Свобода только на девять часов

№14(814) 7 -- 13 апреля 2017 г. 06 Апреля 2017 4.9

Пока тарелка — изыск для телеманов...

В одной уже несуществующей стране была некая магическая формула, которая позволяла делать почти все — переименовывать города, повышать цены на водку и даже отправлять людей на расстрел. «По многочисленным просьбам трудящихся» — всего четыре слова в этом волшебном заклинании. В СССР его пользовали направо и налево, но вот что интересно — Советского Союза нет, а чудесная формула есть. Более того, она продолжает действовать. Не верите? Давайте заглянем в законопроект №5313 о введении языковых квот на украинском телевидении.

... но завтра она может стать необходимостью

Официально он именуется так: «Про внесення змін до деяких законів України щодо мови аудіовізуальних (електронних) засобів масової інформації». Кроме самого текста проекта, к нему прилагается пояснительная записка, где законодатели растолковывают своим коллегам, для чего понадобилось вводить квоты. Откроем это разъяснение (его можно найти на сайте rada.gov.ua) и прочитаем:

«З огляду на останні події в Україні та стан міжнародних відносин з окремими державами, останнім часом в суспільстві особливо росте попит на національний аудіовізуальний продукт державною мовою. Про це свідчать численні звернення громадян (выделено мною. — Авт.), а також різного роду листи та повідомлення в соціальних мережах, організація заходів, що стосуються питань державної мовної політики та мови засобів масової інформації.

Зважаючи на триваючий збройний конфлікт з Російською Федерацією, особливого обурення ви-кликають у громадян випадки не використання державної мови при здійсненні діяльності у сфері телерадіомовлення...»

Спрашивается, чем «многочисленные просьбы трудящихся» отличаются от «численних звернень громадян»? На мой вкус — ничем, и, полагаю, читатели со мной согласятся.

Теперь о том, что предлагают авторы законопроекта. Кстати, назовем их поименно: народные депутаты Николай Княжицкий, Виктория Сюмар, Игорь Васюник, Николай Кадыкало, Елена Кондратюк и Вадим Денисенко. Итак, эти шесть человек собираются обязать телекомпании 75% передач транслировать на украинском языке. В законопроекте также указывается, что квота будет действовать с 7.00 до 18.00 и с 18.00 до 22.00. Т. е. на девять часов телевизионщики получат большую свободу действий. Имеется и послабление для региональных вещателей — квоту для них планируется снизить до 50%.

Вот, собственно, и вся суть проекта Княжицкого, Сюмар и их товарищей. Кто и как реагировал на эти законодательные инициативы? Сразу скажу, что тех, кто все одобряет, достаточно. К примеру, Петр Порошенко — за. Писательница Оксана Забужко — тоже за.

И менее известные наши сограждане также не отстают: в начале марта информагентство УНИАН проводило на своем сайте соцопрос, и получилось вот что: 79% квоты поддержали, категорически против были лишь жалкие 13%. Здесь автор иронизирует, поскольку итоги социсследования УНИАН меня почему-то не удивили.

Им Европа не указ

Но у законопроекта №5313 есть и противники. Кто они? Один из них телеканал «Интер», а точнее, «Интер Медиа Груп», в которую также входят каналы «Enter-фильм», «Пиксель TV», «К1», «К2», «Мега», «НТН», Zoom и др. Совокупно это 25% телерынка страны и порядка 30 млн. зрителей ежедневно.

16 марта «ИнтерМедиаГруп» обнародовала свою официальную позицию относительно проекта, который к тому времени Верховная Рада приняла в первом чтении. Приведу заявление медиагруппы полностью:

«Интер Медиа Груп» всегда выступала против запретов. Мы также категорически против данного закона, который практически запрещает использование в телевизионном эфире Украины любых языков, кроме украинского.

И вопрос не в отношении к языкам — украинскому или русскому. Вопрос в отношении к правам человека. Этот закон нарушит права миллионов граждан Украины, для которых русский язык является родным. А также он нарушит права носителей других региональных языков, которых, помимо русского, в Украине 17. Кроме того, этот закон вносит раскол в общество, нагнетает и без того напряженную обстановку. Мы надеемся, что депутаты не примут закон во втором чтении.

Помимо всего прочего, данный закон не способствует развитию украинского телевидения. Наоборот, он нанесет серьезный вред. Невозможно создать в нужном объеме качественный контент на украинском языке или в таких же объемах сделать качественный дубляж — следовательно, ухудшится качество телевизионного продукта на украинском языке.

Емкость украинского телевизионного рынка не позволит создать качественный разножанровый украиноязычный продукт в объемах, которых требует данный закон. Это приведет к падению телесмотрения украинского телевидения: многие зрители имеют возможность альтернативного смотрения каналов, которые их устроят, через интернет-платформы и спутник.

Русский язык — один из мировых языков. На этом языке миллионными тиражами издана учебная и художественная литература, снято множество качественных фильмов. Нельзя украинцев лишать доступа к такому важному контенту. Мы уже видим, к чему привел закон о введении квот на украиноязычные песни на украинских радиостанциях, — сколько в эфире появилось низкопробного продукта.

В Латвии (в 1995 г. — Авт.) на законодательном уровне была применена квота в объеме 75% телевизионного вещания в день на латышском языке. Однако Конституционный Суд Латвийской Республики признал (в 2003 г. — Авт.) введение языковых квот неконституционным и противоречащим международному законодательству по правам человека и свободе частного предпринимательства. В любой стране мира государственный язык уже защищен по факту его законодательного признания и конституционного статуса».

Позиция «ИнтерМедиаГруп» ясна, теперь хочу ознакомить читателей с мнением экспертов Совета Европы. Высказано оно было еще в сентябре 2016 г. Дело в том, что тема разнообразных квот на ТВ муссируется уже не первый год, и поначалу предлагалось ввести обязательное требование, чтобы 50% эфира было заполнено аудиовизуальными продуктами украинского производства. В конце концов квоту ввели, и сейчас она прописана в ст. 9 закона «О телевидении и радиовещании».

По поводу данного ограничения эксперты заявили, что это, в общем-то, не по-европейски. В заключении сказано: «Если Украина уже сейчас хочет привести свое законодательство в сфере вещания в соответствие с законодательством ЕС, следует понимать, что 50%-ная квота на отечественную аудиовизуальную продукцию несет значительный риск нарушения законодательства ЕС. Ни одна страна—член ЕС не имеет такой высокой квоты для отечественной аудиовизуальной продукции» («Українські новини», 27.09.2016).

Голос Совета Европы услышан не был. О новой инициативе законодателей эксперты ничего не говорят, поскольку Кабмин с официальной просьбой дать оценку проекту Княжицкого, Сюмар и прочих не обращался.

Однако сам факт того, что изменения в законе «О телевидении и радиовещании» несут «риск нарушения законодательства ЕС», значит очень многое.

Поскольку зашла речь о Евросоюзе, есть смысл посмотреть, как там обстоит дело с квотами. В конце 2015-го информагентство «Медиа Ресурсы Менеджмент» проводило исследование на эту тему. Картина получилась довольно любопытная. Так, в Польше национальные вещатели обязаны отдавать под оригинальный польскоязычный контент 33% эфирного времени. В Испании и Франции эта цифра составляет 40%. В целом же законодательство ЕС требует, чтобы 50% передач были европейского производства.

Это вроде бы напоминает украинскую норму, но прошу учесть, что имеется в виду весь Евросоюз. Поэтому, допустим, в Чехии немецкие сериалы считаются как бы своими, а оставшиеся пятьдесят процентов эфира вещатели могут отдавать под американское кино или, к примеру, под показ российского мультсериала «Маша и Медведь», который исключительно популярен за пределами бывшего СССР.

В общем, как можно увидеть, Украина, в отличие от ЕС, и без того ужесточила свое законодательство в отношении телеэфира. Если же введут и языковую квоту, то можно будет уже говорить, что юридические нормы у нас супержесткие. Прибавим к этому длинный список запрещенных (часто это происходило под совершенно надуманными предлогами) фильмов и сериалов, и станет ясно, сколь непроста ныне жизнь телевизионщиков.

Цифры — упрямая вещь

Станет ли она труднее для зрителей? Пока судить об этом сложно. Реакцию человека, сидящего у экрана, в принципе можно предугадать, но стоит ли? Давайте лучше посмотрим на данные различных социсследований, которые дают обильную пищу для размышлений.

Для начала о языковой ситуации. Согласно опросу, проведенному Киевским международным институтом социологии (КМИС), на украинском языке дома разговаривают 43,9% жителей страны. На русском языке — 35,2%, на обоих языках — 20,2%.

При этом в средних и крупных городах дома по-украински разговаривают 26,1% опрошенных, по-русски — 54,8%, на обоих языках — 18,9%. В селах, поселках и малых городах картина иная: украинский — 59,8%, русский — 17,7%, оба языка — 21,3%.

Исследование КМИС проводилось весной 2016 г. во всех регионах, кроме Крыма и неподконтрольных районов Донбасса. Данный опрос показывает, как много места занимает русский язык в жизни граждан Украины.

Могут ли они получать информацию о том, что происходит в стране и мире, на языке, который употребляют в повседневной жизни? Да, сейчас могут. Соответствующий вопрос задавал в одном из своих исследований Центр Разумкова (проводилось в ноябре 2016 г.), и 89,1% респондентов ответили положительно.

И еще об одном исследовании. Его проводил Индустриальный телевизионный комитет с января по март текущего года. В центре внимания были семь ведущих общенациональных каналов. Выясняется, что из 70 передач, пользовавшихся популярностью у зрителей, 40 выходили на русском языке. На украинском — только 17. Еще в 13 рейтинговых программах звучали оба языка.

Что следует из вышеприведенных цифр? Первое: русский язык востребован жителями Украины. Второе: язык Пушкина и Толстого имеет большое распространение на ТВ, и зритель с удовольствием смотрит передачи на русском.

А как же тогда быть с «многочисленными просьбами трудящихся», которые, как уверяют нас Княжицкий с Сюмар, требуют на 75% заполнить эфир программами и фильмами на украинском языке? Сейчас все зависит от депутатов, только они способны сказать законопроекту №5313 короткое, но категорическое слово: «стоп!».

Если же избранники народные этого не сделают, то кое-кто будет удовлетворенно потирать руки. О ком это я? О тех, кому не терпится вытеснить с телеэкрана конкурентов, занять их место, обогатиться и с удовольствием подумать: «Да, жизнь удалась!» И для достижения своей цели такого рода персонажи готовы использовать все, что можно и что нельзя. А инструментом, открывающим путь к благополучию, для них становится украинский язык. Вот так.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Украинский газ — в квартире не у нас

Мечта фантастов сбылась в режиме трагифарса — наши энергоносители идут на восток....

Прямая любовь к власти

Новый «Прямой» канал и старые телевизионные «мэтры»

Очень по-французски

Вход на все мероприятия  — свободный

Бон-вояж в землі мертвих

Україна має унікальний шанс одним рішенням і подолати бідність, і мінімізувати...

Украина в ожидании «большой сделки»

Украина уже никогда не сможет усилить Россию

Загрузка...

Зачем власть повторяет «страшилки» от «2000»

Экологические проблемы могут заложить основу для устойчивого прекращения огня на...

Цифровое оскудение

Развитие нового «дела Тимошенко» покажет, какой степенью свободы от Запада...

Большая, но предварительная радость

Решение Стокгольмского арбитража дает надежду на возобновление отношений с...

Погребинский: «Если здесь что-то и может случиться, то...

Для Запада власть Порошенко легитимна до тех пор, пока она играет роль антироссийского...

У них — панический страх

Первомай и День Победы в этом году были, так сказать, обычными, не юбилейными. Тем не...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка