«У нас с Украиной общая история и общее завтра»

№ 20-21(865) 22-28 июня 2018 г. 24 Июня 2018 3.8

Контролер сейма Литвы Августинас Нормантас

О том, что в Украине ситуация с правами человека оставляет желать лучшего, не говорит только ленивый. Доклады ООН на эту тему напоминают фильмы ужасов. Причем каждый последующий повторяет тезисы предыдущего.
Рекомендации по исправлению ситуации сыплются, как из рога изобилия: усилить меры, направленные на борьбу со всеми видами дискриминации, языком вражды, преступлениями на почве ненависти, проявлениями ксенофобии и расизма, усилить гарантии свободы слова и безопасности журналистов. Если в 2008 г. наша страна получила около 40 рекомендаций, то в 2017-м — почти 200. Даже госдеп обратил внимание на «серьезные нарушения прав человека, а также злоупотребления, связанные с коррупцией во власти, и цензуру», — об этом говорится в докладе по вопросам правозащитной деятельности, обнародованном 20 апреля. Кроме того, Украина — в тройке стран по количеству решений ЕСПЧ о нарушении прав человека.
Помочь нашей стране исправить ситуацию взялись Австрия и Литва. В феврале прошлого года они начали совместный с Украиной проект по сотрудничеству и обмену опытом в сфере прав человека. Рассчитан проект на два года. На оптимизацию работы офиса уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Евросоюз выделил 1,5 млн. евро. Сообщая о принятом решении, глава представительства ЕС в Украине Хьюг Мингарелли подчеркнул, что эти средства направлены на «совершенствование верховенства права и укрепление институционального потенциала секретариата уполномоченного, с тем чтобы защищать права человека». Тогдашний омбудсман г-жа Лутковская пообещала приложить максимум усилий, чтобы привести стандарты работы институции в соответствие с европейскими.
Прошел год. Лутковскую сменила Денисова. Но с правами человека у нас по-прежнему туго. То ли усилий было недостаточно, то ли европейская инструкция не стыкуется с нашими стандартами. Впрочем, не все разделяют этот пессимизм. Один из участников проекта, контролер сейма Литвы Августинас Нормантас (так у литовцев называется омбудсман), во время недавнего визита в Украину дал эксклюзивное интервью нашему изданию, в котором поделился секретами своей профессии и рассказал о том, каким он видит будущее нашей страны.
— Августинас, вы верите, что этот проект способен реанимировать права человека в Украине?
— Безусловно. Проект направлен на демократизацию, на помощь деятельности аппарата омбудсмана в Украине. Мы делимся с вами своим опытом, делимся демократическими достижениями и европейскими стандартами по правам человека. Я считаю, что это очень интересный и полезный проект, в котором есть три направления деятельности: усовершенствование законов — об омбудсмане, о защите данных и о равных правах. Основная направленность проекта — это стандарты прав человека. Цель — сделать так, чтобы весь институт работал эффективно, потому что омбудсман без команды — ноль.

— Есть ли какая-то конкретика со стороны Украины с момента старта проекта? Что у нас изменилось в лучшую сторону? Приживаются ли европейские стандарты?

— Я хочу, чтобы вы поняли, что этот проект появился не потому, что у вас все плохо. Все-таки целых 20 лет эта институция работает здесь. С большей или меньшей степенью успешности. А успешность работы омбудсмана зависит, как я уже сказал, от всей команды и от консенсуса с властью.

— Нынешний омбудсман Людмила Денисова нашла этот консенсус?

— Не знаю. Она на этой должности несколько месяцев, и пока сложно делать выводы, но у меня сложилось хорошее впечатление о ней. За столь короткий период она изучила все материалы, которые подготовили наши эксперты. И во время нашего общения показала свою полную осведомленность в теме. Это говорит о том, что человек имеет желание работать в данном направлении. В нашем деле это очень важно.

Вообще омбудсман — это уникальная профессия. В разных странах, кстати, она называется по-разному: уполномоченный по правам человека, защитник прав человека или посредник, поскольку омбудсман — это действительно посредник между властями и людьми.

В Литве он называется контролер сейма. Некоторых это название вводит в заблуждение. Бывает, граждане обращаются к нам: «Чем вы там занимаетесь, почему не контролируете сейм?!» И тогда приходится объяснять, что мы не можем его контролировать, это не наша компетенция, мы не карательная институция. Парламент нас назначает, а мы выполняем всего лишь посредническую функцию, чтобы помочь людям решать их проблемы путем рекомендаций и аргументаций. Мы исследуем поступающие от граждан жалобы, пишем документированные выводы и даем рекомендации. И что самое важное — каждая наша рекомендация контролируется. Работа нашей институции осуществляется в условиях максимальной гласности.

— Роль посредника между властью и народом далеко не каждому по плечу. Мне кажется, в таком деле образования и опыта недостаточно. Какие еще качества нужны омбудсману?

— Прежде всего личный авторитет. Если вы посмотрите европейский и мировой опыт, то омбудсманами, как правило, становятся люди, которые достигли определенных высот в политике, бывшие члены конституционного суда, бывшие дипломаты, парламентарии и т. д. Только авторитетный, уважаемый человек имеет право и возможность созвать за «круглым столом» все стороны и добиться определенного консенсуса.

В качестве примера я мог бы назвать первого украинского омбудсмана Нину Ивановну Карпачеву. Это как раз тот случай, когда человеку многое удавалось осуществить именно потому, что ее авторитет был заслуженно высок. Не случайно она переизбиралась на эту должность несколько раз. И во многих ситуациях не только знания и опыт, но именно личные качества, репутация и авторитет помогли ей решать весьма сложные проблемы. Нина Карпачева — это человек, который просто родился быть омбудсманом. Ее энергии хватило бы на десятерых. За что бы она ни взялась, всегда делает с полной отдачей.

Первый украинский омбудсман Нина Карпачева и контролер сейма Литвы Августинас Нормантас

— Хороший омбудсман — неудобная для власти фигура, постоянный раздражитель. Именно по этой причине Нину Карпачеву, которая действительно пользовалась большим авторитетом и в Украине, и за рубежом, заменили Валерией Лутковской. Вот вы занимаете должность 15 лет. Секрет такого долголетия в умении находить компромисс?

— Вы правы, омбудсман априори не может быть удобным. Власть всегда склонна нарушать права человека. А наша задача — не позволять ей это делать. Насколько это удается, зависит от демократичности самой власти и от других факторов — авторитета омбудсмана, о котором я говорил, а также от умения вести дискуссию и находить консенсус.

Что касается Литвы, могу сказать, что в последние 5—6 лет сейм прислушивается к нашим рекомендациям в 92% случаев. Это очень серьезная цифра. Власть слышит нас.

— С какими жалобами к вам наиболее часто обращаются граждане? И как вы в целом оцениваете ситуацию с правами человека в Литве?

— Мы получаем около 3 тыс. обращений в год. Жалобы поступают самые разные — от нежелания бюрократа выдать какую-нибудь справку до нарушения закона о реституции, например.

В 1990 г., когда наша страна обрела независимость, парламент принял закон о возврате в частную собственность национализированного имущества. При этом основные принципы реституции ввели двумя законами — «О процедуре и условиях восстановления прав собственности на существующую недвижимость» и «О земельной реформе». Долгое время законы работали плохо — процедуру затягивали, доступ к информации для граждан был закрыт, возникала масса сложных и спорных вопросов, которые заставляли обращаться в суд по правам человека в Страсбурге. Сегодня большинство проблем устранены, и почти все имущество возвращено законным владельцам. Земля и недвижимость, национализированные в период 1940—1945 гг., возвращены собственникам или их наследникам в максимально возможном размере с учетом изменившихся обстоятельств.

Литва — это сельскохозяйственный край. И нередко бывали ситуации, когда люди арендовали землю, обработали, засеяли, а потом появляется кто-то, кому эта земля принадлежит по закону. Но арендатор-то об этом не знал, ему никто не говорил!

Бывали и обратные ситуации — человеку никак не удавалось вернуть землю. Он уже и здоровье потерял в бюрократических баталиях. Пришел к нам и говорит: «Вы моя последняя надежда...» Я спрашиваю: «Где же вы были раньше? Когда все суды вынесли решение, мы ничем не можем помочь».

Пришлось идти по самому сложному пути, решая вопросы через правительство. Почти три года мы бились за права этого человека и победили — он получил то, что ему полагалось.

Говорят, что закон один для всех, только одни ищут в нем возможность кого-то обойти, а другие — возможность помочь. И когда видишь глаза человека, в которых стоят слезы счастья, а ведь раньше никто с ним по-человечески даже не разговаривал, ты понимаешь, что живешь не зря. Вот такие истории душу согревают.

— Отрадно за литовцев, но реституция — болезненная тема для нас, особенно для западных украинцев. Обыватель понимает ее буквально — «грабить будут». Давайте о свободе слова поговорим. Как себя чувствует в Литве эта «священная корова» демократии?

— Со свободой слова мы не имеем проблем. У нас не преследуют граждан по политическим мотивам. Бывают случаи, когда отдельные муниципалитеты не дают какую-то информацию журналистам. Но это скорее исключения.

На что еще жалуются граждане? Традиционно на нарушения в социальной сфере, в частности, с пенсионным обеспечением. Средняя пенсия в Литве около 300 евро. Но есть и те, кто получает меньше. У моей мамы, например, пенсия 200 с небольшим. И сейчас новое правительство делает довольно серьезные шаги в направлении справедливой пенсионной реформы.

Если говорить о позитивных изменениях в области прав человека, то очень серьезное достижение — система «единого окна» — цивилизованная технология предоставления услуг для граждан и бизнеса, которая успешно работает в большинстве демократических стран. Когда человек приходит в государственную структуру, подает документы, его не заставляют бегать с каждой бумажкой по разным инстанциям. Согласно закону должностные лица обязаны ответить ему в течение 20 дней. Эта система не один год успешно работает в Литве.

— Недавно Совет Европы раскритиковал ваше руководство за условия содержания заключенных в тюрьмах, отметив при этом положительную динамику по сокращению количества отбывающих наказание. Трудно пенитенциарной системе соответствовать требованиям ЕС?

— После вступления Литвы в Евросоюз система исправительных учреждений, реформированная по «шведской модели», стала значительно гуманнее. На трехмиллионную страну у нас 7 тыс. заключенных и 9 исправительно-трудовых учреждений. И хотя количество заключенных снизилось (несколько лет назад их было 10 тыс.), права этих людей все еще остаются болезненной темой.

Я бы не сказал, что в наших тюрьмах ужасные условия содержания, но не всегда соблюдаются санитарные нормы. Обещают построить новую тюрьму, поскольку старая — Лукишская, в центре Вильнюса, ей уже более 100 лет, — не соответствует европейским стандартам. Она относится к объектам архитектурного наследия и не подлежит реконструкции. Условия содержания в ней больше напоминают общежитие, а перед нами стоит задача перейти на камерную систему содержания, где находилось бы по одному-двое заключенных.

— На криминогенную ситуацию в стране европейские законы повлияли? Насколько безопасна жизнь в Литве?

— Можно только порадоваться успешной деятельности полиции. Реформа очень изменила ее отношение к человеку. Дорожная полиция работает в Литве прозрачно, здесь нет никаких проблем. Ее деятельность максимально компьютеризирована — все фиксируют камеры, полицейскому нужно только отслеживать ситуацию на мониторах.

— Как международные форумы, в которых вы участвуете, оценивают ситуацию с правами и свободами человека на Украине?

— У каждого государства есть свои проблемы. В вашем — проблемы очень сложные. Это и война на Донбассе, и Крым. Там тоже живут ваши люди, и их права необходимо соблюдать. Но при этом не следует наивно полагать, что омбудсман — это фигура, которая должна и может решить все проблемы. Это неверно.

— Но если не все, то хотя бы некоторые. К Валерии Лутковской обращалась мама Олеся Бузины — с просьбой посодействовать в расследовании убийства ее сына. Но содействия не было. Или это не компетенция омбудсмана — помочь матери убитого писателя и журналиста?

— Вы правы. Омбудсман не имеет права обратиться к прокурору, но я думаю, что здесь именно посредничество должно работать, личные контакты и авторитет. Как человеку говорить с властями, если по нему бьет плохо прописанный закон? Простой человек не имеет такой возможности. Но это преимущество есть у омбудсмана.

Я не случайно в начале нашей беседы вспомнил о Нине Карпачевой. В 1998 г., когда мы познакомились с ней и начали сотрудничать, еще не было ни проектов, связанных с Евросоюзом, ни европейской ориентации. Эти проекты возникли с требованием времени, привнесением демократических стандартов.

Нине Ивановне пришлось начинать работу с чистого листа, создавая институцию и укрепляя ее фундамент кирпичиками реальных дел. Ее результативное отстаивание прав миллионов людей в Конституционном Суде Украины по признанию собственностью их сбережений, которые были размещены в Сбербанке СССР, изучал даже конституционный суд Литвы. И судьи приезжали для встречи с ней в Украину. Я тогда сказал, что такой высокой планки никто из нас, омбудсманов, пока не достиг.

Я был участником Международной конференции «Современные вызовы правам и свободам человека», посвященной 60-й годовщине Всеобщей декларации прав человека и 10-летию образования украинского института омбудсмана, которая проходила в Киеве 14 апреля 2008 г. В конференции принимали участие мои коллеги из 50 стран, со всех континентов. Конечно, это добавило позитивных штрихов к международному имиджу Украины.

Все мы понимаем, что в подобных мероприятиях есть глянцевая, праздничная сторона. Но мне всегда было важно увидеть, как человек работает. И я увидел тогда, насколько искренне Нина Карпачева поглощена проблемами людей, которые обращались к ней по самым разным вопросам — от пустяковых, казалось бы, до самых серьезных, требующих мобилизации многих ресурсов и сил. И в каждом случае в ней чувствовалось желание услышать человека и помочь. Она просто горела этим.

Тогда я понял для себя, что омбудсман, защитник или посредник, как бы его ни называли, — это не профессия, а призвание. Он должен не давать покоя властям. Как сторожевой пес. Можно бумаготворчеством заниматься, письма писать и ждать — ответят там или не ответят, а можно идти напролом, добиваться, действовать. С этим талантом рождаются и живут, даже уйдя в отставку.

Мне особо памятен один эпизод. Я слышал от кого-то, что Нина Ивановна — знаток и поклонник творчества нашего знаменитого художника и композитора Микалоюса Чюрлениса. И когда я впервые посетил офис украинского омбудсмана, то увидел там зал Чюрлениса. Причем это был не какой-то формальный портрет с цветами, а настоящий кусочек Литвы — с ее атмосферой и ее душой. Там находились репродукции Чюрлениса, которые Нина Ивановна привезла из Каунасского музея.

Конечно, это меня тронуло. И когда спустя годы мы с Ниной Карпачевой встретились уже на уровне европейского института омбудсмана, заседание которого проходило в Вильнюсе, мы поехали в Каунас, в музей Чюрлениса. И там случился очень интересный эпизод.

В самом музее всегда царит полумрак — для сохранения работ мастера. И вдруг в этом полумраке кто-то тронул Нину Ивановну за плечо: «Вы Нина Карпачева? Мы вас по голосу узнали! Так рады вас видеть! Мы харьковчане. Приехали в Вильнюс, на фестиваль хоров». Приветливо улыбаясь, земляки — их была целая группа — наговорили кучу комплиментов своему омбудсману, потом мы вместе прошли в комнату, где можно было послушать чарующую музыку Чюрлениса. Когда же мы с моей украинской коллегой вышли из полумрака музея, в глаза брызнуло ослепительное солнце. А на крыльце нас встретил... хор. И грянул «Многая лета!» Это было настолько неожиданно, торжественно и щемяще, что я заметил, как в глазах у Нины Ивановны блеснули слезы.

Это прекрасно, когда есть духовная связь. Общество омбудсманов ведь тоже весьма своеобразное. Можно не знать языка друг друга, но говорить на одном языке — прав человека. Это особенно важно, когда мы обращаемся к омбудсману другого государства с просьбой помочь. И нас там понимают. Омбудсманы — это большая семья. Как и в обычной семье, не все в ней бывает гладко. Но эта родственная связь существует. Хотелось бы, чтобы «семейная модель» отношений связывала не только омбудсманов, но и руководителей государств. Конечно, сегодня это звучит как утопия. Но я верю, что когда-нибудь мы к этому придем. Когда поймем, что это единственный путь сохранить цивилизацию.

— Красивая идея, но боюсь, это случится не скоро. Люди, к которым вы апеллируете, движимы совсем иными целями. Они далеки от желания создать «семью». А чего бы вы пожелали простым украинцам?

— Спокойствия в семье и мира на земле. Мир — это самое ценное, что у нас есть. А еще — не терять надежду и помнить, что мы — ваши друзья. Не случайно в 2013 г. ваш президент должен был именно в Вильнюсе подписать Соглашение об ассоциации с ЕС. И несмотря на драматические события, которые у вас произошли и происходят, вы смогли выйти на эту дорогу. И я рад, что Литва много делает для поддержки Украины на всех уровнях, потому что нам ваша страна очень близка. Мы имеем общую историю, а теперь — общее будущее. И дальше будем идти вместе.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Взгляд вдаль с края пропасти

Вы узнаете: какие пролитсилы пытаются создать «единого кандидата» «под...

Александр Квасьневский: «Польша неизменно будет...

Александр Квасьневский — президент Республики Польша в 1995—2005 гг., в настоящее...

Кредит МВФ повышает шансы на переизбрание президента...

Благодаря $4-миллиардному кредиту Порошенко не будет выглядеть в глазах избирателей...

Политики сбиваются в стаи

Президентская гонка идет своим чередом, проходя стадию, когда претендентам необходимо...

Охота потеряла всякий смысл

Вы узнаете: что заставило Тимошенко голосовать за «патриотические» решения ВР;...

Деконструктор

Выдвигая идеи сплочения вокруг армии по языковому и религиозному принципу, Петр...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка