Cтановимся "фигурой речи"

№33 (870) 17 — 23 августа 2018 г. 15 Августа 2018 4.2

Президентская кампания в Украине фактически стартовала. И очевидно, что дискурс, избранный командой действующего президента, будет определять всю государственную политику вплоть до ее завершения.

Таковым же (и об этом также можно говорить со всей определенностью) будет позиционирование Петра Порошенко как крайне решительного патриота, «ястреба» по американской терминологии, жестко воплощающего в жизнь идеи радикального украинского национализма. Т. е. ставка делается на радикально-националистический электорат, голосов которого, по расчетам политтехнологов Банковой, должно хватить для прохождения во второй тур.

О «жестком образе» в жесткой кампании

Большие надежды возлагались на томос (а «остаточные» сохраняются по сей день), но неудача с ним заставила сделать упор на, так сказать, «ритуальные» действия, не имеющие особых практических последствий (но они должны закрепить в сознании электората создаваемый образ президента).

Таковой стала инициированная президентом замена традиционного (и законодательно установленного) армейского приветствия на «Слава Украине — Героям слава». Несмотря на то что законодательно оно еще не введено, его решено использовать на военном параде в День Независимости 24 августа, а сам парад будет проходить под музыку «Марша украинских националистов» («Зродились ми великої години») — официального партийного гимна ОУН.

И в целом, по информации наших источников, параду 24 августа отводится большое значение в контексте еще одного важного пункта в плане кампании Порошенко — презентации его в качестве создателя современной могучей украинской армии. При прохождении образцов военной техники будет подчеркиваться, что они созданы украинской промышленностью за последние четыре года, информация о новых разработках с еще большей интенсивностью будет появляться в СМИ, а лояльные к президенту блогеры уже начали выкладывать сюжеты о высочайшей боеготовности ВСУ, что демонстрируется на учениях.

Ключевым же политическим ходом должно стать уже анонсированное внесение президентом в Конституцию поправки, «которая закрепит две наши стратегические цели, тесно связанные друг с другом, — это вступление Украины в Евросоюз и вступление Украины в НАТО».

Понятно, что поправка, даже в случае ее принятия, будет носить сугубо декларативный характер: «танго танцуют двое», и без согласия соответствующих организаций вступить в них невозможно.

Точно так же эта поправка не в силах помешать «саботировать» этот процесс гипотетической будущей украинской власти, если та откажется от евроатлантического курса (принятие подобных конституционных норм часто и объясняют необходимостью защитить тот или иной курс от «электоральных сюрпризов» — вдруг народ выберет «неправильную» власть!) — в таком случае будет повод обвинить последнюю в несоблюдении Конституции. Но такой гипотетический вариант крайне маловероятен.

Так что идея с поправкой в Конституцию носит сугубо пропагандистский, предвыборный характер. Между тем в ее реализации есть нюансы, на которые следует обратить внимание. Дело в том, что неясно, в каком именно месте текст Основного Закона предполагается дополнить этой поправкой. Исходя из структуры украинской Конституции, логичнее всего ее вносить либо в преамбулу, либо в ее первый раздел («Общие положения»). В первом случае предполагается обычная процедура внесения поправок.

Изменения же первого раздела (равно как и разделов, посвященных выборам и принятию конституционных поправок) возможны только в результате всенародного референдума, после предварительного их утверждения 2/3 конституционного состава Верховной Рады, т. е. 300 голосами. Добавлю, что закон о всеукраинском референдуме, принятый при Януковиче, 26 апреля Конституционным Судом Украины признан неконституционным. Теоретически такое решение должно бы означать восстановление в правах старого закона о референдуме, принятого еще до независимости (3 июля 1991 г.), однако прямо об этом суд не объявил, и на сайте Рады этот закон значится как недействующий.

Эти нюансы показывают, насколько сложную задачу поставили перед собой на Банковой, но тут важен не столько результат, сколько «сам процесс». Безусловно, партии и фракции евроатлантической направленности в силах собрать 300 голосов в нынешнем составе Рады, а значит, любые их попытки из тактических соображений (чтобы не давать предвыборных козырей действующему президенту) тормозить этот процесс, будут интерпретироваться как «зрада» и использоваться для их дискредитации. А как я отмечал неделю назад, в первую очередь именно против проевропейских кандидатов (Тимошенко в первую очередь) предполагается использовать весь комплекс имеющихся в наличии средств, включая административные и юридические.

И, видимо, в данном вопросе им придется идти в кильватере Банковой, что само по себе, по замыслу политтехнологов, должно добавить президенту очков. Ну а сам референдум планируется совместить с президентскими выборами, что выглядит логичным со всех точек зрения. Но будет ли выигрышным это для Петра Порошенко?

Да, проатлантическому избирателю это послужит напоминанием непосредственно в кабинке для голосования, чьими усилиями этот референдум состоялся, да и сам евроатлантический дискурс, на который будет делаться акцент в избирательной кампании Порошенко, будет сложнее вытеснить на периферию предвыборных дебатов. Но референдум станет поводом прийти на избирательный участок тем, кто голосовать на выборах не намерен, а среди них поддержка членства в НАТО и ЕС заметно меньше, чем в среднем по Украине. Например, согласно июльскому опросу группы «Рейтинг», членство в НАТО поддерживают 42% жителей Украины, а 35% выступают против, но среди не намеренных участвовать в президентских выборах противники вхождения в альянс имеют большинство — 46% против 31%. И придя голосовать, большинство этих избирателей заодно выберет и кандидата в президенты, и, вероятно, поддержит Порошенко в заметно меньшей степени, чем прочий электорат.

«Жесткий» образ Петра Порошенко, на который уже делается ставка в избирательной кампании (она обещает быть как никогда суровой), и соответствующий электорат, рассматриваемый на Банковой как базовый, практически снимают с повестки дня любые подвижки в мирном урегулировании до завершения избирательной гонки. Ведь любое мало-мальски компромиссное решение будет неминуемо истолковано как «зрада».

Может возникнуть впечатление, что к этому выводу пришли и зарубежные «спонсоры» мирного урегулирования, что видно по полному затишью в миротворческих форматах (его не объяснишь только сезоном отпусков). Правда, в повестке дня встречи Ангелы Меркель и Владимира Путина, назначенной на 18 августа, указано обсуждение ситуации на востоке Украины, но, как сообщил официальный представитель правительства республики Штеффен Зайберт, речь «будет идти о двусторонней повестке, точно будет затронута тема сирийского конфликта, который уже давно нас заботит, а также о ситуации на востоке Украины и вопросы энергетики». Зайберт пояснил, что в ходе встречи стороны также коснутся вопросов дальнейшего транзита российского газа через Украину после ввода в строй «Северного потока-2».

Фраза «а также» нагляднее всего показывает, что упоминание украинской проблематики — скорее, дежурная «фигура речи».

Единственное исключение из этого затишья на миротворческих «фронтах» — Курт Волкер, который относительно недавно на месяц и более выпадал из информационного пространства, а сейчас дает о себе знать регулярно. На минувшей неделе он опубликовал в своем Твиттере видео, которое ОБСЕ обнародовала 10 августа. Видео снято с беспилотника в ночь на 8 августа. Как утверждает Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине, колонна из восьми грузовиков, крытых брезентом, приехала из России в город Хрустальный Луганской области. Другая колонна, состоящая из внедорожников УАЗ и шести КамАЗов, направлялась обратно, в сторону российской границы. По заявлению ОБСЕ, грузовики пересекают границу по грунтовой дороге — там, где нет погранично-пропускных пунктов.

Это видео Курт Волкер прокомментировал следующим заявлением: «Россия последовательно блокирует расширение работы ОБСЕ по контролю границ, ее силы не позволяют СММ ОБСЕ осуществлять надлежащий пограничный контроль, пока она отправляет войска, оружие и грузы в Украину. В то же время Россия утверждает, что это «внутренний» конфликт» и распространяет вводящие в заблуждение утверждения относительно Минских соглашений. Россия использует неконтролируемую границу, чтобы способствовать продолжению конфликта. Если Россия хочет мира для Украины, она могла бы проявить добрую волю и сотрудничать с международным сообществом для установления контроля над границей.

Такое сотрудничество допустимо в рамках Минских соглашений. В статье 9 идет речь о возвращении границы под контроль правительства Украины на следующий день после проведения местных выборов — а не о международном наблюдении или предотвращении незаконного притока оружия/боевиков (которые должны быть выведены согласно Минским соглашениям)».

С точки зрения России такие претензии безосновательны. Ведь Волкер призывает ее сделать то, что прямо противоречит Минским соглашениям и ее роли в них — де-факто дать Киеву полный карт-бланш на «восстановление конституционного порядка» всеми доступными способами. Так, если изложить по существу суть Комплекса мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 г., выйдя за рамки витиеватых дипломатических формулировок, то сводятся они к тому, что в ходе мирного процесса Киев должен предоставить «отдельным районам» определенные политические права и гарантии, а отсутствие украинского контроля над границей (т. е. возможность получения являющейся секретом Полишинеля поддержки со стороны России) де-факто является для Москвы гарантией на случай нарушения Киевом своих обязательств.

При этом восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины только «должно начаться» в первый день после местных выборов (т. е. появления легитимной с точки зрения украинских законов и международного сообщества местной власти). Завершиться же оно должно уже после всеобъемлющего политического урегулирования к концу 2015 г. И это должно было произойти при условии выполнения п. 11. Напомню, что речь шла о проведении конституционной реформы на Украине со вступлением в силу к концу 2015 г. новой Конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов) — в консультациях и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней контактной группы.

А п. 10, где предполагались «вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ, разоружение всех незаконных групп», идет после упомянутого Волкером п. 9. Т. е., опять-таки, называя вещи своими именами, прекращение военной поддержки Российской Федерацией самопровозглашенных республик должно произойти одновременно с завершающим этапом политического урегулирования.

По американской же логике последовательность пунктов Минских соглашений не предполагает последовательности их выполнения, если только это прямо не записано в документе. Например, об обмене пленными речь идет в п. 6, введение же в действие закона об амнистии — в п. 5. Означает ли это, что обмен вообще невозможен без амнистии? Думаю, что нет, тем более что в п. 6 предполагается, что он «должен быть завершен самое позднее на пятый день после отвода» (вооружений. — С. Б.).

Кроме того, документ от 12 февраля 2015 г. именуется «Комплексом мер по выполнению Минских соглашений», из чего следует вывод, что он развивает предыдущие соглашения об урегулировании. А в первом Минском соглашении, Минском протоколе от 5 сентября 2014 г., есть п. 4: «Обеспечить постоянно действующий мониторинг на украинско-российской государственной границе и верификацию со стороны ОБСЕ с созданием зоны безопасности в приграничных районах Украины и РФ». Эта тема не отражена в Комплексе мер, но можно ли считать этот пункт аннулированным лишь потому, что о нем там не упомянули?

Разумеется, заявления Волкера — это очередной раунд американского давления на Россию. И можно выделить несколько версий, с чем он связан.

По одной из них, вполне можно допустить, что Волкер ведет собственную игру, что в условиях, извините за выражение, хаоса, царящего в Вашингтоне, ничуть не удивительно. Как известно, американский спецпредставитель по Украине является давним сотрудником сенатора Маккейна и назначен на этот пост в рамках попыток Дональда Трампа найти компромисс с неоконами из собственной партии.

Об уступках, которые Вашингтон никому не продаст

Но скорее новые заявления Волкера укладываются в общий курс Белого дома, т. е. демонстрации жесткой позиции в отношении России, хотя и в Вашингтоне «украинский вопрос» ныне находится в общем-то на периферии внимания. Однако Трамп не может сейчас дать повод для критики на каком бы то ни было из направлений американо-российской повестки дня. Кроме того, необходимо «подбодрить» Киев — на случай усиления давления на него в рамках нормандского формата.

Ведь очевидно, что любое движение в направлении мирного урегулирования возможно только при сильном давлении Запада на киевскую власть. Причем источником такого давления могут быть как Вашингтон, так и Берлин с Парижем. Конечно, у последних вроде бы рычагов поменьше, но в предвыборный период и имеющиеся могут оказаться чувствительными для Киева, поскольку речь может идти о раскрутке коррупционных скандалов в отношении ключевых представителей нынешней власти, а также в дипломатических жестах игнорирования украинского руководства и, наоборот, демонстрации благорасположения к соперникам Петра Порошенко. Последнему же дипломатические жесты поддержки отнюдь нелишни.

Т. е. для «нормандцев» избирательный период может показаться удачным моментом хотя бы для попытки сдвинуть мирный процесс с мертвой точки. Тем паче что за президентскими выборами последуют парламентские, затем неизбежный «оргпериод» (да и вообще неизвестно, какая конфигурация власти возникнет на Украине) — в общем, минимум годовая пауза неизбежна.

Но и в Вашингтоне отдавать кому-либо возможность «продать» России уступки по Украине взамен чего-то действительно важного для себя отнюдь не намерены, притом что до ноябрьских выборов в американский конгресс ни о какой «большой сделке» речи быть не может. Поэтому сейчас задача — убедить украинское руководство твердо держать жесткую позицию.

Судя по всему, помимо заявлений Волкера, этому был посвящен и состоявшийся 7 августа телефонный разговор госсекретаря Майкла Помпео с Петром Порошенко, в ходе которого, как сообщает госдеп, глава американского внешнеполитического ведомства «подтвердил решительную поддержку США суверенитета и территориальной целостности Украины. Он подчеркнул, что Соединенные Штаты не признают и никогда не признают попытку присоединения Крыма к России».

Также он «приветствовал недавнее принятие Украиной законодательства о борьбе с коррупцией в Украине и закона о национальной безопасности и призвал Украину выполнить невыполненные требования МВФ». Последнее «пожелание» наверняка испортило настроение на Банковой, ведь речь идет о значительном повышении цен на газ, что за несколько месяцев до выборов можно назвать политическим самоубийством.

Но кто рискнет сказать, что поддержка жесткой позиции Киева сейчас, в ближайшие несколько месяцев, тождественна желанию Белого дома видеть Петра Порошенко еще пять лет президентом Украины? Ведь внутриполитические последствия выполнения требований МВФ там наверняка хорошо понимают. И это может означать лишь одно: Вашингтон дистанцировался от персонализации своего фаворита на президентских выборах в Украине, будучи, вероятно, убежденным, что любой из кандидатов не разочарует Белый дом. Тем более что сделать выбор на нынешнем стартовом этапе президентской гонки крайне сложно — при отсутствии очевидных ее фаворитов.

О чем наглядно свидетельствуют и обнародованные на днях данные соцопроса, проведенного группой «Рейтинг» с 20 июля по 3 августа. Они дают богатую пищу для размышлений аналитиков.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Безвиз уже без упоминаний всуе

На минувшей неделе практически синхронно (и это наверняка не совпадение) из Берлина и...

Фантомы предпочтительнее монстров?

Значительное число избирателей готовы проголосовать за деятелей, которые еще не стали...

Мы выбираем. И у них выбирают

Вы узнаете: зачем трудящиеся просят о переносе «выборов» в ОРДЛО; что предпримет...

Требуется спарринг-партнер, но не соперник

Грядущие президентские выборы в Украине для кандидатов и их команд сродни шахматной...

От равноапостольного Владимира к...

Восемь лет назад на одном из приемов посольства РФ Петр Порошенко (неизменно главная...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка