Курт Волкер о горячей войне, пленных, удерживаемых в России и Беларуси, Суркове и миротворцах

26 Мая 2018 4.3

На фото Курт Волкер

24 мая в региональном пресс-центре госдепартамента США в Брюсселе прошел телефонный пресс-брифинг с участием Курта Волкера, специального представителя государственного департамента, отвечающего за координацию усилий по урегулированию конфликта в Украине.

Краткое (неполных 30 минут) общение со СМИ проходило живо и плодотворно. В отличие от подавляющего большинства участников брюссельских посиделок, традиционно расходующих массу драгоценного времени брифинга на затяжное и малосодержательное вступительное слово, господин Волкер энергично и сжато отчитался о поездке в Украину, и - несмотря на явный дефицит времени - успел удовлетворить любопытство нескольких изданий, ответив на ряд актуальных вопросов.

ВОЛКЕР: На прошлой неделе я побывал в Украине – в ее восточной части, граничащей с зоной конфликта – а также провел ряд встреч в Киеве. Мне бы хотелось особо выделить несколько ключевых выводов по итогам визита. Во-первых, речь все еще идет о войне, о подлинной войне. Только на минувшей неделе зафиксировано, пожалуй, рекордное количество нарушений режима прекращении огня: ОБСЕ насчитало свыше 7 000 таких случаев. Это существенно больше, чем прежде.

Сегодня Россия анонсировала отправку очередного – 77-го – так называемого «гуманитарного конвоя» в восточную Украину через международную границу. Вновь конвой. В прошлом такие конвои, как правило, использовались для снабжения участвующих в боях сил, а потому этот анонс тоже вызывает тревогу.

А если проанализировать последствия конфликта – там сегодня убито более 10 000 человек – и гражданских лиц, и военнослужащих. Число вынужденно перемещенных лиц составляет примерно 1.5 миллиона человек. Оценки звучат разные, но именно эту цифру приводит Международная организация по вопросам миграции. Да и гуманитарная ситуация со временем ухудшается. Если наблюдать за ней день за днем, ничего особо критического вроде бы не происходит, но с течением времени ситуация ухудшается.

К примеру, 4 года конфликта наложили на объекты инфраструктуры определенный отпечаток в виде стресса. Поставки электроэнергии, водоснабжение, отопление, мобильная связь, пункты перехода, дороги, мобильность людей – во всех этих аспектах заметно ухудшение ситуации.

Ухудшение заметно и в сфере здравоохранения. Зафиксирована вспышка туберкулеза – речь идет о распространении в регионе особо опасного штамма, устойчивого к антибиотикам. Нанесенный экологии ущерб создает потенциальную угрозу срыва водоснабжения. Промышленные предприятия закрываются, некоторые шахты затоплены, другие используются в качестве свалок радиоактивных материалов. Все это вполне может попасть в грунтовые воды или стать причиной иных экологических бедствий.

Конечно же, существует и определенный риск – физический – для местного населения: слишком часто мы слышим о людях, подорвавшихся на минах или неразорвавшихся боеприпасах.

И, естественно, тут бушует активный конфликт. Снайперы ведут стрельбу по людям, а в селениях звучит артиллерийская канонада. Объезжая поселки, я побывал в Попасной – селении, расположенном в непосредственной близости от линии столкновения: за несколько дней до моего приезда этот населенный пункт был обстрелян, а днем позже село попало еще и под снайперский огонь.

Иными словами, мы видим здесь чрезвычайно активный конфликт, я бы сказал, настоящую – «горячую» - войну. Крайне негативные гуманитарные последствия никто в Европе игнорировать не должен. Новости об этом редко попадают на передовицы, но, на самом деле, сложившуюся ситуацию следуют считать такой, которая требует безотлагательного внимания.

Во-вторых, я бы хотел вновь повторить – никакой неоднозначности во всем происходящем нет. Повторю еще раз: силы, ведущие боевые действия в восточной Украине, находятся под прямым российским командованием и контролем. Соответственно, два политических образования полностью содержатся Российской Федерацией: во всем – от того, как эти люди попадают туда до обеспечения их непрерывного финансирования.

Иными словами, Россия несет прямую ответственность за конфликт. И мы надеемся, что и в РФ видят сложившуюся гуманитарную ситуацию. Россия твердит о заботе о русскоязычных людях, но единственным местом в Украине, где русскоязычные люди сталкиваются с повседневными угрозами для жизни, остаются те территории, где Россия ведет свой конфликт. А потому мы надеемся, что и у РФ появится стремление к миру.

Если оно действительно существует, можете быть уверены – мы готовы к продолжению диалога. Мы готовы оказывать помощь во вводе миротворческих сил с мандатом ООН ради обеспечения безопасности в регионе. Мы готовы оказывать содействие воплощению в жизнь положений Минских соглашений.

Как только тут воцарится безопасность, сразу появится возможность проведения местных выборов, придания особого статуса этим территориям, возможность объявления амнистии для лиц, совершивших преступления в процессе конфликта (естественно, если это не преступления против человечества).

Иными словами, мы готовы выступить в роли посредника и реализовать все это, но, в реальности, решение о том, готова ли Россия идти ли на переговоры ради достижения подобных результатов, зависит только от России.

В последний раз я встречался со своим российским коллегой в январе. Встреча прошла конструктивно, мы договорились о том, что Россия предоставит ответ на наш план, и предложит провести новую встречу для обсуждения существующих вопросов. Мы все еще ждем ответа: с тех пор никаких официальных заявлений из России не поступало.

Хочу также подчеркнуть – я описываю непосредственную роль России в организации упомянутого конфликта в восточной Украине, а сегодня в Нидерландах опубликован отчет о сбитом лайнере MH-17. Голландцы совершенно четко установили все обстоятельства этой истории, в том числе, прямую ответственность России за нее, и даже подразделение ПВО, откуда была взята ракетная установка, использована и возвращена.

И это очень важно: на мой взгляд, голландское расследование вновь свидетельствует – нет никакой неопределенности, речь действительно идет о прямой ответственности России. Нужно лишь, чтобы РФ пересмотрела свое поведение и приняла решение о необходимости восстановить мир.

ГАЗЕТА BORSEN (ДАНИЯ). В эти дни в Европе много говорят о газопроводе «Северный поток-2», и это вполне очевидно. Вы лучше знакомы с ситуацией, скажите, какое влияние этот потенциальный проект окажет на украинскую экономику?

ВОЛКЕР: Спасибо за вопрос. Проект «Северный поток-2» действительно вызывает некоторое беспокойство по целому ряду причин. Прежде всего (скорее всего, это и важнее всего), его реализация обращает вспять развитие тренда, в последние несколько лет ставшего популярным в Европе – тренда на усиленную диверсификацию закупок энергоносителей и маршрутов их поставок.

По сути, речь идет о создании системы трансграничных трубопроводов, создающих условия для транспортировки газа по всей Европе. Украина, кстати, больше не закупает газ напрямую у России. Украинцы приобретают российский газ, проходящий через Германию и Словакию, на открытом рынке по меньшей стоимости благодаря существующим рыночным условиям.

Задача «Северного потока-2» состоит в укреплении роли России как главного поставщика Европы и в избавлении от необходимости транспортировать газ транзитом через Украину. С политической точки зрения Украина окажется в гораздо более уязвимой ситуации.

Сегодня у РФ есть возможность поставлять весь газ в Европу через Украину. Следовательно, строительство «Северного потока-2» продиктовано вовсе не необходимостью обеспечить дополнительные объемы поставок – этого нет. Речь, скорее, идет о смене маршрута. И эта смена маршрута в исполнении России является исключительно политическим шагом с одной целью – повысить степень уязвимости Украины (а также – в определенной степени – стран Балтии и Польши) перед российским влиянием. Вот почему этот проект носит исключительно политический характер.

Возвращаясь к вопросу об украинской экономике – транзитные платежи, поступающие за транспортировку газа по территории страны действительно выгодны Украине. Не будет транзита российского газа, не будет этих платежей. Но упомянутые суммы – вовсе не подавляющая часть доходов украинской экономики.

Украинская экономика растет: судя по данным за последний квартал, рост составил 3.1%. Она чувствует себя неплохо, но дела могли бы идти и лучше. Поэтому я не считаю, что отсутствие транзита катастрофически скажется на экономике – тем не менее, оно будет способствовать росту уязвимости Украины как государства.

Теперь, что касается Европы: мне известно, что Европейская Комиссия опубликовала отчет, в котором отмечается, что сущность этого проекта не соответствует европейским правилам конкурентной борьбы. В Совете Европы ответили на это – поскольку проект оффшорный, упомянутые правила на него не распространяются.

Я надеюсь, что Европейский Союз (все его члены и все его структуры) будет и далее внимательно изучать проект, поскольку складывается однозначное впечатление: он очень во многом идет вразрез с заявленной ЕС политикой диверсификации газового рынка, источников и маршрутов поставок энергоносителей.

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО «ТАСС». Намерен ли Вашингтон вмешаться и удержать Киев от действий, в результате которых гибнут и получают ранения десятки гражданских лиц? Не считаете ли вы, что Украине – в соответствии с Минскими соглашениями - следует воздержаться от практики продвижения в буферную зону? И не пора ли США и американским переговорщикам выступить в поддержку Донбасса, ведь люди там все еще мечтают о более демократической и справедливой Украине?

ВОЛКЕР: Благодарю за вопрос. Мы однозначно поддерживаем жителей Донбасса. Именно поэтому я и начал брифинг с акцента на гуманитарной проблеме. Люди оказались в жуткой и затруднительной ситуации, в западне за линией столкновения. В этих двух «народных республиках» им навязали руководство, совершенно не предусмотренное украинской конституцией. Они сталкиваются со сложностями экономического характера: большая часть экономики практически остановилась. Они живут в условиях отсутствия безопасности – из-за закрытия заводов, шахт и т.п.

Иными словами, местное население действительно очень сильно страдает, и это ужасно. И все это спровоцировано исключительно лишь российской интервенцией, агрессией и оккупацией части Украины.

Что касается боевых действий – мы решительно выступаем за восстановление режима прекращения огня. Именно об этом идет речь в Минских соглашениях. С момента их подписания не зафиксировано ни одного устойчивого периода без стрельбы. А потому мы будем продолжать настаивать на том, чтобы Россия соблюдала условия прекращения огня и требовала того же от контролируемых ею политических образований.

Украина тоже должна соблюдать условия прекращения огня. С этим украинцы справляются гораздо лучше, чем российские войска. Тем не менее, обеим сторонам есть чем заняться в этом вопросе.

Мы также настаиваем на соблюдении сторонами линии разграничения и линии столкновения в соответствии с Минскими соглашениями. Россия вновь захватывает дополнительные территории помимо того, что оговорено: в качестве примера можно привести Дебальцево. Я побывал в Попасной: российские силы подтянуты на несколько километров ближе к остальной украинской территории – в сравнении с тем, как должно быть.

Да, это правда – в некоторых случаях украинские войска предпринимают попытки возврата части захваченных Россией территорий. Но мы призываем все стороны по максимуму избегать вооруженных столкновений. Я бы сказал, что этот процесс провоцируется, главным образом, российскими силами, но мы призываем обе стороны к уважению договоренностей о прекращении огня, а также к улучшению гуманитарной ситуации.

И если Россия согласится на план по вводу миротворцев, такое решение однозначно позволит остановить боевые действия, обеспечить подлинную безопасность на этой территории, провести местные выборы и получить легитимную местную власть. Иными словами, восстановить демократию после нескольких лет навязанного правления в виде «народных республик».

ЖУРНАЛ DIPLOMAT MAGAZINE (НИДЕРЛАНДЫ): О разногласиях во взглядах США и европейских союзников: это особенно актуально на примере Германии. Скажем, решение США о поставке летальных видов вооружений в Украину сегодня подвергается критике, несмотря на существующие соглашения с европейскими союзниками. Как вы можете прокомментировать эти стратегические разногласия?

ВОЛКЕР: Благодаря вас. Я провел множество консультаций по всей Европе, в том числе, во Франции и Германии – а это страны-лидеры Нормандского процесса – в Великобритании, а также с другими временными членами Совета Безопасности, с представителями Евросоюза и НАТО. И я не заметил значимых разногласий в представлениях о том, как следует оказывать помощь Украине в деле укрепления ее потенциала самообороны. Более того, Великобритания, Канада, Польша, Литва – все эти страны (каждая по-своему) оказывают активную поддержку в деле укрепления оборонного потенциала Украины.

Не следует забывать – Украина переживает конфликт на собственной территории. Я просто прошу вас всех представить на минутку – вы находитесь дома, в своей стране. Ваши солдаты ведут бои, защищая часть вашей страны в пределах ее границ, на вашей собственной территории. И военнослужащие вашей армии гибнут (примерно по несколько человек в неделю) прямо на вашей территории, поскольку они защищают эту землю от иностранного агрессора.

Это немыслимая ситуация для любой страны, это немыслимое давление. И стремление Украины защищаться (как и желание других оказать ей в этом помощь) выглядит вполне обоснованным.

Что же касается разногласий, мы проводим массу консультаций, как я уже упоминал, с самыми разными сторонами. Полагаю, еще год или два года назад можно было бы говорить о существовании разногласий по таким вопросам, но сегодня разницы во мнениях я не наблюдаю.

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО «УНИАН»: Господин посол, во-первых, насколько нам известно, вы недавно побывали на Донбассе. У вас также состоялись встречи в Киеве с родственниками пленных, удерживаемых в России или на подконтрольных России территориях. Насколько мы понимаем, вы получили некие списки фамилий этих людей. Любопытно, существует ли у Киева какой-то специальный или тайный канал связи с россиянами для передачи им этих списков пленных?

ВОЛКЕР: Мой предыдущий визит в Украину, если я не ошибаюсь, состоялся в январе. Тогда я действительно получил такой список с фамилиями, и действительно передал его моему российскому коллеге по переговорам – Владиславу Суркову. Он взял этот список с именами. У них есть также и другие фамилии. По вопросам процедуры обмена пленными ведется множество переговоров уже давно. Список пополняется какими-то новыми именами. И мне удалось передать эти сведения и акцентировать внимание на важности освобождения всех пленных.

В ходе последнего визита в Киев (а он проходил на минувшей неделе) я вновь встретился с родственниками людей, удерживаемых либо на оккупированных территориях, либо в России или в Беларуси. Я вновь публично заявил (и повторяю это сегодня): мы обязаны освободить всех задержанных лиц. Все это очень тяжко для членов их семей, очень тяжко для всего населения, а сам факт освобождения со временем может способствовать формированию более конструктивного климата на переговорах, посвященных разрешению кризиса.

АГЕНТСТВО AUSTRIAN PRESS AGENCY (АВСТРИЯ): Как вы считаете, господин Сурков еще полномочен? Дело в том, что в отношении его политического будущего существуют определенные сомнения. И второй вопрос – 5 июня состоится визит президента Путина в Вену. Вы говорите о разрешении конфликта на Донбассе – по вашему мнению, какие тезисы европейцы должны озвучить россиянам ради завершения этого конфликта?

ВОЛКЕР: Думаю, самым главным тезисом для господина Путина могло бы стать заявление о том, что европейцы хотят мира для Украины, восстановления территориальной целостности Украины, а также хотят выполнения Минских соглашений. А все это в руках России. И необходимо, чтобы Россия воплотила в жизнь все эти пожелания.

Вот такие большие ожидания – и, кстати, их реализация важна и для президента Путина. Если он действительно хочет восстановить прочные связи с Европой, если он жаждет снятия введенных за боевые действия на востоке Украины санкций, ему следует предпринимать все необходимое для разрешения этого конфликта.

В Европе очень высок уровень поддержки предложения о введении миротворческого контингента ООН. И если президент Путин всерьез даст согласие на такой вариант (не просто протекционистских сил вдоль линии столкновения ради физической защиты наблюдателей, а подлинно миротворческого контингента), думаю, мы сможем стать свидетелями значительного прогресса.

Так, на мой взгляд, могут выглядеть основные тезисы, адресованные президенту Путину.

Что касается господина Суркова, я читал те же репортажи, что и вы, но никаких официальных заявлений Кремля о продолжении или прекращении его полномочий пока не поступало. Мне он показался очень умным, чрезвычайно профессиональным и крайне серьезным собеседником, способным поддерживать общение на достойном уровне. А потому я с удовольствием продолжу общение с ним, если соответствующее решение будет принято Кремлем.

В то же время, если они решат что-то изменить, это право, прерогатива президента Путина. Важнее всего то, чтобы мы имели возможность общаться с тем, кто имеет прямой выход на президента Путина, поскольку в реальности именно он контролирует процесс принятия всех решений.

THE WALL STREET JOURNAL (США): Факт отсутствия реакции россиян на предложение о миротворческом контингенте с января, затем переизбрание Путина. Не считали ли вы все это неутешительными сигналами? И в какой момент вы скажете – так, все, мы ждали слишком долго, теперь нам надо предпринять это, затем то? И что именно вы предпримете?

ВОЛКЕР: Что ж, должен признаться, у меня не было удивления по поводу отсутствия незамедлительной реакции. Естественно, Россия переживала период перевыборов Путина, а затем, в начале мая состоялась его инаугурация на пост президента.

Вот почему меня не удивляет столь длительное отсутствие реакции. Но я полагаю, наступил тот момент, когда Россия пережила выборы, президент Путин занял свой пост и назвал имена членов своего правительства. При этом боевые действия на востоке Украины вновь обострились и проходят очень жестко. Именно поэтому я надеюсь на то, что вскоре мы что-то услышим.

ОБЩЕСТВЕННОЕ ТВ ДОНБАССА: Господин Волкер, вы говорили о возобновлении случаев нарушения режима прекращения огня на Донбассе. Как вы считаете, в чем причина? Существуют ли дипломатические методы борьбы с этими нарушениями, можно ли снизить их накал? Возможно ли это вообще?

ВОЛКЕР: Я не могу дать четкий конкретный ответ на ваш вопрос на основании данных минувшей недели. Тем не менее, часто ситуация временно обостряется в те моменты, когда Россия проводит ротацию подразделений. Мы наблюдали такую особенность в прошлом. Вполне вероятно, что и сегодня причина кроется именно в этом.

Кроме того, существует еще и феномен весны. Год за годом в весенний период мы фиксируем определенное обострение боевых действий. Возможно, причина в этом. Мы (точнее, специальная мониторинговая миссия ОБСЕ) обращаем внимание на это явление. Мы призываем к восстановлению режима прекращения огня всеми доступными нам средствами. И мы, конечно же, надеемся, что у нас все получится. Прекращение огня – уже благо: выше степень безопасности для людей, больше возможностей проводить определенные критически важные работы (например, по совершенствованию безопасности некоторых пограничных переходов, ремонту части дорог и нуждающихся в восстановлении объектов инфраструктуры). Вот почему так важно обеспечить прекращение огня.

Хочу добавить: я готов делать все, что от меня зависит, чтобы мы все осознали суть происходящего, чтобы всем стало очевидно: России следует принять принципиальное решение о восстановлении мира в восточной Украине, о выводе своих сил. И если Россия согласится на замену своих войск миротворцами с мандатом ООН, полагаю, это будет наиболее многообещающий вариант.

Итак, мы готовы предпринимать все необходимое ради сохранения каналов диалога. Мы хотим разрешения конфликта, и мы будем идти по этому пути совместно со всеми странами Европы – если Россия пойдет на это.

Справка «2000»:

53-летний Курт Волкер – кадровый американский дипломат, выпускник престижной Школы международных отношений имени Элиотта при Университете Джорджа Вашингтона. Стартом карьерного пути «международника» стала должность аналитика ЦРУ (1986-1988), а в 1988 году Волкер поступает на работу в госдеп.

Молодой дипломат трудится в Лондоне и Брюсселе, в американском посольстве в Будапеште (1994-1997), принимает участие в переговорах по Боснии в качестве специального помощника Ричарда Холбрука.

С 1997 по 1998 год входит в группу советников сенатора Джона Маккейна, отвечающих за подготовку законопроектов, а 1998 год встречает в должности первого секретаря представительства США в НАТО, а затем и помощника Генерального секретаря альянса Джорджа Робертсона (1999-2001).

С 2001 года Волкер трудится на посту директора департамента европейских и евразийских вопросов Совета национальной безопасности США, принимая активное участие в подготовке повестки дня пражского (2002) и стамбульского (2004) саммитов НАТО. С июля 2005 года Курт Волкер – первый заместитель помощника госсекретаря по европейским и евразийским вопросам, а с июля 2008 по май 2009 года - постоянный представитель США в НАТО.

В 2009 году дипломат уходит в частный сектор, и на протяжении нескольких лет трудится «независимым директором» ряда компаний (The Wall Street Fund Inc, Capital Guardian Funds Trust, Evercore Wealth Management Macro opportunity Fund и McLarty Associates), а в 2011 году – в качестве управляющего директора – устраивается на работу в авторитетную лоббистскую компанию BGR Group.  Любопытно, что и сегодня Курт Волкер числится в этой серьезной фирме (именно она подписала контракт с администрацией президента Петра Порошенко на лоббирование интересов Украины в США) «старшим советником по международным вопросам».

С 2012 года Курт Волкер трудится исполнительным директором «Института международного лидерства Маккейна», открытого известным американским сенатором. В июле 2017 года Волкер приобретает статус специального представителя США по вопросам Украины.


Читайте последние новости о ситуации в мире и Украине на страницах «2000» и в социальных сетях FacebookTwitterLivejournal, а также Telegram


Загрузка...

Статус Донбасса разменяют на статус агента

Идеи об определении статуса иностранного агента и соответствующие законодательные...

Рада продлила особый статус Донбасса

Народные депутаты поддержали пролонгацию закона № 9153 об особом порядке местного...

Зенитные комплексы, которые все изменили

«Силовая группировка» в российской власти может принять самостоятельное...

Эксперты: ввод миротворцев в Донбасс требует...

Наблюдается несоответствие во внешней и внутренней риторике украинских властей

Загрузка...

Правильные идеи неправильного прошлого

«Нельзя быть гуманистом, если ты не ненавидишь фашизм, ростки которого вот уже...

Иллюзия гарантий

В ближайшем будущем Украину ждут мрачные времена усугубления междоусобиц и кризиса...

Санкции. Вид из Лондона. Откровение Дубилета

На минувшей неделе возмутителем спокойствия в украинском сегменте всемирной паутины...

День Государственного флага Украины

После провала ГКЧП в Москве 23 августа 1991 г. группа народных депутатов внесла...

Суперсозвездие

В мире отечественной музыки зафиксировано уникальное достижение

Конструктор

Когда 27 июля мы наблюдали «кровавую луну» — самое длинное в ХХI в. полное лунное...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка