Эксклюзивно для еженедельника «2000»

Украина и октябрьские выборы в Канаде

Формула консервации конфликта

№37(921) 13 — 19 сентября 2019 г. 11 Сентября 2019 4.2

Как будет выглядеть «большой договор о перемирии» в Донбассе

Событием недели стал давно ожидавшийся и многократно переносившийся обмен удерживаемыми лицами между Россией и Украиной. Напомним, что это далеко не первое мероприятие такого рода, хотя оно разительно отличается по содержанию от предыдущих обменов.

Так, 27 декабря 2017 г. проведен обмен по формуле «306 на 74». Т. е. он носил куда более масштабный характер, чем нынешние «35 на 35». Другим важным отличием является то, что тогда субъектами, между которыми производился обмен, были Украина и самопровозглашенные республики. Россия же формально выступала в роли посредника — Путин даже обсуждал этот вопрос с их лидерами по телефону.

О далеко идущих последствиях обмена

В Украину вернулись люди, которые находились в российских тюрьмах, причем среди них были знаковые персоны — Олег Сенцов и моряки, плененные в ходе инцидента в Керченском заливе, т. е. лица, на освобождении которых особенно настаивал Запад, а сам обмен состоялся благодаря прямым договоренностям лидеров двух государств.

Зеленский, встречая освобожденных в аэропорту, заявил, что это «первый этап в прекращении войны». «Несмотря на препоны, у нас состоялся телефонный разговор с президентом Владимиром Путиным. Мы договорились про первый этап в разблокировании нашего диалога и первый этап в прекращении войны, возвращении наших военнопленных, наших моряков, наших территорий», — заявил Зеленский.

Изменение риторики украинского президента по сравнению с первыми неделями его пребывания у власти совершенно очевидно. Что подтвердилось и резкой активизацией движения вокруг встречи в «нормандском формате». Тему обсуждали Зеленский с Путиным, а затем и Путин с Макроном.

Французский лидер, судя по всему, взял на себя роль главного модератора мирного процесса, что вполне укладывается в активно развиваемую им в последнее время концепцию необходимости более тесных отношений Евросоюза с Россией. «Конечно же, не может идти речи о долгосрочном, долговечном взаимодействии с Россией, если не изменится к лучшему ситуация в Украине», — заявил на днях глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан на пресс-конференции в Москве, тут же отметив: «Мы бы хотели, чтобы в ближайшие дни в Париже была организована новая встреча на высшем уровне в рамках «нормандского формата».

Нетерпение начинают проявлять и в Киеве. «Мы планируем в ближайшее время провести встречу в «нормандском формате». По меньшей мере президент готов это сделать даже не до декабря, а в этом месяце, — заявил министр иностранных дел Вадим Пристайко. — Мы попробуем поспособствовать этому и проведем еще один разговор, возможно, по телефону, со всеми советниками глав государств и правительств, для того чтобы выйти (на конкретную дату) максимально быстро».

Правда, в Москве к вопросу подходят куда как более осторожно и не отходят от позиции, что встреча должна быть хорошо подготовлена, чтобы стороны могли выйти на конкретные договоренности. Так, в кремлевском пресс-релизе по итогам переговоров с Зеленским говорится: «Обращено внимание на необходимость выполнения Киевом договоренностей, достигнутых в ходе предыдущих встреч на высшем уровне в Париже и Берлине в 2015-м и 2016 г., включая разведение сил и средств на согласованных участках линии соприкосновения и закрепление в письменном виде «формулы Штайнмайера». Впрочем, данную формулу тогдашний глава МИД и нынешний президент Германии никогда публично не формулировал.

Тем не менее еще 14 декабря 2016 г. на пресс-конференции в Харькове посол (теперь уже бывший) Германии в Украине Эрнст Райхель отметил, что в соответствии с формулой предусматривается порядок, при котором ВР сначала принимает закон о проведении выборов на территории ОРДЛО, затем проводятся выборы на этой территории, после чего ОБСЕ делает вывод о том, соответствовали ли проведенные выборы европейским стандартам. «Если выборы не соответствовали им, принятые Верховной Радой законы (о специальном статусе ОРДЛО) не вступят в силу», — подчеркнул Райхель.

Т. е. формула увязывает окончательное предоставление особого статуса с выводами наблюдательной миссии ОБСЕ, которые никогда до этого не имели правового значения. А вот включение особого статуса в Конституцию Украины (вопреки сегодняшним высказываниям в прессе) не является частью формулы, ибо уже вписано в Минские соглашения 2015 г.

Но и сам особый статус в Минских соглашениях прописан крайне схематично, и его детализация в любом случае требует непростых и вряд ли быстрых переговоров. А требования Москвы подразумевают уже и более конкретную проработку всех неизбежных вопросов, поскольку иначе непонятно, о чем, собственно, договариваться.

Чеснаков дал понять, каким бы его хотели видеть в Москве. 21 августа в интервью изданию «Актуальные комментарии» он заявил, что под особым статусом Донбасса, предусмотренным Минскими соглашениями, можно понимать статус специального региона Гонконг в составе Китая, и Донбасс может сосуществовать с Украиной приблизительно как Гонконг с Китаем: «одна страна — две системы».

Однако на фоне нестабильной обстановки в Гонконге предложения Чеснакова не выглядят на данном этапе перспективными. Особый статус в любом варианте не вызывает восторга в Киеве, к тому же Зеленский неоднократно высказывался против особого статуса, тем более закрепленного в Конституции. Поэтому логично, что политическое решение Киев будет оттягивать, насколько это возможно, в расчете, что те или иные расклады сделают Москву более уступчивой.

Пока у Зеленского хотели бы лишь продемонстрировать движение к миру, достигнуть прочного прекращения огня и двигаться в разрешении гуманитарных вопросов — восстановления связей с Донбассом и постепенного размораживания экономических отношений с Россией. Причем все это должно выглядеть не как односторонние шаги Киева, а как результат договоренностей, достигнутых в «нормандском формате».

О причинах опалы «Оппоплатформы»

Хотя и российская, и украинская стороны позитивно оценили переговоры советников лидеров «нормандского формата» в Берлине 2 сентября, реальным результатом их успеха стал бы заметный сдвиг на заседании ТКГ в Минске по главным вопросам, но его не произошло.

За исключением обмена, прогресс по решению вопросов для саммита вряд ли может произойти где-либо, за исключением ТКГ, чье заседание состоится лишь через две недели. Сам график встреч в контактной группе — два раза в месяц по нескольку часов — показывает, что эти переговоры если и могут что-то решать, то очень медленно. В таком темпе процесс решения ключевых вопросов, озвученных Пристайко при его утверждении в должности министра иностранных дел, не уложится в полгода. Для успеха нужны непрерывные многодневные переговоры, но никто пока публично не выступает за изменение их графика.

Впрочем, 8 сентября, сразу после встречи в Борисполе освобожденных граждан Украины, президент Зеленский сказал: «Дальше мы будем приближаться к освобождению всех наших и продолжать в рамках Минского процесса разведение войск в два этапа: сначала Золотое — Петровское, а потом — разведение по всей территории и полное прекращение огня, и прекращение войны».

Переговоры по этому разведению, правда, не имели успеха ни на заседании ТКГ 4 сентября, ни на специально созванной видеоконференции ее подгруппы по безопасности 10 сентября. Однако еще до этой видеоконференции украинские войска отошли с ряда позиций в Золотом.

В Москве считают, что именно сейчас, когда сложился глобальный консенсус относительно урегулирования ситуации вокруг Украины (помимо европейских партнеров, за него выступают США), большинство партии Зеленского в парламенте дает уникальную возможность провести самые сложные решения на законодательном уровне. Шанс, который через определенное время может и исчезнуть — как вследствие изменения позиции США, так и ввиду возникновения внутренних проблем в «Слуге народа».

Но есть основания считать, что настойчивость Москвы относительно перехода к политическим пунктам Минских соглашений можно расценивать и как переговорную позицию для торга. По нашей информации, на уровне экспертов активно обсуждается подписание большого договора о перемирии. По версии российской стороны, это не договор между Украиной и Россией, это договор Украины с Донецком и Луганском. Но Россия выступает гарантом той стороны. С украинской стороны выступают Германия и Франция. Его цель — полное и всеобъемлющее прекращение огня, разведение сторон, решение гуманитарных и отчасти экономических вопросов. Политическое решение — это следующий этап. Т. е. речь о том, чего, собственно, сейчас и добивается Киев.

По сути — это замораживание конфликта по приднестровскому, абхазскому или южноосетинскому (до «пятидневной войны» 2008 г.) сценарию. И это вполне может устроить обе стороны. В Кремле осознают, что даже формальное восстановление украинского суверенитета над Донбассом будем болезненно воспринято в российском обществе, особенно в его патриотическом сегменте, на который российская власть и опирается. Поэтому стоит предположить, что нынешняя жесткая позиция РФ касательно необходимости начала выполнения политической части Минских соглашений может быть приглашением к партнерам по переговорному процессу, чтобы инициатива переноса политического решения на неопределенный срок исходила от них.

Тогда позиция Москвы будет выглядеть безупречной (именно она выступает за восстановление территориальной целостности Украины), значит, и снятие с нее санкций, восстановление масштабного партнерства (за которое так настойчиво в последнее время выступает Макрон, отчасти и Трамп) станет совершенно логичным, а большой договор о перемирии — поводом для такого решения.

В Киеве понимают, что военное решение нереально. А по поводу особого статуса Донбасса четче всего недавно высказался Игорь Коломойский: «Невозможно проголосовать, найти 300 голосов за изменения в Конституции, федерализацию, конституцию отдельных республик, за прочий бред. Потому что если это сделать, то Украинская держава перестанет существовать. Если же нет, то «линия разграничения должна быть линией границы — и все. А как иначе? Мы же не можем не купировать этот нарыв. Это должно быть закальцинировано, говоря медицинским языком, эта опухоль, она должна быть отделена от другого организма, чтобы не отравлять его».

И не с этим ли связано то, что «Оппозиционная платформа — За жизнь» (единственная крупная политсила, выступающая за особый статус Донбасса, а фактически и за федерализацию страны) и Виктор Медведчук все более обретают статус главного противника нынешней власти?

Знаковым следует считать заявление Зеленского в интервью каналу «1+1», посвященному ста дням его пребывания у власти: «Так кто пользуется (пророссийской) терминологией, чтобы повысить себе баллы? ...Партия господина Медведчука. ...Там еще есть большие вопросы, его ли это партия. Или это временное объединение. И кто они такие... Есть большие вопросы, откуда у них деньги на финансирование партии, на финансирование каналов. У нас есть ответы, объемы кэша, откуда и из какой страны они все это получают. И это очень будет громкая история, которая очень плохо закончится».

А на днях Нацсовет принял решение обратиться в суд с иском о лишении лицензии телеканала NewsOne, который связывают с Медведчуком, за «разжигание межнациональной розни». Следует обратить внимание, что в качестве общественности на заседании Нацсовета выступали давно не дававшие о себе знать национал-радикалы: руководитель «С14» Евгений Карась и одессит Сергей Стерненко.

Причин опалы Медведчука может быть несколько, и идут они как всегда в комплексе. Тут и личная неприязнь к Медведчуку со стороны Коломойского, и стремление зачистить антимайданный фланг украинского политического спектра. Хотя Зеленский и заявлял, что не боится потерять поддержку «в определенных регионах» (т. е. у пророссийских граждан), в его команде держат в уме, что именно они обеспечили очень весомую долю его результата на выборах.

Продолжение центристского курса неизбежно приведет к падению поддержки Зеленского и «Слуги народа» у этих избирателей. Поэтому и возникла идея избавиться от наиболее очевидного конкурента — так, чтобы Зеленский остался для юго-восточного избирателя меньшим из зол. Особую актуальность такой замысел обретает в свете планов Коломойского установить контроль над ключевыми городами юго-востока (где сосредоточен основной экономический и финансовый потенциал страны) в ходе скорых местных выборов, на которых, по нынешним раскладам, основная борьба развернется между представителями «Слуги народа» и «Оппоплатформы».

Кроме того, Зеленский и Коломойский хотят избавиться от посредника в отношениях с Москвой, а эту роль при Порошенко играл Медведчук. Но в Кремле склонны поддерживать проверенного партнера. Так, недавно Медведчук оказался в числе участников Восточного экономического форума во Владивостоке, где встречался с Путиным. Сам факт, что в напряженном графике российского лидера нашлось для этого время, указывает на значимый политический жест.

При этом президент РФ заявил: «Если сегодняшняя власть начнет преследование оппозиции, то ничего хорошего из этого не получится... Было бы странно, если бы началось какое-то закручивание гаек... Они не бегают по площадям, не требуют невозможного, они работают в рамках Конституции Украины, в рамках действующего закона. И, на мой взгляд, было бы большой ошибкой, если бы предпринимались попытки мешать реализации их конституционных прав».

Об ожиданиях Киева под американским давлением

Зеленский 23 сентября отправится в США. Официальная цель визита — участие в сессии Генассамблеи ООН. Главный вопрос — в каком формате состоится его встреча с президентом США Дональдом Трампом и как этот визит повлияет на сюжет с украинским содействием американской администрации в борьбе за переизбрание нынешнего хозяина Белого дома. Похоже, сейчас этот сюжет застыл в ожидании, а слова вице-президента США Майка Пенса о том, что американо-украинские отношения «никогда не были столь прочными», скорей комплимент в адрес Киева, чем отражение реальной ситуации.

«Трамп пытается заставить Украину вмешаться в выборы-2020» — под таким заголовком 5 сентября вышла редакционная статья в «Вашингтон Пост» (рупоре американских демократов). Как пишет издание, «новый украинский президент сделал на этой неделе большой шаг к тому, чтобы, как и обещал, стать главным реформатором в истории страны. ...Однако добиться поддержки президента Трампа Зеленскому до сих пор не удалось. Американский лидер не только отказался принимать президента Украины в Белом доме, но и приостановил поставки американской помощи на сумму $250 млн. государству, все еще сражающемуся с российской агрессией в своих восточных провинциях».

Далее в статье говорится о том, что Трамп ищет компромат на своего противника на президентских выборах Джо Байдена, а также об украинском следе в деле Манафорта. Вся эта информация хорошо известна, включая встречу в Мадриде адвоката Трампа Рудольфа Джулиани и помощника президента Украины Андрея Ермака (последний, впрочем, не назван по имени). Единственные новости в статье — утверждение о том, что Трамп отказался принимать Зеленского в Белом доме (кстати, иными источниками не подтвержденное, но и не опровергнутое).

А уже 9 сентября агентство «Рейтер» сообщило: «Три комитета палаты представителей США заявили в понедельник, что они начали «широкомасштабное расследование» сообщений о том, что президент Дональд Трамп, его адвокат Джулиани и, возможно, другие лица оказывали давление на правительство Украины, чтобы оказать помощь в кампании по переизбранию Трампа.

Представляющие демократов главы комитетов палаты представителей по разведке, надзору и иностранным делам обратились к Белому дому и государственному департаменту с просьбой предоставить записи, связанные с тем, что они назвали попытками «манипулировать украинской системой правосудия».

Сам Джулиани в телефонном интервью изданию The Hill в тот же день сказал: «Они любители в том, в чем я являюсь профессионалом, — в расследовании преступлений. Я собираюсь использовать это как возможность показать, какие мошенники пытаются запугать и преследовать меня». А далее охарактеризовал «демократическое расследование» как «маленький прыщик» по сравнению с «огромным скандалом» с участием Байдена и Украины.

Впрочем, неизвестно, принято ли Зеленским принципиальное решение об оказании помощи Трампу или всего лишь даны некие обещания, которые Киев все-таки не решается выполнить. В пользу второго варианта говорит, в частности, тот факт, что Трамп приостановил выделение военной помощи Украине 28 августа, сразу после завершения двухдневного визита в украинскую столицу тогдашнего (президент уволил его 10 сентября) помощника президента по национальной безопасности Джона Болтона.

10 сентября Telegram-канал «Легитимный» (его связывают с Коломойским) написал: «Украинский кейс стал самым востребованным продуктом в истории США, столько информации и публикаций не удостоился даже конфликт в Донбассе. Противостояние республиканцев и демократов накаляется, а компромат на сына Байдена растет в цене (пожалуйста, читайте перевод Константина Василькевича «Шкафы семейства Байденов ломятся от скелетовx» на 2000.ua). Попытка президента США Дональда Трампа остановить военную помощь Украине и надавить на олигарха Игоря Коломойского через своего адвоката. Пока все действия администрации легко парирует олигарх, а украинская власть не сильно заинтересована в этой помощи, ведь основные тренды изменились, а партия войны отстранена от процессов. Ответка внутри США не заставила долго ждать — палата представителей США начала расследование возможного давления Дональда Трампа и его адвоката Руди Джулиани на украинские власти, чтобы те содействовали кампании по переизбранию Трампа. Все это дает возможность Коломойскому поднимать цену в торгах за «украинский кейс» и получить хорошие преференции через своего главного лоббиста — премьер-министра Израиля. Именно Нетаньяху становится основным переговорщиком с мировыми центрами влияния и не забывает об интересе своей страны».

Но может ли Украина безнаказанно повышать ставки? Развитие событий последних месяцев усилило позиции Коломойского. Ведь исчезновение критики в его адрес со стороны сторонников Трампа стало доказательством того, что олигарх отнюдь не так токсичен для Запада, как традиционно считалось.

Самое интересное, что и лагерь американских демократов не критикует Коломойского. Упомянутая редакционная статья в «Вашингтон пост» расхваливает Зеленского без каких-либо оговорок относительно его связей с олигархом. Похоже, обе стороны хотят договориться с ним по-хорошему. При этом демократы не прибегают к публичным угрозам, вероятно, потому, что таким образом хотят выгодно отличаться от своих оппонентов, которым эта тактика ничего не дала.

Такая ситуация не обязательно будет длиться долго. Ведь Коломойский находится в разных весовых категориях и с американской администрацией, и с Демократической партией. Утверждения о том, что Нетаньяху устроит все для него наилучшим образом, нельзя воспринимать серьезно. Допускаю, что израильский премьер хорошо относится к Коломойскому, но он прекрасно понимает, что в Америке не было столь произраильского президента, как сейчас, поэтому в конечном итоге интересы Трампа для него будут важнее интересов украинского олигарха.

Кроме того, у Коломойского вряд ли могут быть личные мотивы поддерживать демократов. Ведь именно при прошлой администрации он лишился присутствия в украинской власти, а смещение его с поста днепропетровского губернатора произошло вскоре после встречи с тогдашним послом США Джеффри Пайеттом. После нее Коломойский вообще резко сбавил обороты в громком конфликте с Порошенко (вероятно, потому, что американцы нашли, чем его шантажировать). Поэтому нынешние посты «Легитимного» могут быть лишь дымовой завесой для реально протрампистской позиции Коломойского.

Другое дело, что и он, и тем более Зеленский хотели бы сыграть наверняка и сделать ставку на перспективу, т. е. на вероятного победителя этих выборов. Однако — как обычно бывает в Америке — в ближайшие месяцы, а возможно, и до завершения голосования 3 ноября 2020 г. точно предсказать победителя будет нельзя. А так долго ждать Киеву не позволят в Вашингтоне.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Нормандский ультиматум: что содержит план «Б»...

Вы узнаете: ради чего добровольцы ездили в Золотое; что имел в виду Зеленский, объясняя...

Лидер или политическая пешка

Зеленский стремится заключить с населением некий договор о выполнении пожеланий...

Конец медового месяца

Это хорошо, что Зеленский ломает стереотипы, но нации пора дать большее

Уже не смешно — бессвязный диалог в кулинарном...

Невежество или показная неосведомленность могут быть еще и удивительно эффективным...

Психотерапия нового напряжения

Марафон достиг политической цели, минимизировав влияние главных радикальных...

Формула большого взрыва

Вы узнаете: почему в очередной раз сорвано разведение вооружений в Донбассе; кому...

Загрузка...

Четвёртый донбасский сценарий

Три возможных варианта развития ситуации озвучил глава МИД Вадим Пристайко в эфире...

Мирное урегулирование как средство спасения

Только установление прочного мира в Донбассе может гарантировать Зеленскому...

Консервация нищеты

Нужно развивать промышленность. А если продолжать нынешний курс аграрно-сырьевой...

Квазидемократы против демократии

Анекдот в тему. Обама спрашивает: «Что, это те пять миллиардов с печеньками, на...

Истинные нормандцы

Вы узнаете: почему в течение суток кардинально изменилось отношение украинских...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка