Президент замахнулся булавой на парламент

№20–21 (907) 24 — 30 мая 2019 г. 22 Мая 2019 4.5

Чем этот жест обернется для него в долгосрочной перспективе

Неделю назад для иллюстрации незавидного положения, в котором оказался новоизбранный президент, я привел фрагмент из произведения Ильфа и Петрова: в контору по заготовке Горчицы и Щелока, возглавляемую «бюрократическим тяжеловесом» товарищем Ливреиновым, был прислан выдвиженец, и для борьбы с этой напастью ему было предложено: «Им не дают решительно никакого занятия. Это испытаннейший способ. Выдвиженец томится за пустым столом, заглядывает иногда в его пустые ящики и уже через месяц, одолеваемый стыдом, убегает из конторы навсегда».

Оказалось, что имеет смысл рассказать, чем закончилась эта история. Товарищ Ливреинов решил пойти другим путем: принять выдвиженца со всей лаской, а затем укатить на день в командировку, «поручив выдвиженцу все сложнейшие дела моего большого учреждения. И за этот один день он, не имеющий понятия о заготовке Горчицы и Щелока, наделает столько ошибок и бед, что его немедленно вышвырнут, и даже не пустят назад на производство».

И вот что из этого получилось: «Выдвиженец Папанькин действительно наделал за один день множество бед... Он обнаружил тонны отношений и других никому не нужных отвратительных бумаженций. После этого Папанькин выгнал всех трех секретарей и их ближайших родственников числом тридцать... Расторг договоры с частниками, ободряя достойных ободрения и порицая заслуживающих порицания... Конец дня ушел на составление бумаги к прокурору с просьбой приступить к следствию о служебных деяниях товарища Ливреинова. На другой день его уже вели по направлению к исправдому».

О резком развороте отношений парламента и президента

Парламент назначил инаугурацию на 20 мая, что давало Зеленскому временной люфт для роспуска ВР. Но действительность превзошла все ожидания — о роспуске депутатов Зеленский заявил прямо во время инаугурационной речи, заодно предложив написать заявления об отставке главе Кабмина со всеми министрами и руководителям силовых ведомств, чье назначение президентом утверждает парламент. И все, кроме генпрокурора и главы СБУ, сделали это в тот же вечер.

Вероятно, в роли главной движущей силы процесса выступили послы стран G7 и глава представительства ЕС, которые в ходе встречи с Порошенко призвали к плавной передаче власти его преемнику. Сообщение о встрече появилось поздно вечером 15 мая, а утром 16-го Рада уже определилась с датой инаугурации.

16 мая также были обнародованы результаты соцопроса, проведенного группой «Рейтинг», Украинским институтом социсследований и центром «Социальный мониторинг» с 30 апреля по 10 мая и охватившего 3 тыс. респондентов. Он обнаружил две важные для Зеленского вещи: приятную и тревожную.

Так, если бы выборы прошли в первой декаде мая, за партию Зеленского «Слуга народа», которая по сути является виртуальной структурой, отдали бы голоса 39,9% намеренных голосовать — в три с лишним раза больше, чем за «Оппозиционную платформу» (10,9%) и БПП (10,6%). Также в парламент проходили «Батькивщина» (9,1%), «Сила и честь» Игоря Смешко (5,1%) и «Гражданская позиция» (5%).

Такие цифры значили, что партия Зеленского взяла бы почти половину мест по пропорциональной системе, а в случае отказа от мажоритарного компонента выборов и некоторого везения могла бы получить абсолютное большинство.

С другой стороны, опрос показывал, что ждать очередных выборов в конце октября Зеленскому рискованно. Ведь, отвечая на вопрос, когда станет понятно, что новый президент справился с руководством страной, 35,5% его участников назвали вариант «через год», 26,2% — «через полгода», 18,4% — «100 дней», и 3,9% — «месяц»». Т. о. через полгода после вступления Зеленского в должность 48,5% избирателей уже определились бы насчет его способностей к руководству страной. И если бы Зеленский оказался не способен навязать свою волю Верховной Раде, то неизбежно ряд его сторонников не поддержали бы его партию.

17 мая спикер Парубий сообщил, что фракция «Народный фронт» вышла из коалиции, и та прекратила существование, лишившись большинства депутатов. Смысл демарша ясен: гарантировать неприкасаемость парламента и проведение выборов в намеченный срок, т. е. 27 октября.

Против досрочных выборов высказался в тот же день в парламенте и премьер Владимир Гройсман, предложив депутатам вместе с новоизбранным президентом «определить повестку дня, которая нас объединяет», в частности, решив принципиальные для Зеленского вопросы: о снятии депутатской неприкосновенности и переходе к пропорциональной системе выборов.

Однако перенос даты распада коалиции объективно был ударом по Гройсману. Раз коалиции не было с февраля, значит, утвержденное в апреле 2016-го правительство незаконно. Из этого проистекало, что Гройсман узурпирует должность премьера. Следовательно, он должен был бы сопротивляться роспуску. А ведь именно правительство выделяет деньги на досрочные выборы, и, стало быть, только оно может их заблокировать.

Был у премьера еще один мотив к активному сопротивлению. Как писал политолог Владимир Фесенко 17 мая: «Сегодня в Раде Гройсман позиционировал себя и как гаранта стабильности (до завершения парламентских выборов), и как потенциального партнера для нового президента. И это правильно с точки зрения интересов государства. Но с приближением парламентских выборов ему надо определяться и с электоральным позиционированием. Надо думать, как забрать часть электората Порошенко, иначе 5% его партии будет трудно преодолеть».

Пока же согласно упомянутому опросу трех соцслужб «Партия Владимира Гройсмана» имела рейтинг меньше 1%. Но казалось, что, возглавив сопротивление роспуску парламента, Гройсман мог решить эту проблему и позволить своей политической силе откусить необходимый кусок электората Порошенко для прохождения в Раду.

Такова была диспозиция на утро 20 мая. Но такого натиска, который осуществил вступивший в должность президент, точно не ожидал никто. Отметим, что в столь резких поворотах принято искать влияние закулисья, кулуарных договоренностей мощных игроков. Ведь до решения о дате инаугурации большинство Рады вело себя в отношении Зеленского откровенно нагло, а группа поддержки нового президента в парламенте практически отсутствовала. Поэтому допустима версия о том, что на Западе попросили власть не только ускорить инаугурацию, но и согласиться с досрочными выборами.

В пользу этого предположения говорит следующее. Западу не нужен политический кризис, а стабильную Украину скорей обеспечит приближение парламентских выборов на три месяца, чем противостояние президента и парламента. Во-вторых, поддержка непопулярной Рады против избранного огромным большинством нового лидера привела бы многих украинцев к разочарованию в Европе и США.

Кстати, 20 мая министр энергетики США Рик Перри, который во главе американской делегации присутствовал на инаугурации, заявил: «От Америки четкое послание, которое просил передать президент. США вместе с народом Украины. Мы с нетерпением ждем совместной работы с новым президентом и, надеюсь, и новым парламентом». Следовательно, Перри фактически поддержал идею досрочных выборов не сам по себе, а от имени Трампа.

Главный успех нового президента в том, что он заставил всех оппонентов согласиться с роспуском Рады еще до формально-правового обоснования такого шага и т. о. избежал политического кризиса. Все сомнения снял краткий брифинг Гройсмана в понедельник вечером. Премьер сказал лишь о том, что пытался выстроить с Зеленским последовательность действий на очередные парламентские выборы. Но президент пошел своим путем, а значит — «взял на себя всю ответственность за все, что произойдет дальше».

Но ни намека на сопротивление у главы правительства не было, равно как и у бывшей коалиции в лице БПП и НФ, чья реакция сводится к формуле: роспуск неконституционен, но мы будем участвовать в новых выборах. Так же ведут себя и радикалы Ляшко. Прочие политсилы выборы поддержали, в т. ч. и «Самопоміч», которая раньше громче всех отвергала Зеленского, сочиняла законопроект об ограничении президентских полномочий (его так и не зарегистрировала), а 14 мая уже выступила за скорейшее назначение инаугурации. Видимо, новый президент о чем-то с ней договорился.

О фигуре переходного премьера

Консультации с руководством парламента и главами фракций из чистой формальности превратились в обсуждение выполнения требований Зеленского относительно реформирования избирательного законодательства. А ведь, абстрагируясь от общественного фона, для БПП и «фронтовиков» было бы логичным заявить о полном отказе поддержать инициативы президента — хотя бы в знак протеста против незаконного роспуска Рады. И еще неделю назад сложно было и представить, что в традициях украинской политики могло быть по-иному.

Более того, они практически не стали возражать против главного требования Зеленского — отменить мажоритарку, что дает ему огромные преимущества при формировании нового состава парламента, и даже согласились провести экстренное заседание Рады, чтобы их принять. Единственным отступным стало согласие на снижение проходного барьера с 5% до 3% — что было выгодно для мелких фракций и НФ. Тем не менее на самом заседании парламента инициатива включить в повестку дня изменения избирательного законодательства провалилась. За нее отдали голоса лишь 92 депутата. Очевидных причин было две. Нынешние мажоритарники не хотят менять систему, ибо, как правило, уже давно работают в своих округах над переизбранием. А списочники от бывшей коалиции и партии власти не хотят усиления Зеленского посредством пропорциональной системы. Ведь быстрое утверждение системы с открытыми региональными списками, которую предполагает принятый в первом чтении осенью 2017-го избирательный кодекс, выглядело нереальным, ибо за этот документ поданы тысячи поправок. Президент же предлагал принять по сути копию закона, по которому Рада избиралась в 2006-м и 2007 г. — с пропорциональной системой и закрытыми списками. Она выглядит сейчас однозначно выгодной для «Слуги народа», позволяя легко провести в ВР под брендом партии президента пару сотен неизвестных лиц. Да, считается, что мажоритарники также поддерживают власть, но, видимо, противники президента намерены всерьез побороться за их симпатии в будущей Раде.

Комментируя свое заявление об отставке, Гройсман заявил: «Зеленский хочет взять на себя всю полноту власти и нести ответственность за состояние дел в стране, поэтому президент должен немедленно обсудить кандидатуру нового премьер-министра». Однако президент не может самостоятельно сформировать правительство и назначить его руководителя — он только вносит в Раду кандидатуру премьер-министра, предложенную коалицией депутатских фракций.

Между тем вопрос функционирования Рады после выхода указа о ее роспуске в разные времена трактовался по-разному. В 2007 г. Ющенко не признавал решений Рады V созыва, принятых после его первого указа о ее роспуске. Когда же президент и парламент договорились о досрочных выборах, и был издан новый указ о ее роспуске, она фактически прекратила работу. А в 2014 г. досрочно распущенная Рада VII созыва собиралась и принимала законы до обретения полномочий новоизбранными депутатами. На эту практику опирался и Зеленский, давая нынешним депутатам два месяца для принятия знаковых законов.

Т. о. возможна ситуация, при которой уже распущенная Рада создаст коалицию и предложит президенту кандидатуру премьера. При этом решение о роспуске отмене не подлежит. Т. е. речь идет о премьере и правительстве, которые будут работать до обретения полномочий новыми депутатами. Теоретически это могут сделать противники Зеленского, но это маловероятно. В соответствии с утечками информации, да и по самой логике событий, быстрое согласие с инициативами президента — следствие принятой тактики «взвалить на него все происходящее в стране». К тому же кандидатуру премьера вносит президент, т. е. он может и отвергнуть предложение коалиции.

Более интересен другой вариант: под давлением президента в Раде создается техническая коалиция, сугубо под утверждение предложенного Зеленским премьера. Но это также сомнительно — одно дело, если процедура предусматривала бы просто утверждение премьера парламентом, другое — коалиционные процедуры, формализация соглашений между президентом и нынешними крупнейшими депутатскими фракциями. Это им не нужно. Скоро они пойдут на выборы именно как оппозиция Зеленскому, поскольку на голоса его сторонников они все равно рассчитывать не могут.

Ни к чему это и Зеленскому. За время до выборов ему важно не расплескать свои электоральные позиции, чему реальное «принятие всей ответственности» может помешать. Поэтому конституционный вариант для него предпочтительней — работает нынешний Кабмин в статусе и. о., если Гройсман уходит совсем, и. о. премьера становится первый вице-премьер Степан Кубив.

А пока правительство находится в состоянии и. о., президент не может предлагать на утверждение кандидатуры по своей квоте — глав МИД и Минобороны. Не может он вместо нынешних министров назначить и исполняющих их обязанности. По закону о Кабмине в случае отставки министров в такой роли выступают первые замы, которых назначает премьер. И в 2009—2010 гг. мы уже имели опыт, когда долгое время во главе этих ведомств выступали и. о. — Владимир Хандогий (МИД) и Валерий Иващенко (МО). Впрочем, замечу, что в инаугурационной речи Зеленский умолчал о министре иностранных дел. Возможно, Климкин в нынешней должности его вполне устраивает.

Глава СБУ не входит в правительство, и его как раз можно сменить независимо от статуса Кабмина. Но вот что касается генпрокурора, то уволить его просто по желанию президента нельзя. Вопрос легко решился бы, если бы Юрий Луценко сам подал заявление об отставке, но глава ГПУ, который как раз стал опорой американской администрации в раскрутке «украиногейта», после инаугурационной речи президента не декларировал таких намерений.

О глубине компромиссов в Донбассе

А теперь нужно проанализировать и само содержание программной речи нового президента. В ее экономической части было достаточно много вполне уместного пафоса, но практически отсутствовала конкретика относительно того, как именно этого достичь. Главный акцент Зеленский сделал на достижении мира. Обращает на себя внимание то, что в своем выступлении он ни разу ни упомянул Россию, в т. ч. и в качестве государства-агрессора. Он обошелся и без таких выражений, как «террористы», «расширение Нормандского формата», «контроль над границей», «миротворцы ООН», «информационная война» и прочих понятий-маркеров. А с другой стороны, акцентировал необходимость непопулярных решений — компромиссов ради достижения мира.

«...невозможно потерять то, что и так наше. И Крым, и Донбасс — это наша украинская земля. Где мы потеряли самое главное. Это — люди. И сегодня мы должны возвращать их сознание. Вот что мы потеряли. За эти годы власть не сделала ничего, чтобы они чувствовали себя украинцами».

«...И мы готовы к диалогу. И я уверен, что прекрасным первым шагом для начала этого диалога станет возвращение всех украинских пленных».

Его подход к конфликту в инаугурационной речи не содержит видимых противоречий с трактовкой конфликта Москвой. А также с рекомендациями, которые Кремль давал ранее: это внутренний конфликт, к России имеющий косвенное отношение, и решать его стороны должны между собой на основе компромисса, так, чтобы жители неподконтрольных территорий согласились на возвращение в правовое пространство Украины.

Но подобное понимание заявлений Зеленского основано лишь на его умолчаниях и намеках и не является единственно возможным. Пока российское руководство демонстрирует весьма прохладное отношение к новому украинскому лидеру. Связано это либо с недоверием к нему, что подчеркивают в Москве (мол, подождем конкретных шагов), либо со стремлением поднять ставки перед грядущими переговорами. На недоговороспособность Киева Москва неоднократно пеняла западным партнерам, но на данном этапе этот аргумент уже явно теряет силу.

Нужно признать, что возврат Донбасса в состав Украины на каких угодно условиях может создать немалые внутриполитические проблемы российской власти, столкнувшейся с потерей популярности. Кроме того, в нынешнем демонстративном неприятии Зеленского могут быть и тактические соображения — не допустить перетока к нему пророссийского электората Оппозиционной платформы Бойко—Медведчука, в максимально сильной фракции которой в будущей Раде Москва, безусловно, заинтересована. Поэтому даже с реализацией первых пунктов (прекращение огня и обмен пленными) до выборов могут возникнуть сложности.

Если же заглянуть чуть подальше, когда (если) дойдет дело до принятия сложных решений, у него действительно могут возникнуть большие проблемы, причем не только с национал-патриотическим сообществом.

Во-первых, отказ от мажоритарки позволит «Слуге народа» значительно увеличить представительство в Раде, но получение партией Зеленского абсолютного большинства видится маловероятным. Значит, нужно будет искать коалиционного партнера. Ранее президент заявил, что с Оппозиционной платформой вступать в коалицию не станет. Значит, младшим партнером будет, очевидно, «Батькивщина», которая может занять более жесткую позицию.

А главное: насколько в такой момент он может рассчитывать на собственную партию? Ныне «Слуга народа» представляет собой виртуальную структуру, которой вполне может хватить, чтобы на волне популярности президента выиграть парламентские выборы, но ее избирательный список из порядка 200—250 имен для потенциально проходной части придется писать на коленке.

Сможет ли Зеленский заполнить его своими, надежными людьми, которые не подведут его в сложной ситуации? И не окажется ли среди них немало тех, кто в вопросе мирного урегулирования занимает куда более жесткую позицию, чем та, которую обозначил президент в инаугурационной речи?

Другой момент — сколько в этом списке окажется людей, рекомендованных нынешними политпартнерами Зеленского — Коломойским и Аваковым? Не получится ли так, что фактически контролировать фракцию «Слуги народа» будут они, а через нее — в значительной степени и президента?

Ведь за влияние на президента разворачивается нешуточная борьба. Неделю назад я уже писал о резко возросшем интересе к Украине со стороны администрации Трампа. Близкая к демократам и противникам нынешнего президента США The Washington Post приводит информацию неназванного «близкого к новоизбранному президенту» источника, согласно которой Зеленский рассматривает интерес Дональда Трампа к расследованию на украинской территории как внутреннее дело США: «Это определенно не наша война. Мы должны держаться от этого как можно дальше». Зеленский, мол, исключит любое политическое давление на украинских правоохранителей в интересах Белого дома.

Но по существу это может означать, что Зеленский и его команда, вполне вероятно, включая Коломойского, мало верят в победу Трампа на предстоящих выборах и не хотят оказаться в положении Порошенко, который на прошлых выборах поставил на Хиллари Клинтон. Объективно это уже означает, что они играют на стороне демократов. Напомню, в окружении Зеленского в ходе предвыборной кампании были заметны люди, долгое время ориентирующиеся на Джорджа Сороса и т. о. на те силы, которые едва не изгнали Трампа из Белого дома.

С учетом влияния заокеанской державы вообще (и на нашу страну — в частности) это достаточно рискованная игра, ведь Дональд Трамп, если не произойдет ничего экстраординарного, пробудет в Белом доме еще минимум год и восемь месяцев.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Кто все эти люди

Вы узнаете: почему Зеленский не устоял под натиском Авакова и Коломойского; как должен...

Медленные танцы с соблюдением дистанции

Вы узнаете: зачем ситуативный союзник президента Арсен Аваков натравил на главу...

Открытая закрытость и другие возможности

Закрытые списки, упорядоченные и доступные для изучения, дают шанс оценить примерный...

Зеленский — второй Порошенко?

Вы узнаете: о смысле новых кадровых назначений Зеленского; каковы причины резко...

Кто нужен новому президенту

Зеленский стал первым президентом, избранным объединенной политической нацией, и у...

Надежды всем, а остальные уходите

Церемония вступления в должность Президента Украины Владимира Зеленского привлекла к...

Загрузка...

Новому президенту не стоит повторять ошибки...

Зеленский в сложном положении: за него голосовали все регионы, кроме Львовщины, — и...

По лекалам Ильфа и Петрова

Вы узнаете: по каким причинам у Владимира Зеленского пока нет никаких аргументов...

Околонулевая демократия

Рада сугубо формальное согласование даты инаугурации пытается превратить в...

Гарант почти не виден

В современной политической истории страны украинцы еще никогда так нетерпеливо не...

Три конверта Зеленского

На президентских выборах более 70% избирателей поддержали Владимира Зеленского. Петр...

Стресс-тест «слуги народа»

Вы узнаете: из-за чего Владимир Зеленский оказался в более сложной ситуации, чем все...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка