Формула большого взрыва

№41(925) 11 — 17 октября 2019 г. 09 Октября 2019 4.5

Завершая свой обзор неделю назад, я отметил, что ключевыми вопросами для Владимира Зеленского становятся не способы избежать «формулы Штайнмайера», а то, как впоследствии провести законодательное урегулирование конфликта в Донбассе через парламент и протесты украинского ура-патриотического сообщества.

1 октября сразу после согласования в Минске «формулы Штайнмайера» директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков оптимистично записал в соцсетях: «Условия России для проведения саммита глав государств «нормандской четверки» выполнены. Как известно, министр иностранных дел России Сергей Лавров от имени российской стороны выдвигал три базовых условия для проведения саммита глав государств «нормандской четверки». Первое — подписание в Минской контактной группе «формулы Штайнмайера». Второе — разведение сторон от линии соприкосновения на согласованных участках. Третье — предварительное согласование содержания итогового документа саммита».

О затянувшемся разведении

Правда, до сих пор не было известно, что подобный документ уже согласован. Но Чеснаков — лицо информированное. И я бы акцентировал внимание на непривычном для этого российского эксперта оптимизме относительно переговоров с Украиной: он заявил об открытии пути к саммиту ввиду выполнения российских условий, хотя договоренность о разведении сторон отнюдь не тождественна факту реального разведения.

Впрочем, сам Чеснаков это понимает, но просто не придает данному нюансу значения, что видно из финала его сообщения: «Теперь, когда условия российской стороны выполнены, можно приступать к решению вопроса с отведением сторон и начинать готовиться к саммиту глав государств «нормандской четверки». Он может состояться в удобное для его участников время».

Т. е. готовиться к саммиту можно параллельно с процессом разведения. Ибо в решении этого вопроса трудно было увидеть особые препятствия. Ведь речь идет об отводе войск в районе Петровского и Золотого, что спокойно осуществили еще осенью 2016 г. при Порошенко. Но коль смогли при Зеленском развести войска в Станице Луганской, которая почти три года оставалась камнем преткновения, значит, и здесь особых проблем быть не должно.

Правда, если присмотреться к заявлениям участников переговоров по этому вопросу, то с самого начала их расхождения несколько смущали. Так, сразу по окончании заседания ТКГ в Минске представитель ОБСЕ Мартин Сайдик лаконично сообщил: «По итогам сегодняшних дискуссий по вопросам безопасности ТКГ также удалось определить конкретную дату, 7 октября 2019 г., для возобновления разведения сил и средств на участках Золотое и Петровское».

Аналогичную краткость продемонстрировал и представитель России Борис Грызлов: «Согласован график разведения сил и средств конфликтующих сторон в Петровском и Золотом... Удалось синхронизировать вопросы повышения безопасности с политическими вопросами».

Участники ТКГ с украинской стороны заседание не комментировали. Пресс-секретарь Леонида Кучмы Дарья Олифер на этот раз не публиковала в Фейсбуке традиционное сообщение об итогах переговоров, которое обычно появляется сразу после их завершения. Видно, все затмили эмоции в связи с «формулой Штайнмайера» (скан письма Кучмы Олифер выложила 2 октября без каких-либо комментариев).

Как сообщило 1 октября «представительство ДНР» в СЦКК, в подгруппе по безопасности «в итоге непростой, но продуктивной работы был согласован рабочий вариант плана-графика (разведения сил на двух участках), который передан в контактную группу для утверждения и определения даты начала процесса. По итогам заседания появилось и заявление полпреда самопровозглашенной ДНР в контактной группе Натальи Никоноровой о том, что весь процесс разведения «будет реализован в соответствии с нашим вариантом плана-графика по устранению нарушений». Судя по контексту, получалось, что ТКГ согласилась и с этими предложениями.

А 2 октября Минобороны Украины сообщило в Фейсбуке: «ВСУ технически готовы к процессу разведения», — и далее отметили, что оно «осуществляется на расстояние одного километра от линии соприкосновения и будет проводиться зеркально, то есть одновременно обеими сторонами. Основное условие начала разведения сил — соблюдение режима прекращения огня на участке отвода в течение семи дней».

Также сообщалось, что «процесс разведения сил будет происходить последовательно, в два этапа: первый — отвод личного состава с обеих сторон, второй — демонтаж инженерных сооружений и дальнейшее разминирование территорий».

«Если указанные условия не выполняются, процесс разведения войск прекращается», — подчеркнули в Минобороны. Отмечу, что семидневный режим тишины — это стандартное условие, согласованное еще в 2016-м, когда появились три пилотных участка для разведения. И в Станице Луганской отвод войск так долго не происходил, поскольку по украинским данным такой срок в течение более чем двух с половиной лет никогда не соблюдался.

Однако представитель самопровозглашенной ДНР в подгруппе по безопасности Алексей Никоноров заявил 2 октября, что соблюдение режима тишины не обязательно: «Осуществление всех мероприятий будет происходить в соответствии с планом-графиком и является возобновлением обязательств сторон по рамочному решению, а не собственно разведением. В этой связи условие семидневной тишины для начала мероприятий не применяется: процесс должен начаться с зафиксированной контактной группой даты — 7 октября. Проходить он будет в течение 30 дней синхронно, зеркально на двух участках». Также он отметил, что, помимо отвода сил, будет произведено разминирование и демонтаж фортификационных сооружений.

Однако 4 октября министр иностранных дел Вадим Пристайко в эфире «Свободы слова с Савиком Шустером» повторил тезис о недельном режиме тишины: «Если СММ ОБСЕ говорит, что семь дней никто в конкретной точке не стреляет, тогда мы разводим. Если СММ ОБСЕ говорит, что стреляли, тогда мы не разводим». Кроме того, министр сказал, что Украина не будет разбирать фортификационные сооружения. «Как раз в этом идея, что украинские войска смогут вернуться». Т. е. глава МИД — неожиданно — оказался готов на меньшее, чем Минобороны.

При этом что именно предполагает согласованный 1 октября порядок разведения сил, ОБСЕ не прояснило. Впрочем, в промежутке между заседаниями ТКГ Сайдик крайне редко делает такие комментарии.

Тем временем в ежедневных сводках штаба ООС сразу после заседания ТКГ появились сообщения об обстреле украинских войск в районе Золотого. И сделанное 7 октября заявление Пристайко о том, что разведение откладывается минимум на неделю, можно было вполне предвидеть за несколько дней до этого. Однако объективно неясно, может ли оно произойти вообще. Ведь отказ от него стал одним из главных лозунгов акции «Нет капитуляции». Реальная ее цель не столько «формула Штайнмайера», сколько саммит «нормандского формата», проведение которого может превратить ее из декларации в реальность.

О профилактических работах СБУ

Вечером 1 октября, когда стало известно о подписании документа, представители ура-патриотической части украинского сообщества вышли митинговать на майдан Незалежности, затем переместились под Офис президента, после чего дисциплинированно разошлись. В следующий раз противники «капитуляции» собрались в центре столицы на согласованное властями «Вече» уже 6 октября, и оно прошло без малейших нарушений правопорядка, уложившись в оговоренные в разрешении сроки (2 часа).

По данным полиции, в нем приняли участие порядка 10 тыс. человек (по данным СММ ОБСЕ — 9 тыс. чел.). Аналогичные акции (правда, малочисленные) прошли и в других городах нашей страны. При этом опросы показывают, что против мирного урегулирования в Донбассе на основе Минских соглашений выступают значительная часть граждан. И уже на 14 октября анонсирована новая акция протеста.

Здесь нужно отметить профилактическую работу, которую власти явно проводят с политсилами и их лидерами, стоящими во главе протеста. В своем обращении Зеленский призвал граждан «взвешенно и спокойно подойти к ситуации и не поддаваться на манипуляции и провокации некоторых лиц. Они очень хотят использовать вас, вернуть себе возможность грабежа, стать жертвами политического преследования и избежать уголовной ответственности».

Намек был понят однозначно, ведь практически сразу Порошенко разместил на своей странице в соцсети пост, в котором заявил, что, обратившись к украинцам, Зеленский сделал верный шаг, и с большинством его тезисов сложно не согласиться. Хотя: «Жаль, что столько внимания предшественникам. Не советую искать врагов в Киеве. Его враг там, где и у Украины — в Москве». И вообще: «Я услышал призыв Владимира Зеленского к единству. Хорошо помня о внешней опасности, мы должны не повышать градус внутренней дискуссии до критической отметки. Мир внутри страны не менее важен, чем мир на ее границах», — написал Порошенко.

Что ж, понять экс-президента можно. Позиционируя себя с момента потери власти в качестве лидера сопротивления капитуляции, теперь он старается направить эти протесты в умеренные рамки. И очень может быть, что уголовные преследования против него преимущественно ради этого и были затеяны.

Реакция других партий парламентской оппозиции ограничилась гневными речами в Раде (в рамках предусмотренных регламентом во вторник пятиминутных выступлений представителей фракций на вольную тему) и заявлениями для СМИ. Выпустив пар, Рада вернулась к рассмотрению текущих вопросов. Похоже, их лидеры получили сигналы от западных партнеров, что их протест не должен выходить за рамки правового поля.

Подзабытая Тимошенко, казалось бы, теоретически могла попытаться вернуться в топ-политику на гребне волны народного гнева. Но, видимо, понимает, что на нее в правоохранительных органах собрана приличная папка с компроматом, а «генеральный спонсор» Вячеслава Вакарчука Виктор Пинчук, по всем признакам, вполне поладил с Игорем Коломойским. К тому же особые отношения Пинчука с кланом Клинтонов и миллиардером Соросом в нынешней ситуации не служат гарантией от больших проблем, скорее — наоборот.

Показательно, что «Батькивщина» ничем не проявила себя на «Вече», «Голос» там был представлен рядовым нардепом Ириной Совсун. Лидеры парламентских политсил там не засветились, за исключением Порошенко, который не стал подниматься на сцену, ограничившись общением с митингующими и журналистами в толпе. Не были замечены там и многие известные лидеры праворадикалов. Андрей Белецкий проводил акцию в Северодонецке, Евгений Карась в день вече уехал в Хмельницкий, где презентовал некое «Общество будущего».

Между тем еще до акции в Киеве СМИ опубликовали информацию от источника из СБУ: «В СБУ активистам предлагают прямое сотрудничество, взамен обещая защиту «конторы» и слив их старых уголовных производств. Создан план оперативных действий по противодействию «Штайнмайер—майдану». План предполагает работу по трем направлениям. Первое — провести беседу и довести до сведения тех националистов, у которых есть «висящие» уголовные производства, что их дела поступают в распоряжение СБУ и «замораживаются». За это «подвисший» актив ведет себя тихо.

Второе направление — расколоть протест. По этому вектору «контора» планирует работу с «тяжеловесами» — лидерами националистических партий. Им предлагают не выступать единым фронтом и проводить свои акции в разные дни, а также постепенно снижать накал антипрезидентской риторики. Третье направление плана предусматривает дискредитацию «Анти-Зе» акций через слив компрометирующей информации о тех их участниках, которые не согласятся пойти на сотрудничество».

И как раз накануне стало известно, что уголовное производство в связи с убийством человека лидером одесских националистов Сергеем Стерненко вновь передано Генпрокуратурой в СБУ, подозрение Стерненко до сих пор не предъявлено, и он спокойно разгуливает на свободе. А вот Сергею Пашинскому, фигуре неизмеримо более значимой, чем Стерненко, повезло меньше — суд удовлетворил просьбу прокуратуры и постановил заключить его под стражу до 4 декабря 2019 г. без возможности внесения залога.

Пашинскому инкриминируется умышленное нанесение тяжких телесных повреждений. Напомним, в новогоднюю ночь 2017 г. в результате дорожного конфликта он выстрелил из наградного пистолета в ногу своего визави. При этом в деле Пашинского много неоднозначных моментов. Он действительно стрелял прицельно в ногу человеку, у которого в руках была бутылка, и логично, что адвокат трактует это как необходимую оборону. Да и прошло с тех пор уже два с половиной года, однако Пашинский оказался в СИЗО.

Стерненко же напал на двух человек, показавшихся ему подозрительными, нанес им по нескольку ножевых ранений, для одного из которых они оказались смертельными, но даже подозрение Стерненко до сих пор не предъявлено.

Особо отмечу, что в обоих случаях речь идет именно о бытовых преступлениях, не связанных с политической, общественной и деловой деятельностью обвиняемых. Судя по всему, власть пока не хочет переходить ту грань, когда «накопать» можно практически на любого видного представителя бывшей власти. Но сигнал, данный всем бывшим, вполне очевиден.

Как известно, большинство радикалов находятся под значительным влиянием министра Авакова. Главный полисмен страны, как это он делал уже не раз, использует свое влияние для торга с президентом. И как сообщают наши источники, наступление на позиции Авакова приостановлено: в частности, Нацгвардия (основная структура, которая должна пресекать массовые беспорядки) все еще остается в его распоряжении. Так, НГУ до сих пор не переведена в подчинение президента, как об этом было объявлено ранее.

О новом ястребе в СНБО

Но гораздо более серьезная проблема заключается в значительном ухудшении ситуации на линии соприкосновения, которое наверняка связано с недавним прогрессом в Минском процессе. Это заметно по всем показателям: количество обстрелов, которые каждая из сторон конфликта приписывает противнику, количество взрывов, зафиксированных СММ ОБСЕ, количество снарядов, замеченных ее видеокамерами.

Так, судя по отчету СММ ОБСЕ, 3 октября камеры миссии (а они стоят лишь на отдельных участках фронта) зафиксировали за день свыше 1100 снарядов с обеих сторон, а 5 октября — свыше 1300. В нынешнем году такого еще не было. А после заключения летнего перемирия нередко за целую неделю наблюдений число попавших на камеры снарядов оказывалось меньшим. Понятно, что у обеих сторон есть силы, которым разведение войск не нужно.

Ведь в отличие от 2016 г. это разведение выглядит прелюдией к другим важным решениям. А в самопровозглашенных ДНР и ЛНР понимают, что Минские соглашения не предусматривают их существования — особый статус распространяется лишь на местные общины (города, поселки, села) на соответствующей территории. Для украинских военных разведение сил по всему фронту ликвидирует понятие «передовой», а вместе с этим — соответствующие надбавки.

Однако Россия в ситуации, когда администрация Зеленского не сможет выполнить того разведения, которое спокойно имело место при Порошенко, получает железный аргумент против проведения саммита.

На этом фоне происходит еще одно на первый взгляд малозаметное событие, которое ставит под сомнение приверженность новой украинской власти мирному урегулированию. Речь идет о назначении секретарем СНБО Алексея Данилова. Сразу после назначения канал «Легитимный» сообщил: «Можно сделать вывод, что победила группа «Приват», так как Алексея Данилова больше связывают с Юлией Тимошенко. Ходят слухи в кулуарах, что Тимошенко получила эту должность для своего «человека» взамен более мягкой позиции по «донбасскому кейсу».

Однако к такой информации надо отнестись с осторожностью. Данилов, который в 1994—1997 гг. был мэром Луганска, в 2005 г. действительно поплатился должностью луганского губернатора за близость к Тимошенко, в 2006—2007 гг. был депутатом ВР от БЮТ, но находился он там по квоте «Яблока» Михаила Бродского. «Яблочники» тогда не поддержали роспуск Рады, порвав с БЮТ, и Данилов, как и абсолютное большинство из них, стал политическим маргиналом.

Что же касается близости к «Привату», то многозначительным выглядит тот факт, что в своих интервью он ничего плохого не говорил об Игоре Коломойском, хотя донбасских олигархов (особенно Рината Ахметова) немало критиковал. Впрочем, в этих интервью интересны прежде всего вещи, имеющие отношение к конфликту в Донбассе.

«Кучма — «пахан», он страну как уничтожал, так и до сих пор участвует в ее медленном уничтожении... Он живет по совершенно другим нормам и правилам. В цивилизованной стране такого политика вынесли бы вперед ногами! У нас он продолжает официально представлять интересы Украины», — так Данилов характеризовал представителя Украины в ТКГ в интервью изданию «Обозреватель» в августе 2014 г. Следовательно, нормального взаимодействия СНБО с украинской делегацией в ТКГ быть не может.

Впрочем, в 2016 г. в интервью «Дню» Данилов отмечал: «Я в свое время четко сказал, что если мы сейчас не можем физически освободить эту территорию, то ее нужно признать оккупированной и прекратить с ней любые отношения. При этом страна должна обязательно позаботиться обо всех патриотически настроенных гражданах». Объективно из такой позиции следует, что Минский формат вообще не нужен — независимо от личности главы делегации, ибо заниматься следует другим:

Из интервью «Обозревателю»: «На месте руководителей Министерства обороны я бы сейчас считал, что каждый украинский мужчина должен иметь дома военный костюм и полный комплект обмундирования, должен знать номер своего автомата и осуществить в обязательном порядке пристрелку из своего автомата на стрельбищах, пройти краткосрочную элементарную военную подготовку. Более того, будущие военные батальоны в случае полной мобилизации должны формироваться по семейному признаку — отец выполняет воинский долг вместе со взрослыми сыновьями на фронте, в батальонах служат односельчане или земляки. Это значительно повысит воинский и боевой дух этих подразделений. Однозначно, мы уже сейчас должны знать номер своего батальона, его состав и командование — то есть быть готовыми в любой момент защитить нашу родную Украину! Но в Министерстве обороны и военкоматах, к сожалению, сейчас такой же совок, как и в головах...»

Между тем идеи милитаризации общества не уникальны для украинских политиков, а такое, как у Данилова, отношение и к Кучме, и к неподконтрольным территориям Донбасса вообще широко распространено. Уникальность нового секретаря СНБО проявилась в его главном рецепте разрешения проблемы не только Донбасса, но и Крыма.

Так, в мае 2014 г. в интервью «Форбсу» он говорил: «У Украины есть очень действенный аргумент, которым украинские власти не пользуются. Это вентиль. Вентиль надо было перекрыть в тот же день, когда был оккупирован Крым, и обратиться к Европе, прежде всего к Германии: хотите получать газ — договаривайтесь об отводе войск... Вместо этого мы ведем с Россией при участии Евросоюза переговоры по газу. Ну какие могут быть переговоры, если мы находимся в состоянии войны?»

Та же мысль повторилась и в упомянутом интервью «Обозревателю»: «Немцы покупают у россиян энергоносителей на 50 миллиардов долларов в год! Имеем ли мы право на следующий же день после акта агрессии со стороны Российской Федерации закрыть газовый вентиль? И пусть фрау Меркель с герром Путиным выясняют, почему нет газа?»

Украинская власть — и прошлая, и настоящая — не прибегала к таким аргументам, а напротив, боролась и борется за сохранение российского транзита. И на фоне трехсторонних переговоров Украина—Россия—ЕС о транзите газа с 2020 г. нахождение на ключевой должности в Украине политика с такими взглядами дает Москве реальный аргумент утверждать, что надежность поставок газа в ЕС несовместима с его транзитом через Украину.

Для Европы эта фигура тоже подозрительна. В интервью 2014 г. Данилов не проявлял никакого энтузиазма по поводу только что подписанной ассоциации с ЕС и называл Европу коррумпированной: «Очевидно, что Владимир Путин вместе со своими европейскими партнерами построил энергетическую коррупцию в Европе. Очень серьезную коррупционную систему! Смотрите — строительство Северного и Южного потоков, якобы для дифференцированной транспортировки газа в Европу — на самом деле не что иное, как попытка перестроить заново ни много ни мало — итоги Второй мировой войны». (!)

О европейцах (прежде всего подразумевая Германию и ее канцлера) он говорил со смесью презрения и опасения: «Как я понимаю ситуацию, европейцы под влиянием Путина любыми способами будут принуждать нас к миру. Возможные условия — отказ от наших претензий по Крыму и дальнейшая федерализация Украины. Фактически это означает — уничтожение Украины».

Впрочем, новый секретарь СНБО был тогда уверен, что США специально заманили РФ в Крым, сделав его «куканом для Путина», вследствие чего Россия развалится. И именно с США, Польшей, балтийскими и североевропейскими странами Украине и надо, по его мнению, создавать союзные отношения.

Сейчас видно, что человек с такими взглядами идеально подходит для тех кругов США, которые нацелены на вытеснение из Европы российских углеводородов в пользу американского сжиженного газа, потому и вводят санкции против «Северного потока-2». Ведь кризис с украинским транзитом объективно является аргументом «за» не только обходных газопроводов, но и говорит в пользу отказа от российского газа. Выбор одной из двух позиций зависит прежде всего от степени неприятия России.

Да, сейчас «о перекрытии вентиля» никто в Киеве не говорит открыто, но обратим внимание на то, что Коломойский в опубликованном 6 августа интервью РБК по сути повторил те же мысли Данилова: «Что касается российского газа — нам до задницы ваш газ. Это мое личное мнение. Вы нанесли нам уже столько вреда и ущерба, что еще на 3 млрд. вреда (названная сумма — это ежегодный доход от российского газового транзита. — С. Б. ) — надо сжать зубы и пережить. Я считаю, что трубу вообще можно было бы закрыть и забыть».

Об убегающем суверенитете

Тем временем радикалы Авакова перенесли центр усилий в зону конфликта. Так, основатель батальона «Азов» Андрей Билецкий и некоторые другие лидеры добробатов заявили, что не покинут и даже займут позиции в районе населенных пунктов Золотое и Петровское, если оттуда уйдут ВСУ. А ведь именно разведение сил в этих районах — наряду с подписанием «формулы Штайнмайера» — одно из условий проведения встречи в «нормандском формате». Теперь даже определение ее даты вновь переносится на неопределенный срок. Однако, как представляется, это устраивает обе стороны.

В Киеве отлично понимают, что предметом разговора в «нормандском формате» будет не пересмотр «формулы Штайнмайера» (а заявления Зеленского о выборах «не под дулами автоматов», контроле над границей как условии их проведения означают именно это), а детализация ее выполнения, которая должна быть там же закреплена соответствующими договоренностями. И предъявить их украинскому обществу на Банковой хотят после спада протестной волны.

Но и Москве нет смысла торопиться. Ведь следующим этапом должно стать принятие нового закона об особом статусе и «модальностях выборов в ОРДЛО». Зеленский пообещал, что эти законы «напишем мы вместе — в сотрудничестве и публичном обсуждении со всем украинским обществом. Не переходя ни одной красной линии».

Между тем в Минских соглашениях прописано, что все эти пункты должны приниматься и реализовываться «в консультациях и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках ТКГ». Впрочем, глава комитета Рады по международным делам Богдан Яременко заявил, что закон о статусе Донбасса надо согласовывать непосредственно с Москвой.

Понятно, что этот процесс будет крайне непростым и длительным. И вот возникает следующая коллизия. В декабре Евросоюз должен принять решение об очередном продлении антироссийских санкций. Если к этому моменту украинские варианты законов будут подготовлены, и начнется процесс их согласования с «представителями отдельных районов» (а возможен вариант, когда Рада их примет и без согласования, поставив «ту сторону» перед фактом), будет возможность обвинить Россию в неконструктивной позиции ее сателлитов из ОРДЛО и на этом основании продлить санкции.

При этом, полагаю, процесс согласования реальных «модальностей» особого статуса (которые еще нужно провести через ВР) может оказаться самым сложным этапом реализации мирного плана. И остается вопрос, насколько стороны реально настроены его преодолеть, либо дело идет к замораживанию, при котором каждая из сторон решает свои тактические задачи, связанные главным образом с тем, чтобы их позиция выглядела наиболее благопристойно в глазах мирового сообщества. И в этом контексте стоит привести две цитаты.

Чеснаков: «Нужно быть реалистами — Украина, в конечном счете, будет иметь символический, а не реальный суверенитет над Донбассом. Не нужно ей рассчитывать на что-то большее. Большего от Минских соглашений Украина не получит».

Пристайко: «Попробовать договориться в рамках того несправедливого процесса, в который мы влезли много лет назад» (Минск-2. — С. Б.). Но если Путин не будет заинтересован в «решении ситуации», а союзники Украины окажутся не в состоянии заставить его «пойти на прогресс», Зеленскому «придется честно сказать гражданам, что этот вариант мы больше не можем выполнять, и нам никто не может помочь».

Вторая тактика: «Тянуть бесконечно долго, пока будут убивать наших солдат, пока люди по ту сторону линии соприкосновения окончательно возненавидят нас, и мы никогда не сможем их вернуть. Тогда нужно бросить все, усиливать армию и ждать очередной атаки».

И наконец, последний вариант решения проблемы Донбасса состоит в Кипрском сценарии: «Никогда больше не возвращаться к этой части Украины... Это когда мы совсем ничего не сможем сделать, и нужно будет идти по кипрскому сценарию или по какому-то другому».

Сразу замечу, что, исходя из контекста заявленного Пристайко, «вариант №2» выглядит как минимум нецелесообразным. А если договориться в рамках «несправедливого процесса» не получится, а это вполне возможно, учитывая красные линии, о которых говорил Зеленский, остается «вариант №3». В итоге можно констатировать, что впервые официальное лицо столь высокого ранга открыто допустило возможность фактического отказа от части Донбасса. Причем очевидно, что выглядит этот сценарий вполне реальным.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Кризис полураспада демократий

Мир спасается о надвигающейся катастрофы. В политикуме всегда есть два лагеря: те, кто...

Закон о фейковых выборах

Принятие или непринятие нового закона об особом статусе, продление действия нынешнего...

Зигзаги либертарианства

Известный анекдот эпохи социализма о Рабиновиче, колеблющемся вместе с линией партии,...

Залповый вброс

Кампания по дискредитации команды и окружения Зеленского явно носит организованный и...

Немузыкальная пауза

Переход к плану Б превратит Зеленского во «второго Порошенко», отвратит от него...

Тест на «своих» и «чужих»

Неделю назад я уделил значительное внимание телефонным переговорам Владимира Путина...

Загрузка...

Америка с террористами переговоров не ведет

Вы узнаете: почему Банковая начала жестко настаивать на роспуске «ЛДНР»; что...

Нормандский ультиматум: что содержит план «Б»...

Вы узнаете: ради чего добровольцы ездили в Золотое; что имел в виду Зеленский, объясняя...

Лидер или политическая пешка

Зеленский стремится заключить с населением некий договор о выполнении пожеланий...

Конец медового месяца

Это хорошо, что Зеленский ломает стереотипы, но нации пора дать большее

Уже не смешно — бессвязный диалог в кулинарном...

Невежество или показная неосведомленность могут быть еще и удивительно эффективным...

Психотерапия нового напряжения

Марафон достиг политической цели, минимизировав влияние главных радикальных...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка