Спиридон Килинкаров: «Я за контакт Порошенко с Трампом — иначе война»

№7(807) 17 — 23 февраля 2017 г. 15 Февраля 2017 1 4.8

После 2014 г. политический ландшафт Украины кардинально, можно сказать, — глобально изменился. В частности, на политической карте практически исчезло левое движение. Для сделавшего серьезный шаг вправо украинского общества многие левые политики — и еще в большей степени представители некогда могущественной Партии регионов — превратились если не в государственных преступников (пусть и без прямых обвинений и соответствующих дел), то в «сбитых летчиков», оторвавшихся от украинских реалий и не имеющих здесь перспектив.

Любопытно, что в тупике оказалась не только Компартия, но и другие левые силы независимо от их взглядов на отношения с Россией, евромайдан, военный конфликт на востоке. Яркой иллюстрацией стал недавний разгром в Киеве правыми радикалами выставки «Утраченные возможности» левоанархистского художника и при этом майдановца Давида Чичкана.

Тем не менее есть политики, которые говорят о возможности возрождения в Украине левого движения. Среди них — Спиридон Килинкаров. Он, в частности, сказал:

«Зарегистрировать левую политическую силу сегодня, говорю из личного опыта, фактически невозможно. С другой стороны, для реализации этой идеи одного желания мало. Нужны организационные, финансовые, медийные ресурсы.

Идет процесс формирования определенного пула людей, которые могли бы сконцентрироваться в рамках одной политической силы. Это непросто, учитывая человеческий фактор и разногласия в программных подходах. И, думаю, после всего того, что произошло с левым движением, реабилитационный период может быть длительным».

Участие олигархата — для левых путь в никуда

— А что за люди входят в упомянутый вами пул? Это активисты бывших левых партий — коммунистов, социалистов, социал-демократов или кто-то еще?

— В стране зарегистрировано больше двух десятков левых партий. Они, конечно, очень разные и по структуре, и по численности, и в плане взглядов на внутреннюю и внешнюю политику — от крайне левой Рабочей партии до сил социал-демократического толка. Проблема левых партий в том, что между ними почти нет коммуникации и координации действий. Но диалог активистов этих партий, не всех, уже частично начался.

С нуля создать левую политическую партию в тех условиях, которые созданы в стране, практически невозможно. За основу нужно взять одну политическую силу, при том что остальные будут вносить изменения в устав и программные положения. Над этим мы пытаемся работать.

Я не хочу называть конкретных людей, пока вопрос не решен. Там, где не получается привлечь лидера партии, привлекаются активисты на уровне региональных структур, и первый опыт показал, что они с удовольствием идут на контакт.

— А откуда, позвольте узнать, средства на раскрутку и функционирование новой политической силы, да еще в столь сложных условиях? Если это крупные бизнесмены-спонсоры, то не станет ли такая левая политическая сила с первых дней лишь инструментом политической борьбы и интриг в тех же олигархических руках?

— Посмотрите на телеэкраны или на крупные медийные проекты — вы не увидите там представителей левых партий. Это как раз связано с отсутствием финансовых возможностей. Но финансы не могут быть основой партии, они лишь расширяют возможности донесения идеи людям.

Олигархи породили и убили в Украине не один проект. Если говорить об участии олигархата в формировании политической силы, то для левых это путь в никуда, это попытка за счет идеологичности выиграть технологичность. Но левые идеи не предполагают очень быстрой реализации. Нужно готовиться к изнурительному марафону.

Я не был бы достаточно откровенен, если бы сказал, что партия может существовать без финансовой основы, конечно, она нужна. Однако левые могут сотрудничать с представителями малого и среднего бизнеса, с которым есть общность интересов и который остался фактически беззащитным.

— Могут ли украинские левые монетизировать сам запрос на эту идею по примеру испанского «Подемос», неожиданно ворвавшегося в политическую жизнь страны?

— Бизнесмены ведь не альтруисты и участвовать в финансировании проекта не будут, пока им не станет понятно, что благодаря этому они добьются чего-то для себя.

Но если говорить об интересах бизнеса в целом, то он разный. В Украине много бизнесменов, работающих в сфере услуг, и есть бизнесмены-производители. Их интересы отличаются. Есть промышленники, обеспечивающие рабочие места в стране, платящие налоги, и есть спекулянты, которые завозят импортные товары и создают места за границей, но, наверное, зарабатывающие больше, чем производственный бизнес.

На чьей стороне мы должны быть? Конечно, экономическая политика должна поддержать тех, кто дает работу украинцам. При этом важно все время помнить, что отсутствие последовательности приводит левых к краху, люди не настолько глупы, чтобы не видеть дрейфа в сторону от интересов представляемой социальной группы.

— Насколько рискуют и готовы рисковать оставшиеся в Украине левые активисты? Ведь ныне власть, используя угрозу «плана «Шатун» и т. п., любые социальные протесты называет результатом реализации московского плана по дестабилизации Украины. Т. е. в таком случае новые левые с акцентом на социальные протесты автоматически попадают под клеймо «зрадників». Вас это не останавливает?

— В условиях беззакония, которое мы наблюдаем сейчас в стране, риск есть, и он достаточно высок. Риски же должны быть оправданными, и очень плохо, когда партийные лидеры превращаются в попов гапонов, которые отправляют людей на акции, не обеспечивая им безопасность.

Я понимаю, что лидер партии после этого может бегать по эфирам и кричать, скажем, о выбитом глазе активиста. А человек остается инвалидом. Я считаю, что безопасность участников подобных мероприятий должна быть на первом месте. Злоупотреблять доверием однопартийцев по меньшей мере подло.

— Каково место в этом процессе у Компартии, и вообще есть ли у нее будущее? Какие могут последовать решения: самороспуск, переформатирование?

— Думаю, никакого самороспуска не будет. Левым нанесен весьма серьезный удар, я бы даже назвал его нокаутом. Партия требует очень серьезных изменений, она не может работать как закрытое акционерное общество. Люди должны чувствовать сопричастность, нужны ротация кадров, внутрипартийная демократия. Эти вещи были в КПУ, но на определенном этапе исчезли, когда группа людей пришла к выводу, что это лишнее и они сами будут все решать. Это отбросило многих людей и фактически поставило партию в тупиковую ситуацию с огромной проблемой кадров. В результат КПУ на короткой дистанции я не верю.

Если бы Компартия занималась реализацией программных положений и не шла бы на, даже не скажу, что на компромиссы, а на соглашательство по многим позициям, — наверное, не оказалась бы в таких сложных условиях. Проблема не в том, что КПУ фактически под запретом, идут суды. Хуже, что эту непоследовательность избиратель видел и прекрасно понимал, хотя ее и пытались завуалировать. Потому партию отстаивать оказалось некому.

Лидер партии заставляет фракцию голосовать за назначение Турчинова на должность, которой не существует, — и. о. президента, и после этого называет нынешнюю власть хунтой. Он причастен к случившемуся? Я за эти вещи не голосовал, считая это аморальным.

Закрыли тещу в беседке и грабили

— Из политического ландшафта выпала не только КПУ, но и значительная часть актива Партии регионов. Но почему такая разная судьба сложилась у «регионалов»? Кто-то стал депутатом уже нового состава ВР, а кто-то оказался в тюремной камере — как Александр Ефремов. Почему так произошло — разная сумма денег у этих олигархов и хозяев земли Донецкой, Харьковской и т. д. и Луганской? Разная степень заинтересованности в них у центральной власти?

Или обвинения в провокационной или подстрекательской деятельности в адрес того же Ефремова имеют под собой серьезные основания? И луганская элита оказалось просто менее гибкой, вдумчивой, политически зрелой, чем другие региональные элиты Украины?

— Ефремова можно обвинять во многом, но не в том, за что его сейчас судят. Ефремов фактически стал заложником политического расклада, который сформировался после майдана. У меня объективно очень сложные отношения с этим человеком, особенно после избирательных кампаний 2010-го и 2012 г. Мы фактически не контактировали, но справедливости ради то, что с ним сейчас происходит, трудно назвать иначе как беззаконием с точки зрения процессуальных норм УПК.

Процесс явно политически ангажирован, власть пытается продемонстрировать обществу, что так будет с каждым. Ефремов стал если не жертвой, то человеком, который несет на себе ответственность за все деяния Партии регионов. Хотя, если откровенно, ПР никогда не была монолитом. Там всегда было несколько групп влияния.

Назвать его человеком Януковича тоже нельзя, возможности коммуницировать с президентом были связаны не столько с личными отношениями, сколько с авторитетом должности руководителя фракции. Для команды Януковича он не был чужим, но и своим не был точно.

Часть Партии регионов сформировалась в виде «Оппозиционного блока» и в связи с вышеизложенным Ефремов туда не попал. Одни оказались там благодаря протестному электорату, а Ефремов...

— ...теперь там, где оказался.

— Причем, как ни прискорбно, не было активной поддержки со стороны бывших однопартийцев из «Оппоблока», заявления чисто декоративные. Это подчеркивает, что Партия регионов никогда не была партией, а лишь политическим проектом со многими противоречиями внутри.

— Допрашивали ли вас по делу «диктаторских законов»?

— Да, я был в прокуратуре и давал показания, как и практически все депутаты. Не вижу никакой перспективы этого дела. Конечно, это была мощная кампания по дискредитации предыдущей власти, но на самом деле 90% законов, которые называются диктаторскими, буква в букву были реализованы после майдана.

— Некоторые СМИ сообщали, что на вашей даче в 2014 г. был обнаружен склад оружия. Зачем вам оружие?

— Эта информация не соответствует действительности. На самом деле группа вооруженных людей из батальона «Айдар», порядка 12 человек, ворвались в дом. Закрыли тещу в беседке и грабили — детские вещи, посуду, все, что их интересовало. И речь идет не только о моей даче, они «почистили» 150 домов только в Стукаловой Балке. Такие же грабежи были в поселке Металлист, Веселой Горе. Эта банда не стеснялась, и если хозяева были дома, заходили с автоматами.

Они, видимо, просто не ожидали, что так быстро будет подано заявление, ведь это была «серая зона». Были возбуждены уголовные дела, и буквально через день заезжает такая же группа людей под видом поиска корректировщика, они заходят в дом и подкладывают оружие, два гранатомета и одну «лимонку». Это все произошло в течение получаса, задача была — снять видео.

Руководил всем этим нынешний депутат ВР. Есть свидетельские показания, не под протокол, конечно, но ряд людей заявили публично, что именно он давал команду подложить оружие. Потом по «1+1» полторы недели крутили фейковый сюжет: мол, вот какие выявлены сепаратисты. Это был заказной материал с целью дискредитации меня как политика, и партии, которую я тогда представлял.

Протестная усталость

— Вы сейчас в Москве, а наших читателей интересует, нет ли у вас и гражданства РФ.

— Конечно, нет.

— Вы постоянный участник российских ток-шоу, практически с неизменной группой участников. Обычно телеканалы заключают контракт с такими экспертами. Сколько стоят подобные информационные услуги? Позволяется ли в подобных шоу отход от сценария?

— Никакой финансовой основы нет, как и ограничений по сценарию. Это единственная площадка на сегодняшний день, чтобы как-то достучаться, высказать точку зрения людей, чьи интересы я представлял в течение почти 8 лет. Эти каналы запрещены на территории Украины, не считая спутниковое ТВ и интернет, а приграничная территория и «ЛНР» и «ДНР» эти передачи смотрят.

В своих выступлениях я всегда был последовательным сторонником политико-дипломатических методов разрешения конфликта. Война убивает Украину, Донбасс, и первоочередной вопрос — установление мира. Для этого есть инструментарий, который просто нужно реализовать. По-другому перспектив нет ни у Украины, ни у Донбасса.

— Еще один тренд, который должен был бы присутствовать в украинской политике и обществе, — антивоенный. Когда в стране идет война, это ведь должно вызывать реакцию в виде антивоенных митингов, как это было, например, в 60-е в США. И там антивоенное движение рассматривалось многими как непатриотичное, как уступки коммунистическому агрессору, СССР. Но движение было массовым, часто не идеологическим, а именно пацифистским.

Почему Оппозиционный по названию блок, не декоммунизированный, как КПУ, по сути дистанцировался от своих избирателей?

— Такая риторика звучит, даже есть ряд организаций с антивоенными названиями. Но масштабных акций нет. Потому что нет демократии в Украине, нет возможности у людей публично высказывать свою точку зрения, их автоматически приписывают к сепаратистам — со всеми вытекающими последствиями, а защитить этих людей в условиях беззакония, к сожалению, не всегда получается.

Низкая протестная активность может быть связана с тем, что люди не видят в этом смысла, понимая, что украинская власть — это марионетки, выполняющие определенную задачу, и ключ к решению проблемы войны на Донбассе лежит не в Киеве, а далеко за его пределами.

Тем не менее если посмотреть социологию 14-го года, когда доминировали ура-патриоты, желавшие зачистить Донбасс, то сегодня это уже не так, и большинство понимают, что война — это путь в никуда.

Американцы мерили-мерили, а наши украли все

— В мировых СМИ неоднократно появлялись материалы с заголовками в стиле «Трамп сдаст Украину», «Трамп поменяет Украину на то-то и то-то». Как вы полагаете, что-то может действительно измениться с его приходом в решении вопроса войны на Донбассе?

— Когда слышу, что Трамп или Обама предаст Украину, всегда хочу спросить: а кто вам давал клятву верности? Только наивный глупый человек мог поверить, что США или Европа будут в ущерб себе бороться за интересы Украины.

Говорят, что мало кто предрекал победу Трампа. Не знаю, я заявлял в сентябре, что это неизбежно: чувствовалась усталость общества, и Трамп стал попыткой американцев избрать что-то новое, потому что старое себя изжило. Они не знают, хорошо это или плохо, но хотят чего-то другого.

— Трамп ведь тоже реализовал запрос на левую идею, даром что миллиардер, предложив это новое простым американским работягам, «некреативному» классу.

— Конечно. Его инаугурационная речь — это откровенный вызов зажравшимся элитам. Кто победит в этой битве — время покажет, но в любом случае по-старому уже не будет.

Что касается Украины, то у нее теперь появляется возможность стать более самостоятельной в принятии решений. Как Трамп ничего не обещал, так уходят и обязательства Киева перед Обамой, Керри и Байденом.

— Какими конкретно эти обязательства могли быть, если они были?

— Как формировалась нынешняя власть? Я не верю, что президент и премьер-министр могли получить такую колоссальную поддержку избирателей, невозможно сформировать на коленке, за 3 месяца до выборов, проект, такой как «Народный фронт», и получить 20%. На мой взгляд, это было расписано еще до выборов. И у тех, кто сформировал власть, есть обязательства, потому что это был предмет их переговоров. Более того, американцы выстраивали баланс сил между НФ и БПП, рассчитывая, что они будут конкурировать и контролировать друг друга. И на этом этапе произошел сговор. Американцы мерили-мерили... А наши украли все.

Нынешних политиков делегировал не народ, а другие люди, перед которыми у них и есть обязательства.

Второй момент. Уверенность команды демократов в победе Хиллари Клинтон была настолько велика, что они вели себя в Украине, как слоны в посудной лавке. Нужно было подчищать оставшиеся хвосты, и этим объясняется приезд Байдена перед самым прекращением полномочий. Ни для кого не секрет, что у Джо Байдена есть личный интерес, и он прилетал в последний раз с сыном, соучредителем газовой компании.

Меня умиляет, когда украинское Фейсбук-сообщество с радостью ждет конфликтов Трампа с другими ветвями власти в США. Но если это произойдет, то вытрусят все грязное белье Украины на всеобщее обозрение. Все «амбарные книги» выйдут наружу так, что мало не покажется. И мне кажется, что так и будет. Тот же Манафорт, например. Наверное, он парень не злой, но с хорошей памятью.

Что касается недавней беседы Порошенко с Трампом, то, на мой взгляд, традиционные посылы, которые наш президент слышал от Обамы, не были озвучены, и это говорит о том, что новая администрация не войдет в соавторство к старой в реализации проекта «Украина — антиРоссия». Трамп публично заявил, что будет искать возможность работать с Украиной, Россией и другими вовлеченными сторонами для разрешения конфликта на Донбассе. Это дает надежду, что конфликт не будет решаться военным путем.

Есть еще один момент. Многие злорадствуют: мол, Порошенко не может найти выход на Трампа. А я реально хочу, чтобы такой контакт был. Потому что в противном случае Киеву ничего не останется, как двигаться в фарватере демократов, которые занимают жесткую конфронтационную позицию. Это будет означать продолжение войны. Хотя демократы не при власти, но мощно представлены политически, и есть определенная инерционность передачи власти. Я не хочу, чтобы Украина была заложником этой ситуации и чтобы мы опять вышли на конфронтацию внутри страны ради чьих-то интересов за океаном.

Люди должны понять, что их обманули

— Буксует украинская евроинтеграция. В этой связи интересен молдавский пример, где Соглашение об ассоциации с Евросоюзом в плане экономики привело к тому, что Кишинев, к примеру, даже яблок завозит из ЕС больше, чем поставляет туда. Президент Игорь Додон сказал, что в 2016 г. за полгода Молдавия импортировала из ЕС 1500 т яблок, а поставила туда 55 т. Я подумал было, что потерялось слово «тысяч», но нет, действительно всего 55 т (в Россию, кстати, они экспортировали 30 тыс. т). В итоге народ и выбрал «пророссийского» президента.

Нечто подобное возможно ли на ближайших украинских выборах, учитывая, что схожих моментов в жизни Украины и Молдавии более чем достаточно? От общего курса на евроинтеграцию до наличия и на территории Молдавии претендующей на особый статус, но непризнанной никем в качестве самостоятельного международного субъекта территории (имею в виду Приднестровье). Т. е. подобное в ситуациях на востоке Молдавии и юго-востоке Украины прослеживается явно.

Не стоит также забывать, что — опросы показывают — очень большое количество украинских граждан по-прежнему позитивно относятся к России.

— Молдаване пошли в процессах евроинтеграции дальше Украины. И договор об ассоциации подписали раньше, и безвизовый режим получили. Однако люди, осмыслив все произошедшее, голосуют за откровенно пророссийского президента.

Почему? Потому что разочаровались во всех этих процессах. Возьмем эту фишку «безвизовый режим». Он касается 380 тысяч граждан Украины, которые каждый год получают визы в ЕС. Допустим, совокупно за несколько лет — 700 тысяч, даже миллион. И это преподносится как нечто религиозное, нужно просто молиться на безвиз.

Вроде у нас очень богатая страна, и люди не знают, где еще потратить свои деньги, кроме как на туризм в Европе. Людям же никто не разъясняет, что они не имеют права на трудоустройство, учебу, это касается только возможности посещать Европу и тратить там деньги, заработанные в Украине.

— При этом предъявив на границе все те же документы, которые и раньше были нужны для получения Шенгенской визы.

— Уверен, что и этого не дадут. Ведь если бы хотели, дали бы на последнем саммите. Если отложили фактически до выборов президента во Франции, для меня вопрос безвиза снят. Кто бы ни победил во Франции, Марин Ле Пен или Франсуа Фийон, они будут противниками этого решения и заблокируют его. Все, сказка закончится. У молдаван она уже закончилась, потому что они раньше начали. А когда опустились на землю, поняли, что рабочих мест нет, зарплат нет, власть ворует,

Мне кажется, что такое переосмысление рано или поздно произойдет и у нас. Другое дело, что быстро это не бывает. Процесс можно ускорить разъяснительной работой, но человек должен переболеть.

Нельзя у людей воровать мечту, в том числе ту, с которой люди пришли на майдан. Они заблуждались, но если украсть у них мечту, будут заблуждаться и дальше. Так человек устроен.

Вот они установили свою власть. У них есть конституционное большинство в парламенте, чего не было никогда в Украине, свои силовые структуры, весь необходимый инструментарий для реализации идеи. Люди, стоявшие на майдане, должны понять, что их обманули. Аргумент власти, что им кто-то что-то не дает, — не проходит. Нет коммунистов, еще кого-то, кто мешал им евроинтегрироваться.

— Но люди не любят признавать собственные ошибки.

— Пусть не признавать ошибки, но хотя бы не отстаивать рьяно позиции воров-казнокрадов, которых привели к власти, — это уже плюс.

Партии войны не должны иметь будущего

— Возможно ли, что кто-то из украинских политиков высшего эшелона поедет в «ДНР» и «ЛНР», как молдавский президент Игорь Додон, который вскоре после избрания направился в Приднестровье?

— Это может быть только после определения статуса этой территории. Беда в том, что Украина до сих пор не приняла решения об их возвращении. И есть много украинских политиков, которые этого не хотят. По разным причинам, прежде всего потому, что там нет их избирателей. А если откровенно, то после произошедшего образовался ров между Донбассом и Украиной, десятки тысяч человеческих жизней. Понимаю, что красиво посылать на войну чужих сыновей, но пора уже остановиться, ведь в этой войне не может быть победителя.

От того, что вы вынесете гроб на майдан, близким погибшего не легче. За что гибнут эти солдаты? Вы хотите возврата этих территорий — есть механизм. А не хотите — заявите об этом прямо. И давайте искать иные пути решения.

— Если на территории «ЛНР» и «ДНР» будут проводиться выборы — станете ли вы участвовать и на каких условиях?

— Пока не будет определен их статус, ни о каких выборах речи быть не может.

— Не так давно Виктор Пинчук выступил со своего рода инициативой примирения. Какой сигнал вы в этом усматриваете? Его личная бизнес-инициатива к РФ или это некая общая тенденция в среде крупного украинского капитала?

— Согласен, он озвучил не просто идею, а мнение представляемой им социальной группы. За последние три года они понесли колоссальные убытки, и это их сильно напрягает.

В чем идея? Он ведь предложил не отказаться от Крыма, а на время оставить этот вопрос и решать другие проблемы. Сейчас основная проблема — война. И видите, на какое сопротивление он наткнулся, сколько критики со стороны власти, журналистов. А что он сказал такого, что противоречит интересам Украины? Он высказал здравую, хоть и не совсем реализуемую мысль.

— Еще большего в США добилась Юлия Тимошенко, сумевшая подловить Трампа и по приезде домой обнародовавшая громкие заявления о введении военного положения.

— Парадокс в том, что сейчас каждая партия из числа представленных в парламенте вроде бы за установление мира, но делает все, чтобы его не добился кто-то другой. Все понимают, что человек, принесший мир, войдет в историю.

В этом смысле риторика Тимошенко, естественно, обусловлена политической борьбой. То, что она раньше президента Порошенко встретилась с Трампом — неважно какими методами, — останется фактом. Мы можем спорить, какой у них был диалог, но в информационное поле это пошло. Беда наших политиков часто в том, что они концентрируются на этом попадании в информационное поле.

А есть предложения у той же Тимошенко, как остановить войну? Что мешает реализации Минских договоренностей? Ничего, кроме политических амбиций.

И, конечно, с помощью этой встречи Юлия Тимошенко дала важный сигнал бизнесу, в кого вкладывать средства: смотрите, мол, я перспективный политик, они — команда прошлого. Каждый пытается обойти соперника на повороте. Тимошенко в этом плане человек опытный и конкурентов обошла.

Вот мы говорили о левом движении. Но на самом деле я поделил бы все политические силы проще — на партии мира и партии войны. И все партии мира должны действовать сообща, чтобы достичь этой цели. А партии войны не должны иметь будущего — это в интересах народа Украины.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Лікарняне харчування: проблеми і низькі стандарти

Реалії харчування в лікарнях України — це мізерне фінансування, застарілий підхід...

Портрет либерального фашизма

Масса людей, оказавшихся на разных руководящих должностях, представляет собой класс...

Рыбные дни в Чернобыле

Радиоактивное облако накрыло значительные территории Украины и Белоруссии. Но есть...

Уважаемые читатели!

Несколько дней назад несанкционированно, без ведома руководства издания на нашей ...

Последний компромисс?

При годовом плане в 1 млрд. грн за 8 месяцев 2019-го от растаможки в госбюджет поступило 7,1...

Прогноз неочевидного ускорения

Вместо экономического роста реформаторы могут получить долгосрочное сокращение...

Реформенный зуд

Продолжающаяся деиндустриализация свидетельствует о неспособности МОН выполнять...

Земля как последний форпост

Создание президентом Зеленским рынка земли в условиях плачевного состояния экономики...

В испытательный полигон превратили гражданскую войну...

Восточная Украина — самый важный плацдарм транснационального движения «борьбы...

Не разжигать пожар

Хрупкий мир в Украине может быть нарушен даже непреднамеренным вмешательством извне

Украина на втором месте в мире по числу жертв...

Жить в современной Украине, во всяком случае, судя по данным SIPRI и GICHD, гораздо опаснее,...

Страхи и тревоги демобилизации

Вы узнаете: какова подоплека высказываний Макрона и Путина относительно Донбасса; что...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Сергей Супонин
17 Февраля 2017, Сергей Супонин

Спитидон, не делай пыль.

- -10 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка