Таргетирование инфляции, МВФ и 25-й кадр Гончарука

№03—04(938) 24 — 30 января 2020 г. 22 Января 2020 5

Главное, о чем забыли сказать фигуранты пленочного скандала Гончарука, — это то, что развитие Украины на ближайшие годы уже запрограммировано, и ощутимый промышленный рост в нем не значится.

Туман, профан и болтун

Вторая половина января ознаменовалась публикацией т.н. «пленок Гончарука». Неизвестные записали и выложили в интернет аудиозапись одного из предновогодних совещаний членов правительства и Национального банка Украины, на котором те обсуждали, как объяснить президенту суть проводимой ими макроэкономической политики.

Из этого разговора украинцы узнали: «У Зеленского есть очень примитивное понимание экономических процессов» и «туман в голове», а премьер-министр — «полный профан в экономике». Все эти фразы принадлежат Алексею Гончаруку, хотя и выдернуты из контекста.

Но главный вывод, который позволяет сделать скандальная запись, — это отсутствие у команды президента видения дальнейшего развития страны. Макроэкономическая стабильность уже достигнута, но об этом знают лишь министр финансов Оксана Маркарова и немногие руководители Нацбанка.

После публикации записей совещания, состоявшегося 16 декабря прошлого года, можно прямо сказать, что за всеми громкими заявлениями, которые делались Алексеем Гончаруком после вступления в должность, типа «повысим ВВП на 40% за пятилетку» — зияющая пустота. А большинство ставленников команды «Зе», оказавшихся на высоких постах, — временщики, главная задача которых как можно дольше удержаться у власти, чтобы получать высокие зарплаты, недоступные многим топ-менеджерам в частном секторе.

Ни о каких реформах, модернизации, бурном экономическом росте, улучшении жизни украинцев в правительстве не думают. А если и думают, так только как о фантастических вещах, от них не зависящих.

Записи совещания с участием членов экономического блока правительства также заставляют говорить о слабой координации в Кабмине и об отсутствии исполнителей, которые должны готовить руководителей министерств к подобным встречам.

Основной вопрос, который обсуждали премьер-министр Алексей Гончарук, министр финансов Оксана Маркарова и главный экономист Минфина Александра Бетлий, министр развития экономики Тимофей Милованов, а также глава НБУ Яков Смолий и его заместители Екатерина Рожкова и Дмитрий Сологуб, — укрепление гривни и связанные с этим недопоступления в бюджет.

Как заявил Гончарук, у президента есть страхи, что на ОВГЗ «зарабатывают Маркарова, Ротшильды и Петр Порошенко». «Пока... не будет у президента в голове ответа на вопрос, у него будет пустое место там, и к нему будет прилетать эта хрень на тему облигаций. А она попадает в голову только потому, что у него есть туман на эту тему», — сообщает на записи голос, похожий на голос премьера.

Гончарук предлагает участникам совещания объяснять президенту, что гривня укрепляется благодаря тому, что ее сильно раскачивали перед выборами. А теперь люди увидели, что бояться нечего, потому что «сильный президент». «У него нет в голове этого. Надо показывать и надо, чтобы выглядело очень реалистично», — предлагает Гончарук свою версию укрепления национальной валюты, фактически склоняя других участников встречи к манипулированию Владимиром Зеленским.

Одна из участниц встречи, предположительно Александра Бетлий, признает, что планы к программе действий президента, которые готовили в министерствах, оказались никуда не годными. В них сплошные налоговые льготы. «Если мы это внедрим, МВФ нас за это...» — заявила финансистка. А министр развития экономики Тимофей Милованов признается, что он некомпетентен говорить об усилении курса гривни.

Хотя очевидно, что укрепление национальной валюты самым непосредственным образом повлияло на итоговые показатели года. Составлялся бюджет под один курс, однако в минувшем году курс гривни по отношению к американской валюте укрепился почти на 17% — с 27,69 грн./$ до 23,68 грн./$.

Произошло это за счет притока капитала, вложенного нерезидентами в облигации внутреннего займа (ОВГЗ). Чтобы приобрести гривневые ОВГЗ, иностранцы заводили валюту через банки — первичные дилеры, меняли ее на гривню и покупали облигации.

В минувшем году Минфин разместил ОВГЗ примерно на 110 млрд. грн. Как утверждает финансовый и экономический эксперт Валерий Невмержицкий, украинские банки заработали на нерезидентах — инвесторах в облигации до 700 млн. грн. на комиссионных от продажи валюты и других сопутствующих услугах.

Серьезными факторами укрепления гривни стали рекордный урожай и связанные с ним валютные поступления, а также заработки украинских заробитчан.

Спекулянтское лобби

НБУ управляет курсом валют путем проведения аукционов на межбанковском рынке, с помощью интервенций, предлагая валюту из собственных резервов либо выкупая доллары на межбанке и зачисляя их в собственные резервы.

Поэтому основные претензии к НБУ в этой связи сводятся к тому, что золотовалютные резервы пополнялись недостаточно и привели к излишнему укреплению нацвалюты, увеличению импорта и недополученной прибыли экспортеров. Что в конечном итоге привело к увеличению отрицательного сальдо торгового баланса и уменьшению бюджетных поступлений от экспортеров за счет снижения объема и худшего для них курса.

Выиграли на этом разве что украинские ОВГЗ, которые стали более привлекательными, и их покупатели, получившие дополнительный доход за счет укрепления гривни. Рядовые потребители едва ли ощутили разницу, поскольку продавцы большинства групп товаров не спешат снижать на них цены.

«Неважно, кто кого и как назвал, — считает финансовый эксперт Елена Лысенко, — совещание, запись с которого стала достоянием общественности, состоялось 16 декабря. Уже тогда росла дыра в бюджете. В декабре Минфин не возместил НДС. Это 8—9 млрд. грн. В начале года мы узнали, что дефицит бюджета по итогам прошедшего года составил 72 млрд. грн.

Поэтому участники должны были обсуждать эти проблемы: задержки платежей, дисбалансы, договариваться о системе курсообразования, финансовой политике, регулировании цен. Но, как мы теперь знаем, ничего этого либо не делается вообще, либо делается не на том уровне и не в том объеме, как следует».

«Если власти решили ослаблять курс, то необходимо решать, с какими интервенциями должен Нацбанк выходить на межбанковский рынок. Если наоборот, укреплять, то предложить промышленникам какие-то меры поддержки, например, налоговые послабления. Или стратегии развития отраслей-драйверов. Возможно, того же строительства и поддержку отрасли через Государственное ипотечное учреждение или другие механизмы», — считает Елена Лысенко.

Между тем участники финансового рынка и бизнес до сих пор находятся в полном неведении относительно дальнейшей монетарной политики. По слухам, 13 января на совещании первичных дилеров ОВГЗ в Минфине чиновникам был выдвинут ультиматум. Покупатели украинских облигаций — нерезиденты через дилеров-банкиров заявили, что и дальше будут покупать ОВГЗ, но при условии получения дополнительного дохода в виде курсовой разницы. Следствием этого стали слухи о возможной ревальвации гривни еще на 4 грн. в течение нынешнего года. Практически такой же, как в 2019 г.

«Нерезиденты заводят в страну валюту и помогают избежать дефолта. Но нельзя под них полностью ложиться, убивая собственную промышленность», — резюмирует эксперт.

Что дальше?

Укрепление гривни не было ни запрограммировано, ни предсказуемо, а иначе в Госбюджете-2019 были бы заложены совсем другие показатели. И произошло это за счет спекулятивного движения капитала, — также считает глава совета НБУ Богдан Данилишин.

«По итогам 2019-го можем иметь 3,2—3,5% роста ВВП. Я называю это поддерживающим ростом. А за счет чего он происходит? Сельское хозяйство (Бог дал хороший урожай), нежилищное строительство и т. д. Это ситуативные факторы. Потенциал развития, добавленная стоимость, инновационность и наукоемкость ВВП. Где они? Очень много говорят об инвестиционном климате в Украине и роли бизнес-ассоциаций и торговых палат (иностранных) в его формировании. И МВФ — примеры двух последних правительств, которые работали от транша к траншу и делали вид, что осуществляли реформы, говорили, что за траншами МВФ в страну массово пойдут прямые иностранные инвестиции (ПИИ)», — написал Данилишин на своей странице в Facebook.

По его подсчетам, реальность оказалась далека от ожиданий «реформаторов». Объем ПИИ в Украину в 2014—2018 гг. составил $11,5 млрд., из которых $7,1 млрд. (62%) были направлены в банковский сектор, преимущественно в форме переоформления задолженности материнских банков в уставный капитал украинских «дочек». Для сравнения: объемы денежных переводов в Украину за аналогичный период составили $38,2 млрд.

При этом если приток ПИИ в течение последних трех лет сокращается и по итогам 2018 г. составил 1,8% ВВП, то объемы денежных переводов, наоборот, выросли с $5,2 млрд.(4,8% ВВП) в 2014 г. до $11,5 млрд. (8,5% ВВП) в 2018 г.

Эти цифры достаточно объективно отражают перспективы страны, которую не считают перспективной ни внешние инвесторы, ни собственные граждане, голосующие за экономическую политику ногами. Судя по всему, на макроэкономическом горизонте пока нет ничего такого, что предвещало бы положительные изменения.

Однако о чем почти не говорили участники совещания, записанные неизвестными «доброжелателями», так это о режиме таргетирования инфляции и обязательствах, взятых перед МВФ правительствами Арсения Яценюка и Владимира Гройсмана.

Если раньше Нацбанк отвечал за поддержание стабильного курса национальной валюты, то после перехода на плавающий курс осенью 2014 г. главной задачей регулятора стала стабилизация ценообразования и поддержание заданного индекса инфляции.

Согласно закону о Нацбанке ни президент, ни премьер-министр не имеют права вмешиваться в деятельность НБУ и директивным методом устанавливать необходимый курс национальной валюты. Но получается, что и НБУ не несет ответственности за курс, за исключением его негативного влияния на цены.

После обрушения курса гривни в 2014—2015 гг. и высоких темпов инфляции в те годы — 23—43% снижение ее до 5% в нынешнем году казалось недостижимой мечтой обывателя. Однако за счет притока спекулятивного капитала этот таргет (target, англ. — цель) даже перевыполнили. По итогам минувшего года индекс потребительской инфляции едва превысил 4%.

В соответствии с «Основными принципами денежно-кредитной политики на 2020 год и среднесрочную перспективу», ранее согласованными с МВФ, в нынешнем году НБУ должен следовать таргету инфляции на уровне 5 ±1%. Хотя, как считает Данилишин, этот показатель является недостаточно обоснованным и очень жестким для Украины. Для сравнения: представители промышленного лобби считали бы оптимальным для развития бизнеса индекс инфляции, близкий к 10%.

Кроме того, правление НБУ настаивает, что единственным ключевым механизмом денежно-кредитной политики для Нацбанка является учетная ставка. Хотя есть и другие механизмы, в т. ч. продажа ОВГЗ, регулирование обязательных резервов коммерческих банков, контроль по отдельным видам кредитов, регулирование риска и ликвидности банковских операций, маржа (в данном случае — пропорция собственных и заемных средств, которые берутся для приобретения ценных бумаг) и т. д.

Фактически речь идет о том, что руководство НБУ старается снять с себя ответственность во всем, что противоречит прежним договоренностям с МВФ, даже если эти договоренности негативно влияют на экономику и промышленность.

«Очевидно, что режим инфляционного таргетирования, который внедрен в Украине, влияет не только на макроэкономические показатели, но и на условия финансирования государственного долга и на условия кредитования. В текущем состоянии развития режим инфляционного таргетирования далек от оптимального состояния из-за специфики развития отечественного финансового рынка, несовершенства работы судебной системы», — утверждает Данилишин.

Поэтому, чтобы двигаться дальше, команде Зеленского предстоит пересмотр основных показателей таргетирования и его согласование с МВФ. В противном случае представителям базовых отраслей и далее не следует рассчитывать на облегчение условий экспорта, а сливки с украинского бюджета достанутся финансовым спекулянтам.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Ликбез простыми словами

Итак, принят закон об открытии рынка земли в Украине – якобы, как нам твердят, по...

Украина может получить $4 млрд в рамках первого транша...

Украина может получить первый транш кредита от Международного валютного фонда (МВФ) в...

Украина ожидает от МВФ $4,5 млрд на борьбу с...

Международный валютный фонд может увеличить финансирование Украины до 10 миллиардов...

НБУ предлагает обратиться к МВФ за помощью из-за...

Нацбанку не достаточно имеющихся сейчас $26,6 млрд резервов, чтобы самостоятельного...

НБУ потратил $1 млрд на поддержку гривны

Национальный банк на этой неделе продал на межбанке 981,6 млн долларов в рамках...

Кредит МВФ задерживается

Переговоры Украины и МВФ насчет нового кредита затягиваются из-за отставки...

Загрузка...

Господин Зеленский, нужны стране деньги: да или нет?

26 марта состоялся экстренный саммит лидеров G20 в формате видеоконференции.

Перенос местных выборов: кому выгодно

Отмена местных выборов если и будет спровоцирована, то лишь серьезным ухудшением...

СН областного масштаба

Результат выборов в Киевской области, как и местных выборов в целом по Украине, - вот...

Кризис как возможность

Закон о земле может быть проголосован только при получении твердых гарантий транша от...

Аттракцион неслыханной смелости

Просматривается определенное совпадение стратегических интересов нынешней...

У Зеленского падает или не падает?

Вопрос удачи важен, но он не может заменить собой потенциал, внутреннюю возможность...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка