Язык широких жестов

№4 (892) 25 — 31 января 2019 г. 24 Января 2019 1 3.9

Как и ожидалось, изменения в закон «О свободе совести и религиозных организациях» приняты Радой в стахановском темпе, хотя и с третьей попытки. Атмосферу его обсуждения лучше всего передают зафиксированные стенограммой слова председателя парламента Андрея Парубия: «Прошу голосувати, прошу підтримати. Відійди від мене, нечисть, відійди від мене! Прошу голосувати, прошу підтримати». Здесь нет только упоминания о том, что слова о «нечисти» адресовались подошедшему к спикеру народному депутату.

Несмотря на то что документ имел чрезвычайное значение для Петра Порошенко, который строит свою предвыборную кампанию вокруг томоса, фракция БПП не проявила особой активности. Документ поддержали лишь 86 из 135 ее членов, т. е. менее двух третей. Да, не помню случаев, чтобы президентская фракция была единогласной. В ней всегда были некоторые проблемы с явкой, а к голосованию чужими карточками сейчас депутаты не прибегают без крайней необходимости. Тем не менее в знаковых ситуациях БПП обычно давал более 100 голосов: например, 4 октября за продление статуса Донбасса голосовали 107 его представителей, а 6 декабря за прекращение действия большого договора с Россией — 108.

Нынешняя цифра побуждает подозревать, что далеко не все депутаты БПП отмобилизованы на президентскую кампанию своего фактического лидера, и некоторые, возможно, уже подыскивают новый партийный бренд. Так, в версию о реанимации партии «УДАР» как самостоятельной, не связанной с Порошенко силы ложится тот факт, что законопроект не поддержали известные депутаты из одноименной неформальной группы в БПП. В частности, Дмитрий Андриевский, Наталья Ковальчук (больше известная под фамилией Агафонова, под которой и была избрана в Раду), Наталья Новак, Артур Палатный, Оксана Продан, Руслан Сольвар. Все они, за исключением Палатного, числились присутствующим в момент голосования.

«Народный фронт» дал за закон 65 голосов (80% общего числа членов фракции) — обычное для этой политической силы количество при важных голосованиях. В «Самопомочі» документ поддержали меньше двух третей депутатов. Среди внефракционных — половина (в их числе не было таких видных деятелей, как Виктор Балога и Владимир Литвин), в «Батькивщине» — чуть меньше половины (прочие заседание проигнорировали). Партия Тимошенко за томос не только на словах, но все же подыгрывать Порошенко не слишком хотела и вряд ли расстроилась бы, если б решение не было принято.

Зато больше всех отмобилизовалась Радикальная партия — 17 голосов из 21. А можно ли было ожидать иного результата — с учетом сотрудничества с Ринатом Ахметовым? Сотрудничества, которое вылилось не только в посещения Олегом Ляшко промышленных гигантов юго-востока, но и в тот факт, что исполком политсовета РПЛ уже почти год возглавляет топ-менеджер, бывший гендиректор Мариупольского меткомбината им. Ильича Юрий Зинченко.

Напрашивается ответ: нельзя. Однако это верно лишь отчасти, ибо соцопросы говорят о том, что сегодняшний избиратель Олега Ляшко вовсе не столь националистичен, как Игорь Мосийчук и другие заметные деятели партии. В отношении таких знаковых вопросов, как членство в ЕС и НАТО, этот электорат разделен, сторонников повышения статуса русского языка в нем тоже немало. В общем, как было видно по прошлогодним опросам КМИС (апрель 2018) и «Рейтинг» (июль 2018), избиратель Ляшко в отношении идеологических вопросов, конечно, не был столь пророссийским, как у Бойко и Рабиновича, но очень отличался и от электоратов Порошенко, Тимошенко, Гриценко, Вакарчука и Садового.

По своей идейной пестроте он ближе избирателям Владимира Зеленского. А — в соответствии с призывом Ляшко не политизировать церковный вопрос ради кампании Порошенко — логично было бы не голосовать за закон или хотя бы инициировать его отправку на второе чтение. Но раз этого не произошло, значит, подобный сценарий был невыгоден не только президенту, которого в очередной раз поддержала фракция РПЛ, но и, вероятно, Ахметову.

Однако даже мобилизация фракции Ляшко не помогла бы президенту, если бы власти в очередной раз не подставили плечо в группах «Воля народа» и «Возрождение». С момента утверждения премьером Владимира Гройсмана их можно было считать неформальными членами коалиции. По экономическим, кадровым и правовым вопросам многие члены этих групп обычно дают явное большинство голосов. По идеологическим вопросам — зачастую не голосуют, но нередко происходит сдача небольшого количества голосов, которые оказываются жизненно необходимыми для принятия решения. И при этом невозможно понять, что имеет место — депутатская индивидуальная позиция или сознательная фракционная тактика. Так и в этом случае: без упомянутых групп набиралось лишь 224 голоса; они добавили еще пять.

Об отмене сценария силового захвата храмов

Но вернемся к самому закону. Поправки к законопроекту по сравнению с первоначальным вариантом носили действительно заметный характер, возможно, став следствием давления со стороны Запада, а в последнее время и позиции, высказанной другими конфессиями Украины.

Если изначальный законопроект предусматривал, что любой человек, хоть раз зашедший в церковь, мог объявить себя членом местной религиозной общины и проголосовать за ее перевод в другую юрисдикцию, то принятый 17 января законопроект №4128-д не предусматривает т. н. право самоидентификации. Закон четко предусматривает, что «религиозная община по собственному усмотрению принимает новых и исключает действующих членов общины в порядке, установленном ее уставом».

Т. о. вроде бы становится невозможной практика гастролеров, объявляющих себя членами общины и на коленке проводящих общее собрание с решением о переходе в ПЦУ. Правозащитник Олег Денисов, руководитель НПО «Общественная правозащита», представляющей правовые интересы канонической Украинской православной церкви на площадках ООН, поясняет: «Закон предусматривает, что решения об изменении подчиненности и внесении изменений и дополнений в устав принимаются только общим собранием религиозной общины, которые могут созываться только членами общины. Таким образом, ни чиновники, ни представители общественных организаций не могут более составлять списки для голосований, обходить дома прихожан и созывать их на собрания, такие действия могут делать только лица, указанные в уставах религиозных организаций, и только в установленном там порядке».

Важным положением является пункт о том, что за изменения устава общины, касающиеся ее конфессиональной подчиненности, должны проголосовать не менее двух третей членов общины, присутствующих на собрании; кворум же для проведения собрания определяется уставом общины. В изначальном проекте речь шла о простом большинстве участников собрания — без каких-либо оговорок относительно кворума.

Кроме того, проголосовавшие должны подписать решение об изменении устава лично, а каждая подпись должна быть заверена нотариально. Прямой нормы о нотариальном заверении в законе нет, однако, как отмечают эксперты, она вытекает из п. 6 ч. 1 статьи 15 закона «О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц — предпринимателей и общественных формирований».

Упомянутые изменения, конечно, усложняют процесс перехода общины. Но вопросы вызывает пункт о необходимости «приведения уставов в соответствие с законом на протяжении года». Т. к. изменение конфессиональной принадлежности общины происходит на основании изменения устава, последний должен содержать пункт о порядке его изменений, соответствующий упомянутому закону.

Поскольку согласно действующему закону «О свободе совести и религиозных организациях» изменения и дополнения к уставам подлежат регистрации в таком же порядке, как и сами уставы, принятые Радой нововведения запускают механизм перерегистрации общин. Ныне уставы достаточно разнятся по содержанию (включая пункт об определении членства).

В православных религиозных общинах, особенно расположенных в городах, не распространена практика фиксированного членства. А функции общих собраний выполняют приходские советы или другие подобные органы управления. Действующие нормы закона «О свободе совести и религиозных организациях» в числе обязательных требований к уставу не указывают правила приема в общину. И этот пункт закона Рада оставила без изменений. Но нынешние нововведения теперь требуют от религиозных организаций прописать порядок приема своих членов.

Неясно, смогут ли прихожане при фактической перерегистрации устава общины защитить ее от наплыва пришлых. К тому же закон дает право чиновникам тормозить регистрацию и перерегистрацию религиозной общины в связи с оформлением ею документов «без соблюдения установленных требований».

А главное — есть закон, и есть практика. Не создает ли формализация членства в общине «московской церкви» в нынешних условиях инструмент давления, призванный убедить гражданина не проявлять столь явно свои религиозные предпочтения? И какие гарантии того, что никто не будет обходить дома прихожан? Разъяснительную работу за пределами храмов закон не запрещает, а у местных властей (особенно в небольших поселках) всегда в распоряжении административный ресурс.

О приветах и подарках для Банковой

Неделю назад я подробно остановился на ситуации в Харьковской области, связанной с якобы высказанными в кулуарах Банковой главой президентской администрации Игорем Райниным сомнениями в победе своего патрона и заявлениями о необходимости готовиться к жизни «после Порошенко». А в этой связи речь шла о признаках существования негласного альянса Райнин—Аваков—Тимошенко. За прошедшую неделю никаких оргвыводов в отношении Райнина не последовало, но это не значит, что новость о его высказываниях оказалась вбросом.

Хоть должность главы президентской администрации на постсоветском пространстве традиционно считается ключевой, а ее обладателя часто относят к серым кардиналам, законодательно полномочия руководителя АП никак не обозначены. А значит — реальные рычаги предельно просто переложить в руки других людей, сделав пребывание в должности сугубо номинальным. В противном случае громкая отставка главы АП — плохой сигнал для элит.

А вот Аваков счел нужным высказаться. Очевидной реакцией на сообщения о формировании «сети Порошенко» (см. «Политпортфель» А. Прохорова на стр. В4) стали появившиеся с интервалом в несколько часов два его поста в Фейсбуке. Сначала он сообщил о 91 обращении в связи с нарушениями в ходе избирательной кампании и о принимаемых мерах. И особо подчеркнул: «Вся предвыборная агитация кандидата обязана быть оплачена со специального счета избирательного фонда и иметь четкую информацию о тираже, фирме-изготовителе и фамилии ответственного за выпуск. Если эти условия нарушены — такая агитационная продукция должна быть убрана, а нарушители наказаны согласно закону».

В следующем: «Есть многочисленные сигналы о формировании избирательных «сеток» и организации «каруселей» по скупке голосов за наличные «черные» деньги. Хочу предупредить ушлых «политтехнологов», пока не поздно — МВД и Нацполиция тщательно изучают эту информацию, мы не допустим подкупа избирателей и скупки голосов».

Аваков также добавил: «Не участвуйте во лжи и ложных действиях — не допускайте ошибок! Не торгуйте будущим! Мы будем действовать жестко. Вне зависимости от яркости и общественного статуса кандидата, степени его оппозиционности и провластности (провластный кандидат на президентских выборах может быть только один. — С. Б.)! Запомните эти пару строк. Прочтите внимательно все те, кому они адресованы», — подчеркнул глава МВД.

Сделали «фронтовики» и еще один красноречивый жест. Как сообщил на своей странице в Фейсбуке депутат от «Народного фронта» Леонид Емец: «Исключили из фракции Тимошенко Ю. В. (Юрия Владимировича. — С. Б.). Официально. Формальная причина: за нарушение фракционной дисциплины. Неформальная: он получил деньги на залог и планирует баллотироваться на пост президента». А ведь мотивы Юрия Тимошенко вполне очевидны (см. «Политпортфель» А. Прохорова на стр. В4) — быть техническим кандидатом Банковой и оттягивать голоса у лидера «Батькивщины».

Заявления Авакова очевидным образом перекликаются с тем, что в октябре—ноябре минувшего года говорил еще один ключевой силовик, Юрий Луценко: «Я отказался принимать участие в заседаниях каких-либо избирательных штабов. На самом деле, как вы понимаете, предложения были только из одного. Я не буду участником избирательного штаба действующего президента».

Напомню, тогда генпрокурор сделал несколько весьма двусмысленных заявлений, в частности, о твердом намерении уйти в отставку после президентских выборов, поскольку свою задачу сейчас видит только в обеспечении их честного проведения. Он даже заявил о своей отставке с трибуны Рады (отставка не была принята президентом).

И вот в понедельник вышло 5-часовое(!) интервью Юрия Луценко Дмитрию Гордону. Понятно, что просто так руководитель столь высокого ранга беседе с журналистом так много времени не уделяет, это, собственно, программное выступление. Приведу некоторые откровения, касающиеся главного сегодня политического вопроса: «...По официальным данным, президент Порошенко потратил $70 млн. на благотворительные цели, в первую очередь на армию... Я хотел бы, чтобы в нашей стране люди относились с уважением к хорошим поступкам. Можно не любить Порошенко, можно считать, что он плохой президент...

Ну, будете гулять — зайдите на Андреевский спуск и пощупайте театр, который на свои деньги, без единой копейки государственной, построил Порошенко. Кстати говоря, один из лучших театров прошлого года в Европе. А еще можно заехать в два полка спецназа, у которых не было даже парашютов, и спросить, кто их полностью укомплектовал. А еще можно поехать в подразделения ПВО Украины.

...Мы живем во время чудес... И у каждого чуда есть фамилия. В безвиз мало кто верил. Но у этого чуда есть фамилия — Порошенко. И у томоса. И у децентрализации...

Все, о чем вы сейчас говорите и чем вы недовольны (и я в том числе), — это парламентская власть. Президент не создает тех вещей, о которых вы говорите, у него нет инструментов для этого. Президент, согласно его полномочий, не отвечает за ЖКХ. Он не отвечает и за Минфин, промышленность, железные дороги и так далее. Он может только нацеливать. Инструмент его — 20 с лишним процентов фракции, а не 51. А дальше начались обычные украинские соблазны. Жаба! Не дай же бог Порошенко действительно станет таким, как мы бы хотели! Из-за этого началось некое внутреннее противостояние, которое, конечно, забрало у нас многие мечты.

Еще раз хочу повториться: они (избиратели.С. Б.) должны избрать главнокомандующего, главного дипломата и главного строителя государства. А отнюдь не зарплаты, пенсии и тарифы. Эту часть задачи мы пройдем на парламентских выборах».

А вот тема обеспечения честности выборов прозвучала достаточно вяло: «Моя задача, как и задача Порошенко, Гройсмана, Авакова и многих других, — обеспечить честные выборы. Поэтому я буду очень сильно напрягаться. Может, вы заметили, что на любые поползновения «а может, перенесем» я достаточно четко артикулировал: «Выборы пройдут в назначенный срок».

Не было конкретики и относительно планов Юрия Луценко, лишь следующее: «Не исключаю, что я тоже буду в них (парламентских выборах.С. Б.) участвовать: мне также есть что сказать по экономическим и социальным вопросам». Касательно же обещаний уйти в отставку после президентских выборов, данных в интервью три месяца назад тому же Дмитрию Гордону, последний уточнять не стал. В общем, Юрий Луценко очевидным образом «откорректировал» свою позицию и решил сделать это максимально однозначно.

Предпринял свой шаг и Ахметов. Принадлежащий ему телеканал «Украина» запустил новый документальный цикл «Рождественские встречи с президентом». Как говорится в сообщении, цикл документальных фильмов будет рассказывать о встречах Петра Порошенко с украинскими семьями из разных уголков страны во время рождественских праздников. Они проходили в карпатской резиденции президента «Синегора». По задумке авторов проекта, объединять все истории должна «активная гражданская позиция и преданное служение родной стране героев».

Впрочем «Рождественские встречи с президентом» будут выходить на телеканале в 23.50, т. е. далеко не в прайм-тайм. Рискну предположить, что только самые преданные сторонники действующего президента дождутся столь позднего часа. Можно лишь гадать, сколько в этом проекте телеканала реальной поддержки Порошенко, а сколько, скажем так, вежливости.

О двух кандидатах от оппозиции и Фирташе в рукаве

Тем не менее ход сделан, и он не остался незамеченным гражданами, превратившись в не лучший фон для проведенного в минувшие выходные в Запорожье масштабного мероприятия под названием «Форум за мир и развитие», где было объявлено о выдвижении Александра Вилкула кандидатом в президенты от основной части Оппозиционного блока.

Форум был выдержан в традициях партийных съездов, хотя и завершился словами ведущего «Слава Украине!» Но по законодательству собрания избирателей кандидатов не выдвигают, это могут делать лишь партийные съезды и сами желающие стать президентами. Т. о. запорожский форум сыграл роль красивого послесловия к проведенному ранее съезду Индустриальной партии, зарегистрированной 13 июня 2014 г.

Тогда председателем партии значился Ростислав Шурма — генеральный директор комбината «Запорожсталь» и сын народного депутата от Оппозиционного блока Игоря Шурмы. Сейчас — согласно Единому реестру общественных формирований — главой партии является сотрудник «Метинвеста» Виталий Кисель, и именуется она «Оппозиционный блок — Партия мира и развития».

А вот недавний однопартиец Александра Вилкула Юрий Бойко подал документы в Центризбирком 17 января как самовыдвиженец. Правда, в сопровождении соратников, окрасивших церемонию в оппоблоковские тона, но уже с логотипом «Оппозиционной платформы — За жизнь». Т. о. две фракции Оппоблока, более-менее уживавшиеся в одной партии последние четыре года, теперь выступят соперниками на электоральном поле.

Возможно, трещины в оппозиционном лагере поползли и дальше. Еще до выдвижения Юрия Бойко известный журналист Дмитрий Джангиров сообщил, что вначале объединительный съезд «Оппозиционной платформы — За жизнь» планировался на 10 января, затем — на 16 января, но оба раза был перенесен. Причин, по словам журналиста, несколько:

— споры по квотам финансирования партии между группами Бойко—Левочкина и Рабиновича—Медведчука;

— Юрий Бойко и Сергей Левочкин не хотят, чтобы на съезде присутствовал Виктор Медведчук;

— партия «Оппозиционная платформа — За жизнь» до сих пор не зарегистрирована в Минюсте.

Последнее утверждение не совсем верно. Речь идет не о регистрации новой партии, а об оформлении переименования старой. Партия «За жизнь» 13 декабря 2018 г. была на своем съезде переименована в «Оппозиционную платформу — За жизнь» с внесением соответствующих изменений. Но в упомянутом едином реестре, который ведется Минюстом, это не отражено (там она фигурирует под старым названием). В публикациях партийных новостей на ее сайте употребляется в основном старое название, да и текст устава остается в редакции 2017 г.

Бюрократические же возможности позволяют Минюсту, находящемуся под контролем «Народного фронта», сохранять такое положение дел и до конца выдвижения кандидатов. Т. е. партия могла бы сейчас проводить съезд и выдвигать кандидата, но он бы уже фигурировал в бюллетене как выдвиженец партии «За жизнь».

И допустимо предполагать, что Бойко отверг такой вариант, поскольку он выглядел бы в глазах многих избирателей перебежчиком из партии в партию. Другое дело,что только палками в колеса от Минюста проблемы объединения политиков, близких к Бойко и Рабиновичу, вряд ли исчерпываются.

«Камнем преткновения стало заявленное одной из сторон присутствие на съезде Виктора Медведчука, против чего категорически выступили Юрий Бойко и Сергей Левочкин», — сообщил «Обозревателю» другой источник. Медведчук и его коллега по партии, нардеп Вадим Рабинович, в ответ выдвинули ультиматум: «В таком случае ни одного делегата от платформы «За жизнь» на съезде не будет».

«А без них у Юрия Бойко с Сергеем Левочкиным просто не окажется достаточного количества людей. Налицо глубокий конфликт «акционеров» политического проекта. Теперь становится понятно, что никакого реального политического объединения и идейного единства в рядах «платформы» не существует. Верховодят личные амбиции «акционеров», имеющих, по-видимому, принципиально разные планы на проект», — считает информатор «Обозревателя».

Действительно, съезд так и не состоялся, а во время подачи Юрием Бойко документов в ЦИК не было ни Виктора Медведчука, ни Вадима Рабиновича. Последний, правда, по имеющейся информации, болен и сразу после мероприятия разместил на своей странице в Фейсбуке фотографию с Бойко, сопроводив ее подписью: «После сдачи документов Бойко решил проведать больного. Дело хорошее...»

Ранее в соцсетях Рабинович заявил: «Политсовет нашей партии принял решение поддержать (как мы и говорили) кандидатуру Юрия Бойко на выборах. Это решение должен подтвердить съезд, который соберется на следующей неделе! Для победы над этой властью необходимо объединяться и становиться над своими личными амбициями. И мы это подтверждаем своими действиями» (и снова о преодолении личных амбиций — намек вполне очевиден. — С. Б.).

Сайт «Украинского выбора» также продолжает публиковать материалы в поддержку Бойко, но нетрудно заметить, что на нем они (как и в активно ведущемся Фейсбуке Рабиновича) были на втором плане. Впрочем, и сам кандидат в президенты накануне выдвижения и сразу после него не проявлял заметной активности.

Наконец, 22 января Бойко и Рабинович провели брифинг, очевидно, призванный снять тревожные слухи. «29 января мы собираем всеукраинский чрезвычайный съезд нашей партии. Чрезвычайный не потому, что мы подтвердим выдвижение Юрия Бойко, что было заранее заявлено, а потому, что мы должны выработать методы борьбы с той, я считаю, катастрофой, которая надвигается на нас, — политической, экономической. Я думаю, что вы увидите великолепные результаты. Юрий Анатольевич, вы увидите поддержку нашей партии полную. Поэтому вперед к победе и удачи нам всем. Мы это терпеть больше не должны», — сказал Вадим Рабинович.

В ответ Бойко сказал, что «это только начало объединительного процесса, который набирает ход, когда все больше организаций к нам присоединяется».

Вот съезд и должен показать, действительно ли так велики проблемы в этой части оппозиции, или же недоброжелатели раздувают ложные слухи. Одна из проблем объективна и очевидна — речь идет о том, чтобы объединить в одной партии представителей двух. Причем сделать это так, чтобы —независимо от формальной процедуры — внешне все выглядело как создание новой политической силы, а не как вливание известных политиков и региональных организаций Оппозиционного блока в партию «За жизнь», просто сменившую название.

Это ведь требует передела партийных постов, выстраивания баланса интересов между людьми Рабиновича, Бойко—Левочкина и Медведчука. Конечно, формально может иметь место и съезд партии «За жизнь» под ее новым названием, но без объединения, которое лишь анонсируют на более поздний срок. Однако это стало бы демонстрацией провала объединителей.

При всех реальных сложностях, однако, требование неучастия в съезде партии главы ее политсовета (а именно такую должность в ней занимает Медведчук), к тому же контролирующего два телеканала, выглядит малореальным. Тем не менее сочетание той борьбы, которую ведет власть с «кремлевской агентурой», с соперничеством двух крыльев Оппоблока создает атмосферу чрезвычайно благоприятную для черного пиара и запуска ложных слухов.

Ясно что «Обозреватель» — как издание пропрезидентское — явно заинтересован во вбросе сообщений о проблемах противников Порошенко, где реальные факты преподносятся вперемешку с измышлениями. Впрочем, конкурентам «Оппозиционной платформы» удается использовать в этих целях и российские ресурсы.

Так, 18 января сайт «Украина.ру» привел слова «источника, близкого к руководству «донецкой группы» в Оппозиционном блоке» о конфликте между Юрием Бойко и Виктором Медведчуком».

Согласно публикации «собеседник отметил, что этот конфликт возник сразу по нескольким причинам: во-первых, Медведчук не решил в России, как обещал, экономических проблем Фирташа, который задолжал одному из кредитовавших его российских банков очень большую сумму денег и хотел бы получить существенное частичное списание долга.

Во-вторых, Фирташ ожидает от России решения его проблемы с экстрадицией в Америку. Последние разбирательства в европейских судебных структурах в Брюсселе закончились постановлением: вопрос о выдаче должен решаться министром юстиции Австрии, пост которого принадлежит представителю партии «Свобода», а у этой партии близкие отношения с «Единой Россией». Поэтому Фирташ рассчитывает решить свои проблемы в РФ при помощи влиятельного Медведчука.

В-третьих, Бойко, который, по словам собеседника агентства, не любит тратить свои деньги, искренне полагал, что Медведчук возьмет на себя значительную долю расходов на его избирательную кампанию, но этого не произошло».

Насчет денег понятно, что проверить информацию мы не можем. Степень доверия к ней зависит от того, насколько правдивым выглядят остальные утверждения. А здесь явно перемешаны факты и вымыслы. Так, действительно, еще 20 декабря российский банк ВТБ обратился в суд кипрского города Лимассол из-за долга компаний Фирташа — ЧАО «Юкрейниан Кемикал Продактс» (ранее — «Крымский титан») и ООО «Титановые инвестиции» на общую сумму более 2,5 млрд. руб. ($373 млн.). Через неделю суд в порядке обеспечительных мер наложил арест на имущество, рассмотрение же дела по существу начнется в конце месяца.

Но, с другой стороны, по вопросу об экстрадиции вброшена явная дезинформация. Так, в материале Би-би-си, датированном концом октября, к которому восходят все публикации о нынешнем состоянии этого дела, сказано: «После решения суда ЕС ожидаем, что начнется рассмотрение представления нашего клиента в Верховный суд Австрии. Когда стоит ожидать решения Верховного суда — это вопрос очень спекулятивный, и прогнозировать этого мы не можем», — говорится в заявлении (адвокатов. — С. Б.). Напоследок адвокаты заявили, что остаются уверенными в юридической позиции своего клиента (Фирташа. — С. Б.) и успешности их апелляции». Вместе с тем там же сказано: «после решения суда ЕС окончательное решение об экстрадиции Фирташа в США должен принять федеральный министр юстиции Австрии».

Думаю, адвокатам виднее, и речь идет о том, что последнее слово за минюстом будет уже после того, как в Верховном суде завершится вся правовая сторона процесса. Пока же министерству вступать в это дело просто рано. Но вот если ему и придется играть решающую роль, то возможности России повлиять на него будут весьма ограничены. Ибо министр конституционных вопросов, дерегуляции реформ и юстиции Йозеф Мозер как раз номинант не «Австрийской партии свободы» (таково ее правильное название), которую именуют пророссийской, а Народной партии канцлера Курца, входящей в Европейскую народную партию, наблюдателем в которой состоит и Блок Петра Порошенко.

И пребывающий не по своей воле столько лет в Австрии Дмитрий Фирташ и его адвокаты, конечно, куда лучше знают партийную ориентацию австрийского министра, чем находящиеся в Украине его недавние политические партнеры и давние бизнес-конкуренты. Последним, однако, удается запустить нужный для себя слух через российский официоз — несмотря на то, что расширение РФ санкционного списка украинцев позволяет предположить, что Москва отдает предпочтение той части Оппоблока, которой руководит Юрий Бойко.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Ватерлоо или Рубикон?

Вы узнаете: каковы результаты поездок кандидатов в президенты на переговоры в Европу;...

Выбрать будущее, остаться в прошлом

Без искренней политической воли никакие объективные условия и соображения...

Шум трибун или помехи эфира

То, что сетевые сторонники действующего президента посчитали остроумным запустить...

«Зеленый пояс» у Черного моря

Рейтинг Зеленского — на треть рейтинг бывших избирателей ПР, которые голосовали за...

Накладной пафос, бутафорские слезы

В лице генерала Смешко избиратель уже ищет сверхновую «третью силу» — на смену...

Жалобы на фальсификации никто не услышит

Вы узнаете: почему глава Конституционного Cуда Станислав Шевчук отказался войти в...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Долгопятов
27 Января 2019, Владимир Долгопятов

Желаем успехов в избирательной компании г-ну Бойко.

- 1 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка