Тяга к променаду и воздержанию

№27 (866) 6 — 12 июля 2018 г. 04 Июля 2018 3.9

Специальный представитель Государственного департамента Соединенных Штатов Америки по делам Украины Курт Волкер отмечает, что установление мира на востоке Украины и настоящая реализация Минских соглашений зависят от решения Москвы

На прошлой неделе Киев мог услышать ободряющий сигнал в выступлении представителя госдепа по переговорам в Украине Курта Волкера на ежегодной конференции ОБСЕ по безопасности. Впрочем, американский дипломат был в своем репертуаре, озвучивая не раз высказанные им ранее мысли.

О санкциях и выборах через призму мундиаля

Но все же, по-моему, никогда он так решительно не защищал Киев: «...за последние четыре года не было достигнуто какого-либо прогресса в эффективной реализации Минских соглашений. Во многом это объясняется, если хотите, перекладыванием вины на Украину, ссылаясь на то, что она не предпринимает политических шагов в соответствии с Минскими соглашениями, которые по сути почти невозможно предпринять для любого государства в таких условиях, как оккупация и отсутствие безопасности. Один из примеров — это проведение местных выборов».

Кто перекладывает вину на Киев, он не говорил, и можно допускать, что имеется в виду отнюдь не только Россия, хотя публично никто из руководства стран Запада не прибегал к такой критике.

Разумеется, сейчас много спекуляций по поводу намеченной на 16 июля в Хельсинки встречи президентов США и России и ее влияния на украинский кризис. И, бесспорно, до нее никак нельзя ожидать каких-либо шагов со стороны чиновников американской администрации, которые выглядели бы как изменение курса. Такие шаги могут появиться лишь после встречи в верхах, а пока это прерогатива Трампа, который уже сейчас допускает двусмысленные высказывания относительно принадлежности Крыма. Эти высказывания могут, конечно, обнадеживать Москву и пугать Киев.

Однако вспомним, сколько за последние три с лишним года было слухов об отмене санкций, поскольку Запад, дескать, ищет взаимопонимания с Россией. Да и не только слухов. Думаю, на гонорары за статьи в российской печати на эту тему можно было бы купить эшелоны пресловутых хамона и пармезана. Но что мы увидели сейчас на саммите ЕС 28—29 июня, в котором впервые участвовал новый премьер Италии Джузеппе Конте, чьего вето на продление санкций еще на полгода опасались и аналитики из «Стратфора»?

И Конте показал, что способен создать огромные проблемы Германии, Франции и всей брюссельской евробюрократии своей позицией по главному вопросу — миграционной политике. В итоге лидеры ЕС так и не смогли принять какое-либо решение. Но в вопросе о санкциях Рим не спешил на чем-либо настаивать. Как сообщает издание EUobserver со ссылкой на европейского дипломата, знакомого с политической кухней мероприятия: «Санкции быстро приняли, и Конте не был против, а только сказал что-то о важности диалога с Россией и о том, что Италия обеспокоена влиянием санкций на российский народ».

А накануне саммита, 27 июня, палата депутатов итальянского парламента по инициативе партий правящей коалиции приняла резолюцию о европейской политике страны. В ней она, в частности, призвала правительство «действовать в ЕС, чтобы расширить пространство для сотрудничества и диалога с Российской Федерацией, например, предложив переформулирование санкций, при котором их действие не касалось бы малых и средних предприятий или агропродовольственного сектора».

Но такое «переформулирование» означает, что итальянцы предлагают вообще не трогать главные санкции — те самые, которые продлеваются раз в полгода, ибо эти санкции касаются исключительно трех сфер российской экономики, занятых государством и крупным бизнесом, — ВПК (включая производство продукции двойного назначения), нефтегазового сектора и банков с государственным участием. На фоне этих санкций послабления, лоббировать которые призывают итальянские депутаты, — абсолютная мелочь.

Как и можно было предполагать, Италия не воспользовалась своим статусом председателя ОБСЕ для того, чтобы критиковать политику Украины по выполнению Минских соглашений. Такая критика и для нового ее правительства остается запретной темой. Ни Украина, ни ее отношения с Россией в целом, ни Донбасс не являются в эти дни главной темой итальянских СМИ. Как легко можно догадаться, Россию там вспоминают ежедневно, но только в связи с чемпионатом мира по футболу.

А по ходу мундиаля любопытная ситуация сложилась в группе G. Встречавшиеся в последнем туре группового турнира сборные Бельгии и Англии уже обеспечили себе место в плей-офф, и вопрос был только в том, кто займет первое место в группе, теоретически дающее выход на более слабого соперника в 1/8 финала.

Так было и в этот раз — занявший второе место в группе G выходил на сильную сборную Колумбии, а победителю доставалась куда менее котирующаяся в футбольном мире и ничем особым себя на этом чемпионате не проявившая Япония (я привожу расклады до матчей одной восьмой). Это позволяло ожидать в матче Бельгия—Англия упорную борьбу, но специфика состояла в том, что дальнейшая турнирная сетка выглядит куда более благоприятной как-раз для той команды, которой предстояло бы играть с Колумбией. А амбиции относимых к фаворитам турнира бельгийцев с англичанами явно простираются дальше выхода в четвертьфинал.

В результате матч Бельгия—Англия многим показался «странным», упорной борьбы в нем зрители не увидели, хотя бельгийцы и забили один мяч, давший им в соперники Бразилию. Англичане же будут играть с куда менее «статусной» Швецией.

Эту не имеющую отношения к политике историю я вспомнил потому, что похожая ситуация начинает складываться в фактически стартовавшей на Украине президентской гонке — некоторые кандидаты и их команды уже задумываются о втором туре, точнее — о наиболее удобном сопернике в нем. Правда, сам выход во второй тур еще ни для кого не гарантирован.

О Герасимьюк, лишившей власть возможности лишать лицензий

Практически одновременно опубликованные свежие данные опросов КМИС и группы «Рейтинг» показали катастрофическое ухудшение электоральных позиций президента Порошенко. В первом он оказался на пятом месте, пропустив вперед Юлию Тимошенко, Анатолия Гриценко, Юрия Бойко и Олега Ляшко, а в опросе «Рейтинга» и вовсе седьмым, вдобавок к вышеназванным отстав от Владимира Зеленского и Святослава Вакарчука. Причем во всех опросах, включая и сделанные несколько ранее, разрыв с Тимошенко достигает почти двукратной величины.

Можно, конечно, посетовать на «заангажированность» социологов. Но ведь и у располагающей немалыми возможностями Банковой никак не получается противопоставить «честные» (т. е. более радужные) результаты, если не вспоминать благоприятный для Порошенко майский результат опроса некоего «международного исследовательского центра BURI-Украина», никаких сведений о котором (центре) ни до, ни после опроса найти в интернете не удалось («Игра в короля» («2000», №18—19(864), 11—17 мая 2018 г.). А вот обнародованный 3 июля соцопрос, проведенный считающимся лояльным к президенту «Социсом», а также центром «Социальный мониторинг», Украинским институтом социальных исследований им. Яременко, дал Блоку Порошенко лишь 7-е место на парламентских выборах. Цифры относительно выборов президентских то ли не выяснялись, то ли не обнародовались, но показатель президентской партии весьма красноречив.

В общем, всем очевидно, что президент неумолимо превращается в «хромую утку». И что особенно неприятно, в число этих «всех» входят члены команды президента, политические партнеры и недавние союзники, в частности те, кто может обеспечить последний козырь непопулярной власти — административный ресурс во всех его проявлениях. Т. е. этот самый ресурс не только не будет играть на стороне президента, а вполне вероятно — против него, причем ресурс (извините за тавтологию), чтобы произвести необходимые для устранения этой проблемы кадровые перестановки, у Петра Порошенко также исчезает прямо на глазах.

Крайне тревожным и неприятным для президента сигналом стала развернутая Арсеном Аваковым и Владимиром Гройсманом кампания по борьбе с контрабандой, сведшаяся к тому, что по постановлению Кабмина МВД получило доступ к автоматизированной системе таможни, а полицейские смогут находиться в зонах таможенного оформления. Ведь секретом Полишинеля является то, что в сложившейся после евромайдана и выборов-2014 «системе сдержек и противовесов» таможня находилась в исключительной сфере интересов Банковой, куда брутально и беспардонно врывается Аваков (подробнее читайте, пожалуйста, «Политпортфель» на стр. A5).

В общем, очевидно, что это не ставшее за четыре года привычным «полукулуарное» бодание министра внутренних дел с президентом с целью получения очередных преференций в том или ином вопросе, а открытое выступление против последнего. И если президентская сторона окажется не в состоянии отразить этот выпад, защитить интересы своих партнеров, то можно только представить, насколько упадут ее акции в глазах всех «заинтересованных лиц», от чьей поддержки зависит успех любого политика.

А «война силовиков», которая в публичной ипостаси выливается в войну компроматов, действительно чревата для Порошенко куда большими издержками, чем для Авакова. Последний на данном этапе собственных электоральных амбиций не имеет, а вот борющемуся за переизбрание действующему президенту горы компромата «противопоказаны». При этом симпатии общественности будут, пусть и с оговорками, на стороне премьера и министра внутренних дел, а не президентской стороны, защищающей существующее положение дел.

Наконец, конфликт вокруг таможни обозначил образование альянса Арсена Авакова и Владимира Гройсмана, с переходом последнего из состояния «фронды» в практически открытое противостояние с президентом. К слову (не буду настаивать на полной достоверности полученной нами из осведомленных источников информации), сама «операция «контрабанда» премьера и министра внутренних дел стала превентивным ходом на готовившееся Банковой смещение Гройсмана и роспуск парламента. И теперь любые «поползновения» на премьера будут выглядеть как ответ на его усилия по борьбе с контрабандными схемами.

Так или иначе, но от возникшей связки Гройсман—Аваков через последнего, вероятно, тянется ниточка к Юлии Тимошенко, создавая очень серьезный альянс. А как я уже отмечал пару недель назад, по имеющейся информации, она склоняется к тому, чтобы «понять, простить» старую гвардию, которая в силу своей нынешней крайней непопулярности будет ей оказывать только непубличную поддержку в ходе президентской гонки». Пусть «раскаявшиеся», оставаясь в структурах власти, работают на нее, чем против нее, причем не только в контексте борьбы с Петром Порошенко, но и с другими, становящимися более опасными, чем действующий президент, соперниками.

Правда, в этом правиле есть одно веское исключение — Александр Турчинов. По имеющейся информации, возможность сотрудничества с ним Юлия Владимировна пока не рассматривает, причем объяснение этому можно считать сугубо личным. Все-таки прочие вероятные «возвращенцы» в альянс с Тимошенко вступили, уже будучи сформировавшимися политиками с именем и политическим весом. В таких случаях выход из исчерпавшего себя для одной из сторон альянса можно расценивать как нормальный политический процесс (как и возврат к нему в новых условиях).

Турчинов же — другое дело. Тут глубокая личная близость (в деловом, естественно, смысле) и карьера рука об руку с времен днепропетровских видеосалонов в эпоху поздней перестройки и раннюю эпоху независимой Украины. Тут переступить через боль от того, что было воспринято как предательство, Юлия Владимировна не может.

Но ситуация для Банковой усугубляется тем, что «перебегать» начинают не только к Тимошенко. О своем уходе из Нацсовета по вопросам телерадиовещания объявила Ольга Герасимьюк. Причина ухода, указанная в ее заявлении, — «негативная морально-нравственная атмосфера» и «политизация работы регулятора», «стало возможным распространение из Национальной рады официальным путем лживой и манипулятивной информации, которая носит клеветнический характер», «под угрозу ставится сама суть свободы слова».

Впрочем, это «лирика», а «физика» заключается в том, что по закону Нацсовет должен состоять из 8 членов: по 4 назначают президент и парламент. Ныне в нем 7 человек (одно место — от парламента — остается вакантным), а кворум для принятия решений — 6 человек. Заседания Нацсовета уже энное время не посещает Олег Черныш (выходец из «1+1», т. е. фигура, связываемая с Коломойским), а теперь к нему присоединилась и Герасимьюк.

Т. о. работа Нацсовета заблокирована, что делает невозможным даже рассмотрение заявления Герасимьюк, без чего ВР не может проголосовать за ее замену. Правда, у парламента остается возможность восстановить кворум, заполнив до конца свою квоту, но, похоже, это будет крайне трудно сделать. А заблокированный Нацсовет не сможет не только выдавать новые лицензии, но и лишать старых — т. е. Банковая теряет мощнейший рычаг влияния на информационное пространство на старте избирательной кампании.

Между тем, как сообщает издание АНТИКОР со ссылкой на собственные источники в партии «Гражданская позиция», свой демарш Герасимьюк совершила по согласованию с давней подругой — зампредом ВР Ириной Геращенко, которая собирается поддержать на ближайших выборах Анатолия Гриценко и стать частью его новой команды.

«Геращенко уже давно вела переговоры о присоединении к нашей политической силе («Гражданской позиции». — Ред.). Она осознает, что на данном этапе ей выгодно быть в партии президента, однако на следующих выборах она скорее станет членом нашей команды. Герасимьюк здесь играет нам на пользу и является своего рода «знаком», «кодовым словом», что свидетельствует о готовности Геращенко действовать, поскольку выход Ольги из Нацсовета согласован и выгоден, во-первых, нам, потому что мы получим в своих рядах еще одного влиятельного «старого солдата» времен Ющенко с медийным ресурсом и старыми связями, чего нам сейчас очень не хватает. Во-вторых, как бывший генеральный директор ТРК «Студия 1 + 1» она имеет связь с человеком, который является владельцем канала и который заинтересован в углублении конфронтации с Порошенко».

О Гриценко, становящемся неудобным для всех

Скажу уже не в первый раз, к информации из «источников» нужно подходить аккуратно, тем паче что им свойственно трактовать происходящее в выгодном для себя ключе. Однако данная информация выглядит весьма и весьма достоверной. Абсолютно все опросы указывают на высокие электоральные позиции Анатолия Гриценко, делающие его вероятным кандидатом как минимум на второй тур. И естественно, что появляются желающие присоединиться к его пока невнятной команде.

Особенно же показательно упоминание «старых солдат» Виктора Ющенко в этом контексте. Многие из них впоследствии оказались в команде Петра Порошенко, а теперь их возвращение к набирающему электоральный вес экс-соратнику от становящегося «хромой уткой» президента выглядит вполне логичным. Такое вот крайне неприятное и чреватое большими проблемами для президента возвращение к «истокам» членов его нынешней команды (кто — к Тимошенко, а кто — к Гриценко).

Между тем шансы последнего на окончательную победу на президентских выборах следует признать достаточно высокими. В его пользу играет куда более низкая, чем у других фигурантов президентского списка, узнаваемость. Он и во времена Ющенко не входил в число наиболее медийных политиков, а за последние годы многие рядовые избиратели попросту успели его подзабыть. Т. е. его электоральный потенциал далеко не исчерпан, ему есть за счет чего расти, что не может не беспокоить его основных соперников — Юлию Тимошенко и Петра Порошенко, по каждому из которых у подавляющего большинства граждан есть вполне и прочно сложившееся мнение. И это подтверждается опросами — там, где проводилось моделирование второго тура, Гриценко опережает Тимошенко.

Иначе говоря, пожалуй, экс-министр обороны выглядит наименее удобным соперником во втором туре для всех конкурентов, а вот наиболее удобным является действующий президент. Это дает ему определенный шанс, что соперники будут «беречь» его до второго тура, сосредоточив анти-пропаганду друг на друге.

Ну а в президентском стане лихорадочно ищут пути выхода из сложившейся ситуации. И не только наши источники, но и объективный анализ последних тенденций в медиапространстве показывает, что на Банковой шанс для Петра Порошенко увидели в том, чтобы вытянуть ему в соперники во втором туре, скажем так, «несерьезного» кандидата, человека, которого, как рассчитывают президентские политтехнологи, подавляющее большинство граждан просто не представляет во главе страны, т. е. абсолютный электоральный потолок которого не может быть выше 20—25%, чего, впрочем, должно хватить для выхода во второй тур. Но «для начала» он должен в электоральных раскладах «догнать и обогнать» Юлию Тимошенко.

Речь идет об Олеге Ляшко. Как-то чрезвычайно «кучно» пошли публикации и комментарии политологов, призывающие обратить внимание на конституционные инициативы лидера Радикальной партии, которые-де выглядят куда привлекательнее, чем недавние предложения Юлии Тимошенко.

В частности, вместо «канцлерской» республики он предлагает сугубо президентскую, как в США, с сосредоточением у главы государства всей полноты исполнительной власти. А также: сократить до 250 число депутатов ВР; запретить политикам баллотироваться в парламент более двух раз; избирать судей голосованием, а не назначать; провести реформу Кабмина, оставив в нем всего 10—12 министров и упразднив должность премьера, и т. п.

Рассуждают и о том, что у Олега Ляшко-де есть все шансы значительно «пощипать» электорат Юлии Тимошенко, который, мол, у них общий (жители сел и небольших городов).

Можно было бы допустить, что это кампания самого Ляшко (естественно, оплаченная спонсорами), но ходульно-примитивный стиль политтехнологов Банковой, прямо-таки выпирающий из публикаций разных и даже некогда интересных авторов, спутать с чем-то иным сложно.

Понятно, что Ляшко отведена роль спойлера Тимошенко, и даже указания на общий с ней электорат являют собой определенный месседж «просвещенной» публике — дескать, образованному, «продвинутому» гражданину голосовать за нее, извините, «западло». Что характерно, пока нет «классического» компромата на Тимошенко — видимо, на Банковой понимают, что Юлию Владимировну и ее электорат уже ничем не удивишь и не проймешь.

А вот у Анатолия Гриценко базовый электорат несколько другой. И на Анатолия Степановича уже пошла волна компромата (причем в тех же изданиях, которые воспевают конституционные инициативы Ляшко). Ему инкриминируется проведение мастер-класса в венском Международном центре исследования отношений Россия—ЕС, который якобы имеет ярко выраженную пророссийскую направленность. И что может быть серьезнее — подняли историю освобождения сына Анатолия Гриценко, который в составе «автомайдана» ездил весной 2014 г. в Крым и был там на неделю задержан российскими властями. В полном соответствии с законами черного пиара утверждается, что именно он сдал Дмитрия Сенцова. В общем, Гриценко-старшего решили нейтрализовать.

Но, как говорил Наполеон Бонапарт, «удача всегда на стороне больших батальонов». Когда же с «батальонами» (электоральной поддержкой) возникают проблемы, самые гениальные находки политтехнологов могут оказаться бесполезными. К тому же, впрочем, и с «гениальностью» явная напряженка.

Об уступивших Москве Донецке и Луганске

На прошедшей неделе произошло немало событий, связанных с конфликтом на Донбассе. Как со знаком «плюс», так и со знаком «минус» для каждой из сторон.

Так, несколько неожиданным оказалось согласованное на заседании Контактной группы 27 июня объявление нового перемирия, точнее — подтверждение прекращения огня. Это первое такое подтверждение за те почти два месяца, когда формат украинских боевых действий официально сменился с АТО на ООС. Неожиданным же оно стало потому, что ранее из Донецка звучали сигналы о незаинтересованности в продолжении подобной практики.

Так, представитель самопровозглашенной ДНР на минских переговорах Денис Пушилин в обнародованном 5 июня интервью РИА «Новости» на вопрос о возможности нового перемирия ответил: «За время конфликта перемирия объявлялись порядка 20 раз. Такое большое количество перемирий, по моему мнению, уже нивелировало сам такой призыв. На Украину это не действует. Надо искать новые методы, механизмы, чтобы Украина задумалась о реальном прекращении огня».

Что под этим подразумевалось, похоже, видно из обнародованного 30 мая интервью тому же агентству «представителя ДНР в СЦКК» (фамилия не называется; напомню также, что СММ ОБСЕ не признает т. н. представительства самопровозглашенных республик при СЦКК, созданные после вывода из СЦКК российских военных в конце прошлого года).

Этот деятель, рассказывая о состоявшемся накануне заседании подгруппы по безопасности Контактной группы, сообщил, что ее работа «была сосредоточена на обсуждении предложенных СММ ОБСЕ двух проектов документов, которые содержат дополнительные меры контроля над ситуацией с безопасностью как в целом на линии соприкосновения, так и в районе Донецкой фильтровальной станции.

Представители республик и российской делегации всецело поддержали эти предложения и выразили готовность подписать оба документа. Украинскую делегацию не устроили предложенные варианты, в связи с чем она внесла по сути традиционные коррективы, ссылаясь на линию соприкосновения от 19 сентября 2014».

Напомню, что в указанный день был принят меморандум Контактной группы (второе из трех Минских соглашений), который, в частности, предполагает отвод тяжелых вооружений от линии соприкосновения, сама эта линия в нем не описывается, хотя ходили обоснованные слухи, что она зафиксирована в некоем приложении к меморандуму. В любом случае общеизвестно, что город Дебальцево на то время полностью контролировался Украиной. Потеря же ВСУ Дебальцево не изменила статуса меморандума как действующего документа. Это видно и по тому, что на него есть ссылка в самом последнем документе Контактной группы, где стоят подписи всех пяти участников минских переговоров, — Рамочном решении о разведении сил и средств от 20 сентября 2016 г.

В общем, в Донецке и Луганске до последнего времени требовали дополнительных мер, гарантирующих устойчивость перемирия. Так, в заявлениях по случаю двух последних перемирий, приуроченных к Новому году и 8 Марта, был пункт о том, что Контактная группа «подчеркивает необходимость издания и соблюдения соответствующих приказов, включая необходимость дисциплинарных мер за нарушение режима прекращения огня».

И тогда мы писали: «такой пункт, очевидно, появился там не по украинской инициативе — ведь в последние месяцы именно представители самопровозглашенных республик в Контактной группе регулярно обвиняли Киев в том, что он публично не подтверждает наличие таких приказов» («2000», №51—52(801), 23—31 декабря 2017 г.).

В нынешнем же заявлении Контактной группы этот пункт отсутствует. Почему же Москва, Донецк и Луганск уступили? Здесь остается повторить то, что писал я в номере от 16 марта: «Объективно в новом перемирии была необходимость независимо от отношения к 8 Марта, ибо уровень перестрелок в феврале стал очень высоким. Обычно он составлял, по данным СММ ОБСЕ, несколько сот взрывов в одной Донецкой области, нередко переходя за сотню в Луганской, где обычно их регистрируется раз в 5—7 меньше, чем на Донетчине (июньские цифры точно такие же. — С. Б.).

Однако, думается, имелась еще одна причина для такого решения, тем более оформленного документально как заявление Контактной группы. России было необходимо проверить, готова ли Украина на какие-то решения в рамках Контактной группы и после принятия закона о реинтеграции Донбасса».

Только в данном случае речь идет о проверке готовности Киева к таким решениям, во-первых, после официальной смены АТО на ООС, и, во-вторых, после заявления Петра Порошенко от 8 июня о том, что «Минского формата переговоров не существует».

Судя по сообщениям как СММ ОБСЕ, так и пресс-центра штаба ООС, с 1 июля количество нарушений прекращения огня — особенно с использованием тяжелых вооружений — заметно снизилось. И это при том, что в день заседания Контактной группы и сразу после него боевые действия были, возможно, самыми активными в этом году. Например, по информации штаба ООС, с 7.00 27 июня по 7.00 29 июня погибли 6 украинских военнослужащих, тогда как за все предшествующие дни июня погибших было семеро.

Но, разумеется, как и во время предшествующих перемирий, до режима полной тишины еще очень далеко. Количество одних взрывов, зарегистрированных СММ, исчисляется двузначными числами. А потому возврат к прежнему уровню боевых действий выглядит лишь вопросом достаточно близкого времени, если только нынешнее относительное затишье не будет подкреплено успехами по другим направлениям урегулирования. Но такие успехи пока не намечаются.

Много ожидалось от контактов между омбудсманами двух стран — Людмилой Денисовой (Украина) и Татьяной Москальковой (Россия), которые стали возможны благодаря телефонному разговору между Порошенко и Путиным 9 июня. Так, после него Сергей Лавров говорил, что они «пытаются составить «дорожную карту» решения вопросов относительно освобождения удерживаемых лиц». И хотя слова о «дорожной карте» намекали на то, что процесс будет долгим, это вселяло некую надежду.

На деле же никакой карты не появилось — для этого надо вести интенсивные переговоры, а главная активность омбудсманов сосредоточена на попытках посещения соотечественников, которые оказались в заключении в другой стране. Именно в попытках, так как к большинству узников (в т.ч. к самым главным — Олегу Сенцову и Кириллу Вышинскому) в доступе было отказано. Создается впечатление, что президенты не обсудили никаких путей решения проблемы, а просто договорились: пусть уполномоченные по правам человека попробуют разобраться сами. Но сами разобраться те все равно не смогли бы без налаживания взаимодействия по линии МИДов и других ведомств. А со стороны ситуация выглядит так, будто эти ведомства никаких указаний о взаимодействии не получали.

Почему проблему пытались решить через омбудсманов? Допустим, Порошенко хотел бы, чтобы новый обмен стал заслугой официальных лиц в украинской власти, а не Виктора Медведчука, или по крайней мере выглядел бы такой заслугой. Это, вероятно, совпадает и с желаниями Запада, так как большой обмен пленными, состоявшийся накануне Нового года, вызвал в ряде зарубежных изданий патологические страхи ввиду того, что, дескать, таким способом Медведчук может обрести популярность в обществе, конвертировав ее в электоральную поддержку. Ну а в соответствии с такой гипотезой Россия, напротив, должна ставить на популяризацию бывшего главы администрации Кучмы и поэтому создавать препятствия для Денисовой (прежде всего не давать ей посетить Сенцова).

Однако подобная версия разрушается оценкой миссии Денисовой со стороны Романа Бессмертного — бывшего представителя Украины в политической подгруппе Контактной группы, который обычно не упускает повода уколоть Медведчука. Выступая на NewsOne 29 июня, он сказал: «Я не могу спокойно смотреть на ситуацию, которая возникла с украинским омбудсманом на территории РФ. С такими подходами, к сожалению, можно только навредить украинцам, которые страдают в российских тюрьмах. Есть четкий дипломатический протокол, который указывает, что подобными вопросами должны заниматься дипломаты, консулы. Все остальное противоречит Венской конвенции, Соглашению об экстрадиции между Украиной и РФ, другим международным документам. И меня тем более удивляет, что на это соглашается президент, который сам был министром иностранных дел. Только дипломаты знают, какие слова надо подбирать в подобных ситуациях, как правильно действовать, чтобы не повредить ситуации. А пока мы увидели разве что информационную игру, за которой не видно интересов тех несчастных украинцев, которых надо вытаскивать на свободу».

О поддержке Киева в деле «дезавуирования» Минска

Если говорить об информационной игре, то Киев может утверждать о своем новом выигрыше в ней. Так, 28 июня сессия ПАСЕ приняла резолюцию «Украинские граждане, удерживаемые в качестве политзаключенных в Российской Федерации». В частности, ассамблея «сожалеет, что уполномоченный украинского парламента по правам человека Людмила Денисова недавно получила отказ в допуске к господину Сенцову в исправительной колонии, где он удерживается». Изначально вопроса об украинских заключенных не было в повестке дня сессии, но на ее открытии 25 июня украинская делегация добилась проведения неотложных дебатов на эту тему. При этом она заручилась полной поддержкой комитета по правовой политике ассамблеи, который поручил подготовить доклад одному из самых больших друзей Киева — литовскому депутату Эммануэлису Зингерису.

Сам доклад и проект резолюции касались исключительно ситуации с заключенными на территории России и в Крыму и не затрагивали тему Донбасса. Но в ходе принятия документа украинские депутаты провели поправку, после которой ключевой пункт резолюции звучит так: «Ассамблея призывает Российскую Федерацию безотлагательно освободить всех украинцев, задержанных в Российской Федерации и в Крыму по политически мотивированным либо сфабрикованным обвинениям, и приложить все возможные усилия, чтобы содействовать освобождению украинских граждан, удерживаемых на территории Донбасса под эффективным контролем Российской Федерации» (выделен текст дополнения, предложенного депутатами Рады. — С.Б.).

Поправка была принята подавляющим большинством (76 — за, 5 — против, 12 — воздержались), а в ходе ее обсуждения никто не говорил, что вообще-то существуют Минские соглашения, которые предполагают обмен лиц, удерживаемых в связи с войной в Донбассе по формуле «всех на всех». Т.е. Киев получил поддержку в борьбе не только за освобождение Сенцова, но и за дезавуирование Минских соглашений, о чьей смерти открыто говорит министр Арсен Аваков, с которым кулуарно здесь солидарны и многие другие представители власти.

Добавлю также, что в ходе дебатов только голландский социалист Тини Кокс критиковал Киев (конечно, наряду с Москвой), утверждая, что и в Украине есть политзаключенные, в частности Кирилл Вышинский. Но в итоге за саму резолюцию не нашлось ни одного (!) голоса против (77 — за при 15 воздержавшихся), в т. ч. со стороны именуемых друзьями Путина представителей «Альтернативы для Германии» и итальянской Лиги, которые предпочли лишь воздержаться или прогулять обсуждение.

Впрочем, судя по всему, «воздержание» и «желание выйти на прогулку» становятся основным трендом и среди ведущих политических игроков, решающих судьбу Донбасса, а значит — и Украины в целом.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

(лже) Успехи и (лже) Стратегии Порошенко

Фамилии Порошенко во втором туре президентских выборов не видят большинство...

Кому Киев — Ялта, а кому и Вакарчук — президент

Вы узнаете: почему Курт Волкер недоволен отношением Киева к рядовым жителям Донбасса;...

Безвиз уже без упоминаний всуе

На минувшей неделе практически синхронно (и это наверняка не совпадение) из Берлина и...

Фантомы предпочтительнее монстров?

Значительное число избирателей готовы проголосовать за деятелей, которые еще не стали...

Мы выбираем. И у них выбирают

Вы узнаете: зачем трудящиеся просят о переносе «выборов» в ОРДЛО; что предпримет...

Требуется спарринг-партнер, но не соперник

Грядущие президентские выборы в Украине для кандидатов и их команд сродни шахматной...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка