Курт Волкер о горячей войне, пленных, удерживаемых в России и Беларуси, Суркове и миротворцах

26 Мая 2018 4.3

На фото Курт Волкер

24 мая в региональном пресс-центре госдепартамента США в Брюсселе прошел телефонный пресс-брифинг с участием Курта Волкера, специального представителя государственного департамента, отвечающего за координацию усилий по урегулированию конфликта в Украине.

Краткое (неполных 30 минут) общение со СМИ проходило живо и плодотворно. В отличие от подавляющего большинства участников брюссельских посиделок, традиционно расходующих массу драгоценного времени брифинга на затяжное и малосодержательное вступительное слово, господин Волкер энергично и сжато отчитался о поездке в Украину, и - несмотря на явный дефицит времени - успел удовлетворить любопытство нескольких изданий, ответив на ряд актуальных вопросов.

ВОЛКЕР: На прошлой неделе я побывал в Украине – в ее восточной части, граничащей с зоной конфликта – а также провел ряд встреч в Киеве. Мне бы хотелось особо выделить несколько ключевых выводов по итогам визита. Во-первых, речь все еще идет о войне, о подлинной войне. Только на минувшей неделе зафиксировано, пожалуй, рекордное количество нарушений режима прекращении огня: ОБСЕ насчитало свыше 7 000 таких случаев. Это существенно больше, чем прежде.

Сегодня Россия анонсировала отправку очередного – 77-го – так называемого «гуманитарного конвоя» в восточную Украину через международную границу. Вновь конвой. В прошлом такие конвои, как правило, использовались для снабжения участвующих в боях сил, а потому этот анонс тоже вызывает тревогу.

А если проанализировать последствия конфликта – там сегодня убито более 10 000 человек – и гражданских лиц, и военнослужащих. Число вынужденно перемещенных лиц составляет примерно 1.5 миллиона человек. Оценки звучат разные, но именно эту цифру приводит Международная организация по вопросам миграции. Да и гуманитарная ситуация со временем ухудшается. Если наблюдать за ней день за днем, ничего особо критического вроде бы не происходит, но с течением времени ситуация ухудшается.

К примеру, 4 года конфликта наложили на объекты инфраструктуры определенный отпечаток в виде стресса. Поставки электроэнергии, водоснабжение, отопление, мобильная связь, пункты перехода, дороги, мобильность людей – во всех этих аспектах заметно ухудшение ситуации.

Ухудшение заметно и в сфере здравоохранения. Зафиксирована вспышка туберкулеза – речь идет о распространении в регионе особо опасного штамма, устойчивого к антибиотикам. Нанесенный экологии ущерб создает потенциальную угрозу срыва водоснабжения. Промышленные предприятия закрываются, некоторые шахты затоплены, другие используются в качестве свалок радиоактивных материалов. Все это вполне может попасть в грунтовые воды или стать причиной иных экологических бедствий.

Конечно же, существует и определенный риск – физический – для местного населения: слишком часто мы слышим о людях, подорвавшихся на минах или неразорвавшихся боеприпасах.

И, естественно, тут бушует активный конфликт. Снайперы ведут стрельбу по людям, а в селениях звучит артиллерийская канонада. Объезжая поселки, я побывал в Попасной – селении, расположенном в непосредственной близости от линии столкновения: за несколько дней до моего приезда этот населенный пункт был обстрелян, а днем позже село попало еще и под снайперский огонь.

Иными словами, мы видим здесь чрезвычайно активный конфликт, я бы сказал, настоящую – «горячую» - войну. Крайне негативные гуманитарные последствия никто в Европе игнорировать не должен. Новости об этом редко попадают на передовицы, но, на самом деле, сложившуюся ситуацию следуют считать такой, которая требует безотлагательного внимания.

Во-вторых, я бы хотел вновь повторить – никакой неоднозначности во всем происходящем нет. Повторю еще раз: силы, ведущие боевые действия в восточной Украине, находятся под прямым российским командованием и контролем. Соответственно, два политических образования полностью содержатся Российской Федерацией: во всем – от того, как эти люди попадают туда до обеспечения их непрерывного финансирования.

Иными словами, Россия несет прямую ответственность за конфликт. И мы надеемся, что и в РФ видят сложившуюся гуманитарную ситуацию. Россия твердит о заботе о русскоязычных людях, но единственным местом в Украине, где русскоязычные люди сталкиваются с повседневными угрозами для жизни, остаются те территории, где Россия ведет свой конфликт. А потому мы надеемся, что и у РФ появится стремление к миру.

Если оно действительно существует, можете быть уверены – мы готовы к продолжению диалога. Мы готовы оказывать помощь во вводе миротворческих сил с мандатом ООН ради обеспечения безопасности в регионе. Мы готовы оказывать содействие воплощению в жизнь положений Минских соглашений.

Как только тут воцарится безопасность, сразу появится возможность проведения местных выборов, придания особого статуса этим территориям, возможность объявления амнистии для лиц, совершивших преступления в процессе конфликта (естественно, если это не преступления против человечества).

Иными словами, мы готовы выступить в роли посредника и реализовать все это, но, в реальности, решение о том, готова ли Россия идти ли на переговоры ради достижения подобных результатов, зависит только от России.

В последний раз я встречался со своим российским коллегой в январе. Встреча прошла конструктивно, мы договорились о том, что Россия предоставит ответ на наш план, и предложит провести новую встречу для обсуждения существующих вопросов. Мы все еще ждем ответа: с тех пор никаких официальных заявлений из России не поступало.

Хочу также подчеркнуть – я описываю непосредственную роль России в организации упомянутого конфликта в восточной Украине, а сегодня в Нидерландах опубликован отчет о сбитом лайнере MH-17. Голландцы совершенно четко установили все обстоятельства этой истории, в том числе, прямую ответственность России за нее, и даже подразделение ПВО, откуда была взята ракетная установка, использована и возвращена.

И это очень важно: на мой взгляд, голландское расследование вновь свидетельствует – нет никакой неопределенности, речь действительно идет о прямой ответственности России. Нужно лишь, чтобы РФ пересмотрела свое поведение и приняла решение о необходимости восстановить мир.

ГАЗЕТА BORSEN (ДАНИЯ). В эти дни в Европе много говорят о газопроводе «Северный поток-2», и это вполне очевидно. Вы лучше знакомы с ситуацией, скажите, какое влияние этот потенциальный проект окажет на украинскую экономику?

ВОЛКЕР: Спасибо за вопрос. Проект «Северный поток-2» действительно вызывает некоторое беспокойство по целому ряду причин. Прежде всего (скорее всего, это и важнее всего), его реализация обращает вспять развитие тренда, в последние несколько лет ставшего популярным в Европе – тренда на усиленную диверсификацию закупок энергоносителей и маршрутов их поставок.

По сути, речь идет о создании системы трансграничных трубопроводов, создающих условия для транспортировки газа по всей Европе. Украина, кстати, больше не закупает газ напрямую у России. Украинцы приобретают российский газ, проходящий через Германию и Словакию, на открытом рынке по меньшей стоимости благодаря существующим рыночным условиям.

Задача «Северного потока-2» состоит в укреплении роли России как главного поставщика Европы и в избавлении от необходимости транспортировать газ транзитом через Украину. С политической точки зрения Украина окажется в гораздо более уязвимой ситуации.

Сегодня у РФ есть возможность поставлять весь газ в Европу через Украину. Следовательно, строительство «Северного потока-2» продиктовано вовсе не необходимостью обеспечить дополнительные объемы поставок – этого нет. Речь, скорее, идет о смене маршрута. И эта смена маршрута в исполнении России является исключительно политическим шагом с одной целью – повысить степень уязвимости Украины (а также – в определенной степени – стран Балтии и Польши) перед российским влиянием. Вот почему этот проект носит исключительно политический характер.

Возвращаясь к вопросу об украинской экономике – транзитные платежи, поступающие за транспортировку газа по территории страны действительно выгодны Украине. Не будет транзита российского газа, не будет этих платежей. Но упомянутые суммы – вовсе не подавляющая часть доходов украинской экономики.

Украинская экономика растет: судя по данным за последний квартал, рост составил 3.1%. Она чувствует себя неплохо, но дела могли бы идти и лучше. Поэтому я не считаю, что отсутствие транзита катастрофически скажется на экономике – тем не менее, оно будет способствовать росту уязвимости Украины как государства.

Теперь, что касается Европы: мне известно, что Европейская Комиссия опубликовала отчет, в котором отмечается, что сущность этого проекта не соответствует европейским правилам конкурентной борьбы. В Совете Европы ответили на это – поскольку проект оффшорный, упомянутые правила на него не распространяются.

Я надеюсь, что Европейский Союз (все его члены и все его структуры) будет и далее внимательно изучать проект, поскольку складывается однозначное впечатление: он очень во многом идет вразрез с заявленной ЕС политикой диверсификации газового рынка, источников и маршрутов поставок энергоносителей.

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО «ТАСС». Намерен ли Вашингтон вмешаться и удержать Киев от действий, в результате которых гибнут и получают ранения десятки гражданских лиц? Не считаете ли вы, что Украине – в соответствии с Минскими соглашениями - следует воздержаться от практики продвижения в буферную зону? И не пора ли США и американским переговорщикам выступить в поддержку Донбасса, ведь люди там все еще мечтают о более демократической и справедливой Украине?

ВОЛКЕР: Благодарю за вопрос. Мы однозначно поддерживаем жителей Донбасса. Именно поэтому я и начал брифинг с акцента на гуманитарной проблеме. Люди оказались в жуткой и затруднительной ситуации, в западне за линией столкновения. В этих двух «народных республиках» им навязали руководство, совершенно не предусмотренное украинской конституцией. Они сталкиваются со сложностями экономического характера: большая часть экономики практически остановилась. Они живут в условиях отсутствия безопасности – из-за закрытия заводов, шахт и т.п.

Иными словами, местное население действительно очень сильно страдает, и это ужасно. И все это спровоцировано исключительно лишь российской интервенцией, агрессией и оккупацией части Украины.

Что касается боевых действий – мы решительно выступаем за восстановление режима прекращения огня. Именно об этом идет речь в Минских соглашениях. С момента их подписания не зафиксировано ни одного устойчивого периода без стрельбы. А потому мы будем продолжать настаивать на том, чтобы Россия соблюдала условия прекращения огня и требовала того же от контролируемых ею политических образований.

Украина тоже должна соблюдать условия прекращения огня. С этим украинцы справляются гораздо лучше, чем российские войска. Тем не менее, обеим сторонам есть чем заняться в этом вопросе.

Мы также настаиваем на соблюдении сторонами линии разграничения и линии столкновения в соответствии с Минскими соглашениями. Россия вновь захватывает дополнительные территории помимо того, что оговорено: в качестве примера можно привести Дебальцево. Я побывал в Попасной: российские силы подтянуты на несколько километров ближе к остальной украинской территории – в сравнении с тем, как должно быть.

Да, это правда – в некоторых случаях украинские войска предпринимают попытки возврата части захваченных Россией территорий. Но мы призываем все стороны по максимуму избегать вооруженных столкновений. Я бы сказал, что этот процесс провоцируется, главным образом, российскими силами, но мы призываем обе стороны к уважению договоренностей о прекращении огня, а также к улучшению гуманитарной ситуации.

И если Россия согласится на план по вводу миротворцев, такое решение однозначно позволит остановить боевые действия, обеспечить подлинную безопасность на этой территории, провести местные выборы и получить легитимную местную власть. Иными словами, восстановить демократию после нескольких лет навязанного правления в виде «народных республик».

ЖУРНАЛ DIPLOMAT MAGAZINE (НИДЕРЛАНДЫ): О разногласиях во взглядах США и европейских союзников: это особенно актуально на примере Германии. Скажем, решение США о поставке летальных видов вооружений в Украину сегодня подвергается критике, несмотря на существующие соглашения с европейскими союзниками. Как вы можете прокомментировать эти стратегические разногласия?

ВОЛКЕР: Благодаря вас. Я провел множество консультаций по всей Европе, в том числе, во Франции и Германии – а это страны-лидеры Нормандского процесса – в Великобритании, а также с другими временными членами Совета Безопасности, с представителями Евросоюза и НАТО. И я не заметил значимых разногласий в представлениях о том, как следует оказывать помощь Украине в деле укрепления ее потенциала самообороны. Более того, Великобритания, Канада, Польша, Литва – все эти страны (каждая по-своему) оказывают активную поддержку в деле укрепления оборонного потенциала Украины.

Не следует забывать – Украина переживает конфликт на собственной территории. Я просто прошу вас всех представить на минутку – вы находитесь дома, в своей стране. Ваши солдаты ведут бои, защищая часть вашей страны в пределах ее границ, на вашей собственной территории. И военнослужащие вашей армии гибнут (примерно по несколько человек в неделю) прямо на вашей территории, поскольку они защищают эту землю от иностранного агрессора.

Это немыслимая ситуация для любой страны, это немыслимое давление. И стремление Украины защищаться (как и желание других оказать ей в этом помощь) выглядит вполне обоснованным.

Что же касается разногласий, мы проводим массу консультаций, как я уже упоминал, с самыми разными сторонами. Полагаю, еще год или два года назад можно было бы говорить о существовании разногласий по таким вопросам, но сегодня разницы во мнениях я не наблюдаю.

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО «УНИАН»: Господин посол, во-первых, насколько нам известно, вы недавно побывали на Донбассе. У вас также состоялись встречи в Киеве с родственниками пленных, удерживаемых в России или на подконтрольных России территориях. Насколько мы понимаем, вы получили некие списки фамилий этих людей. Любопытно, существует ли у Киева какой-то специальный или тайный канал связи с россиянами для передачи им этих списков пленных?

ВОЛКЕР: Мой предыдущий визит в Украину, если я не ошибаюсь, состоялся в январе. Тогда я действительно получил такой список с фамилиями, и действительно передал его моему российскому коллеге по переговорам – Владиславу Суркову. Он взял этот список с именами. У них есть также и другие фамилии. По вопросам процедуры обмена пленными ведется множество переговоров уже давно. Список пополняется какими-то новыми именами. И мне удалось передать эти сведения и акцентировать внимание на важности освобождения всех пленных.

В ходе последнего визита в Киев (а он проходил на минувшей неделе) я вновь встретился с родственниками людей, удерживаемых либо на оккупированных территориях, либо в России или в Беларуси. Я вновь публично заявил (и повторяю это сегодня): мы обязаны освободить всех задержанных лиц. Все это очень тяжко для членов их семей, очень тяжко для всего населения, а сам факт освобождения со временем может способствовать формированию более конструктивного климата на переговорах, посвященных разрешению кризиса.

АГЕНТСТВО AUSTRIAN PRESS AGENCY (АВСТРИЯ): Как вы считаете, господин Сурков еще полномочен? Дело в том, что в отношении его политического будущего существуют определенные сомнения. И второй вопрос – 5 июня состоится визит президента Путина в Вену. Вы говорите о разрешении конфликта на Донбассе – по вашему мнению, какие тезисы европейцы должны озвучить россиянам ради завершения этого конфликта?

ВОЛКЕР: Думаю, самым главным тезисом для господина Путина могло бы стать заявление о том, что европейцы хотят мира для Украины, восстановления территориальной целостности Украины, а также хотят выполнения Минских соглашений. А все это в руках России. И необходимо, чтобы Россия воплотила в жизнь все эти пожелания.

Вот такие большие ожидания – и, кстати, их реализация важна и для президента Путина. Если он действительно хочет восстановить прочные связи с Европой, если он жаждет снятия введенных за боевые действия на востоке Украины санкций, ему следует предпринимать все необходимое для разрешения этого конфликта.

В Европе очень высок уровень поддержки предложения о введении миротворческого контингента ООН. И если президент Путин всерьез даст согласие на такой вариант (не просто протекционистских сил вдоль линии столкновения ради физической защиты наблюдателей, а подлинно миротворческого контингента), думаю, мы сможем стать свидетелями значительного прогресса.

Так, на мой взгляд, могут выглядеть основные тезисы, адресованные президенту Путину.

Что касается господина Суркова, я читал те же репортажи, что и вы, но никаких официальных заявлений Кремля о продолжении или прекращении его полномочий пока не поступало. Мне он показался очень умным, чрезвычайно профессиональным и крайне серьезным собеседником, способным поддерживать общение на достойном уровне. А потому я с удовольствием продолжу общение с ним, если соответствующее решение будет принято Кремлем.

В то же время, если они решат что-то изменить, это право, прерогатива президента Путина. Важнее всего то, чтобы мы имели возможность общаться с тем, кто имеет прямой выход на президента Путина, поскольку в реальности именно он контролирует процесс принятия всех решений.

THE WALL STREET JOURNAL (США): Факт отсутствия реакции россиян на предложение о миротворческом контингенте с января, затем переизбрание Путина. Не считали ли вы все это неутешительными сигналами? И в какой момент вы скажете – так, все, мы ждали слишком долго, теперь нам надо предпринять это, затем то? И что именно вы предпримете?

ВОЛКЕР: Что ж, должен признаться, у меня не было удивления по поводу отсутствия незамедлительной реакции. Естественно, Россия переживала период перевыборов Путина, а затем, в начале мая состоялась его инаугурация на пост президента.

Вот почему меня не удивляет столь длительное отсутствие реакции. Но я полагаю, наступил тот момент, когда Россия пережила выборы, президент Путин занял свой пост и назвал имена членов своего правительства. При этом боевые действия на востоке Украины вновь обострились и проходят очень жестко. Именно поэтому я надеюсь на то, что вскоре мы что-то услышим.

ОБЩЕСТВЕННОЕ ТВ ДОНБАССА: Господин Волкер, вы говорили о возобновлении случаев нарушения режима прекращения огня на Донбассе. Как вы считаете, в чем причина? Существуют ли дипломатические методы борьбы с этими нарушениями, можно ли снизить их накал? Возможно ли это вообще?

ВОЛКЕР: Я не могу дать четкий конкретный ответ на ваш вопрос на основании данных минувшей недели. Тем не менее, часто ситуация временно обостряется в те моменты, когда Россия проводит ротацию подразделений. Мы наблюдали такую особенность в прошлом. Вполне вероятно, что и сегодня причина кроется именно в этом.

Кроме того, существует еще и феномен весны. Год за годом в весенний период мы фиксируем определенное обострение боевых действий. Возможно, причина в этом. Мы (точнее, специальная мониторинговая миссия ОБСЕ) обращаем внимание на это явление. Мы призываем к восстановлению режима прекращения огня всеми доступными нам средствами. И мы, конечно же, надеемся, что у нас все получится. Прекращение огня – уже благо: выше степень безопасности для людей, больше возможностей проводить определенные критически важные работы (например, по совершенствованию безопасности некоторых пограничных переходов, ремонту части дорог и нуждающихся в восстановлении объектов инфраструктуры). Вот почему так важно обеспечить прекращение огня.

Хочу добавить: я готов делать все, что от меня зависит, чтобы мы все осознали суть происходящего, чтобы всем стало очевидно: России следует принять принципиальное решение о восстановлении мира в восточной Украине, о выводе своих сил. И если Россия согласится на замену своих войск миротворцами с мандатом ООН, полагаю, это будет наиболее многообещающий вариант.

Итак, мы готовы предпринимать все необходимое ради сохранения каналов диалога. Мы хотим разрешения конфликта, и мы будем идти по этому пути совместно со всеми странами Европы – если Россия пойдет на это.

Справка «2000»:

53-летний Курт Волкер – кадровый американский дипломат, выпускник престижной Школы международных отношений имени Элиотта при Университете Джорджа Вашингтона. Стартом карьерного пути «международника» стала должность аналитика ЦРУ (1986-1988), а в 1988 году Волкер поступает на работу в госдеп.

Молодой дипломат трудится в Лондоне и Брюсселе, в американском посольстве в Будапеште (1994-1997), принимает участие в переговорах по Боснии в качестве специального помощника Ричарда Холбрука.

С 1997 по 1998 год входит в группу советников сенатора Джона Маккейна, отвечающих за подготовку законопроектов, а 1998 год встречает в должности первого секретаря представительства США в НАТО, а затем и помощника Генерального секретаря альянса Джорджа Робертсона (1999-2001).

С 2001 года Волкер трудится на посту директора департамента европейских и евразийских вопросов Совета национальной безопасности США, принимая активное участие в подготовке повестки дня пражского (2002) и стамбульского (2004) саммитов НАТО. С июля 2005 года Курт Волкер – первый заместитель помощника госсекретаря по европейским и евразийским вопросам, а с июля 2008 по май 2009 года - постоянный представитель США в НАТО.

В 2009 году дипломат уходит в частный сектор, и на протяжении нескольких лет трудится «независимым директором» ряда компаний (The Wall Street Fund Inc, Capital Guardian Funds Trust, Evercore Wealth Management Macro opportunity Fund и McLarty Associates), а в 2011 году – в качестве управляющего директора – устраивается на работу в авторитетную лоббистскую компанию BGR Group.  Любопытно, что и сегодня Курт Волкер числится в этой серьезной фирме (именно она подписала контракт с администрацией президента Петра Порошенко на лоббирование интересов Украины в США) «старшим советником по международным вопросам».

С 2012 года Курт Волкер трудится исполнительным директором «Института международного лидерства Маккейна», открытого известным американским сенатором. В июле 2017 года Волкер приобретает статус специального представителя США по вопросам Украины.


Читайте последние новости о ситуации в мире и Украине на страницах «2000» и в социальных сетях FacebookTwitterLivejournal, а также Telegram

Юрий Бойко: Единственный путь к миру и единству страны...

Для восстановления мира на востоке страны, возвращения территорий и людей нужно...

Путин ответил на предложение Зеленского о встрече на...

Президент России Владимир Путин заявил, что готов принять президента Украины...

Украинским военным приказали не отвечать на...

Украинским военным приказали не отвечать на провокации сепаратистов на Донбассе

ВР выступила с заявлением по Донбассу

Верховная Рада требует от Российской Федерации немедленно прекратить боевые действия...

Bellingcat установили россиян, причастных к пыткам в...

Расследователи Bellingcat установили личности россиян, которые были причастны к пыткам в...

На Донбассе будут развивать туризм

Украина разрабатывает новый туристический проект на свободной части Донбасса

Форма сути не заменит

Меморандум законодательно закрепляет возможности иностранных граждан влиять на...

Черная метка Украины

Вместо того чтобы заниматься выполнением гособоронзаказа, приходится обороняться от...

Два взгляда на историю

В соответствии со школьными учебниками истории становление нашей страны как...

До развала Союза оставался один шаг

К 30-летию принятия Декларации о государственном            суверенитете...

Лікарняне харчування: проблеми і низькі стандарти

Реалії харчування в лікарнях України — це мізерне фінансування, застарілий підхід...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка