был вынесен на общественное обсуждение, а принимался кулуарно, и даже в процессе разработки доступ к нему имели только приближенные к власти организации?

Конечно, имеется вполне определенный риск, что все это делается для внутриполитической борьбы, а не ради защиты территориальной целостности, суверенитета и т. д. А сама доктрина в итоге станет оружием, которое власть использует для борьбы с оппонентами.

Риск этот, впрочем, уменьшается, если учесть, что качественная реализация документа требует огромных денег. А с этим, мне думается, будут серьезные проблемы. Есть доктрина или нет — технические возможности украинских спецорганов от этого не вырастут.

Виталий Бала:

Виталий Бала

— Вірогідність загрозливого розвитку ситуації існує, хоча я особисто не бачу сенсу використовувати доктрину в наступі на свободу слова. На мою думку, ситуація в нас насправді дуже непроста: багато хто досі не може зрозуміти, що в нас насправді йде війна, в тому числі інформаційна.

Ситуація, коли можна писати що завгодно, незважаючи на суспільну шкоду, не зовсім правильна. І ця доктрина — думаю, це тільки перший крок. Бо в Україні має бути прийнятий закон про антидержавну діяльність, де буде чітко розписано її визначення. Це потрібно ще й тому, щоб було неможливо обмежувати свободу слова, користуючись прогалинами в законодавстві. Тоді не можна буде обвинувачувати та переслідувати ЗМІ тільки тому, що комусь щось особисто не сподобалося.

Правда, з моєї точки зору, прийняти цей документ треба було давно. Крім того, я зустрічав критику, що доктрина переважно вузько орієнтована на протистояння з РФ і не охоплює широке коло проблем інформаційної безпеки. Та все ж таки це крок у правильному напрямку.

— В Украине информационное влияние определяется преимущественно тем, какой мощности медиаплощадки находятся в собственности той или иной группы. Означает ли появление доктрины, что команда президента желает контролировать чужие активы? Не вызовут ли такие попытки ожесточенное сопротивление и войну компроматов?

Руслан Бортник:

— Уже очевидно, что окружение президента активно борется за лояльность СМИ: где-то договаривается, где-то оказывает давление. Сегодня происходит консолидация медиаресурса в руках власти. Да, доктрина в какой-то мере может быть и знаком для элит, которые владеют медиа, и инструментом перераспределения данного рынка.

Виталий Бала:

— Все залежить від того, як влада застосовуватиме доктрину і який буде створений інструментарій: закони, постанови Кабміну. Зараз це передбачити важко.

— В документе даются новые полномочия Мининформполитики. Позволит ли это превратить структуру из «министерства ничего» в эффективный инструмент контроля информационного поля?

Руслан Бортник:

— Прежде всего мы должны понимать, что доктрина является творением Мининформполитики, которое таким образом в какой-то мере обосновывает свое существование. Ведь результатов пока особых нет, а деньги на него тратятся. Конечно, доктрина усилит влиятельность министерства на какие-то процессы, у него появится дополнительная зона компетентности. Хотя не думаю, что это добавит эффективности его работе. Скорее всего, здесь кардинально ничего не поменяется.

Виталий Бала:

— Нам треба прийняти одне просте рішення — консолідувати активи, звести керування державною інформполітикою в одну структуру. Бо у нас є Держтелерадіо, створюється суспільне телебачення і радіо, є міністерство.

Потрібно чітко визначити цілі держави в інформаційній сфері — можливо, цьому допоможе доктрина. Акумулювати інтелектуальні, технічні, фінансові ресурси, щоб виконувати поставлені завдання.

З таким бюджетом, який є сьогодні в Міністерстві інформаційної політики, серйозні завдання виконати неможливо. Проводити тільки «круглі столи» та конференції — це не робота.

Окрім того, не можна забувати про роботу на зовнішню аудиторію, за кордоном. А для цього також потрібні ресурси та можливості.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

О чужих диссертациях и Глинке, к которому не надо...

Один из наиболее обсуждаемых законов — «Об образовании» — это, можно...

Форс-мажорное кредитование

Украинцам, проживающим в зоне проведения АТО, обещают возобновить банковские услуги в...

Недовольные феодалы — не повод для паники

24 ноября был с большим скрипом зарегистрирован в ВР проект закона «О...

Вывести Украину на правильный путь

Современное социально-политическое и экономическое развитие Украины характеризует...

Битва за Киев: триумф и трагедии

6 ноября исполняется 74 года со дня освобождения столицы Украины от немецко-фашистских...

Украинский газ — в квартире не у нас

Мечта фантастов сбылась в режиме трагифарса — наши энергоносители идут на восток....

Загрузка...

Прямая любовь к власти

Новый «Прямой» канал и старые телевизионные «мэтры»

Очень по-французски

Вход на все мероприятия  — свободный

Бон-вояж в землі мертвих

Україна має унікальний шанс одним рішенням і подолати бідність, і мінімізувати...

Украина в ожидании «большой сделки»

Украина уже никогда не сможет усилить Россию

Зачем власть повторяет «страшилки» от «2000»

Экологические проблемы могут заложить основу для устойчивого прекращения огня на...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка