Инфаркт под колпаком круговой поруки

№13(813) 31 марта -- 6 апреля 2017 г. 29 Марта 2017 4.9

В нашей стране разыгрался новый скандал, непосредственное отношение к которому имеют врачи клинической больницы Государственного управления делами «Феофания». Но при этом уже традиционно к самим эскулапам никто не предъявил никаких серьезных претензий. Вроде бы явные нарушения с их стороны есть, но они, мол, никоим образом не тянут на уголовное преступление и, соответственно, на неизбежное наказание. Так ли это? Но для начала напомним ход событий.

В ночь со 2-го на 3 марта сотрудники НАБУ и САП прибыли в больницу, чтобы вручить подозрение главе ГФС Роману Насирову в совершении уголовного правонарушения.

Поначалу главврач не хотел пропустить их в палату, но им удалось ознакомить налоговика с документом, после чего его перевезли в другой корпус, в реанимацию кардиологии. Врачи якобы диагностировали у него инфаркт миокарда. На этом основании прокурору САП в доступе к больному отказали. Адвокат главы Александр Мирошник сообщил, что его подзащитного прооперировали.

Но уже 6 марта г-н Насиров сделал неожиданное заявление.

— Мне был сделан ряд медицинских манипуляций, некоторые из них, наверное, можно считать операцией. Но фактически это был ряд действий, направленных на стабилизацию давления и работы сердца. У меня было прединфарктное состояние. То, что у меня инфаркт, я не говорил, — сообщил глава ГФС.

Детективы НАБУ, с самого начала заподозрившие г-на Насирова в симуляции, официально обратились в Минздрав с просьбой произвести проверку его состояния и диагноза врачей.

Внезапный «коматоз» Насирова

Клинико-экспертная комиссия побывала не только в «Феофании», но и в Национальном научном центре «Институт кардиологии имени академика Стражеско», куда Насирова возили для проверки диагноза. 27 марта Минздрав сделал официальное заключение. В документе, направленном в НАБУ, сказано, что врачи «Феофании» систематически и необоснованно преувеличивали тяжесть состояния здоровья главы ГФС. Объективных оснований для установления указанного ранее диагноза, по мнению комиссии Минздрава, у врачей «Феофании» не было. Члены комиссии разоблачили также нарушения при выписке пациента из этого лечебного учреждения.

В этой ситуации обращает на себя внимание тот факт, что и Минздрав, и НАБУ ограничились только констатацией факта, но не сделали никаких выводов. Так было ли совершенно преступление, и кто за него должен понести ответственность? Многозначительное молчание медицинских чиновников и детективов НАБУ наводит на подозрения, что дело хотят спустить на тормозах, тем более что в нашей стране врачи очень редко попадают на скамью подсудимых.

К слову, нет единого мнения и у граждан. Например, на одном из сайтов некий Oles Ivanov написал: «Врачи в «Феофании» квалифицированные. Но выполняют команды начальства. Они так привыкли и по-другому не работают. Их заставили совершить преступление, подписать заведомо ложный диагноз. За что и будут отвечать». Ему возразил Yury UK: «Квалификацию определяет не ксива, а опыт и многолетняя практика работы со сложными больными. Откуда она у врачей «Феофании»? Может быть, туда изначально и собирали персонал с квалификацией и опытом, но, как и в любом деле, без постоянного тренинга это все деградирует».

Давайте разбираться. Чтобы установить, было ли совершено преступление, правоохранители должны провести досудебное следствие. В этом случае действия врачей могут квалифицироваться как преступная халатность, превышение должностных полномочий, пренебрежение должностной инструкцией и профессиональными обязанностями, умышленное правонарушение, связанное с профессиональной деятельностью, неосторожность и небрежность или профессиональная ошибка.

Можно с уверенностью констатировать, что наказание по ст. 140 УК (ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником) врачам не грозит, поскольку тяжких последствий для больного не наступило. Скорее наоборот, ведь уже через несколько дней он оказался на ногах.

Другое дело, что могут быть основания для открытия уголовного производства по ст. 358 УК (подделка документов, печатей, штампов и бланков), предусматривающая наказание в виде штрафа до 1 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до двух лет. А если будет доказан сговор группы лиц, то виновных отправят за решетку на срок до 5 лет.

Можно усмотреть и наличие признаков преступления по ст. 367 (служебная халатность), т. е. неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих служебных обязанностей, причинившее существенный вред охраняемым законом правам, свободам и интересам отдельных граждан, государственным или общественным интересам. Наказание — штраф от 250 до 500 необлагаемых минимумов доходов граждан или исправительные работы на срок до двух лет, или ограничение свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

«Вирус Мельника»

Проблема в том, что доказать умысел или халатность достаточно сложно. Причин для ошибочного диагноза можно найти много, например, при снятии кардиограммы неправильно поставили электроды. Недаром в «Феофании» уже заявили, что не согласны с выводами комиссии Минздрава.

В связи с этим нельзя не вспомнить ряд случаев, когда подозреваемые в совершении преступлений вип-чиновники, до этого чувствующие себя прекрасно, вдруг оказывались на больничных койках.

Когда в 2008 г. против бывшего министра транспорта Николая Рудьковского, подозреваемого в присвоении госсредств в особо крупных размерах, возбудили уголовное дело, он попал в больницу с диагнозом диффузия дисков. В 2009-м Виктор Лозинский, обвиненный в убийстве Валерия Олийныка, тут же слег в медчасть СИЗО с ишемической болезнью и гипертоническим кризом. Его приговорили к 15 годам заключения, но уже в 2014 г. на основании выводов Главного бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава он был выпущен на свободу.

«Рудьковская недостаточность»

Здоровье подкачало и у задержанного в июле 2013 г. за взяточничество ректора Национального университета Государственной налоговой службы Петра Мельника. Он попал в больницу с сердечным приступом, откуда его возили в суд на машине скорой помощи и в инвалидной коляске. 1 августа Печерский райсуд Киева назначил ему домашний арест, на него надели электронный браслет, но уже 9 августа г-н Мельник исчез. Под суд попали милиционеры, не уследившие за ним, а вот претензий к медикам не возникло.

Существует еще один немаловажный аспект, на который нельзя не обратить внимание. Во всех случаях, включая помещение г-на Насирова в «Феофанию», никто впоследствии серьезным образом не анализировал действия медиков, которые выносят тот или иной вердикт, касающийся их пациентов. Никто не задавался вопросом, почему медики шли у них поводу, нет ли здесь явных или скрытых признаков коррупции. Ведь за определенное количество «борзых щенков» врач может закрыть глаза на действительное состояние здоровья угодившего в лечебное учреждение человека и написать не только то, о чем он просит, но и внести в его медицинскую карточку сведения, исключающие дальнейшие следственные действия.

"Синдром Лозинского"

Ответ на вопрос, почему у нас врачи очень часто избегают уголовной ответственности, достаточно прост: в стране до сих пор не создана система экспертных медицинских заключений, которая не зависела бы от Минздрава и действовала бы самостоятельно. Когда судьбу провинившихся полицейских решает МВД, прокуроров — ГПУ, а медиков —- их коллеги, итог предсказуем.

Однако хочется надеяться, что действиям медиков в данном конкретном случае будет дана объективная оценка. Причем окажутся на высоте не только врачи очередной комиссии Минздрава (если ее создадут, учитывая резонанс в обществе), но и правоохранительные органы, которые сделают соответствующие выводы и предпримут надлежащие действия в отношении всех лиц, причастных к этому инциденту. А может, пересмотрят и более ранние истории подобных врачебных «ошибок и заблуждений». Иначе принцип круговой поруки или коррупции будет и далее торжествовать в украинской медицине.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Последний компромисс?

При годовом плане в 1 млрд. грн за 8 месяцев 2019-го от растаможки в госбюджет поступило 7,1...

Прогноз неочевидного ускорения

Вместо экономического роста реформаторы могут получить долгосрочное сокращение...

Реформенный зуд

Продолжающаяся деиндустриализация свидетельствует о неспособности МОН выполнять...

В испытательный полигон превратили гражданскую войну...

Восточная Украина — самый важный плацдарм транснационального движения «борьбы...

Земля как последний форпост

Создание президентом Зеленским рынка земли в условиях плачевного состояния экономики...

Не разжигать пожар

Хрупкий мир в Украине может быть нарушен даже непреднамеренным вмешательством извне

Загрузка...

Украина на втором месте в мире по числу жертв...

Жить в современной Украине, во всяком случае, судя по данным SIPRI и GICHD, гораздо опаснее,...

Страхи и тревоги демобилизации

Вы узнаете: какова подоплека высказываний Макрона и Путина относительно Донбасса; что...

Идеология, а не защита языка

Молдаване, считающие свой язык идентичным румынскому, получают «послабления», а...

Миссию ЕС в Украине усилят экс-главой криминальной...

Должность советника КМЕС в Украине займет Мярт Пало, эксперт по внутренней...

Джон Соломон о влиянии Сороса на госдеп и Украину

Недавно рассекреченные меморандумы госдепа позволяют оценить невероятный масштаб...

Одни надежды мир не установят

Давление на УПЦ на локальном уровне продолжается: перерегистрация общин,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка