Право на несогласие

№36(920) 6 – 12 сентября 2019 г. 04 Сентября 2019 5

Тема регулирования деятельности оппозиции не нова для украинской политики. С последними выборами, победители которых декларировали готовность решить застарелые проблемы, о ней вспомнили вновь.

Однако уже первые заседания Рады показывают, что эта тема как минимум будет отложена на неопределенный срок. Несмотря на то, что ввиду тотального доминирования одной политсилы вопрос о правах оппозиции резко актуализируется.

Но что такое оппозиция вообще, и чему должен служить закон об оппозиции? И то и другое, особенно в украинских условиях, не самоочевидно.

Права и обязанности

«Я считаю, что закон об оппозиции должен быть, потому что мы очень часто в прошлом созыве Верховной Рады видели ситуацию, когда оппозиция... только критиковала и мало что предлагала. Фактически не было понятно, зачем народные депутаты ходят на работу», — заявил тогда еще будущий глава ВР Дмитрий Разумков. Видно, что при таком подходе предполагается исходить из того, насколько оппозиция способна приносить пользу «на своем месте».

Если рассмотреть мировую практику, то это один из двух основных подходов к принципам деятельности оппозиции в государстве. Второй — насколько демократическое государство способно защитить права меньшинства, представленного в парламенте. В общем, классический вопрос сопоставления прав и обязанностей.

При этом прямой зависимости от уровня развития (и укоренения) демократических принципов и традиций здесь нет. Однако чаще все же защищать оппозицию приходится в тех государствах, которые переходят к демократии от автократии. Например, после «революции гвоздик» в Португалии был принят ряд нормативных и законодательных актов, которые позволяют оппозиции получать доступ к актуальной информации, закрепляют нормы представительства для нее и т. п.

В странах с длительной историей представительской демократии права и обязанности оппозиции тесно переплетены. Классический пример — Соединенное Королевство. «Оппозиция ее величества» обладает целым рядом закрепленных привилегий. При этом главная ее роль фактически сводится к поддержанию стабильности политической системы.

Основным механизмом защиты прав оппозиции в большинстве государств является закрепленный законодательно квотный принцип представительства и присутствия в официальном информационном пространстве. Т. о. вводится известная страховка от реализации подхода «победитель получает все». На практике, правда, порой приходится вводить и дополнительные меры. Например, в парламенте Германии прошлого созыва коалиция ХДС-ХСС и СДПГ образовала подавляющее большинство бундестага, оставив «левых» и «зеленых» в откровенно маргинальном положении. Зато в полном соответствии с квотным принципом. Переговоры о дополнительных поблажках для малочисленной оппозиции продолжались почти весь период работы парламента.

Оппозиция чья?

В актуальной для Украины ситуации стоит вопрос, кого именно можно считать оппозицией. Исключительно формальное определение — все депутаты, не входящие в правящее большинство, — вряд ли применимо. В первую очередь из-за антагонизма между различными политсилами, претендующими на роль оппозиции.

Сказывается контраст между объединяющим (хотя бы электорально) страну проектом Владимира Зеленского и продолжающими действовать в парадигме «майдан—антимайдан» «старыми» (да и «новым» «Голосом») партиями. В результате у нас есть «оппозиция антимайдана» и сразу три разновидности «оппозиции майдана»: консервативно-популистская, националистическая, либерально-националистическая. Такое, понятно, ни в одном законе не пропишешь.

Весьма серьезным показателем станет отношение новой власти к серебряному призеру выборов — «Оппозиционной платформе «За жизнь». Многие политические аналитики указывают на то, что именно к ней будут перетекать избиратели Зеленского, если мирное урегулирование конфликта в Донбассе президенту не удастся.

Думаю, убеждение спорное: совокупный результат Оппозиционной платформы, Оппозиционного блока и Партии Шария на выборах-2019 практически идентичен сумме результатов Оппозиционного блока, Компартии и «Сильной Украины» на выборах 2014 г. Однако представления об Оппоплатформе как о магните для потенциально разочарованных юго-восточных избирателей «Слуги народа» достаточно распространены. Проявляются и личные конфликты между высокопоставленными представителями «Слуги» и «За життя».

В таких условиях для команды Зеленского возникает соблазн (почти как во времена прошлого президента) объявить о том, что не всякая партия достойна считаться оппозицией: мол, есть некие «антигосударственные силы», которые, сколько бы голосов ни получили, на общие права претендовать не могут. В первую очередь об Оппоплатформе мы говорим потому, что сценарий дискриминации «Европейской солидарности» по причине, скажем, ее «причастности к злоупотреблениям режима Порошенко» представляется сейчас маловероятным. Однако полностью застрахованным от такого не может быть ни одна из политсил.

Как решается вопрос с определением оппозиции в мировой практике? В государствах со сложившейся двухпартийной системой (что особенно распространено в странах бывшей Британской империи) оппозицией с защищенными правами признается лишь партия, способная при других обстоятельствах сформировать правительство. Т. о. выгодная правящему классу двухпартийная система надежно ограждается от посягательств «третьих сил».

В странах континентальной Европы (преимущественно с многопартийными системами) оппозицией гласно или негласно считаются все партии, не входящие в парламентское большинство. Соответственно они могут получать некие дополнительные гарантии и, безусловно, право на соблюдение квотного принципа. Следует отметить и то, что во многих развитых государствах прямого определения термина «оппозиция» в законах нет. Следовательно, проблема «а кто именно у нас оппозиция» для Украины во многом надуманная.

Разнообразие мировой практики регулирования деятельности оппозиции позволяет выбирать. Однако выбор этот, увы, может быть сделан властью единолично. И искушение под видом регулирования деятельности оппозиции ограничить ее возможности может быть сильным. Поэтому вопрос о «законе об оппозиции» становится важным пробным камнем для власти и общества.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

«За неуважение к украинскому народу»: в стране...

После посещения им концерта ультраправой группы «Сокира Перуна» неонацистского...

Лидер или политическая пешка?

Зеленский стремится заключить с населением некий договор о выполнении пожеланий...

Уже не смешно – бессвязный диалог в кулинарном...

Иногда казалось, что необычный формат общения с прессой избран именно для того, чтобы...

Президент не убедил сдать билет тех, кто уже собирает...

Пресс-конференция оставила без ответа один вопрос: сможет ли Зеленский убедить нацию в...

Капитуляция Зеленского – импичмент для Трампа,...

Даже показная демонстрация Трампом собственной аморальности не оттолкнет от него...

Загрузка...

Формула большого взрыва

Вы узнаете: почему в очередной раз сорвано разведение вооружений в Донбассе; кому...

Четвёртый донбасский сценарий

Три возможных варианта развития ситуации озвучил глава МИД Вадим Пристайко в эфире...

Мирное урегулирование как средство спасения

Только установление прочного мира в Донбассе может гарантировать Зеленскому...

Консервация нищеты

Нужно развивать промышленность. А если продолжать нынешний курс аграрно-сырьевой...

Квазидемократы против демократии

Анекдот в тему. Обама спрашивает: «Что, это те пять миллиардов с печеньками, на...

Истинные нормандцы

Вы узнаете: почему в течение суток кардинально изменилось отношение украинских...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка