Без шанса на шанс

09 Октября 2020 0

Относительная вялотекучесть избирательной кампании уже компенсировалась рядом громких судебных процессов в регионах.

В этом сезоне по-настоящему массовым явлением стал отказ в регистрации избирательных списков. Причем в числе жертв — различные региональные организации парламентских партий, включая «Слугу народа».

Правящей партии не удастся провести своих депутатов в горсовет Мелитополя. Суд оставил в силе постановление территориальной избирательной комиссии, отказавшей в регистрации списка «Слуги народа». Причина — нарушения при подаче документов.

Окружной административный суд Херсонской области, наоборот, отменил решение Генической территориальной избирательной комиссии о регистрации списков «Слуги народа». Основанием стал факт подачи представителем Херсонской областной организации ПП «Слуга народа» документов для регистрации кандидатов в депутаты после истечения срока, установленного избирательным законодательством.

Ряд судебных решений потребовался для того, чтобы зарегистрировать список «Европейской солидарности» в Кременчуге Полтавской области.

Целая детективная история развернулась вокруг регистрации списков «Оппозиционной платформы — За жизнь» в Николаевский городской и областной советы. Изначально часть членов соответствующих избиркомов усомнилась в соответствии списков, поданных в комиссии, тем, что были утверждены на партийных конференциях, а также в соблюдении гендерных квот; ОПЗЖ расценила это как политическое давление. Когда комиссии не смогли принять никакого решения, ОПЗЖ обратилась в суд — и суд обязал комиссии вынести решения. Списки в итоге зарегистрировали — однако этому предшествовала пропажа главы городской ТИК (от «Слуги народа»), потеря ключа и взлом сейфа, а также утеря (а потом обнаружение) регистрационных документов других партий.

Тем более с трудностями сталкиваются более мелкие партии, а также региональные политпроекты. Особо ярко это проявилось в Одесской области, где проблемы с регистрацией возникли у целого ряда местных партий. На момент подготовки статьи известно, что не смог участвовать в выборах Блок Дмитрия Голубова, добилась своего Украинская морская партия, а Блок Эдуарда Гурвица выиграл уже два суда, но окончательное решение не принято.

В Киеве суд оставил в силе решение территориальной избирательной комиссии по недопуску к выборам партии «Демократична сокира». Причина — неправильно оформленный денежный залог (хотя и поданный в полном объеме, но по документам — не от соответствующей организации политсилы).

Подобных примеров по всей стране десятки. И, если рассмотреть непосредственные причины проблем с регистрацией, а также сопровождавшие их события, можно сделать вывод, что у них много общего. Сложности с регистрацией — это не частные недоразумения, а проявление общих проблем.

Новая избирательная система, как и предполагалось, становится камнем преткновения как для партийных функционеров, так и для членов избиркомов, призванных обеспечить законное течение выборов. Как мы уже писали, чтобы хоть как-то облегчить «бумажную» сторону процесса, были введены достаточно неоднозначные послабления — вроде отмены подачи справки о несудимости (читайте, пожалуйста, материал «Неясная простота» в №32, «2000» от 25.09.2020 г.). Ну или же фактической отмены подачи имущественных деклараций кандидатами.

Все эти шаги вызвали неоднозначную общественную реакцию, стали поводом лишний раз покритиковать «Слугу народа» — однако в нынешних условиях, судя по всему, были необходимы. Если партийные штабы далеко не везде смогли справиться с подачей пакета документов — то что было бы, добавься к этому необходимость проверять документы, поданные отдельными кандидатами. Тем более не искушенными в организационных тонкостях.

Если говорить о том, почему так происходит, то причины и в законе, и в партиях. Изучение различных проектов нового избирательного кодекса (в т. ч. достаточно близких к принятому по итогу) организовывалось достаточно давно, примерно с 2016 г. Но — проводилось оно различными грантовыми организациями, охвачено им было крайне ограниченное количество партийных функционеров и работников комиссий. Полноценно разъяснить особенности нового законодательства всем не успели. Понятно, что в проигрыше с самого начала оказывались малые и/или региональные партии, у которых не было сильных юридических офисов.

Впрочем, практика показывает, что своим преимуществом не всегда могли воспользоваться и региональные организации партий, представленных в парламенте. Это вызвано разными причинами. Но одной из основных стали сложности при согласовании противоречивых интересов групп влияния внутри партий. Большинство «крупных» партий либо молоды, либо переживают процессы внутренней перестройки. И дележ квот национальных групп влияния в региональных списках, усугубленный к тому же местными противоречиями, во многих из них стал основным содержанием повестки дня последних нескольких месяцев. В таких условиях различные «мелочи», вроде правильной и своевременной подачи документов, упускались в пользу более важного вопроса — определения состава списка. Ну или же попросту — из-за внутрипартийной борьбы наладить эффективную работу «технического» штаба не удавалось.

Одновременно с этим не следует забывать, что общая нехватка специалистов проявляется и в такой специфической сфере, как избирательные технологии. Многие из тех, кто обладает большим опытом проведения избирательных кампаний, уже не участвуют в них в силу естественных причин. Не лучшим образом отобразились на них и различные смены власти (с учетом того, что раньше партии власти на местах пытались привлекать лучших специалистов в этой сфере). Но и те, кто остался «в деле», зачастую, в силу бытовой инертности мышления, не успевают среагировать на существенные перемены в избирательном процессе.

Интересным примером инерционности мышления стало отношение к гендерным квотам. Напомним, что гендерные квоты — не новинка для украинского избирательного законодательства. Местные выборы 2015 г. проходили с их учетом. Однако, во-первых, нормы были куда как менее строгими — не было обязательного требования соблюдения квоты в каждой пятерке избирательного списка. Во-вторых, на практике они не применялись: их пытались выдерживать — но почти в добровольном порядке, и никакие санкции за несоблюдение норм не применялись. Помня об этом, штабы решили, что ответственности удастся избежать и в этот раз. В результате — несоблюдение гендерных квот становится едва ли не самой распространенной причиной отказа в регистрации списков.

Сама по себе возможность применения столь жестких гендерных квот с учетом реального баланса мужчин и женщин в украинской политике — вопрос отдельный. Понятно, их введение было в основном рассчитано на внешнюю аудиторию. Но на практике пришлось столкнуться не только с недостачей женщин в списках, но зачастую и с неправильной расстановкой необходимого количества кандидатов обоих полов. Условно говоря, в первой пятерке списка четверо мужчин и одна женщина, а во второй пятерке четыре женщины и один мужчина — и относительно такого списка уже есть все основания отказать в регистрации.

И это только последствия пренебрежения законом. Но и следование ему не спасает от коллизий. В уже упоминавшемся случае с регистрацией николаевских списков ОПЗЖ комиссии оказались не в состоянии принять решение необходимым квалифицированным большинством — набиралось лишь большинство простое. ОПЗЖ, в свою очередь, подавала на них в суд с формулировкой «за бездействие». Получается, что от членов избиркомов никто не вправе требовать того или иного результата голосования. Но что делать, если их свободное волеизъявление блокирует принятие решений, непонятно.

Т. о. избирательным комиссиям хватает на чем подловить партии и при объективном следовании закону. Как и запутаться в его непроработанных положениях — самим. Ну и тем более — возможности для давления на неудобные партии весьма широки.

Можно только предполагать, с чем придется столкнуться избирательным комиссиям в ночь (и последующие дни) подсчета голосов — по новым и для многих — неясным правилам.

Тупик судьбоносной реформы

Новая система бюджетного распределения, фактически лишая стабильного финансирования...

Встревоженность, карантин, выборы

Верховная Рада — лидер антипатий: 73% негативных оценок

Неясная простота

Единственное «упрощение», которое поприветствовать никак нельзя, — это...

Сказал, но не ответил

Самый главный маркер компетенции правительства в экономической сфере — наличие...

Локализация от Кабмина

Неценовых критериев в государственных закупках станет больше

Политические партии — не декорации власти

Главная неожиданность в битве за кресло руководителя Киева нас ожидает во втором туре...

Без слуги в голове

На правительственном проекте Госбюджета-2021 попиарится не только оппозиция, но и...

Градостроение в Киеве — не «УДАРная» тема

Вопросы градостроения должны быть краеугольным камнем для любого мэра

Опрос — не референдум

За счет самого факта проведения опроса общественного мнения «Слуга народа»...

Местные выборы в «маленькой Украине»

«Железный занавес» власть готова проводить по границе всего Донбасса

Не каждый профит в строку

Реальное перемирие, если его удастся сохранить до 25 октября, будет сильным активом...

Когда во всем коронавирус виноват

Отсутствие ям на дорогах избиратель заметит сразу. А пробелы в образовательном и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка