Очередной шаг к коллапсу

№6(853) 9 — 15 февраля 2018 г. 07 Февраля 2018 4.6

6 февраля началась очередная сессия парламента — последняя сессия, которая пройдет целиком вне формальной предвыборной президентской кампании. Ибо проведение выборов в конституционные сроки, т. е. в последнее воскресенье марта-2019, означает, что кампания начнется в конце нынешнего года и следующая сессия придется уже на избирательную кампанию.

Впрочем, понятно, что неформально кампания давно идет, и в канун сессии президент Порошенко сделал важнейший шаг в плане организации как будущих выборов, так и собственной кампании: внес в Раду представление о назначении на новых членов Центральной избирательной комиссии.

О явном желании не учесть пожелания

Сама эта процедура произошла с фальстартом. Так, еще 23 января СМИ сообщили, что президент на встрече со спикером Парубием подписал как это представление, так и письмо об освобождении от должности 13 членов Центризбиркома в связи с окончанием срока полномочий, завершившегося у 12 из них еще в 2014-м (члены ЦИК избираются на 7 лет). В настоящее время не истек срок полномочий только двух членов комиссии, назначенных в апреле 2014 г., — Олега Диденко по квоте УДАРа и Екатерины Махницкой (еще когда она носила фамилию Березюк), назначенной по квоте «Свободы».

По информации сайта главы государства, президент сказал на встрече: «Сегодня я рад, что наконец все фракции внесли кандидатуры, соответствующие всем критериям. Я их включил в состав представления».

В СМИ появился список, поданный Порошенко: 14 кандидатов на 13 мест. Однако уже 5 февраля, когда на брифинге Парубия спросили о том, когда будут назначены новые члены ЦИК, оказалось, что официального представления еще нет.

Правда, сразу после брифинга спикер сообщил, что оно появилось. Задержка понятна, ибо вопреки словам президента в ранее анонсированном представлении были учтены пожелания не всех фракций, что вызвало скандал. Впрочем, не до конца учтены они и сейчас.

Сама формулировка закона предлагает квотный принцип формирования ЦИК в несколько размытом виде. Там лишь говорится, что «в представлении президента учитываются предложения депутатских фракций и групп, созданных в текущем созыве Верховной Рады».

Обычно эти слова понимаются как необходимость представительства в ЦИК всех парламентских фракций пропорционально их численности. И именно такой принцип соблюдался в первый и единственный раз, когда ЦИК полностью обновляли по этому закону, принятому летом 2004-го. Это произошло 1 июня 2007 г. (12 избранных тогда представителей этого органа работают в нем и сейчас).

Но из буквы закона четко не следует, что кандидаты от фракций должны присутствовать в представлении пропорционально их численности. Напрямую не написано, что в нем должны быть представители абсолютно всех фракций. И если из состава Центризбиркома выбывают несколько человек, а парламентский расклад меняется после новых выборов, реальна ситуация, когда учесть пожелания абсолютно всех фракций невозможно.

Но сейчас не тот случай — ЦИК предстоит обновить почти полностью. Однако буква закона говорит лишь о том, что пожелания фракций должны быть учтены в представлении, но ничего не сказано, что они должны быть учтены и в утверждении. Это означает законность следующего сценария: глава государства предложит парламенту список кандидатов в ЦИК, строго учитывающий структуру парламента, но число кандидатов в списке вдвое превысит число вакансий, и парламентское большинство в итоге укомплектует ЦИК только своими выдвиженцами. Похоже, элементы такой технологии могут применяться и сейчас.

Официально законодательство не требует от президента указывать в своем представлении, какой кандидат какой фракцией выдвинут. Но в СМИ фактически сложился консенсус по поводу того, кто из нынешних кандидатов к чьей квоте относится. И ни одна политическая сила эту информацию не опровергала. Судя по всему, из 14 кандидатов по одному представляют «Самопоміч», РПЛ, «Волю народа», «Відродження» и «Батькивщину», а 9 — две фракции коалиции, из которых не менее 5 — БПП и не менее 3 — «Народный фронт».

По квоте БПП предложены такие лица:

Михаил Вербенский — кадровый сотрудник МВД, руководитель департамента мониторинга и организационно-инспекторской работы министерства. Когда МВД возглавлял Юрий Луценко, Вербенский был его замом.

Ольга Желтова — замглавы секретариата Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия, который возглавляет бывший представитель президента Порошенко в парламенте Руслан Князевич.

Светлана Кустова — юрисконсульт ООО «Моор и партнеры», помощница нардепа от БПП и бывшего пресс-секретаря Петра Порошенко Ирины Фриз, помощница Порошенко в его бытность депутатом в 2012—2014 гг.

Ольга Лотюк — частный нотариус, профессор кафедры конституционного и административного права Киевского национального университета. По информации РБК-Украина — родственница первого зама руководителя главного департамента стратегического планирования и оперативного обеспечения АП Алексея Горащенкова, который в конце минувшего года стал главным фигурантом разоблачений бывшей сотрудницы НАПК Анны Соломатиной о вмешательстве президентской администрации в работу агентства.

Виталий Плукар — завотделом мониторинга деятельности местных органов власти и поддержки их правотворческих инициатив департамента местного самоуправления и децентрализации АП. Среди прежних мест работы — юридический департамент ЦИК.

Возможно, представляет БПП и адвокат, заслуженный юрист Украины Олег Конопольский. В ходе общенациональных выборов он трижды был уполномоченным представителем в ЦИК различных политических сил, в последний раз в 2010-м он представлял Арсения Яценюка. По информации РБК-Украина (со ссылкой на главу фракции НФ Максима Бурбака и ряда парламентариев из БПП), сейчас Конопольский представляет президентскую силу. Однако сеть наблюдателей ОПОРА в своем анализе кандидатов в ЦИК не относит его к выдвиженцам какой-либо из фракций. Впрочем, думаю, его можно считать кандидатом коалиции, абсолютно приемлемым для обеих ее частей.

«Народным фронтом» официально предложено 3 кандидата.

Наталья Бернацкая (до недавнего замужества — Севастьянова). Ранее была уполномоченным Кабмина в ЕСПЧ. В 2016-м при смене руководства ГПУ рассматривалась «Народным фронтом» на место первого замгенпрокурора.

Ирина Ефремова — депутат ВР от «Народного фронта». По специальности — юрист. По информации РБК-Украина, относится к группе влияния главы МВД Арсена Авакова.

Леонтий Шипилов — доцент кафедры международного права Киево-Могилянской академии, советник спикера Парубия, который (по информации РБК-Украина) лично предложил его кандидатуру.

От прочих политических сил в списке по одному кандидату. От «Самопомочі» Евгений Радченко — директор по развитию ОО «Интерньюз-Украина» и один из основателей Комитета избирателей Украины.

От Радикальной партии — ее депутат в Раде Татьяна Юзькова, которая ранее работала адвокатом и представляла интересы Олега Ляшко в нескольких процессах.

От группы «Відродження» — Алла Басалаева — судья Дарницкого суда в Киеве. До 2012 г. она семь лет проработала в ЦИК, сначала главным консультантом отдела представительства в судах, а с 2008 г. — заведующим этим отделом.

Татьяна Слипачук — предположительно от группы «Воля народа». Она эксперт в сфере международного арбитража. Была членом комиссии по отбору главы Госбюро расследований по квоте президента, а ранее работала в юридической фирме вместе с нынешним замглавы АП, курирующим судебную реформу, Алексеем Филатовым. Как сообщает РБК-Украина, кандидатура была подана от группы «Воля народа», но ОПОРА считает, что кандидатуру Слипачук могли подать и эта группа, и БПП. Впрочем, «Воля народа» не жалуется на отсутствие своего представительства, скорее всего кандидат формально приписана к ней.

«Батькивщину» же представляет адвокат, доцент кафедры экологического права Киевского национального университета Андрей Евстигнеев. Его кандидатура появилась в последний момент. В списке, обнародованном в конце января, кандидата от «Батькивщины» не было вообще.

Зато там присутствовала Надежда Синица, которая ранее работала в банке «Клиринговый дом» нынешних депутатов Рады Юлии Левочкиной (Оппоблок) и младшего партнера Дмитрия Фирташа Ивана Фурсина («Воля народа»). В 2014 г. в первом правительстве Яценюка она была замминистра Кабинета Министров Остапа Семерака (НФ). ОПОРА же связывала ее с «Народным фронтом» не столько на основании этого факта биографии, сколько потому, что в предыдущем представлении Порошенко, датированном 2016-м, она шла по квоте этой фракции. Но тогда представление президента не было рассмотрено из-за разногласий внутри. Сейчас же представители НФ утверждали, что Синица не входит в их квоту и была предложена Оппозиционным блоком. (РБК-Украина).

Но в самом Оппоблоке от этой кандидатуры открещивались. Еще 31 января партия направила письма послам стран «Большой семерки» и посольству ЕС в Украине, где, в частности, говорилось: «Игнорирование президентом Украины кандидатур от нашей политической силы не соответствует установленному в демократическом мире принципу обеспечения объективности и беспристрастности избирательного процесса... Назначение в состав ЦИК двух представителей от Оппозиционного блока — является законным требованием относительно обеспечения права оппозиции для контроля над избирательным процессом».

О неслыханной доселе атмосфере

Пока эти протесты Оппоблоку не помогли. В отличие от «Батькивщины». Юлия Тимошенко еще 24 января заявила, что партия вовремя подала кандидатуру Евстигнеева, но президент намеренно проигнорировал это предложение.

А на следующий день по инициативе депутатов этой партии в ПАСЕ Сергея Власенко и Сергея Соболева в резолюцию Ассамблеи о мониторинге стран — членов Совета Европы в перечень проблем Украины был включен пункт про «несбалансированный состав Центральной избирательной комиссии, где согласно рекомендациям Совета Европы должны быть пропорционально представлены все политические фракции».

2 февраля РБК-Украина сообщил, что депутат от «Батькивщины» Алексей Рябчин поднял вопрос о кандидатуре от их фракции в беседе с Порошенко в присутствии «достопочтенных свидетелей» экономического форума в Давосе. По словам Рябчина, глава государства ответил, что на время рассмотрения представления от «Батькивщины» «был только старый кандидат» (т. е. Жанна Усенко-Черная), а сейчас он «очень внимательно» рассмотрит нового кандидата и «допускает возможность» дополнительного включения.

На самом деле кандидатура Евстигнеева была подана давно, и, похоже, Порошенко просто пытался попробовать, может ли он обойтись без представителя «Батькивщины» в ЦИК, но из-за внешнего давления вынужден был отступить. В случае же с Оппоблоком он пока держится, но нельзя исключать такой же сценарий.

Так, 2 февраля депутат этой политической силы Михаил Папиев заявил, что фракция подавала президенту шесть кандидатур, но президент не учел ни одной, а сейчас ОБ требует назначить двух своих представителей — Сергея Румпу и Григория Москаленко. В этой связи представитель президента в Раде Ирина Луценко сообщила 5 февраля о консультациях в АП с представителями фракции: «Они представили три кандидатуры. Как только они определятся с кандидатурами, президент дополнительно подаст и кандидатуру от Оппоблока».

Но произойдет ли так, как сказала Луценко? Объективно за этими словами можно увидеть, что президент на самом деле ищет повод, чтобы не решать вопрос. Ведь Оппоблок уже подал своих кандидатов даже с запасом, ибо фракция настаивает не на трех, а на двух (такое количество подтвердил 5 февраля и ее депутат Юрий Мирошниченко), но Порошенко вполне праве выбрать из них лишь одну.

Поскольку квота на представительство в ЦИК составляет 28,4 депутата (принадлежащих к фракциям и группам) на каждую из 13 вакансий, то затруднительно говорить, сколько мест по справедливости причитается Оппоблоку с его 43 парламентариями — одно или два. Есть и 5 малых фракций и групп общей численностью в 109 депутатов (от 18 до 25 в каждой), и по строгой арифметике им всем, вместе взятым, полагалось бы 4 места, а по справедливости — 5, ибо каждая из них заслуживает иметь по одному.

Но у власти специфическое понимание справедливости, несмотря на то, что структура парламента даже при соблюдении строго пропорционального форматирования ЦИК создает для нее преимущество. Так, из 369 депутатов, входящих в состав фракций и групп, 217 принадлежат к формальной двухпартийной коалиции, а 152 — не принадлежат. Но при этом три фракции и группы, имеющие в общей сложности 64 депутата (РПЛ, «Відродження», «Воля народа») трудно считать оппозицией, так как обычно они голосуют вместе с властью.

Внефракционных же закон о ЦИК не принимает во внимание, но сейчас их интересы нельзя считать неучтенными, так как эта часть Рады во многом состоит из крайне правых, а полномочия представителя «Свободы» сохраняются. Что же касается остальных политсил, то по справедливости 8 вакансий из 13 должны бы достаться формальной коалиции, 2 — ее неформальным партнерам и 3 — оппозиционным фракциям. Но во внесенном списке из 14 кандидатов 9 относятся к формальной коалиции, 3 — к партнерам коалиции и 2 — к оппозиции.

Перекос выглядит еще очевиднее, если правомерно причислить сохранившего полномочия представителя УДАРа Олега Диденко к БПП. Т. о. после перезагрузки ЦИК правящая коалиция должна получить в его составе минимум 9 мест, но с учетом союзников наверняка будет иметь еще больше.

Что означает иметь 10 мест в Центризбиркоме из 15? По закону большинство в 2/3 от списочного состава является необходимым кворумом для заседания комиссии и для удаления с ее заседания других лиц, которые полномочны в нем участвовать (т. е. представителей субъектов избирательного процесса). Это большинство является гарантией и от паралича работы Центризбиркома из-за бойкота меньшинства, и от инициирования меньшинством комиссии заседания ЦИК, ибо для реализации такой инициативы необходимо минимум 5 его членов.

Все описанные ситуации очень неординарны и, по-моему, в истории независимой Украины их не было. Во всяком случае срыва заседаний ЦИК из-за бойкота одной из сторон точно не было. Но все когда-нибудь происходит впервые, и если президентская сторона учитывает и такие возможности, это, похоже, означает, что выборы будут проходить в неслыханной доселе атмосфере, когда еще важнее не то, как голосуют, а как считают.

А именно это в ближайшее время станет основной головной болью президента.

О «фигуре умолчания» от Маккейна

На минувшей неделе Международный республиканский институт (США), председателем совета директоров которого является Джон Маккейн, опубликовал результаты проведенного осенью 2017 г. в Украине масштабного социсследования (оно финансировалось Американским агентством по международному развитию (USAID), а непосредственно сбор данных проводила компания GfK Ukraine). Ранее аналогичные опросы Международный республиканский институт обычно заказывал социологической группе «Рейтинг». Но сейчас исполнителем исследования — очевидно, в целях его независимости от власти в Киеве — выбран украинский филиал немецкой социологической фирмы.

Итак, по состоянию на декабрь 2017 г. в случае парламентских выборов самую большую поддержку получила бы партия «Батькивщина» (8% от общего числа опрошенных), на втором месте — Оппозиционный блок (6%). Далее идет партия «За життя» (5%) и лишь затем Блок Петра Порошенко (5%). Это наименьший рейтинг президентской политической силы, которую в последние годы фиксировали опросы. Еще больше обращает на себя внимание, что по всем опросам последнего времени «Батькивщина» и БПП шли с определенным отрывом от остальных политсил, а в исследовании, оплаченном американским правительством, президентская партия оказалась лишь на четвертом месте, а «вклинились» политсилы «немайданного» дискурса.

Рейтинг поддержки Порошенко также продолжает снижаться и составил исторический минимум — 14%. Количество же тех, кто не одобряет деятельность Порошенко на посту президента, достигла 77%. Но крайне любопытный момент: в пространном исследовании политических, социальных и прочих предпочтений украинцев на 120 страницах, включая и исследования по отдельным выбранным городам, не нашлось места для «самого интересного» — президентских рейтингов, хотя очевидно — они тоже выяснялись, но не публиковались.

Какая интрига стоит за этой, безусловно, осознанной «фигурой умолчания», можно пока только строить версии, но допускаю, что заказчики исследования решили не слишком «огорчать» Петра Алексеевича, а точнее — не подрывать его позиций в преддверии принятия решений, которые ему предстоит «проталкивать» через серьезнейшее сопротивление. Ведь для совсем уж хромой утки такая задача будет и вовсе непосильной.

В этом контексте естественным образом немалый интерес вызвало сообщение в Твиттере Курта Волкера о состоявшейся в Вашингтоне его встрече с Юлией Тимошенко. Но, конечно, сам по себе факт встречи не дает оснований для далеко идущих выводов. Встречи с представителями оппозиции — нормальная дипломатическая практика, а для спецпредставителя по данной стране и вовсе прямая служебная обязанность.

Но выбор собеседников в условиях жесткого рабочего графика может говорить о многом. В данном же случае куда интереснее факта встречи комментарий Волкера: «Встретился с Юлией Тимошенко сегодня, чтобы обсудить, как миротворцы ООН могут способствовать восстановлению территориальной целостности Украины, а также обсудили важную роль парламента Украины в реализации «Минска». Также обсудили необходимость обеспечить полное разрешение конфликта и не допустить его заморозки».

Т. е. контекст беседы совершенно очевиден: американец говорил с лидером одной из парламентских фракций о необходимости поддержать вероятные законопроекты, которые должны обеспечить выполнение политической части «Минска». И нет сомнений, что речь не могла не идти и о «пряниках» в случае такой позиции, прежде всего в контексте дальнейших политических планов Юлии Владимировны. А ведь то, что Петра Порошенко ныне на Западе только «терпят», уже совершенно очевидно, причем и его соратникам.

И потому очевидная заявка на полный контроль над ЦИК также означает, что президент хочет подстраховаться на случай ненадежности своих младших коалиционных партнеров и иметь при необходимости большинство в ЦИК и без «Народного фронта» (благодаря представителям «Воли народа», «Відродження» и радикалам).

Еще одно обстоятельство показывает, сколь высоки ставки для Порошенко при формировании ЦИК. Многие из кандидатов по квоте БПП, судя по их биографиям, аффилированы с президентской администрацией и близким окружением главы государства. Похоже, такого раньше никогда не было (во всяком случае перед написанием этой статьи я специально посмотрел материалы из архива УП о комплектовании Центризбиркома в марте 2004 г.).

Да, большинство в нем оказалось у тогдашней партии власти (впрочем, действующее в то время законодательство не предполагало квотный принцип формирования ЦИК). Однако персональных связей представителей этого большинства с тогдашними президентом Кучмой и премьером Януковичем издание не обнаружило.

Тогда 10 из 12 внесенных Кучмой кандидатов были утверждены подавляющим большинством Рады (от 279 до 369 голосов), а 2 кандидата провалены. Очевидно, имела место договоренность, что за правильное голосование по большинству членов комиссии президент внесет представление на 2-х кандидатов от оппозиции. И вскоре после этого Кучма внес кандидатуры Андрея Магеры от «Нашей Украины» и Александра Чупахина от СПУ, которые работают в ЦИК до сих пор. Такое взаимопонимание сторон в преддверии выборов, конечно, несколько разрядило обстановку, хотя принципиально и не сказалось на ходе президентской кампании, итогом которой стал первый майдан.

Но повторение компромиссного сценария сейчас выглядит маловероятным. Напротив, наличие 14 кандидатов (а с учетом возможного расширения списка за счет Оппоблока — и 15) на 13 мест предполагает, что скорее всего все вакансии будут заполнены сразу, ну а расклад сил в Раде такой, что, вероятно, не доберут голоса именно те, кто внесен оппозицией.

А вот кандидаты от БПП и «Народного фронта», думается, получат наибольшее число депутатских голосов.

Вопрос, однако, в том, допустит ли Запад такую монополизацию ЦИК президентом, а если она и станет фактом, то сойдет ли это Порошенко с рук?

О все-таки «перевороте»

На Западе не осталось незамеченным, что 29 января впервые в истории Украины горсовет областного центра в атмосфере насилия и запугивания проголосовал за самороспуск. Произошло это в Черкассах, где орган местного самоуправления давно уже находился в состоянии клинча из-за конфликта двух кланов. В этот раз сессионный зал заняли люди в униформе «Национального корпуса» и «Национальных дружин», которые заблокировали выходы из зала и встали над каждым из депутатов, а затем угрозами и открытыми избиениями заставили народных избранников проголосовать сначала за городской бюджет, а затем и за самороспуск.

В Украине действует принятый еще в 2000 г. закон «Об участии граждан в охране общественного порядка и государственной границы», но он подразумевает деятельность только совместно с органами внутренних дел, а главное — требует от таких организаций регистрации в установленном, подробно прописанном порядке (общее собрание, устав и т. п.).

И никаким законом не предусмотрена «помощь» этим органам самоуправления в том виде, в каком она была «оказана» в Черкассах. Зато последний случай вполне прописан в действующем Уголовном кодексе.

К слову, по случайному, нужно полагать, совпадению, на следующий день после инцидента в Черкасском горсовете Арсен Аваков посещал в поселке Оршанец под Черкассами Главный центр Госпогранслужбы, где заявил, что «в государстве Украина есть только одна монополия на применение силы — государственная: Национальная гвардия, Национальная полиция, ВСУ. Все остальные парамилитарные образования, которые пытаются себя позиционировать на улицах городов, не являются законными. Общественные движения могут быть какими угодно, но только не выходить за рамки закона».

Но конкретную ситуацию он комментировать не стал.

И полное бездействие стражей порядка во время «переворота» в Черкасском горсовете снимает вопрос, является ли появление «Нацдружин» очередным проявлением политической игры со стороны Авакова, или радикалы действительно выходят из-под его контроля. В данном случае присутствует и то, и другое.

А это означает, что страна сделала еще один шаг на пути к коллапсу. Думаю, что даже политики, испытывающие идиосинкразию на слова «государственный переворот», вряд ли рискнут причислить события в Черкассах к очередным достижениям «революции достоинства».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Путин не собирается занимать пост президента три...

Владимир Путин заявил, что будет придерживаться конституционного ограничения по...

В Раде не нашли алгоритмов для определения состава...

Парубий: остальные, кроме фракции БПП, выступили за продолжение политических...

В США сообщили об атаке на сайт местных выборов,...

Сайт избиркома округа Нокс (штат Теннесси) атаковали с IP-адреса, зарегистрированного...

Миланский суд снял с Берлускони запрет на участие в...

Надзорный суд Милана отменил действовавший в отношении экс-премьера Италии Сильвио...

Парламент Армении повторно пытается избрать Пашиняна...

Недостающие голоса обещала предоставить правящая Республиканская партия

Выборы Пашиняна на должность премьера провалились

Правящая Республиканская партия за лидера оппозиции не голосовала

Загрузка...

Коллективный депутатский разум

Низкую законодательную активность депутаты Верховной Рады компенсируют социальным...

Новизна существеннее идей

Вы узнаете: о соблазне, который слишком велик, чтобы Западу не воспользоваться им; о...

В стране, где нет «вчера»

Вы узнаете: про попытку слить в имидже Порошенко образы радикала и миротворца; почему...

Мыслепреступления как неизбежное зло и борьба с ним

Почему депутаты голосовали за арест Савченко, и ЕСПЧ в данном случае ей не помощник,...

Чужая — среди своих и чужих

Эпопея с арестом Героя Украины Надежды Савченко развивалась практически полностью в...

Настоящих буйных много

Вы узнаете: почему Савченко не станет новым политическим лидером, что такое...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка