Истинные нормандцы

№38(922) 20 — 26 сентября 2019 г. 18 Сентября 2019 4

Эта неделя ознаменовалась серией заявлений относительно мирного процесса в Донбассе — как на самом высоком уровне украинской власти, так и через неофициальные, но весьма осведомленные каналы. При этом и президент, и министр иностранных дел озвучили ряд взаимоисключающих тезисов, что, впрочем, вполне объяснимо.

Вечером 16 сентября российская газета «Коммерсантъ» анонсировала, что на заседании контактной группы в Минске будут решены две проблемы, блокирующие путь к проведению саммита «нормандского формата». Как пишет издание, «это, во-первых, разведение сил и средств конфликтующих сторон в Петровском и Золотом». Собеседники газеты, «знакомые с деталями подготовки к предстоящей встрече в Минске, ожидают, что в белорусской столице определят и назовут точные даты начала разведения, после чего начнется сам процесс отвода войск и вооружений».

Второе решение, которое, как ожидает тот же источник, «касается утверждения общей редакции «формулы Штайнмайера»... Проблема в том, что «формулы Штайнмайера» не существует в едином для всех, документальном, скрепленном подписями варианте. Это не раз приводило к разным трактовкам того, что именно следует под ней понимать». Но газета утверждает, что «компромиссное решение уже появилось. Оформить его в виде документа и подписать предстоит Минской контактной группе».

О несостоявшемся Штайнмайере

Схожий оптимизм проявляется и в Telegram-канале «Легитимный», который является информресурсом Зеленского и Коломойского. 17 сентября сообщается: «Наш источник из Офиса президента сообщает, что завтра в Минске ТКГ могут рассмотреть «дорожную карту», предложенную Зеленским. Это поэтапное действие каждой стороны, которое детально расписано. Это не формула Штайнмайера. Формулы Штайнмайера как таковой нет, а есть просто идея, которую так назвали. Также там рассмотрят разведение сил в Петровском и Золотом. Строительство моста в Станице Луганской. Составление списков на обмен. Поэтапное снятие экономической блокады с ЛДНР. Есть информация, что завтрашняя встреча может стать «прорывной» и даст движение в сторону прекращения конфликта на Донбассе (если не появится новых непредвиденных обстоятельств). Многим конкурентам это уже не нравится. Оппоненты Зеленского уже готовят методички с главным месседжем — «капитуляция».

Объективно этот материал намекает на более амбициозный план, чем «Коммерсантъ», ибо «дорожная карта» должна предполагать сроки выполнения всех пунктов Минских соглашений, включая внесение Украиной изменений в Конституцию. Но обоснован ли такой оптимизм, который опирается исключительно на анонимные источники, а не на публичные высказывания участников процесса, тем более что на прошедшей неделе эти участники вели себя весьма противоречиво?

Началось все с того, что украинский президент заговорил о «дорожной карте», а также упомянул впервые формулу Штайнмайера, о которой молчал его предшественник Порошенко. Воспроизведу ключевые фрагменты из двух сообщений официального сайта главы государства о пресс-конференции Зеленского с президентом Финляндии Саули Ниинисте: «Мы настаиваем, чтобы эта встреча состоялась именно в сентябре. Потому что окончание войны, возвращение всех наших пленных — это приоритетная задача для меня как президента Украины», — сказал Зеленский, отвечая на вопрос о возможной дате встречи «нормандской четверки».

Что касается того, согласится ли Украина на использование т. н. формулы Штайнмайера для выполнения Минских соглашений, Зеленский заявил: «Формула Штайнмайера и все пункты Минских договоренностей будут рассматриваться, и решение будет приниматься лидерами четырех стран. Как я уже сказал, мы должны обсудить все пункты Минских договоренностей».

Он отметил, что в переговорах Украина стоит на позиции сохранения национальных интересов: «Вы прекрасно знаете, что не я подписывал эти Минские соглашения, но мы с вами понимаем, что ответственность сейчас на мне. Мы действительно будем готовиться к «нормандскому формату». Есть Минские договоренности, есть «нормандский формат», но, кроме этого, мы разрабатываем карту выполнения Минских договоренностей с четкими сроками. И для меня это самое главное».

«Мы не будем терять сейчас ни дня, ожидая лишь встречи в «нормандском формате». Вы знаете, что у нас есть встречи трехсторонней контактной группы в Минске. Именно в Минске мы обсуждаем этапы возвращения всех наших граждан. Сроки и этапы», — добавил президент Украины».

Очевидно, что Зеленский заговорил о формуле Штайнмайера не по своей инициативе, а потому, что ему задали вопрос. Но уже на следующий день глава МИД Вадим Пристайко сам затронул эту тему в комментарии для «Интерфакс-Украина» в кулуарах 16-й ежегодной встречи Ялтинской европейской стратегии (YES) в Киеве.

«Мы согласились на Минские договоренности 5 лет назад, в том числе и на проведение выборов. По нашему мнению, идеально было провести выборы, но пока это невозможно, одновременно во всем нашем государстве. У них (на оккупированных территориях Донбасса. — ИФ) уже было двое выборов — фейковых, их результатов мы не признаем. Сейчас мы предлагаем провести одновременно выборы по всей территории, включая оккупированную. Посмотрим, сработает ли это, по времени исключительно».

Вместе с тем Пристайко добавил: «Формулу Штайнмайера», которую наш глава государства согласовал, мы как люди, которые выполняют даже то, что пообещали наши предыдущие президенты, должны выполнять. Мы сейчас обсуждаем, в какой форме». Он заверил, что «в ней нет ничего интересного или такого, чтобы обвиняли в «зраде» или «перемоге».

Т. о. создавалось впечатление, что Киев вообще желал бы завершить урегулирование к будущей весне, так как во власти говорят о проведении местных выборов не в октябре 2020 г., как следует из Конституции, а в апреле 2020-го, после внесения конституционных изменений в части децентрализации.

Тем не менее позже в тот же день, 13 сентября, последовали заявления, которые сразу же расценили как откат от объявленных ранее позиций. Сначала «Интерфакс-Украина» передал слова представителя Украины в контактной группе Леонида Кучмы, сказанные в кулуарах того же форума: «Она (формула Штайнмайера) не будет там (на встрече лидеров стран «нормандского формата») утверждена, я уверен. Нужно снова садиться за стол и определять, что для Украины приемлемо, а что нет». При этом Кучма выразил убеждение, что Зеленский не согласится, чтобы «идти сегодня на выборы сразу, на особый статус».

«Особый статус с теми полномочиями, которые ставятся сегодня, что практически у нас Украина не унитарное государство, а какая-то или конфедерация, или федерация, еще с предложением изменить Конституцию — простите, это не путь для Украины», — подчеркнул он.

Агентство «Ассошиэйтед пресс» в тот же день передало, что Кучма «обеспокоен тем, что Франция и Германия, которые выступают посредниками в переговорах, будут подталкивать президента Украины к компромиссам, таким как утверждение плана по проведению местных выборов в районах, которые находятся под контролем сепаратистов, без какого-либо надзора со стороны украинского правительства», и «настаивает на том, чтобы Россия вывела войска и вернула украинским силам контроль над границей, прежде чем проводить там выборы».

О видах политического суррогата

Фактически мы наблюдаем еще большее отступление от буквы Минских соглашений, чем это делалось при президентстве Порошенко. Предыдущий президент все же имел в виду контроль над границей со стороны ОБСЕ или миротворцев ООН.

Кучма сейчас представитель страны в ТКГ, а согласно международно-правовому обычаю официально от имени государства могут говорить лишь три лица: президент (или монарх), премьер-министр и министр иностранных дел. Но и президент Зеленский вечером 13 сентября на брифинге после встречи с президентом Эстонии Керсти Кальюлайд заявил, что местные выборы в Донбассе могут проводиться по украинскому законодательству только после того, как Россия выведет войска.

Кроме того, и министр иностранных дел Пристайко на брифинге в рамках того же международного форума отверг закрепление особого статуса Донбасса в Конституции, да и сам особый статус в принципе: «Мы не вносим в Конституцию никаких особых, не особых статусов. В Минских договоренностях записано, что будет проведена реформа украинского законодательства, реформа Конституции, в основе которой лежит децентрализация».

Далее он указал, что Украина предлагает «той стороне, которая находится сейчас за линией соприкосновения, понять, что шанс для их развития — это децентрализация. Они могут объединять громады, ожидать определенных возможностей, в частности финансовых, как и сейчас области и районы в Украине. Это и есть максимальное предложение, которое мы делаем».

Т. е. уже ни о языковом самоопределении, ни о прочих правах, записанных и в действующей редакции закона «Об особом порядке местного самоуправления», речь не идет. Однако что же такого произошло к вечеру пятницы 13 сентября, что украинское руководство стало делать совсем иные акценты, нежели в четверг и еще в пятницу утром? Да, можно связывать это с американским вмешательством. Но есть еще одно обстоятельство, мимо которого практически прошли все: о том, что саммит «нормандского формата» не состоится в ближайшее время в Париже, стало окончательно ясно лишь в пятницу во второй половине дня.

Так, вечером 13 сентября Пристайко сказал в эфире канала «Интер»: «Такая встреча планировалась в ближайшее время, и три стороны (Германия, Франция, Украина. — С. Б.) в принципе были готовы к этой встрече. Действительно, та информация, которая была в СМИ, подтверждается. Французский президент предложил это сделать в Париже. Мы планировали сделать это совсем скоро, мы хотели собраться и были готовы... 16 числа (сентября. — С. Б.), я не думаю, что это большая тайна. Но, к нашему большому сожалению, российская сторона не смогла в это время приехать на встречу. Мы сейчас активно ищем новое время».

Конечно, возникает вопрос, а является ли утверждение Пристайко о встрече, намечавшейся на 16 сентября, достаточным доказательством ее возможности. Но в грубом вранье глава украинского МИД до сих пор не был замечен. И косвенным доказательством его правоты является пост, который сделал вечером 13-го в своем Telegram-канале эксперт Алексей Чеснаков: «График президента по сирийскому треку, судя по всему, сильно уплотняется. Плюс еще внутренние дела. Для осеннего саммита «нормандской четверки» не так много реальных тайм-слотов. Понадобится филигранное планирование».

А далее — ссылка на появившееся в 16.30 на сайте Кремля сообщение о том, что 16 сентября президент Путин посетит Турцию для участия во встрече глав РФ, Турции и Ирана, государств — гарантов Астанинского процесса содействия сирийскому урегулированию. Такая встреча действительно была неотложной. Кроме того, помимо ситуации в Сирии, возникла потребность обсудить в рамках подобного треугольника ситуацию на всем Ближнем Востоке после недавнего беспрецедентного события — подрыва саудовских нефтепромыслов беспилотниками проиранских повстанцев из Йемена.

Т. е. Чеснаков намекает на то, что если б не поездка в Турцию, у Путина было бы окно, чтобы поехать в Париж на саммит «нормандского формата». Но, безусловно, речь шла лишь о возможном, окончательно не определенном сценарии.

Такая позиция означала, что на самом деле Москва допускала саммит и без согласования формулы Штайнмайера, но, видимо, при условии, если Киев сделает некий жест доброй воли, который покажет, что саммит имеет смысл. А заявления Зеленского 12 сентября и Пристайко днем 13-го, похоже, и были прежде всего жестами, которыми они рассчитывали побудить Путина принять такое решение.

Кремлю совершенно не нужно создавать поводы для разговоров о том, что только срочная поездка Путина в Турцию сорвала саммит «нормандского формата». Поэтому практически синхронно с анонсом этого визита появляется и заявление помощника российского президента Юрия Ушакова о том, что Кремль не против саммита в Париже и считает его возможным в октябре. Но при выполнении трех условий: окончательного урегулирования вопроса с разведением сил и средств в трех пилотных районах; письменной фиксации в рамках контактной группы формулы Штайнмайера и, наконец, предварительного согласования итогов саммита.

Такое заявление хорошо для широкой аудитории, но посвященные лица и в Киеве, и в Берлине, и в Париже вправе считать, что, с одной стороны, для встречи в «нормандском формате» решение упомянутых вопросов не обязательно, с другой — просто так встреча все равно не произойдет, ведь Киеву надо предложить Москве некие суррогаты решений.

Поэтому главным для Зеленского является вопрос, какой суррогат будет достаточным. Но раз встреча откладывается на неопределенный срок, президент и МИД решили срочно сместить акценты — дабы избежать обвинений в «предательстве национальных интересов». А того, что Россия может сделать из этого негативные для Киева выводы, они, похоже, не опасаются, хотя ясно, что с саммитом Москва не торопится.

Впрочем, нетрудно заметить, что смена риторики Зеленского произошла вечером 13 сентября, сразу же после встречи украинского президента с временным поверенным в делах США Уильямом Тейлором. Президентский график на 13 сентября был весьма напряженный: в первой половине дня участие в форуме «Ялтинской европейской стратегии», далее — мероприятия в рамках визита президента Эстонии. То, что между ними была втиснута встреча с американским послом, указывает на ее срочный, внеплановый характер.

Логично предположить, что она и понадобилась для того, чтобы представитель США указал на излишнюю уступчивость Киева, проявившуюся в заявлениях Зеленского и Пристайко. Произошло это на фоне того, что США возобновили оказание военной помощи Украине и, более того, увеличили ее объем на $140 млн. (вдобавок к ранее выделенным $250 млн.). А Игорь Коломойский заявил, что «конфликт с Фруманом и Парнасом (бизнесмены, которых связывают с Рудольфом Джулиани, искавшие компромат на Коломойского в Украине. — С. Б.) исчерпан и завершился мировым соглашением. Реальных претензий ко мне на Западе нет».

Судя по всему, украинская власть и днепровский олигарх окончательно удовлетворили пожелания Белого дома касательно дела Байдена, и пришло время ответных шагов. А поддержка Киева в вопросе выполнения (точнее — невыполнения) политической части Минских соглашений вполне могла быть частью большой сделки Коломойского с окружением Трампа.

Впрочем, на серьезные политические решения обычно оказывает влияние комплекс факторов. В данном случае к таковым следует отнести и то, что Вашингтон не могло радовать, что в свете усилий Макрона США выводятся фактически на обочину мирного процесса, что оный должен привести к стратегическому сближению Европы и России. Характерны слова Волкера: «мы последние пару недель пытаемся назначить встречу (с Владиславом Сурковым. — С. Б.). Надеюсь, в скором времени это удастся». Кроме того, он уточнил, что в случае необходимости США могли бы также стать частью переговорного процесса, расширив «нормандский формат».

И, наконец, на прошлой неделе я писал, что жесткая позиция Москвы по вопросам Донбасса является приглашением партнеров по переговорному процессу, чтобы инициатива переноса политического решения на неопределенный срок исходила от них. И кардинальное ужесточение позиции Киева, фактический отказ выполнять политические пункты Минска может быть именно ответом на приглашение РФ. Возможно, Москва к этому и стремилась. А ведь можно представить и личную реакцию Макрона — для него демарш Киева, совершенный под влиянием Вашингтона, выглядит личным оскорблением.

На таком фоне объективно очень трудно было ожидать от встречи в контактной группе 18 сентября некоего прорыва. Под сомнением даже решение более скромной задачи — разведение сил в Золотом и Петровском. Ведь как сказал 14 сентября на брифинге Пристайко: «Мы завершаем разведение в Станице Луганской. Прямо сейчас инженерные команды, закончив разминирование, восстанавливают мост. Как только мост будет восстановлен, по нему пойдет пассажиропоток, и мы сможем двигаться по двум следующим участкам».

А эти слова не предполагают разведения в Петровском и Золотом ни в этом, ни в следующем месяце. Пресс-секретарь Кучмы Дарка Олифер еще в конце августа сказала, что мост должны открыть до конца осени, а в появившейся на сайте главы государства в это воскресенье информации Офиса президента говорится, что открытие моста планируется к 27 ноября.

О бунте депутатов большинства

Между тем прогнозируемо обозначилась еще одна проблема, которая может стать препятствием на пути полномасштабного урегулирования конфликта в Донбассе, да и не только. Так, в монолите фракции «Слуга народа» появились первые трещины. 11 сентября депутаты партии СН выразили недовольство относительно законопроекта об императивном мандате, согласно которому предлагается лишать нардепов мандата за нежелание входить во фракцию и в случае прекращения в ней членства. Ряд СМИ сообщили: «депутаты жалуются, что Офис президента и руководство партии хотят сделать из фракции «абсолютно ручных животных».

Конституция предусматривает лишение мандата депутата, если тот вышел из фракции, по списку которой был избран. Но теперь мандаты готовы забирать и у мажоритарщиков, которые заходили под брендом партии, но покинули фракцию.

Логично, что мажоритарщики не захотели сами себя загонять в клетку. Но знаковым следует считать то, что схема голосования по команде в президентской фракции стала давать сбои, члены фракции уже выражают свое недовольство теми или иными решениями и не хотят быть реинкарнацией советских депутатов, дисциплинированно голосовавших «за».

И такое развитие событий действительно было ожидаемо (собственно, и сама попытка экстренного усиления императивного мандата показывает, что подобного сценария на Банковой опасаются). Партийный список (как по пропорциональной системе, так и по мажоритарке), составленный чуть ли не по объявлению в газете, не мог состоять из надежных, проверенных многолетней совместной работой (да и просто имеющих навыки политической работы) людей. При этом практически все они отнюдь не согласны на роль статистов и шли в парламент со своими амбициями.

Проблемы пришлось признать и главе президентского офиса Андрею Богдану. «Есть 254 человека, большинство из которых пришли не из твоего круга общения. Абсолютное большинство. Надо понимать источники формирования этих списков, откуда взялись эти люди. Часть людей пришла реально из Фейсбука, как Лиза Богуцкая, часть людей мы в интернете искали: кто популярен по этому округу — мы ему звонили и спрашивали: «Идешь от нас? Завтра надо отнести документы». Там есть люди, которые ранее на рынке продавали фрукты, там есть свадебные фотографы. Там разные люди. Часть нашей работы — это формировать из них команду». Более того, Богдан заявил: «Там есть сумасшедшие люди, психически больные. Срез общества».

Из такого разношерстного коллектива сформировать команду будет крайне сложно. Ведь чем дальше, тем больше (особенно если рейтинги власти пойдут вниз) они будут чувствовать себя независимыми и самостоятельными. Если же говорить об императивном мандате, то он касается только прошедших по партийному списку (на мажоритарщиков, судя по всему, его распространить не получится). Впрочем, что мешает депутату, формально находясь во фракции, гнуть свою линию? К слову, уже есть законопроект, голосование по которому Рада провалила, — об отмене действия всех актов СССР и УССР на территории Украины. СН дал за него всего 210 голосов.

Богдан отметил, что «это единый список, который сформировался без копейки денег. Никогда ни одна партия в Украине не формировала такой список». Я же вспомнил исторический пример, когда власть пыталась строить отношения с депутатским корпусом на идеалистической основе — Съезд народных депутатов РФ в начале 90-х. Сначала он поддержал президента Бориса Ельцина и его реформы. А закончилось все расстрелом парламента из танков осенью 1993 г.

Сразу несколько тогдашних членов команды президента России (его пресс-секретарь Павел Вощанов, министр юстиции Николай Федоров), уйдя в отставку, высказались в том смысле, что дабы не доводить до такого развития событий, нужно было вести с депутатами «нормальную политическую работу — кого-то припугнуть, кого-то подкупить». Так что и новой украинской власти наверняка придется обращаться к старым, проверенным методам.

Но напрашивается еще одна аналогия. Тогдашняя оппозиционность российского парламента имела своей основой непопулярные реформы, которые проводила власть. А перед нынешним украинским парламентом, если дойдет до «формулы Штайнмайера», встанет задача принять крайне сложные и не для всех приемлемые решения.

Между тем значительная (если не большинство) часть фракции СН относится к «патриотическому сообществу». И представляется, что при отсутствии железной дисциплины прохождение таких решений через Раду абсолютно нереально. Фракционная дисциплина уже начала давать сбои. И в этом может быть одна из причин того, что у Зеленского решили практически снять формулу Штайнмайера с повестки дня.

P. S. Когда номер уже готовился к печати, пришла информация из Минска, которая подтвердила наши предположения и опровергла прогнозы «Коммерсанта». Украина не подписала текст формулы Штайнмайера, якобы согласованной на встрече советников глав «нормандского формата» 2 июля. И о разведении войск в Петровском и Золотом стороны также не договорились.

Позднее появилась информация о том, что министр иностранных дел Вадим Пристайко на совместном заседании парламентских комитетов по евроинтеграции и иностранных дел заявил о том, что он все-таки дал согласие на формулу Штайнмайера: «Мы договорились о формуле Штайнмайера на встрече советников 2 сентября, и я могу привести то, на что я дал согласие. Закон об особом статусе вступает в действие в предыдущем формате на момент проведения выборов, а окончательно вступает в силу после решения БДИПЧ ОБСЕ [о признании выборов честными]».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Меркель и Путин обсудили встречу в «нормандском...

Канцлер Германии Ангела Меркель провела телефонный разговор с президентом России...

Россия требует особого статуса Донбассу на...

Российская сторона на переговорах трехсторонней контактной группы в Минске...

Пора выбираться из Украины

Украина никогда не представляла для США интереса с точки зрения обеспечения...

Украина и октябрьские выборы в Канаде

Если Трюдо и либералы получат от избирателей мандат на второй срок, украинцам хуже не...

Лидер или политическая пешка

Зеленский стремится заключить с населением некий договор о выполнении пожеланий...

Психотерапия нового напряжения

Марафон достиг политической цели, минимизировав влияние главных радикальных...

Загрузка...

Нормандский ультиматум: что содержит план «Б»...

Вы узнаете: ради чего добровольцы ездили в Золотое; что имел в виду Зеленский, объясняя...

Конец медового месяца

Это хорошо, что Зеленский ломает стереотипы, но нации пора дать большее

Уже не смешно — бессвязный диалог в кулинарном...

Невежество или показная неосведомленность могут быть еще и удивительно эффективным...

Формула большого взрыва

Вы узнаете: почему в очередной раз сорвано разведение вооружений в Донбассе; кому...

Четвёртый донбасский сценарий

Три возможных варианта развития ситуации озвучил глава МИД Вадим Пристайко в эфире...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка