Шпагат между гарантией и надеждой

№3(803) 20 — 26 января 2017 г. 19 Января 2017 4.4

Визит Джо Байдена в Украину свелся к ободрительным жестам со стороны уходящей американской администрации. А по сути вице-президент США (который именно сегодня слагает полномочия) дал понять украинской власти — теперь ей придется рассчитывать в основном на свои силы.

Буквально накануне этого визита Дональд Трамп предположил, что мог бы отменить санкции против РФ, если бы удалось договориться с Москвой о взаимном сокращении ядерных арсеналов. Безусловно, процесс этот весьма сложный. Но ключевой (и весьма тревожный для Киева) момент в том, что президент США никак не увязал снятие санкций с изменением ситуации, которая обусловила их введение — т. е. с проблемами Крыма и Донбасса.

Байден заявил в Киеве: «Я надеюсь, что следующая администрация также будет вашей сторонницей и партнером в вашем дальнейшем прогрессе... Американцы, в частности почти 1 миллион тех, кто имеет украинское происхождение, понимают, что от успеха Украины зависит будущее США и Европы». И под конец выступления заверил: если Украина будет продолжать реформы, то он «гарантирует, что американский народ будет поддерживать вас».

Обратим внимание: поддержку американцев Байден гарантирует, но вот относительно администрации Трампа — лишь надеется (да и о конгрессе ни слова не было сказано). И это настораживает.

О том, как Байден сделал Украину первой

Тем не менее Порошенко в своей речи подчеркнул, что приветствует «первые обнадеживающие сигналы, прозвучавшие во время сенатских слушаний кандидатов на посты государственного секретаря и министра обороны США».

Но сигналы подавались неоднозначные — по крайней мере со стороны наиболее вероятного будущего госсекретаря Рекса Тиллерсона. Этот лауреат российского ордена Дружбы говорил сенаторам, что в 2014 г. дал бы Украине летальное оружие. И в то же время, что «нужен открытый и честный диалог с Россией по поводу ее амбиций, так чтобы мы знали, как планировать наш собственный курс».

Переходя к ключевому для Киева вопросу санкций, Тиллерсон отметил: «Важно не только оказывать давление, но и стимулировать... Санкции по своей сущности вредят американскому бизнесу». Т. е. констатировал, что ограничения лишили РФ доступа к американскому рынку и возможности инвестировать в экономику США.

Насчет настроений новой администрации Байден наверняка знает значительно больше, чем выплескивается в публичную плоскость. И вполне вероятно, что реальная цель визита заключалась в том, чтобы поделиться этой информацией с украинской властью, а также посоветовать, как лучше выстраивать отношения с Трампом и его командой.

Единственное, о чем можно говорить уверенно: приезд Байдена продемонстрировал исключительное отношение администрации Обамы к нашей стране — Украина стала первым государством, которое вице-президент США посетил за два с лишним месяца после победы Трампа.

Проводив американского гостя, вечером 16 января Порошенко на встрече с иностранными дипломатами оптимистично выразил уверенность в преемственности политики Вашингтона: «Вскоре новая администрация войдет в Белый дом, но уже сегодня можно говорить о том, что американское лидерство в мире, равно как и соблюдение взятых обязательств — это принципиальная позиция».

Трудно сказать, основаны эти слова на какой-то информации, которую президент мог получить от Байдена, — или же это просто аванс в адрес будущей администрации. В любом случае отношения с новым руководством США нельзя начинать с подозрений и претензий. Особенно в ситуации, когда шумиха по поводу вмешательства российских хакеров в американские выборы неприятно срикошетила в сторону Киева.

Я имею в виду статью Кеннет Фогель в издании Politico об украинском следе в кампании по дискредитации Пола Манафорта — стратега штаба Дональда Трампа.

Ключевой тезис этой публикации звучит так: «Исследование Politico нашло доказательства причастности правительства Украины (в американской терминологии к «правительству» относятся все властные структуры, а не только Кабмин. — С. Б.) к гонке, что нарушает дипломатический протокол, обязывающий правительства воздерживаться от влияния на выборы в других странах».

При этом издание не поверило информации пресс-службы украинского президента о том, что НАБУ и депутат Лещенко в деле Манафорта действовали самостоятельно. Автор статьи утверждает: «Человек, который активно работал в Украине, в т. ч. в качестве советника Порошенко, сказал, что весьма маловероятно, чтобы Лещенко или бюро по борьбе с коррупцией решились затронуть этот вопрос — по крайней мере без молчаливого одобрения или Порошенко или его ближайших соратников».

Мне кажутся заслуживающими внимания аргументы именно президентской пресс-службы. Но относительно роли в кампании посла Украины в США Валерия Чалого (Politico, в частности, сообщает, что он «написал статью для The Hill, где отчитывал Трампа за серию путаных заявлений») совершенно ясно, что дипломат не мог в данном случае вести самостоятельную игру.

К тому же Politico скрупулезно перечисляет все антитрамповские цитаты Авакова: «клоун», «еще большая опасность для США, чем терроризм», «опасный маргинал». Понятно, что актуализация и этих высказываний, и всей истории с Манафортом — дополнительный фактор, который будет работать в Белом доме против Киева.

Об американском способе передачи неформальной компетенции

Возвращаясь к визиту Байдена, позволю себе процитировать политолога Тараса Березовца, который считается одним из неофициальных рупоров Банковой:

«Причин для визита Байдена в Киев три. Первая — публично задекларировать поддержку Украине и подвести итоги работы неформальной комиссии Порошенко—Байден...

Вторая — Байден, вероятнее всего, будет говорить о передаче украинского кейса своему сменщику в Белом доме Майку Пенсу. Пенс известен своей бескомпромиссной позицией в отношении России и высказывался за предоставление большего пакета помощи Украине. По информации из Вашингтона, команда Байдена контактировала с командой Пенса в части продолжения наследия политики Байдена по Украине и получила положительный ответ.

Третья причина заключается в том, что Джо Байден планирует принять участие в предвыборной гонке в Белый дом в 2020 году. Поэтому Байден с особым вниманием оставляет для будущего самые важные кейсы своего вице-президентства. «Украинский» числится в числе главных».

Как я уже отмечал, о преемственности американской политики в отношении Украины Байден говорил со скромной надеждой. Что, конечно, совсем не удивительно на фоне откровенного скандала, который приняла передача полномочий в Вашингтоне.

При этом данный процесс не означает автоматическую передачу неформально определенной функции. Т. е. тот факт, что Украину прочно курировал вице-президент Байден, не гарантирует, что нашей страной будет заниматься вице-президент Пенс — даже если бы он и захотел. Здесь все решает президент США.

Появилась и такая версия (ее, в частности, озвучил политолог Юрий Романенко): дескать, Трамп дал Порошенко два-три месяца на внятные предложения относительно того, как выйти из кризисной ситуации в отношениях между Украиной и РФ. И если предложений не последует, договоренности будут заключаться за спиной нашей страны.

17 января Петр Порошенко в интервью Bloomberg сообщил: «Я был одним из первых мировых лидеров, с которым Дональд Трамп поговорил по телефону после выборов. Мы договорились встретиться».

Действительно, о беседе с Трампом пресс-служба президента проинформировала 15 ноября. В небольшом сообщении указывалось: «Петр Порошенко отметил важность продолжения решительной поддержки Украины со стороны Вашингтона в противодействии российской агрессии и осуществлении необходимых реформ».

При этом ничего не говорилось о реакции избранного президента США на привычные тезисы украинского лидера. Указывалось лишь следующее: «Собеседники договорились о продолжении контактов, в том числе о проведении двусторонней встречи».

Можно предположить, что «честь» столь скоро переговорить с новым американским лидером была предоставлена Порошенко как раз для того, чтобы выдвинуть ему некие условия. Учитывая прямоту (граничащую с бесцеремонностью) Трампа, такой вариант не исключен.

Кстати, всего через несколько часов после завершения переговоров с Байденом сайт Президента Украины сообщил о том, что Порошенко провел телефонный разговор с Меркель и Олландом.

В частности, отмечалось: «Собеседники договорились о необходимости продолжения работы по подготовке дорожной карты имплементации Минских договоренностей». В то же время ни в немецкой, ни во французской официальных версиях вообще не упоминались политические вопросы.

Сам факт такого разговора после продолжительной паузы (прошлый раз беседа в подобном формате состоялась 16 октября, накануне встречи «нормандской четверки» в Берлине) и сразу же после беседы Порошенко с Байденом представляется достаточно примечательным.

Впрочем, любые попытки реализовать Минский процесс всегда наталкивались если не на открытое сопротивление, то на саботаж со стороны украинской власти, которая к тому же осознает, что эти соглашения неприемлемы для немалой части общества. Так что и в нынешней ситуации особых поводов для оптимизма я не вижу.

О завтраке, оставленном без президента

В отношении конфликта на Донбассе по-прежнему нет никаких сигналов, которые свидетельствовали бы о готовности Киева к компромиссам. Напротив, позиция власти выглядит даже более жесткой, чем минувшей весной.

Напомню, 29 апреля замглавы МИД Вадим Пристайко в интервью «Голосу Америки» в ходе визита в США рассказал о необходимости разработать закон о выборах на Донбассе. И по этому закону, по его словам, «срочно начать выборы, чтобы получить — желательно этим летом — уже легитимных представителей Луганска и Донецка, чтобы с ними вести переговоры».

Дипломат также заявил: «После выборов в украинской политике могут появиться люди, которых официальный Киев называет террористами и сепаратистами... Нам придется жить с этим, нам придется учитывать все интересы, которые есть на большой территории Украины, для того, чтобы наше государство смогло продвигаться дальше, мы должны найти консенсус. Если в результате открытых и честных выборов эти люди придут к власти — нам придется искать возможность взаимодействовать с ними: и в парламенте, и в правительственных структурах, и в местных структурах. Это будет непросто, все это должны осознать прямо сейчас, но, к сожалению, это единственный путь для мирного урегулирования».

Тогда партия «Самопоміч» потребовала отставки замминистра, но власть это требование проигнорировала. Вот, собственно, и вся реакция.

Теперь сравним эту историю с ситуацией, сложившейся вокруг недавней статьи Виктора Пинчука. Чем его позиция принципиально отличается от идей, высказанных Вадимом Пристайко? Олигарх касается более широкого круга проблем, но там, где речь идет не о Донбассе, его инициативы как будто не содержат заметных раздражителей. Да, он призывает временно отказаться от интеграции в ЕС — но ведь Украину и так туда не затягивают, т. к. официально объявлено, что Соглашение об ассоциации не предполагает перспективы членства.

А о выборах на Донбассе Пинчук писал более скупо, чем говорил Пристайко. Причем во второй статье — уже в украинских СМИ, — где попытался объяснить свою позицию, он вообще не затронул эту неудобную тему.

Но Виктора Пинчука осудили и замглавы АП Константин Елисеев, и представитель Украины в политической подгруппе контактной группы Ольга Айвазовская. Более того, сообщалось, что Петр Порошенко не посетит на Давосском форуме традиционный украинский завтрак, который устраивает олигарх.

Конечно, можно утверждать, что заявления Пинчука — это инициативы хоть и частной, но влиятельной персоны, и именно потому они так пугают Киев. Тогда как Пристайко, безусловно, выражал мнение по крайней мере части украинской власти на тот момент (впрочем, никто данную линию тогда не развил).

Как бы то ни было, разница между весной 2016-го и зимой 2017-го впечатляющая.

О маневрах с угасающим индикатором

Каждый год президент издает указ о допуске подразделений вооруженных сил других государств на территорию Украины для участия в многонациональных учениях. Затем этот документ утверждается парламентом как закон (допуск иностранных войск находится в компетенции ВР).

В последние годы масштаб участия иностранцев в украинских маневрах неизменно увеличивался.

Так, согласно указу от 5 марта 2015 г. предполагалось, что к учениям Fearless Guardian-2015 на Яворовском полигоне будут допущены до 1 тыс. военнослужащих США с вооружением и военной техникой сроком до 240 дней. А 6 ноября Порошенко новым указом по сути продлил учения (правда, под другим названием) еще на два месяца. При этом число американских военных увеличилось до 1,5 тыс., и к ним прибавлялись до 1 тыс. армейцев из государств — членов и партне-ров НАТО.

Очередной подобный указ ВР утвердила в ночь на 25 декабря 2015 г. — вместе с бюджетом. Предусматривалось допустить иностранные войска в Украину уже на весь год и в количестве до 3 тыс. американцев и до 2 тыс. прочих партнеров — плюс до шести самолетов от каждой из этих сторон (прочая техника в таких документах не перечисляется).

Т. о. учения на Яворовском полигоне стали постоянно действующими (хотя, как правило, во всем мире военные маневры длятся не более нескольких недель). Можно говорить о том, что он фактически превратился в совместную украинско-натовскую военную базу.

Как видим, прежде президент оперативно издавал соответствующие указы. И тот факт, что в начале 2017 г. соответствующий документ не только не был утвержден, но даже не регистрировался в ВР, вызвал подозрения: мол, что-то не так пошло в военных отношениях с западными партнерами.

И даже когда проект закона все-таки появился 12 января и был подан в ВР как неотложный, подозрения не развеялись. Указ продлевает учения на год — точнее, делает их возможными в течение года («до 365 дней»). Но число американских военных сокращается до 1,5 тыс. (как и их коллег из других стран). Количество самолетов и вертолетов в каждом случае также уменьшено вдвое: с шести до трех.

Информация об указе Порошенко появилась в тот же день, когда в американском сенате проходили слушания по утверждению нового главы Пентагона (кандидатура Джеймса Мэттиса была одобрена, когда в Киеве уже наступило 13 января). Однако текст президентского документа стал доступен на сайте ВР только вечером 16 января, после визита Байдена.

Стоит ли раздувать из этого факта конспирологическую версию, если и другие законопроекты, поданные в парламент 12 января, были недоступны днем 16-го (раньше аппарат ВР размещал документы на следующий день после регистрации)?

В ответ на мой вопрос — могли ли в Вашингтоне пересмотреть американское участие в украинских маневрах уже с оглядкой на администрацию Трампа? — российский американист Дмитрий Дробницкий высказался скептически:

«Любое военное ведомство — это прежде всего большая бюрократия, а уже следом солдаты, пушки и танки. Так что «подстройка под Трампа» займет какое-то время. Говорить об изменениях в Пентагоне (а также в госдепе и ЦРУ) будет смысл дней через сто после инаугурации. Возможно, кто-то в Пентагоне и оглядывался на Трампа. Но, думаю, ничего из запланированного не было отменено — а вот инициативы проходили туже. Бюрократия ждет нового босса».

Но если американское участие в маневрах определялось в Вашингтоне без оглядки на Трампа, значит, усталость от Киева стала испытывать и уходящая администрация (вопреки всем словам о поддержке).

Ведь количество американских солдат, постоянно пребывающих в нашей стране на учениях, — довольно четкий индикатор поддержки украинской власти Западом.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

О чужих диссертациях и Глинке, к которому не надо...

Один из наиболее обсуждаемых законов — «Об образовании» — это, можно...

Форс-мажорное кредитование

Украинцам, проживающим в зоне проведения АТО, обещают возобновить банковские услуги в...

Недовольные феодалы — не повод для паники

24 ноября был с большим скрипом зарегистрирован в ВР проект закона «О...

Вывести Украину на правильный путь

Современное социально-политическое и экономическое развитие Украины характеризует...

Битва за Киев: триумф и трагедии

6 ноября исполняется 74 года со дня освобождения столицы Украины от немецко-фашистских...

Украинский газ — в квартире не у нас

Мечта фантастов сбылась в режиме трагифарса — наши энергоносители идут на восток....

Загрузка...

Прямая любовь к власти

Новый «Прямой» канал и старые телевизионные «мэтры»

Очень по-французски

Вход на все мероприятия  — свободный

Бон-вояж в землі мертвих

Україна має унікальний шанс одним рішенням і подолати бідність, і мінімізувати...

Украина в ожидании «большой сделки»

Украина уже никогда не сможет усилить Россию

Зачем власть повторяет «страшилки» от «2000»

Экологические проблемы могут заложить основу для устойчивого прекращения огня на...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка