Выбор между ногой и ягодицей

№ 50 (887) 14 — 20 декабря 2018 г. 13 Декабря 2018 4

Надежда на беспринципность

Из 30 дней срока действия режима военного положения минуло уже больше половины, и за это время не произошло ничего такого, что не могло бы произойти и без него. Однако этот период отмечен еще одной победой парламента над президентом в связи с характером ВП. Победой негромкой, но весьма важной.

Так, еще 3 декабря президент направил в Раду проект закона «О внесении изменений в закон «О правовом режиме военного положения» об обеспечении проведения местных выборов, назначенных на воскресенье, 23 декабря 2018 года». Документ очень короткий — заключительные положения действующего закона о ВП дополнялись нормой относительно того, что положения ч. 1 ст. 19 этого закона не распространяются на местные выборы, назначенные на 23 декабря в ряде объединенных громад. Т. е. предполагалось, что в условиях ВП можно проводить данные выборы, но о возможности каких-либо иных выборов речь не шла.

О Парубие, который искренне постебался

Законопроект был определен президентом как неотложный. Тем не менее, судя по карточке этого проекта на сайте ВР, он и сейчас не имеет заключений ни ее комитетов, ни главного научно-экспертного, ни главного юридического управлений парламента. Во все семь комитетов, которые должны работать над ним, он передан лишь 5 декабря, но при этом указано, что головной комитет — по правовой политике — получил его только 7-го числа, а пять комитетов (в т. ч. по обороне и нацбезопасности ) — лишь в начале этой недели. Если посмотреть на аналогичные карточки других законопроектов, поданных рядовыми депутатами, то видно, что в комитеты они и отправляются, и попадают гораздо быстрее.

Главное же — на пленарном заседании не ставился вопрос о включении этого проекта в повестку дня, ибо без выводов профильного комитета такое включение невозможно. А ведь в октябре 2017-го законопроект президента об отмене статуса рассмотрели в комитете буквально молниеносно.

В итоге рассматривать инициативу президента о разрешении выборов стало бессмысленно. Следующая пленарная неделя начинается 18 декабря. И даже сверхоперативное принятие и подписание документа означает, что на предвыборную кампанию останется три дня, а это превращает выборы в откровенную профанацию. К тому же за это время надо сформировать участковые избирательные комиссии, так как ЦИК еще 30 ноября рекомендовал территориальным комиссиям регионов, где введено ВП, прекратить избирательный процесс и полномочия участкомов.

Еще утром 5 декабря спикер ВР Андрей Парубий, выступая на форуме местного самоуправления, сказал, что «провел подетальные консультации с Центральной избирательной комиссией, с комитетом Верховной Рады, юридическим отделом парламента... все участники обсуждения сошлись на одной позиции, что было бы правильно, если бы выборы прошли независимо от введения военного положения. ...Но, к сожалению, на сегодняшний день это невозможно уже сделать, потому что процесс проведения выборов уже был прерван». В общем, Андрей Владимирович, не скрывая искреннего сожаления и не менее искреннего желания постебаться над Петром Алексеевичем, от души потроллил президента.

Разумеется, при возобновлении избирательного процесса в первой декаде декабря возникло бы немало технических сложностей, но при желании они были бы вполне преодолимы. В крайнем случае можно было бы перенести выборы на одну неделю. Конечно, 30 декабря — время предновогоднее, но речь-то идет о небольших населенных пунктах, явка юридического значения не имеет, и вообще все минусы перекрываются огромным плюсом — военное положение оказалось на поверку столь демократичным, что не помешало проведению выборов.

Есть две гипотезы, почему появился этот президентский законопроект. Первая — самому Порошенко было не столь важно проведение выборов, как демонстрация того, что ВП он не намеревался мешать избирательному процессу. Поэтому провал законопроекта не имеет для него особого значения, тем более что фактическое блокирование прохождения этого документа было сделан в щадящей самолюбие президента форме, тогда как недобор голосов за включение оного в повестку дня стал бы болезненным уколом для главы государства.

Вторая гипотеза более серьезная. Президенту надо было, создав прецедент проведения местных выборов в условиях ВП, подготовить почву для того, чтобы попробовать продлить это положение, не отменяя президентские выборы, для чего внести похожие изменения в законодательство. А это уже дало бы ему фору в президентской гонке, тем более что практическое наполнение ВП могло бы оказаться совсем другим.

Неизвестно, что имел в виду Порошенко, но Рада, хотя и пощадила самолюбие президента, повела себя так, будто подозревает второй вариант. Именно этим можно объяснить системное торможение президентского проекта. Впрочем, слово «Рада» здесь не слишком точное, ибо торможение осуществлялось на уровне аппарата парламента, подконтрольного спикеру, который первым и озвучил мнение о невозможности выборов.

Другое дело, что, думаю, большинство депутатов готовы пожертвовать малозначительными выборами, чтобы не открывать путь к сочетанию ключевых для страны выборов с военным положением. Но ключевая роль спикера в торможении президентской инициативы еще раз свидетельствует о разногласиях между Порошенко и «Народным фронтом», что уже проявилось при утверждении нынешнего ВП.

С учетом этого обстоятельства, казалось бы, трудно предполагать, что Порошенко попробует сейчас продлить ВП, даже параллельно внеся законопроект с изменениями в законодательстве о президентских выборах. Тем более что электорально он от этой инициативы не выигрывает. Как показал обнародованный 11 декабря соцопрос группы «Рейтинг», введение ВП в нынешнем формате поддерживают 33% граждан, а 58% выступают против (хотя также 58% считают, что Россия совершила акт агрессии в керченском инциденте).

Опрос также показал, что к идее введения ВП в изначально задуманном президентом виде (на всей территории страны и на 60 дней) позитивно относятся лишь 14% опрошенных, негативно — 76%. При этом 63% респондентов считают, что Порошенко хотел ввести ВП на два месяца для переноса выборов. Последний тезис оказался объединяющим страну — его поддержали 58% на западе, 59% в центре, 65% на востоке, 69% — на юге. Все прочие вопросы исследования, посвященного исключительно ВП, показали гораздо большую разницу между регионами.

А в случае с продлением ВП надо обратить внимание на календарь — ведь соответствующий указ президенту пришлось бы принимать в самом конце месяца, когда депутаты уже отправились на рождественско-новогодние каникулы на теплые моря, радуясь, что за кои-то веки можно было спокойно уехать, так как бюджет не принимался «под елочку». И собрать нардепов в такой ситуации будет непросто — многие и мобильники по случаю каникул отключить могут. Думаю, конечно, что большинство собралось бы. Но для многих парламентариев прерывание президентом их отпуска станет дополнительным аргументам для того, чтобы инициативу президента не поддержать.

О возможности вернуться к «плану А»

Однако это произойдет, конечно, в ситуации, когда объективные причины для продления ВП будут казаться недостаточными. А предсказывать спокойствие было бы опрометчиво. И, по нашей информации, в этом как раз и может скрываться еще одна веская, уже третья причина, по которой у президента практически без борьбы отказались от, по всему, перспективной для Банковой идеи. В АП вызрело мнение, что существует все-таки возможность вернуться к, казалось бы, безнадежно провалившемуся «плану А», предусматривающему перенос президентских выборов ввиду ВП. Ведь если ВП будет продлено, то «опция», предусматривающая возможность проведения выборов в условиях его действия, окажется для президента совершенно излишней.

Общеизвестно, что именно позиция западных держав, категорически «не воспринявших» возможность переноса президентских выборов, стала причиной того, что Порошенко столь оперативно согласился с сокращением срока его действия до 30 дней. Сейчас же появились сигналы относительно того, что западные партнеры — по крайней мере часть из них — не против (скажем так) событий, которые в итоге могут привести к продлению ВП, невзирая на все внутриполитические украинские издержки.

Дрейф позиции Запада по керченскому инциденту в антироссийском направлении был очевиден еще неделю назад. Мы отмечали: «По имеющейся у нас информации, предлагаемая (Западом) формула компромисса выглядит так: Россия возвращает корабли и их экипажи, а Киев обязуется не прибегать к действиям, которые можно расценить как провокационные».

Но и эта формула стала следствием компромисса между западными державами — теми, кто настроен на компромисс, и теми, кто выступает за более жесткий курс. Как заявил министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович после встречи глав МИД ЕС: «У стран Европейского Союза нет единого мнения о необходимости введения против России дополнительных санкций после инцидента в Керченском проливе».

Он отметил, что министры иностранных дел стран Евросоюза «достигли согласия в оценке ситуации», указав, что ЕС «добивается возвращения судов, освобождения 24 удерживаемых моряков, возобновления возможности судоходства в этой акватории». Кроме того, отметил Чапутович, министры осудили действия России. При этом по вопросу дальнейших действий завязалась дискуссия. «Польша настаивает на необходимости решительных действий, выходящих за очередные декларации. Санкции были бы уместны». Но часть стран Евросоюза считает, что «нужно дать Москве шанс, чтобы она прежде всего освободила заключенных и вернула суда». По словам Чапутовича, представители Франции и Германии проинформировали присутствующих «о трудных разговорах с Россией в рамках «нормандского формата».

А позднее стало известно, что Ангела Меркель в телефонной беседы с Владимиром Путиным попросила об освобождении 24 украинских моряков, задержанных за нарушение границы в Керченском проливе. Меркель также подчеркнула «необходимость мер», направленных на обеспечение беспрепятственного судоходства через Керченский пролив. Как сообщил официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт, стороны также обсудили проблему «транзита российского газа через территорию Украины после 2019 г.».

Последняя ремарка особенно примечательна в свете усилившейся в последние дни кампании против «Северного потока», инспирируемой, понятно, из Вашингтона, но «отголоски» ее звучат уже в партии самой Меркель, в т. ч. из уст официальной «наследницы» Ангелы Меркель Аннегрет Крамп-Карренбауэр.

В общем, за расплывчатыми дипломатическими формулировками смысл беседы понять несложно: немецкий лидер убеждала российского коллегу, что без указанных уступок (освобождения украинских моряков) избежать новых санкций и угрозы «Северному потоку» будет крайне сложно. Официальные лица в Москве не оглашают позицию по этому вопросу, но, судя по всему, «жест доброй воли», который добавил бы предвыборных очков Порошенко, там пока не рассматривают, хотя переговорный процесс, по нашей информации, идет, и понятно, что для Москвы может быть приемлем только обмен.

При этом в Кремле, безусловно, учитывают, что каждый день пребывания украинских моряков в заключении в РФ усиливает не только в США, но и в ЕС позиции сторонников наиболее радикальных антироссийских санкций, которые по мере эскалации напряженности попытаются распространить на «Северный поток», говоря проще — сорвать этот проект. А если случится новый крупный инцидент, то такие санкции рассматривались бы их инициаторами «просто неизбежными». С другой стороны, как отмечалось выше, такой инцидент — «чистый» повод для продления ВП и переноса выборов, на что западные партнеры могли бы уже посмотреть и не столь «строго».

В этом контексте тем более надо обратить внимание на новые акценты в высказываниях российских официальных лиц.

О Сайдике, впавшем в беспрецедентный пессимизм

Так, еще 26 ноября постоянный представитель России при ОБСЕ Александр Лукашевич на специальном заседании постоянного совета ОБСЕ, посвященном керченскому инциденту, заявил, что украинская армия готовит провокацию в Донбассе с использованием химического оружия, для чего будут привлекаться зарубежные спецслужбы. 29 ноября о том же сказал глава самопровозглашенной «ДНР» Денис Пушилин, не сообщив никакой конкретной информации, а лишь сославшись на «разведданные».

В данной ситуации любопытно прежде всего следующее: если раньше в Донецке и Луганске периодически говорили о планах украинского наступления или о каких-либо провокациях, то в Москве на официальном уровне эти темы не развивали — чаще всего такими информповодами там не пользовались, хотя традиционно обвиняли Киев в невыполнении Минских соглашений и обстрелах Донбасса.

Сейчас же казалось, что тема химического оружия впервые была поднята именно российским дипломатом, а Пушилину ничего не оставалось, как продолжить ее.

Правда, покопавшись в интернете, удалось обнаружить, что Лукашевич повторил то, что было озвучено в Донецке «главой пресс-службы народной милиции» «ДНР» Даниилом Безсоновым еще 5 ноября. Однако тогда российские дипломаты этим заявлением не заинтересовались, весьма ограниченно на него отреагировали лишь немногие российские СМИ. На заседаниях контактной группы 6-го и 22 ноября представители Донецка и Луганска, а главное — российский полпред Борис Грызлов эту темы не озвучивали вовсе. Объективно слова Безсонова выглядели не более чем информационным вбросом в попытке перебить на Западе и в Украине волну негативной информации о «выборах» в ОРДЛО.

Точно так же и слова Лукашевича казались способом отвлечь внимание от керченского инцидента. Но на фоне ухудшения отношений России и с Западом, и с Киевом можно было задуматься, не имеет ли место т. н. самосбывающийся прогноз? Тем более что о вероятности эскалации и ее катастрофических последствиях начинают открыто говорить даже государственные деятели.

Например, 6 декабря министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей на основном ежегодном форуме ОБСЕ — встрече глав МИД организации в Милане сказал: «Урегулирование украинского конфликта — ключевой вопрос безопасности в Европе. Некоторые даже говорят, что Донбасс — это вопрос политического порядка в Европе... С инцидентом в Керченском проливе мы приблизились к чрезвычайно опасной черте — полномасштабному конфликту. Это «красная линия». За ней — «точка невозврата». Мы знаем слишком хорошо из истории, что в прошлом подобные инциденты приводили к мировым войнам».

Прозвучавшие в те же дни высказывания российских официальных лиц давали дополнительные основания для таких раздумий. 5 декабря официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила на брифинге: «Не может не вызывать озабоченности поступающая информация о возможности совершения украинскими силовиками в Донбассе провокаций различного уровня и масштаба, в том числе и с использованием химических отравляющих веществ... За «шумовой» информационной завесой киевский режим опять пытается переключить внимание мирового сообщества на собственную провокацию в районе Керченского пролива, которую выдают за некие агрессивные действия России. В регион перебрасываются существенные наступательные компоненты, которые затем рассредоточиваются вдоль всей линии соприкосновения». При этом Захарова потребовала от СММ давать «не фрагментарную информацию, а комплексный взгляд на военные приготовления ВСУ».

На следующий день министр иностранных дел России Сергей Лавров на встрече глав МИД ОБСЕ в Милане, хотя (в отличие от Макея) и не затронул тему мировой войны, которая-де может разгореться из-за Украины, тем не менее заявил: «Поразительно, что киевский режим пользуется полной безнаказанностью у его западных покровителей, которые прощают, а то и оправдывают все его выходки. Это в полной мере относится и к недавней провокации, устроенной Военно-морскими силами Украины в Черном море, и к активным военным приготовлениям Вооруженных сил Украины на линии соприкосновения на Донбассе».

Т. е. тема химоружия или провокации подобного масштаба прямо или завуалированно продолжает озвучиваться — ведь слова об украинских военных приготовлениях прозвучали уже на уровне министра иностранных дел России, чего раньше не было. И это вполне возможно говорит о готовности Москвы сыграть на обострение.

Но как реально обстоит ситуация в Донбассе? В системном виде информацию о ней предлагают СММ ОБСЕ, пресс-центр штаба ООС, представительство самопровозглашенной «ДНР» в подгруппе по безопасности контактной группы и «народная милиция ЛНР». Все они дают ежедневные сводки, где СММ сообщает о количестве замеченных взрывов, а все остальные — о количестве обстрелов, но сделанных исключительно противоположной стороной.

И эти сводки, появившиеся после керченского инцидента и введения ВП в Украине, показывают, что количество нарушений перемирия (по данным сторон конфликта) осталось на том же уровне, каким было в последние недели до этих событий. А вот по данным СММ оно заметно выросло. И 4 декабря по итогам заседания Трехсторонней контактной группы (ТКГ) спецпредставитель ОБСЕ Мартин Сайдик выступил, наверное, с самым пессимистичным — за много последних месяцев — заявлением: «Несмотря на усилия ТКГ и заверения сторон, напряженность в зоне конфликта и вокруг нее, к сожалению, не уменьшается. Создается впечатление, что стороны вместо того, чтобы искать пути мирного решения конфликта, на самом деле двигаются в противоположном направлении. Я глубоко озабочен такой ситуацией и в очередной раз обращаюсь к сторонам с настоятельным призывом сделать все необходимое, чтобы не допустить эскалации напряженности».

Будет ли он услышан? Насколько оправданы его тревоги относительно того, что стороны двигаются к углублению конфликта?

О «планах ВСУ» от Басурина

Свидетельством роста напряженности, безусловно, стало заявление от 10 декабря представителя «народной милиции ДНР» (боевых структур самопровозглашенной республики) Эдуарда Басурина о готовящемся украинскими силовиками наступлении на Мариупольском направлении: «Цель планируемого наступления — захватить территорию Новоазовского и Тельмановского районов и установить контроль над участком границы между Донецкой Народной Республикой и Россией в районе населенных пунктов Коньково и Холодное.

Сформированная противником ударная наступательная группировка, общей численностью более 12 тысяч человек, сосредоточена вдоль линии соприкосновения в районе населенных пунктов Новотроицкое, Широкино, Ровнополь. Здесь сконцентрировано более 50 танков, 40 реактивных систем залпового огня, 180 орудий и минометов.

По замыслу украинского командования, утром 14 декабря (когда читатели получат этот номер газеты, у них будет возможность проверить точность информации Басурина.С. Б.) после артиллерийской подготовки передовые подразделения 128-й и 79-й бригад должны перейти в наступление с рубежа Гранитное—Широкино в направлении населенного пункта Клинкино с задачей к исходу 15 декабря выйти к государственной границе ДНР в районе населенных пунктов Коньково и Холодное.

Поводом для вооруженной агрессии послужит теракт, совершенный украинскими спецслужбами в Мариуполе. За несколько дней до планируемого наступления на одном из промышленных предприятий будет совершен подрыв хранилища с химикатами (как видим, педалирование той же темы.С. Б.). Не исключено, что (это будет сделано) с применением беспилотных летательных аппаратов, приспособленных для сброса мин и ручных гранат.

В результате должен произойти выброс отравляющих веществ. По имеющейся у нас информации, которая сейчас проверяется, проведение диверсии планируется на Мариупольском металлургическом комбинате имени Ильича. Здесь хранятся значительные запасы аммиака, используемые в промышленном производстве. В этом случае масштабы возможного заражения могут составить до 15 квадратных километров. В зоне заражения окажется часть Мариуполя с населением около 50 тысяч человек. В дальнейшем ответственность за эту диверсию режим Порошенко планирует возложить на Донецкую Республику. Данные действия будут сопровождаться истерией в украинских СМИ, призванной убедить украинцев и международное сообщество в справедливости и оправданности развязывания против нас агрессии».

Сразу скажу, что заявления о готовящемся наступлении украинских сил звучали из уст Басурина уже неоднократно. Но тогда не было оснований воспринимать их иначе чем обычную военную пропаганду, поскольку политических предпосылок для масштабного и практически открытого отказа Украины от Минских соглашений (к слову, после керченского инцидента их никто и не вспоминает) и перехода к силовому варианту не просматривалось. Ныне же пазлы складываются так, что подобные заявления сложно воспринимать пренебрежительно. Тем более что они впервые звучат после того, как о подобных планах уже заявили, только не столь конкретно, представители МИД России.

Самое же главное, что «украинский план от Басурина» выглядит, если отбросить моральную сторону, весьма хорошо продуманным. После того как ни у одного западного топ-политика не нашлось слов, чтобы публично поразмышлять, скажем, о целесообразности в нынешней напряженной ситуации переброски боевых кораблей через Керченский пролив (что, безусловно, создавало условия для силовой провокации, свидетелями которой мы и стали в конечном итоге), совершенно невозможно представить, чтобы возникли даже сомнения в украинской версии любого нового инцидента.

Тем паче что локальный эпизод с химической составляющей видится реалистичным: события в Сирии уже показали, насколько эффективно работают в пропагандистском плане именно химические инциденты. И, безусловно, на Западе будет с пониманием воспринято очевидное решение обеспечить безопасность одного из крупнейших городов Украины. Хотя как раз информация о провокации на комбинате Ильича вызывает сомнения в достоверности всего сказанного. Зачем парализовывать работу ключевого экспортера? Это все равно что стрелять себе в ногу. Но ведь заведомо понятно, что Запад и так во всем оправдает Украину в подобной ситуации. И если бы такая провокация готовилась, то не было бы необходимости, образно говоря, стрелять не то что в ногу, но и — пардон — даже в ягодицу, достаточно было бы просто находиться рядом с оной.

Т.о. заявления Басурина, по всей видимости, пропагандистский фейк. Однако если это и фейк, то сделан он на весьма высоком уровне (помимо прочего, Басурин сообщил дислокацию и задачи частей ВСУ, которые, мол, предполагается задействовать в операции). Маловероятно, чтобы в самопровозглашенной «ДНР» этот фейк смогли подготовить собственными силами. Более того, нужно полагать, не «широкая публика» является его главным адресатом, а Киев и еще в большей степени — западные партнеры, которые не хотят дальнейшего обострения (т.е. Германия и Франция в первую очередь).

Смысл этого сигнала в том, чтобы Берлин и Париж употребили все свои возможности и влияние, дабы «убедить» Киев и особенно тех, кто может за ним стоять, не допустить таких и им подобных «осложнений». Ведь вероятность их (пусть и в не басуринском варианте) совершенно очевидна. Но хватит ли этого влияния у Меркель (с учетом внутренних проблем страны), не говоря уж о Макроне, если даже у них возникло бы желание поверить в сказанное Басуриным? Но, безусловно, появление такого желания у них исключено по определению. Тогда кто, кому, а главное — какой сигнал хотели послать через Басурина? Ситуация, думаю, прояснится в ближайшие дни.

Об обмене, которого может не быть, хотя и очень хочется

А пока можем доверять лишь информации, поступающей от ОБСЕ. И, на первый взгляд, данные этой структуры — наиболее серьезный, объективный источник. Однако СММ фиксирует нарушения лишь там, где их заметили наблюдатели или установленные ими видеокамеры, тогда как участники конфликта — по всему фронту. Разумеется, их объективность более чем сомнительна, поскольку они фиксируют нарушения только одной из сторон, неизменно называя именно противников инициаторами нарушений перемирия. Но в данном случае подозрения должна была бы вызывать тенденция к повышению числа зафиксированных обстрелов, ибо за ней может скрываться заблаговременное оправдание собственной военной активности.

Но раз обе стороны не фиксируют такого повышения, видимо, надо полагать, что конфликт сохраняет типичную для последних недель малую интенсивность без тенденции к эскалации. Другое дело, что эскалации способствует общий международный фон. И, видимо, с этим и связано процитированное выше заявление Сайдика. На таком фоне переговоры в Минске вряд ли могут дать больший результат, чем заключение очередного новогоднего перемирия, в котором стороны объективно заинтересованы.

О подготовке этого перемирия заявлял Сайдик. А представитель «ДНР» на переговорах Наталья Никонорова даже сказала, что 22 декабря согласовано как «предварительная дата для переподтверждения сторонами своих обязательств по соблюдению полного и всеобъемлющего режима тишины». Однако другие участники переговоров дату не называют.

В случае заинтересованности какой-либо из сторон в большом конфликте новогодние праздники, конечно, не являются препятствием. Достаточно вспомнить, что оба самых серьезных газовых конфликта Украины и России в 2005-м и 2009 г. начинались как раз с 1 января. Впрочем, такая дата во многом обуславливалась тем, что старый контракт истекал 31 декабря, а новый — при всех стараниях — стороны так и не смогли заключить.

Но если новогоднее перемирие весьма возможно, то вероятность предновогоднего обмена удерживаемыми лицами очень невелика. Так, 6 декабря в интервью телеканалу «Прямой» представитель Украины в контактной группе Евгений Марчук рассказал о сути предложений Киева, которые были внесены в ТКГ накануне.

Украина предложила, во-первых, обменять 23 граждан России, которые находятся в украинских местах лишения свободы, на 23 украинцев, находящихся в российских тюрьмах. Во-вторых, провести обмен с ОРДЛО по формуле 66 на 19. «То есть мы передаем 66, а получаем наших 19 человек», — сказал Марчук, отметив, что обмен можно провести 27 декабря.

Но 6 декабря «омбудсман ДНР» Дарья Морозова заявила: «Мы готовы сделать обмен 27 декабря... Но украинская сторона на данный момент ничего не ответила. Они взамен сделали свое предложение об обмене, но оно не соответствует Минским соглашениям. Опять непонятно, по какому принципу отделялись люди для этого предложения, опять очень маленькое количество».

Очевидно, что предложенная сейчас Киевом формула куда менее объемна, чем та, что называл Виктор Медведчук в августе (174 на 46). Кроме того, хотя в прошлых обменах регулярно освобождались лица, осужденные за события весны-2014 за пределами Донбасса, сейчас Марчук заявляет: «Украина поддерживает формулу «всех на всех», но Россия включает в списки преступников, которые не имели никакого отношения к Донбассу и были осуждены в Одессе, Харькове за события совсем другого профиля». Возможно, желание отсечь этих лиц от обмена — просто повышение ставок, ибо точно такая же риторика была и год назад. Но допускаю, что это попытка создать прецедент.

В любом случае очевидно, что менее чем за две недели до предполагаемой даты обмена ситуация гораздо хуже, чем год назад. Тогда еще в ноябре имели место встреча Медведчука с Путиным и патриархом Кириллом, а также звонки Путина руководству самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР», после чего принципиальные вопросы казались решенными, и оставалось согласовать технические детали. Сейчас же не решены именно принципиальные вопросы. И тут невольно вспоминается: «Он не мог поступиться принципами, поскольку их у него не было». Может, надежда как раз на это?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Канадский историк: «Зеленский – чистый лист»

«Владимир Зеленский – чистый лист. И каждый жаждет что-то написать на нем»

Баланс власти разрушен

Вы узнаете: кто получит наиболее ощутимый имиджевый удар в результате расследования...

Провайлеры и бревна

За постмайданный период из страны уехали до 70 тыс. медицинских работников, а им на...

Претензии по делу

Бизнес-ассоциации выставили десятку требований будущей власти  

Писала ль ты расписку на ночь, Дездемона?

Чтобы так попользоваться теми, без бутылки говоря, реформами, для начала надо сесть в...

Загрузка...

Нормандский ультиматум: что содержит план «Б»...

Вы узнаете: ради чего добровольцы ездили в Золотое; что имел в виду Зеленский, объясняя...

Лидер или политическая пешка

Зеленский стремится заключить с населением некий договор о выполнении пожеланий...

Конец медового месяца

Это хорошо, что Зеленский ломает стереотипы, но нации пора дать большее

Уже не смешно — бессвязный диалог в кулинарном...

Невежество или показная неосведомленность могут быть еще и удивительно эффективным...

Психотерапия нового напряжения

Марафон достиг политической цели, минимизировав влияние главных радикальных...

Формула большого взрыва

Вы узнаете: почему в очередной раз сорвано разведение вооружений в Донбассе; кому...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка