2 мая: победителей не судят

№4v(732) 6 — 12 февраля 2015 г. 05 Февраля 2015 6 4.9

2 мая 2014 г., ОдессаУНИАН

Когда на пресс-конференцию к Петру Порошенко удается пробраться какому-то «вражескому» журналисту и произнести короткое заклинание «2 мая», президент обычно честно отвечает, что суд идет и виновные будут наказаны. В сентябре Петр Алексеевич даже назвал одним из отличий демократической Украины (от России, судя по тому, что вопрос задавала журналистка российского Первого канала) то, что «мы отчитываемся об очень сложных страницах нашей истории, в том числе и о событиях 2 мая».

Тогда же президент произносил в контексте одесской трагедии такие фразы, как «прозрачное непредвзятое расследование», «эффективное сотрудничество со следственной комиссией Совета Европы» и т. д. Хотя при некотором напряжении и в том ответе нетрудно было увидеть, что виновные президентом подразумеваются. Ибо он упомянул «провокационный огонь против одесситов» и основного подозреваемого Фучеджи (бывшего замначальника Главного управления МВД в Одесской области), который находится в бегах и «часто бывает в России». Порошенко через Первый канал попросил Россию применить влияние и вернуть этого подозреваемого в страну.

Еще четче выразился Порошенко перед выборами в ходе визита в Одессу: «Одесса заплатила очень большую цену 2 мая для того, чтобы увидеть сейчас, что происходит, если бы мы тогда не защитили... не остановили натиск сепаратистов».

Дело, конечно, не в том, что за месяц для Порошенко «трагедия в Одессе» превратилась в эпизод «героической защиты от сепаратистов». В конце концов, и в более короткие промежутки времени Петр Алексеевич говорил кардинально противоположные вещи: например, 21 января на экономическом форуме в Давосе обещал Украине референдум по вопросу языка, а 22 января в Киеве (в обращении к соотечественникам по случаю Дня соборности) утверждал, что этого никогда не будет. Дело в аудитории и постановке вопроса.

При той постановке, что сейчас утвердилась в украинском обществе, под которым следует понимать слова политиков, говорящих телевизионных голов, неутомимых фейсбук-писарей и всего наматываемого ими кома, — это героическая защита. А если так, то что же тут расследовать? Остается только награждать орденами да медалями.

Суд не хочет идти

Впрочем, кое-какой суд действительно идет, хотя об этом не так много пишут в прессе за пределами Одессы. И благодаря этому Порошенко или любой украинский силовик может при случае заявить европейским коллегам или наглому репортеру, что работа идет, виновные не смогут избежать наказания. А то, что виновные представлены только одной стороной, — это уже детали не слишком значительные. Можно же говорить: «будут наказаны виновные», — а слово «куликовцы» держать в уме.

Судебный процесс против представителей так называемого антимайдана, задержанных за беспорядки на Греческой улице в центре Одессы 2 мая, медленно идет с осени. Под стражей 10 «куликовцев», еще 14 — под домашним арестом. Пока суду очень тяжело разобраться с делом по существу, получается лишь аккуратно продлевать подозреваемым меру пресечения. На заседании в конце ноября срок содержания под стражей продлили на 60 дней (с 1 декабря), хотя мероприятие проходило с большим трудом и рядом нарушений процедуры.

Обвиняемые указывали на то, что заседание вообще не открылось по причине отсутствия некоторых защитников и подозреваемого, следовательно, и ходатайство прокурора о продлении меры пресечения рассматривать было нельзя. «Куликовцы» даже отказывались покидать «клетку» в здании суда и требовали председателя суда, чтобы выразить ему недоверие. Выразили его заочно.

Всего лишь через несколько дней судья Приморского суда Анатолий Дерус отказался рассматривать дело. Судья сослался на недостаточную квалификацию, однако Апелляционный суд Одесской области отклонил самоотвод. Но Приморский суд «уперся», и снова была подана апелляция на изменение подсудности. Председатель Приморского райсуда Сергей Кичмаренко пояснил это некоторыми юридическими моментами, а кроме того, в суде заявили, что опасаются терактов. В итоге дело перепоручили Малиновскому суду Одессы, который, видимо, более устойчив в отношении терактов или его не так жалко.

В связи с нежеланием Приморского суда заниматься этим делом вспоминается прежде всего бежавший врач из «Обыкновенного чуда». «А доктор тоже человек, у него свои слабости, он жить хочет...» Наших судей ведь не заподозришь в неумении обойти какие-то юридические нестыковки. Хочется верить, что выражение «не захотел брать грех на душу» — про этот случай.

Малиновский суд взялся за работу, но с тем же успехом. 16 января заседание суда было открыто, хотя одного из подозреваемых по-прежнему не было. Выяснилось, что он уехал в Крым. У собравшихся юристов сразу возник повод пораскинуть мозгами на предмет того, покинул ли он при этом Украину? Один из адвокатов не преминул заметить, что если прокурор не считает Крым Украиной, то заслуживает в связи с этим уголовного производства.

В адрес прокурора со стороны подозреваемых вообще было много упреков — даже по поводу формы одежды на заседании. Также обвиняемые рассказали, что прокурор приходил к ним с запахом алкоголя и предлагал сделку со следствием.

Впрочем, может быть, что за счет сделки со следствием, в которую вступил один из обвиняемых, и держится все дело. По словам защитников, вся обвинительная часть основана на показаниях проходящего по делу Александра П. К его характеристике адвокаты добавляют наркозависимость и две судимости. Его дело выделено в отдельное производство.

Заседание 16 января все же было объявлено открытым «в части продления меры пресечения подстражным». 23 января, когда заседание продолжилось, эта затея увенчалась успехом — задержанные будут сидеть до 26 марта, т. е. еще 60 дней. Кстати, многие наблюдатели отмечают, что среди обвиняемых есть совершенно случайные люди, а кое-кого даже не было в тот день на Греческой.

На заседании 31 января судебная команда понесла еще одну потерю. Прокурора все-таки заменили. А дело крымского подозреваемого решили выделить в отдельное производство, чтобы не тормозить процесс.

«Дела нет, это понимают и прокуроры, и судьи, и все люди, — считает одесский активист Морис Ибрагим, — одесские суды не хотят брать на себя ответственность, подозреваем, что дело перенесут в Винницу. Туда придется кататься юристам, ребятам, которые под домашним арестом. На каждом заседании должны быть все, одного не будет — перенос. Наше присутствие, родственников и сторонников на заседаниях будет уже намного сложнее. Ребята сидят, а дело тянут, вот и все».

«Тоді ми були героями...»

На самом деле продлевать меру пресечения сейчас могли гораздо большему числу людей. Как известно, 4 мая, когда власть от Киева до Одессы и сама пребывала в некотором шоке от вышедшей за границы задуманного ситуации, одесситам удалось отбить из изолятора временного содержания на улице Преображенской 67 человек. Они были размещены в ИВС, рассчитанном всего на 46 человек. Людей привезли после событий 2 мая на Куликовом поле, среди них женщины и пожилые люди, естественно, многие были с травмами, ожогами дыхательных путей. Это помимо состояния шока, которое с ними в те дни разделяло большинство нормальных людей в Одессе и далеко за ее пределами.

По свидетельству члена группы 2 мая Светланы Подпалой, «в медицинской помощи остро нуждались не менее 20 задержанных». После предварительных следственных действий, проведенных 3 мая, людей не отпустили и не определили в качестве подозреваемых или свидетелей, а продолжали держать под стражей, хотя прошло 24 часа с момента задержания.

В общем то, что задержали врагов государства, было понятно, но что с ними делать — указаний сверху не поступало. Точнее, людей пытались перевезти в другое место, но активисты и родственники, дежурившие ночью у изолятора, не позволили этого сделать. К 4 мая одесситы созрели для решительного рывка и фактически взяли милицию штурмом, освободив своих.

Теперь в Приморском райсуде судят нескольких представителей одесской милиции, в частности, экс-начальника городской милиции Андрея Нетребского, начальника изолятора и дежурного инспектора ИВС. С радостью судили бы и Дмитрия Фучеджи, который и является главным ответственным за решение выпустить людей (их и так бы освободили), видимо, чтобы снять часть греха с души за 2 мая и уже понимая, что из Украины ему пора уезжать.

Итак, в Одессе судят тех, кто участвовал в драках на Греческой, тех, кого назначили виновными за выход из ИВС незаконно удерживаемых там людей (в том числе пожилых и нуждающихся в медицинской помощи). А что же те, кто пришел на Куликово поле разгромить лагерь противников нынешней власти и с успехом завершил это мероприятие, что привело к гибели более 40 человек?

О привлечении к ответственности этих граждан пока ничего не слышно. Например, был такой сотник Мыкола, некто Николай Волков, засветившийся 2 мая на многих видео, в том числе ведущим огонь из пистолета по Дому профсоюзов. Мыкола даже был задержан правоохранительными органами на пару дней в конце мая. Это вызвало возмущение побратимов, которые вскоре добились его освобождения. Есть отличное видео с его соратниками под стенами МВД. «А он принимал участие в событиях 2 мая?» — спрашивает корреспондент. «Всі там приймали, виганяли сепаратистів, а тепер нас за це хочуть посадити», — с огорчением отвечают ему. И прибавляют: «Тоді ми були героями, а зараз ОПГ».

В мае был задержан евромайдановец Сергей Ходияк. По данным следствия, он стрелял 2 мая из охотничьего ружья, в результате чего 6 человек получили огнестрельные ранения. Один из пострадавших Евгений Лосинский скончался. Ходияка задержали в Одесской области и, по его словам, при задержании побили, но в Киеве его, как и сотника Мыколу, быстро отпустили. Несмотря на все улики (а это фото, видео и показания свидетелей), Ходияку не стали продлевать домашний арест и вскоре он стал снова ходить по Одессе и бороться с сепаратизмом. Впрочем, теперь уже не боясь работников милиции, а наоборот. Как выяснило интернет-издание «Таймер», сейчас г-н Ходияк звонит волонтерам и решает с ними вопросы от имени МВД.

Это говорит о том, что милиция перестроилась должным образом, ведь когда активиста задерживали, он жаловался, что оперативники были настроены пророссийски. «Хочу, чтобы вели дело патриоты, мне страшно, когда приходят на обыск люди с пророссийским настроем», — заявлял Ходияк.

Всеволод Гончаревский был одним из тех добрых евромайдановцев, которые подбегали к выпрыгивающим из окон горящего Дома профсоюза людям, чтобы пинать их ногами. В августе этого человека задержали, увезли в Херсон, но там, под давлением активистов и наверняка после получения соответствующего сигнала суд отменил ему уже вынесенную меру пресечения в виде двух месяцев ареста. Гончаревский вернулся к одесским евромайданным акциям, а в январе осознал, что с одесскими сепаратистами неплохо справляются его товарищи, его же опыт пригодится украинской армии на Донбассе.

Хлопцам недолго было обидно. Вскоре государство разобралось, где у него герои, где ОПГ, а где и то и другое одновременно. В милиции заменили пророссийских на патриотов, они же стали вести дело, и Ходияку больше не было страшно. Настолько, что он и его друзья (а как известно, «участие принимали все») стали ходить на суды против куликовцев. На первый взгляд, чтобы попытаться что-то сделать со своими врагами, ведь не так легко уже встретить в Одессе настоящего сепаратиста, с георгиевской ленточкой, иных уж нет, а те далече. А тут есть чем поживиться, «русским духом пахнет».

Можно взглянуть на дело и с другой стороны. Всегда ведь тянет на место преступления, истинных преступников влечет тот суд, на который их самих почему-то не пригласили. Жизнь кажется им неполной.

Они идут возвращать «вате» страх

Итак, евромайдановцы активно посещают заседания суда по делу задержанных на Греческой. В связи с этим находящиеся под домашним арестом одесситы, а также родственники и представители группы поддержки, вынуждены иметь дело со своими противниками, которые, учитывая все вышеизложенное, могут совершенно не опасаться милиции и закона вообще.

Например, после ноябрьского заседания евромайдановцы атаковали двух подсудимых, пытавшихся поймать такси, брызгали им в лицо газовыми баллончиками и вынудили спрятаться в здании суда.

Во всем блеске гоп-компания проявила себя 22 января. Как раз когда один из обвиняемых сравнил происходящее с судом Линча и предложил закидать их камнями и на этом все закончить, за пределами здания собрались личности, желающие именно суда Линча. Патриоты. Во все тех же камуфляжах и балаклавах. Им было скучно смотреть на жалкий украинский суд, который все возится с этими сепаратистами, слушает каких-то защитников, не знает, открывать заседание или нет.

Все ведь так просто, есть они, — защитники Одессы и Украины, и есть те, от которых ее нужно защищать. Таков их почетный долг, такую миссию они выполняли 2 мая.

Некоторым это было настолько очевидно, что они прорывались внутрь, чтобы объяснить это всем присутствующим. Другие ограничивались тем, что подлавливали противников на улице, пытаясь ударить, у одного человека забрали паспорт.

«В коридоре кричали: «Мы вас убьем и устроим вам еще одно второе мая». Один зашел в зал суда и снимал мобилой. Нам запрещают снимать, а он спокойно, милиция не обращает внимания. Снимает и кричит ребятам: «Вас убить надо», — рассказал «2000» активист Морис Ибрагим.

В основном собравшиеся представители «Самообороны», «Правого сектора» (эти организации подтвердили свое участие) и прочих аналогичных организаций занимались на улице любимой забавой — поисками «колорадов». За тем, собственно, и пришли. Милиция, которой было от 30 до 100 (в наиболее трудные моменты) человек, не слишком интересовалась их промыслом. Ну, завалили толпой какого-то прохожего, показавшегося подозрительным, ничего страшного. Время трудное, правоохранительных органов на все не хватает, вот добровольные помощники и работают, проявляют бдительность, ищут неблагонадежные элементы.

Наиболее ярким эпизодом этого процесса стал инцидент с журналистом известного одесского сайта «Таймер» (timer.od.ua) Антоном Доценко. Когда евромайдановцы узнали, какое издание представляет этот человек, на него бросились человек 20—25, после чего журналист оказался на земле, а патриоты стали пинать его ногами. К счастью, Антон не сильно пострадал, и это можно считать большой удачей. Как он сообщил на своей странице в Фейсбуке, один из той толпы накрыл его собой.

И снова проклятые российские СМИ льют грязь на славных украинских патриотов, которые толпой пинают одинокого корреспондента. Пришлось даже оправдываться. Прежде всего в «Самообороне» заявили, что журналист раздражал их тем, что проводил съемку (это место стоит запомнить). Затем они объяснили, что из «Самообороны» вообще никто в избиении не участвовал, а были это какие-то люди в масках. Об этом сообщил координатор «Самообороны» Виталий Кожухарь. В-третьих, он заявил, что хотя личности напавших ему неизвестны, но цели ясны — они хотели «стереть информацию» и потому «боролись больше за планшет и фотоаппарат» Доценко. Ну, то есть за правое дело боролись.

При этом еще один самообороновский координатор Тарас «Сармат» заявил, что балаклавы носить приходится, иначе за патриотами придет милиция.

«Самооборон» в Одессе много, как и руководителей «Правого сектора». Иногда они даже друг друга засовывают в мусорки — в режиме тренировки, так сказать. Например, 30 сентября активисты «Правого сектора» поглумились таким образом над одесским евромайдановцем Константином Ивановым. Этого деятеля в августе объявили главой исполкома одесского «Правого сектора», но считающий себя настоящим руководителем одесского «Правого сектора» Сергей Стерненко с коллегами засунули Иванова в мусорный ящик. Зато всегда можно сказать — «были демоны, но они самоликвидировались». И вообще — не из нашей бригады.

Но не так важно, что говорили все эти персонажи, как реакция одесских журналистов (в том числе недавно вкладывавших всю душу в работу на пророссийские каналы и газеты). Там было все примерно так же, как и у Малиновского суда. Есть правильные журналисты и неправильные, как, впрочем, и граждане Украины, на вторых никакие законы не распространяются. Это когда белоцерковский пра-титушка совершал свои воинственные па перед супружеской четой Снисарчук—Содель, тогда это было страшное нападение на свободу слова, подчеркивающее весь вопиющий цинизм существовавшего тогда режима. А когда двадцать человек самообороняется от подозрительного журналиста, свалив его с ног и пиная, это нормально, так сейчас надо.

Здесь следует отметить для тех, кто не знаком с этим одесским сайтом, что «Таймер» представляет редкий случай действительно сбалансированного СМИ. Баланс между замысловатыми политическими движениями экс-депутата Верховной Рады Игоря Маркова (пророссийского деятеля, посаженного при Януковиче и вышедшего при Турчинове) и весьма искривленным восприятием реальности украинских СМИ. «Таймер» в этой ситуации пытается освещать ситуацию правдиво, а не передает бравурные сводки «своей» стороны. По крайней мере в этом издании стремятся разобраться в каждом конкретном случае. Поэтому для тех, кто хочет в море пропаганды найти островок информации, «Таймер» очень ценен. Но для проукраинских одесситов он, естественно, «сепарский ресурс», и ничего более.

Например, есть в Одессе активистка Варвара Черноиваненко, пресс-секретарь «Правого сектора». По поводу Доценко написала, что сотрудники «Таймера» не журналисты, а информационные проститутки, и заявила о готовности «прорядить» редактору этого издания Юрию Ткачеву, при этом даже не пряча лицо (к чему пока не готовы бравые соратники мужского пола, как известно, предпочитающие балаклавы).

На заседании 31 января Черноиваненко возмущалась «низкой культурой» собравшихся в здании суда, которые, по информации «Взгляда из Одессы», «оскорбляли активистку и били по фотоаппарату». «Они находятся в общественном месте и если не хотят, чтоб их фотографировали, могут находиться дома», — отметила она.

Неполучившиеся кадры женщин, пришедших в суд поддержать родственников и друзей, активистка разместила на своей странице с очередными призывами «потерявшей страх вате снова его обрести». «И даже не говорите мне про картинку для росТВ. Они и так нарисуют картинку. Так давайте сделаем все сами, по-настоящему», — пишет эта душа-девица.

И они действительно делают эту картинку сами, по-настоящему. Они не ленятся. Например, 25 января был избит Морис Ибрагим. «В 10.30 утра вышел из дома, почувствовал удар сзади по голове. Второй шел навстречу, достал трубу, начали бить по голове. Ничего не спрашивали, все делали молча. Я упал, кто-то вышел из подъезда и тогда они убежали», — рассказывает он.

Морис — помощник депутата одесского горсовета Василия Полищука. В прошлом году несколько аналогичных нападений были совершены на сына депутата и активиста Александра Полищука. Ему досталось посильнее.

Ибрагиму наложили в больнице 10 швов, у него сломан нос, сильное сотрясение. Сейчас храбрый активист вышел из больницы и уже участвует в общественной жизни города. «Дух боевой», — сказал он по телефону.

За несколько дней до нападения Ибрагим помогал заблокированным у Малиновского суда людям пройти евромайдановское кольцо и попасть домой. Морис и другие небезразличные люди вызвали несколько такси, в которых и удалось уехать.

«Ребята из АТО сказали, что мы тут делаем не меньше, чем они там», — это еще одна цитата Тараса из одесской «Самообороны», в которой много правды. Они действительно тут делают не меньше. Им нужна война, значит, нужно больше ненависти, больше «страха» для «ваты», больше желания убивать.

Это все к вопросу о том, кому было нужно случившееся в Одессе ровно 9 месяцев назад.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

За 2020 год Одесса потребила намного больше...

В прошлом году Одесса потребила 4,64 млрд. кВт-ч электоэнергии, в то время как в 2019 году...

В Одессе появилась необычная скульптура в виде дерева

В одесском Греческом парке появилось необычное дерево. Оригинальную скульптуру...

На Одещині знайшли загиблого на озері прикордонника

Сьогодні, близько 12-ї години, рятувальники знайшли тіло офіцера-прикордонника, який...

В Одессе установили необычную скульптуру кубика...

В одном из любимых одесситами парке им. Горького установили новый и необычный памятник...

Мэр Одессы пригрозил отключением воды и света...

Мэр Одессы Геннадий Труханов заявил, что в городе будуть отключать свет и воду...

В Одессе заработали первые фонтаны

Первые фонтаны запустили в центре Одессы специалисты коммунального предприятия...

MD Fashion: кратко о главном

Каждый в нашей стране интересуется модой. Кто-то больше, кто-то воспринимает ее веяния,...

Цветы в коробке - современный подарок для каждой...

Все знают, что цветы - это универсальный и всегда беспроигрышный вариант подарка, перед...

Светит ли тюрьма коррупционерам

Коррупционеры будут освобождаться от уголовной ответственности ввиду деятельного...

«ВікнаНові»: качественные балконные блоки по...

Выбор балконного блока зависит от многих факторов. Специалисты «ВікнаНові»...

Написание магистерских работ в Киеве

Со всей страны будущие студенты приезжают в столицу, в надежде получить престижное...

Комментарии 6
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Онавамнадо
08 Февраля 2015, Владимир Онавамнадо

Больненький геноцид со своей кетрин не справился с насаждением фашизма - госдеп прикупил "кролика с фашистом и американского немца"-эти за возможность дограбить Украину и мать родную продадут, не говоря о соотечественниках. Хероям слава !!!

- 5 +
vlaveselow

Конечно, как всегда у автора блестящая статья. Однако вот на что хочется обратить внимание. Это преступление никого, в сущности, не интересует. Ни Меркель, ни Путина, ни Лукашенко. Но зато как любят вспоминать преступления 70-летней давности. Смысл этой забывчивасти в простом. Отбить у народа охоту бороться за себя.

- 14 +
Olrika Khan
06 Февраля 2015, Olrika Khan

Не ожидала. Действительно, спасибо. Жутко осозновать, но мы действительно оказались в Европе, как того хотело Майдан. В Европе 1933 года.

- 34 +
Виталий Иванов
05 Февраля 2015, Виталий Иванов

Спасибо....Блин ну неужели нет справедливости... Что они детям своим будут рассказывать?
Ещё раз спасибо

- 35 +
Ярослав Дабижа
06 Февраля 2015, Ярослав Дабижа

Думаю, это наверняка будет героический эпос. Надеюсь, их детишки будут немного умнее пращурив. Хочется верить, что такой концентрированный идиотизм не может жить слишком долго.

- 15 +
sergey

Детям расскажут, как победили, и как Путин украл победу, не дал взлететь. А то , что летать они не могут в принципе, им убогим не понять никогда.

- 19 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка