Гибридная контрабанда в президентском окружении

№10 (898) 8 — 14 марта 2019 г. 05 Марта 2019 4.7

Без экстренной предвыборной посадки политтехнологическая триада «Армія. Мова. Віра», на которой строится вся предвыборная кампания действующего президента, рискует потерять первую часть и оказаться гуманитарным дуэтом.

Полевые работы на электоральном поле

Скандал с контрабандой комплектующих для оборонки с участием сына первого заместителя секретаря СНБО, председателя межведомственной комиссии по политике военно-технического сотрудничества и экспортного контроля и по совместительству одного из ближайших деловых партнеров Петра Порошенко Олега Гладковского — Игоря, безусловно, имеет предвыборный оттенок. Но если речь идет о журналистском расследовании, то ценность в нем имеют исключительно факты.

Команда расследователей под руководством журналиста Дениса Бигуса занимается расследованиями более 5 лет и за это время неоднократно получала высокие украинские и зарубежные награды, такие как «Честь профессии» в 2014—2015 гг., Национальная ежегодная премия журналистских расследований и специальных репортажей в 2016 г. и др. Денис Бигус в 2017 г. награжден премией Democracy Award за достижения в борьбе с коррупцией Национального фонда поддержки демократии (NED, США). Его трудно заподозрить в пророссийских симпатиях.

В разное время героями сюжетов расследователей становились «смотрящий» от экс-президента Виктора Януковича Юрий Иванющенко, нардеп из «Народного фронта» Сергей Пашинский и его одноклассник и деловой партнер Сергей Тищенко, чиновники различного уровня, судьи, прокуроры и их доверенные лица.

В общем, в политической заангажированности и избирательности Бигуса и Ко тоже упрекнуть не получится.

К тому же вряд ли кто-то сможет опровергнуть и тот факт, что команда Порошенко сама могла использовать в предвыборных целях дела против коррупционеров, в т.ч. расследования правоохранительных органов в оборонной сфере. Но почему-то не делала этого, а старалась не выметать сор из избы.

О наличии таких дел сразу же после выхода сюжета «Наших грошей» заявил советник Петра Порошенко Юрий Бирюков, сообщив, что схемы, о которых рассказали журналисты Дениса Бигуса, с 2015 г. расследуются Военной прокуратурой (ВП) и Национальным антикоррупционным бюро. По ним открыто шесть дел — пять ВП и одно — НАБУ.

Юрий Бирюков назвал номера этих дел и даты открытия досудебных производств по ним:

«42015110330000094, ВП, 24 ноября 2015 года 42015110350001275, ВП,

31 декабря 2015 года 42016110350000102, ВП,

1 апреля 2016 года 42017000000000463, ВП,

17 февраля 2017 года 52016000000000063, НАБУ, 02 марта 2016 года 42016060360000121, ВП,

30 июня 2016 года».

Хотя из указанных Бирюковым дел одно — № 42017000000000463 не имеет никакого отношения к скандалу с контрабандой. Это дело об отчуждении в 2004—2013 гг. 13 военных городков и других объектов Минобороны, почти половина из которых расположены в г. Днепр и Днепропетровской области.

В остальных следователи ВП и НАБУ расследуют эпизоды фиктивных и контрафактных поставок комплектующих для спецтехники в адрес Харьковского, Киевского, Львовского, Житомирского бронетанковых заводов и некоторых других предприятий, входящих в состав госкорпорации «Укроборонпром».

Среди обвиняемых — должностные лица и фактические владельцы компаний ООО «Оптимумспецдеталь», ООО Фирма «Ренал», ООО «Промомаркетгруп», ООО «Интер Сталь ЛТД», ООО «Инрекс», ООО ТБА, ООО «Гард Комьюнити» ООО «Билд Комьюнити» и других, через которые в период 2014—2015 гг. осуществлялись эти поставки.

Как утверждают журналисты «Наших грошей», бывший советник гендиректора «Укроборонпрома» Виталий Жуков, предприниматель, ранее работавший в оборонной сфере, Андрей Рогоза и присоединившийся к ним Игорь Гладковский, друживший с Жуковым, наладили через сеть указанных компаний снабжение бронетанковых заводов «Укроборонпрома» дефицитными запчастями, которые частично поступали из РФ в виде контрабанды, а частично приобретались внутри страны у неустановленных владельцев.

В указанной троице Андрей Рогоза отвечал за снабжение, Виталий Жуков работал с директорами предприятий «Укроборонпрома», а Игорь Гладковский лоббировал совместный бизнес с помощью своего отца — первого замсекретаря СНБО, главы межведомственной комиссии.

Более того, 25-летний Игорь Гладковский (в 2015 г. ему было 22 года), будучи представителем одного из акционеров ПАО «Кузница на Рыбальском» (бывшая «Ленинская кузница») — ООО «Хюндай Мотор Украина», вовлек в бизнес по снабжению оборонки и это предприятие. Так что принадлежащий Петру Порошенко судостроительный завод иногда снабжал Гладковского и партнеров оборотными средствами, за которые в дальнейшем закупались запчасти.

На основе документов, имеющихся в свободном доступе в судебном реестре, журналисты «Наших грошей» провели собственное расследование, побывав на предприятиях «Укроборонпрома», опросив руководителей и специалистов. На руках у расследователей каким-то образом оказались расшифровки, а то и записи телефонных разговоров и данные переписки фигурантов дела, которые невозможно добыть без содействия правоохранительных органов.

По этому поводу Петр Порошенко уже обратился в Генпрокуратуру, НАБУ и Специальную антикоррупционную прокуратуру (САП) с требованием «обеспечить эффективное и прозрачное расследование и немедленно проинформировать общество об информации, которая была поднята в СМИ, в том числе относительно утечки информации из правоохранительных органов, поскольку дело расследовалось несколько лет».

Президент отстранил на время служебного расследования Олега Гладковского от должности замсекретаря СНБО. Тот в свою очередь признал, что предприятия «Укроборонпрома» частично комплектовались за счет контрабанды из РФ. «Это тяжелая задача, к которой привлечены и наши спецслужбы», — заявил Гладковский во время прямого эфира на телеканале ZIK. Но отвергает причастность своей семьи к хищениям.

«Это наглая ложь, где люди подают какую-то информацию якобы из анонимных источников, но от этого страдает и моя личная судьба, и судьба моей семьи», — утверждает чиновник.

Вполне приемлемой контрабанду «во времена войны для воюющей страны» назвал генпрокурор Луценко.

Руководитель фракции БПП в ВР Артур Герасимов, выступая в ВР, заявил о необходимости передачи всех данных о «якобы контрабанде» в правоохранительные органы, попутно заметив, что «Путина больше всего мозолит то», что при президентстве Порошенко восстанавливается мощь украинской армии.

Впрочем, как утверждает автор расследования журналист Леся Иванова, «проблема не в контрабанде, точнее не в контрабанде проблема, а в том, что на проблемах армии паразитировали, не решая существующих проблем».

Так, руководствуясь материалами следствия, журналист делает вывод, что закупленные запчасти перепродавались заводам в 2—6 раз дороже, чем приобретались.

Если верить переписке, ставшей достоянием журналистского расследования, то фигуранты дела ведут разговоры исключительно о деньгах и возможности извлечения большей прибыли. И это тогда, когда волонтеры с помощью простых граждан взяли на себя обеспечение армии предметами первой необходимости (и не только), а военным приходилось на свою зарплату закупать запчасти для техники.

«Проблема в том, что этот черный рынок оседлали компании, связанные с руководством, которые накручивали цены в разы, а «Укроборонпром» с удовольствием переплачивал», — подчеркнула Олеся Иванова, подытоживая первую часть расследования «Окружение президента отмыло 250 млн. грн. на оборонке».

В недрах оборонки

Изучив материалы дел, открытых по факту деятельности ООО «Оптимумспецдеталь» и ряда других фирм на предприятиях «Укроборонпрома», трудно отделаться от мысли, что лишь небольшая часть деталей, фигурирующих в материалах досудебных расследований, могла быть доставлена контрабандой непосредственно из России.

Прежде всего это мосты, рычаги и другое литье, но не комплексы управляемого танкового вооружения 9К112-1 «Кобра», лазерные прицелы-дальномеры 1Г42 или даже электромашинные усилители ЭМУ-12 ПМБ неизвестного происхождения, которые Харьковский бронетанковый завод закупил более чем на 37,5 млн. грн.

Трудно отделаться от мысли, что во многих случаях, совершая закупки якобы контрабандной техники из РФ, руководители предприятий «Укроборонпрома» проделывали давно известный трюк, когда за бюджетные деньги закупается списанная или неучтенная техника с собственных складов, складов предприятий-партнеров или техника, уже побывавшая в зоне АТО. Контрабанда в этой цепочке — необходимое условие для легализации и легитимизации расхищений в оборонке.

Поэтому, если авторы расследования «Наших грошей» делают вывод, что предприятиям «Укроборонпрома» навязывали сомнительные схемы, прикрываясь именем Олега Гладковского, то такой же внушающей доверие версией может быть та, что с контрабандой комплектующих для военной техники отца и сына Гладковских крупно подставили.

Вслед за ними заложником ситуации стал Петр Порошенко, в холдинге которого Олег Гладковский проработал более 20 лет. В 1997—2012 гг. он был замдиректора ЗАО «Укрпроминвест» — холдинговой компании Порошенко, с 2005 г. — президентом концерна «Богдан», а затем в ходе реструктуризации бизнеса нынешнего президента стал владельцем всего автомобильного направления группы.

Но еще в большей степени гарант стал заложником собственной милитаристской риторики, постоянно выдавая на-гора установку о том, что мы воюем с Россией, тогда как объективно существующая до сих пор зависимость экономики Украины от РФ и концентрация промышленных объектов повышенной опасности не допускает даже мысли о полномасштабных боевых действиях.

Страны, воюющие между собой, не торгуют. Но совсем не торговать Украина и Россия не могут. Ведь даже спустя более четверти века после распада СССР некогда общий хозяйственный комплекс продолжает взаимодействовать с разной степенью интенсивности. И чем важнее эти связи, тем труднее они рвутся.

Чтобы игнорировать этот факт, нынешней власти приходится постоянно прибегать к откровенной лжи или замалчиванию. Возьмем лишь самые общие случаи.

Украина отказалась от российского газа, но потребляет газ из РФ, который даже физически не пересекал границу ЕС.

Зависимость от российского ядерного топлива по-прежнему является критичной для атомной энергетики. В 2018 г. Украина заплатила за ядерное топливо российской корпорации ТВЭЛ $374,6 млн., а у шведской «дочки» американской компании Westinghouse закупила еще на 148,5 млн. долл.

Для обеспечения закупок этого топлива украинские госпредприятия Восточный ГОК, Вольногорский горно-металлургический комбинат (ВГМК) и некоторые другие поставляют в РФ урановый концентрат и соединения редких металлов. В последние годы такие поставки не афишируются.

В конце февраля СМИ сообщили, что в течение 2018 г. импорт каменного угля из Беларуси вырос почти в тысячу раз (!), хотя сама Беларусь антрацит не добывает. Совершенно предсказуемо, за белорусским скрывался российский уголь, а возможно, и украинский антрацит с неконтролируемых территорий.

После крушения в октябре 2018 г. украинского самолета Су-27, когда погибли пилотировавшие его украинский и американский пилоты, пришлось признать, что имеется критическая зависимость боевой авиации от российских запчастей, которые тоже закупаются через посредников.

Сворачивается сотрудничество в космической сфере. И обе стороны несут большие убытки. Нежелание поставлять в Украину двигатели первой ступени ракеты-носителя «Зенит» привели к заморозке проекта «Морской старт».

Несмотря на заявления украинских конструкторов о готовности наладить производство собственных аналогичных двигателей, этого пока не произошло и в ближайшие годы не предвидится.

Вполне возможно, что Россия сама будет производить аналоги украинских ракет. Точно так же раньше произошло с боевыми межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР).

После разрыва соответствующего межгосударственного соглашения специалисты Государственного ракетного центра им. В.П. Макеева (Челябинская область, РФ) начали самостоятельно продлевать до 2025—2027 гг. срок эксплуатации Р-36М2 «Воевода», произведенных в Украине. Заменить их планируют модернизированной украинской ракетой «Воевода» — МБР «Сармат», произведенной на Красноярском машиностроительном заводе.

Миллиардные убытки от прекращения торговли с Россией понесли тысячи украинских предприятий: от производителей авиадвигателей и турбин — до институтов, проектировавших в России металлургические заводы.

Поэтому если бы украинская власть, вместо того чтобы заниматься мобилизацией радикально настроенного электората, своевременно информировала общество о стратегических точках соприкосновения Украины и России и объективных реалиях нашего соседства, это снизило бы градус кипения. Отпала бы необходимость в прямолинейных решениях для разрешения межгосударственного конфликта, а удар по имиджу Петра Порошенко, который, безусловно, больше других пострадал от скандала с контрабандой российских комплектующих для украинской бронетехники, был бы менее заметен.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Надежды всем, а остальные уходите

Церемония вступления в должность Президента Украины Владимира Зеленского привлекала...

Новому президенту не стоит повторять ошибки...

Зеленский в сложном положении: за него голосовали все регионы, кроме Львовщины, — и...

По лекалам Ильфа и Петрова

Вы узнаете: по каким причинам у Владимира Зеленского пока нет никаких аргументов...

Околонулевая демократия

Рада сугубо формальное согласование даты инаугурации пытается превратить в...

Гарант почти не виден

В современной политической истории страны украинцы еще никогда так нетерпеливо не...

Три конверта Зеленского

На президентских выборах более 70% избирателей поддержали Владимира Зеленского. Петр...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка