Деконструктор

№40 (877) 5 — 11 октября 2018 г. 04 Октября 2018 4.8

, Игорь КОНДЕНКО

После того, как по Украине были во множестве расклеены билборды от президента с лозунгом «Армія! Мова! Віра! Ми йдемо своїм шляхом!» (их тезисы Порошенко повторил в ежегодном послании Верховной Раде), многие задались вопросом: куда ведет страну Петр Алексеевич и куда он приведет ее, если будет избран на второй президентский срок?

Ведь лозунг идентичности нации от президента оказался очень похожим на принципы официальной народности Российской империи, предложенные в 1832 г. графом Сергеем Уваровым, — «Православие. Самодержавие. Народность».

Если сопоставить формулу «Армія! Мова! Віра!» и принципы официальной народности графа Уварова, у которого на территории нынешней Житомирской обл. были обширные наделы с крепостными, нетрудно заметить, что «православию» по Порошенко соответствует «вера» или томос об автокефалии украинской церкви. «Армии» — «народность», что вполне согласуется с мифом о казаках как отдельном народе, когда-то обитавшем на востоке Европы, т. е. на территории нынешней Украины.

«Мове» соответствует «самодержавие». Это отсылает нас не только к проводимой политике украинизации, но и к «языку» управления, главным носителем которого является государь. Ему принадлежит вся полнота верховной власти, и он сакрализируется (обожествляется) своими подданными. Самодержавием называют форму абсолютизма. Но при этом считается, что в русский язык это понятие попало как калька с греческого «автократия».

Автократическими методами правления вряд ли кого-либо можно удивить. Но выступать в XXI в. с архаичными лозунгами в центре Европы — само по себе моветон. Даже если тезисы написаны грамотными политтехнологами, понимающими, что участники АТО, украинская интеллигенция и паства УПЦ КП на выборах 2019 г. остаются едва не единственной аудиторией Петра Порошенко.

Между тем подавляющее большинство украинцев ожидают от президента вовсе не этого. Согласно недавнему исследованию социологической группы «Рейтинг», основное требование к будущему президенту — прекращение войны на востоке (66% опрошенных). 49% ожидают от него усиления борьбы с коррупцией, 34% — повышения социальных стандартов, 33% — восстановления промышленности, 24% — улучшения качества медицины. По 16% опрошенных среди требований к президенту назвали ограничение влияния олигархов на политику и возрождение агропромышленного комплекса, а еще 10% хотели бы стимулирования развития бизнеса.

Вероятно, именно потому, что нынешняя власть не оправдала их ожиданий, 73% участников опроса считают, что страна движется в неверном направлении, а 64% — что Украине необходимы радикальные изменения. При этом только 19% опрошенных хотели бы возврата в прошлое.

Небезынтересно, что принцип официальной народности графа Уварова появился как реакция на восстание декабристов и для ограждения молодежи от революционных и демократических идей.

Таким образом, выдвигая идеи сплочения вокруг армии по языковому и религиозному принципу, Петр Порошенко символизирует своей аудитории еще и то, что не собирается реализовывать принципы европейской политики — со свойственной ей толерантностью в языковых и религиозных вопросах.

Фактически все годы независимости русскоязычные граждане Украины позитивно воспринимали украинизацию, потому что частью этой идеологии была «европейскость» — перенос на украинскую почву верховенства права, свойственного странам ЕС, и обретение высоких стандартов жизни, присущих ведущим государствам этого объединения.

Но теперь, после заключения Соглашения об ассоциации с ЕС, предполагающего унификацию законодательства, и получения упрощенного визового режима возникает все больше сомнений в том, что лозунг «Украина — это Европа» осуществится.

Ведь руководствуясь в эпоху постмодернизма архаичными идеологемами, получить на выходе можно такой же отсталый технологический уклад, не соответствующий вызовам и запросам времени.

Невозможность реформ обычно оправдывают наличием больших групп людей, не желающих их проведения. В Украине таковой можно считать прежде всего сложившуюся за годы независимости касту профессиональных «слуг народа» — чиновников, прокуроров, судей. Их доход лишь опосредованно связан с уровнем роста экономики и куда более тесно завязан на ренту от использования «государева места», т. е. должности.

Еще год назад, в августе 2017 г., эксперт Института экономических исследований и политических консультаций Александра Бетлий заявляла, что в стране до сих пор отсутствует база данных госслужащих и их зарплат. Такой учет необходим хотя бы для того, чтобы в Кабмине могли оценить эффективность работы госслужащих — сравнить зарплаты чиновников и объем выполняемой ими работы.

Между тем эксперты сходятся во мнении, что за годы независимости их численность выросла примерно в 4 раза. Если в 1992 г. в Украине насчитывалось 69—70 тыс. чиновников, то по состоянию на 2012 г. тогдашний вице-спикер ВР Адам Мартынюк называл число 293 тыс.

По данным же Нацагентства по вопросам госслужбы, своего максимума состав чиновников в Украине достиг в 2009 г. — 384 197 (283 408 госслужащих и 100 789 работников органов местного самоуправления). К 2013 г. их количество сократилось до 372 856 человек (274 739 государственных и 98 117 муниципальных служащих) за счет сокращения работников местного самоуправления.

Нынешнее количество государственных и муниципальных служащих нам, к сожалению, неизвестно. Однако отметим: в 2017 г. в обязательном электронном декларировании приняли участие более 1 млн. человек. Это не только чиновники, но и директора госпредприятий, образовательных и культурных учреждений, главврачи, главные бухгалтеры. Т. е. люди, непосредственно осуществляющие управление и наделенные властью.

Однако, как признавал глава Нацагентства по вопросам госслужбы Константин Ващенко, еще в начале 2015 г. должностной оклад специалиста в райгосадминистрациях находился на уровне 700—800 грн. при минимальной зарплате на тот момент более 1300 грн. При этом обязательные выплаты — оклад, выслуга лет или ранг — составляли порядка 30% всей заработной платы. Оставшаяся часть — премии, доплаты и прочие дополнительные стимулы.

Такой порядок стимулировал исполнительность и личную преданность чиновников своему непосредственному начальству. Но даже при этом уровень жизни многих совершенно не соответствовал их зарплатам. Как правило, низкие ставки компенсировались участием в бизнесе, оформленном на родственников, коррупцией или лоббизмом конкретных бизнес-проектов.

За годы независимости в Украине сформировались целые династии слуг народа, представители которых периодически оказываются у кормила. Вспомним наиболее яркие примеры. Юрий Луценко — сын первого секретаря Ровенского обкома КПСС и народного депутата первых лет независимости Виталия Луценко. Юрий Витренко — директор по развитию бизнеса НАК «Нафтогаз України» и сын известного политика Натальи Витренко.

В Верховную Раду ходят семьями. Политические династии, как ранее Виктор Янукович, создает Петр Порошенко, старший сын которого Алексей избран в парламент. Место генпрокурора Юрия Луценко в ВР заняла его супруга Ирина. В ВР есть братские тандемы, такие как Михаил и Дмитрий Добкины, и даже триумвираты — Виктор, Иван и Павел Балоги. Семьи создаются и прямо в парламенте, как у Дениса Дзензерского и Татьяны Донец.

При неконкурентоспособной и неэффективной экономике, запросах элиты на уровне ведущего мирового истеблишмента и фактически открытых границах, позволяющих любому трудоспособному и энергичному жителю страны уехать на заработки, модернизация экономики становится все более злободневной и насущной задачей украинской власти. Однако поднятие на флагштоке лозунгов типа «Армія! Мова! Віра!» вызывает большие сомнения в том, что необходимые реформы будут проведены.

Начнем с того, что политики, избравшие языком общения с избирателями мировоззренческие установки, подобные принципу идентичности «Православие. Самодержавие. Народность» в новом украинском прочтении, автоматически оказываются заложниками соответствующей целевой аудитории.

А между тем большинство тех, к кому обращен гуманитарный лозунг «Армія! Мова! Віра!», вопросы экономики интересуют лишь с точки зрения собственного и семейного благосостояния.

К сожалению, приходится констатировать: за исключением немногочисленных полевых командиров, сколотивших собственные группировки и превратившихся в мини-олигархов, почти полмиллиона украинцев рисковали и продолжают рисковать жизнью за зарплату, которой до майдана — в долларовом эквиваленте — соответствовал месячный заработок непьющего сантехника. Конечно, воевали украинцы не за это. Но факт остается фактом.

Лишь очень малую часть молодых ветеранов интересуют вопросы восстановления экономики страны. Их больше заботит история и героика, а не экономика. Идеальной мировоззренческой установкой взаимоотношений с государством для военного является: я тебе подвиг, ты мне — блага. О том, откуда эти блага берутся, героя не интересует. Что в общем-то естественно.

Украинская национал-демократическая интеллигенция, как и любая другая, всегда была заинтересована в распространении своего гуманитарного влияния, конкурировала в этом с носителями русской культуры и ожидала все большей поддержки от государства. Так же, как клирики УПЦ КП комплексовали относительно того, что уступают в инфраструктуре влияния на паству перед канонической Украинской православной церковью.

Реализация же этих устремлений традиционно-архаическими способами жесткого перераспределения собственности и подавления оппонентов при продолжающей стагнировать экономике несет реальную угрозу общественному консенсусу и государству в его нынешнем виде.

При этом перед авторами подобной методики возникает масса соблазнов — от изоляции от соседних государств до строительства мобилизационной экономики под очередными светлыми лозунгами и с принуждением несогласных.

До сих пор подобные идеи вводились в обиход под видом предложений — разделить жителей страны на граждан и неграждан, лишить права избирательного голоса пенсионеров или жителей отдельных регионов. Но может ведь дойти и до реального воплощения!

Перефразируя французского писателя Огюста Вилье Де Лиль Адана, цитировавшего Каббалу: «Берегись, ибо, играя роль призрака, сам становишься им», — можно сказать: плохо не то, что украинскую власть называют хунтой, а то, что она может таковой стать.

Считает ли Порошенко себя современным украинским Гинденбургом или просто заигрался? На этот вопрос должен ответить сам Петр Алексеевич. Но в соцсетях все чаще можно ощутить атмосферу безысходности, предчувствия тоталитаризма, которую транслируют зрелые мыслящие люди, безотносительно национальной принадлежности,

В конечном счете события последних лет наглядно показали, что вдохнуть жизнь в голема очень просто, справиться с ним намного сложнее. Так давайте, наученные этим опытом, не осложнять жизнь себе и потомкам.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Политики сбиваются в стаи

Президентская гонка идет своим чередом, проходя стадию, когда претендентам необходимо...

Охота потеряла всякий смысл

Вы узнаете: что заставило Тимошенко голосовать за «патриотические» решения ВР;...

Петр Порошенко абсолютно прав

В недавнем послании ВР президент совершенно справедливо говорил о политических...

Учение Ленина овладело Мураевым

То, что между основателями партии «За життя» Вадимом Рабиновичем и Евгением...

Предвыборный митинг в Верховной Раде

От президента ожидали отчета о проделанной за год работе, но он отдал предпочтение...

Ежегодное послание Западу

Призыв к поддержке со стороны Порошенко адресован конкретно США и проатлантическим...

Загрузка...

(лже) Успехи и (лже) Стратегии Порошенко

Фамилии Порошенко во втором туре президентских выборов не видят большинство...

Кому Киев — Ялта, а кому и Вакарчук — президент

Вы узнаете: почему Курт Волкер недоволен отношением Киева к рядовым жителям Донбасса;...

Безвиз уже без упоминаний всуе

На минувшей неделе практически синхронно (и это наверняка не совпадение) из Берлина и...

Фантомы предпочтительнее монстров?

Значительное число избирателей готовы проголосовать за деятелей, которые еще не стали...

Мы выбираем. И у них выбирают

Вы узнаете: зачем трудящиеся просят о переносе «выборов» в ОРДЛО; что предпримет...

Требуется спарринг-партнер, но не соперник

Грядущие президентские выборы в Украине для кандидатов и их команд сродни шахматной...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка