Белорусский опыт двуязычия

09 Июля 2004

Белорусский опыт двуязычия

Сергей ЛАЩЕНКО, Львов

Уважаемая редакция! Понимаю, что статья великовата по размеру, но если бы не дискуссия в газете, я бы в Минск не поехал — это уж точно! Поэтому будьте снисходительны, не сокращайте.

В «2000» от 9 апреля 2004 года была напечатана моя статья «Жить дружно» хотим и мы, галичане...»

Но поток писем на языковую тему не прекращается, аргументов в пользу разных точек зрения приводится все больше и больше. Жаль, что осталась без внимания моя мысль о том, что полезнее не спорить, а спокойно, без эмоций изучить языковой опыт соседей-белорусов. Ну что ж... если гора не идет к Магомету...

Словом, собрал я вещички и в один прекрасный день укатил в Минск. «Как-никак, решается судьба государственного языка в нашей стране, — думал я под стук колес, — чем больше подробной информации привезу, тем весомее будут мои аргументы...»

И вот я в столице Беларуси. Весенний Минск — это прелесть! Впрочем, для меня он хорош в любое время года. Всматриваюсь в знакомые улочки, любуюсь парками и скверами. Помимо привычной красоты, улавливаю кое-какие изменения во внешнем облике города. Белорусского языка стало меньше... На привокзальной площади когда-то был киоск с двуязычным названием «Цветы/Кветкі». Киоск остался, но белорусская надпись исчезла... В других местах — то же самое. Получается, официальное «двуязычие» по этому самому двуязычию в первую очередь и ударило. Вся реклама на русском языке (у нас даже в Симферополе бигборды оформлены на украинском); язык титульной нации с сентября 2003 года полностью изгнан из телевидения — на нем пока еще передают погоду, но даже культурологические передачи ведутся исключительно на русском.

Нет, двуязычные надписи в городе еще встречаются (например, Дом торговли/Дом гандлю), но общую тенденцию уловить нетрудно.

О школах я уж и не говорю. Чуть ли не в подполье существует единственный белорусский лицей, но учеников там осталось немногим более 100 человек. Остальные не выдержали испытания неопределенностью — ушли в русские школы. Хотя уровень преподавания в лицее довольно высок, да и атмосфера там почти семейная, но не решена главная проблема — аттестата зрелости. Аттестат «мятежного» лицея в лукашенковской Беларуси не признают.

Правда, в Минске существует еще 12 формально белорусских школ, но родители, озабоченные национальными вопросами, не спешат туда отдавать своих детей.

Лицей — последний островок белорусскости

— Школы, которые официально считаются белорусскими, остались еще от «эпохи Шушкевича», — объяснил мне в доверительном разговоре председатель Республиканского общественного объединения «Товарищество белорусской школы» Алесь Лозка.

— Я подчеркиваю — «считаются», поскольку математика, физика, химия, иностранный язык в этих школах довольно часто преподаются на русском. Физкультура тоже. На переменах дети и 90% преподавателей разговаривают по-русски. Собственно, мы и этому были бы рады; и за такие «двуязычные» школы когда-то боролись: ходили по квартирам, агитировали родителей...

Беда в том, что существует тенденция к изменению статуса этих пока еще формально белорусских школ. Так, из школы №2 выжили патриота Алеся Седзяку. Директором стала женщина, русский филолог по специальности. Белорусского она совершенно не знает. Сразу же дала указание: набирать в первые классы и русскоязычных. А когда есть прецедент, школа довольно быстро получает русскоязычный статус.

За единственный в городе белорусский лицей им. Якуба Коласа мы были спокойны: директор Лявон Борщевский — настоящий патриот; такие же там подобрались ученики и преподаватели. Может, именно поэтому чиновники нанесли удар по неподконтрольному островку белорусскости. Лицей закрыли под предлогом ремонта еще в прошлом году (хотя он до сих пор не начат). Лицеисты бросились защищать свою alma mater. Начали сбор подписей, организовали пикеты. Из 15 тысяч подписей, собранных в поддержку лицея, несколько сотен наши активисты собрали в Украине. И мы благодарны украинцам за содействие, за моральную помощь. Хотя на судьбу лицея это не повлияло (он, можно сказать, перешел на «нелегальное» положение), все же приятно осознавать, что мы не одиноки в этом мире, что украинцы с нами...

«Изучаем мировой опыт возрождения языков»

Лукашенковская пропаганда пытается представить белорусских патриотов как неких экстремистов и радикалов. На самом же деле мои собеседники демонстрировали довольно умеренные взгляды.

Сяргей Кручков, заместитель Товарищества белорусской мовы (дальше — ТБМ):

— Мы не ставим перед собой цель полного и безраздельного господства белорусского языка. Это нереальная задача, ведь в одной только Москве населения больше, чем во всей Беларуси, а «российский фактор» для нас еще актуальнее, чем для украинцев. Мир глобализируется, и мы не должны «выпадать» из контекста. Сфера употребления русского языка была и будет очень широкой. Единственное, что нас беспокоит, это функционирование белорусского. Не вместо русского, а вместе с ним он должен быть! Мы не дадим себя убаюкать и не собираемся закрывать глаза на сужение сферы использования белорусского в последнее время. Он не выполняет роль государственного, ему отведена второстепенная роль, так сказать, декоративные функции.

Обидно, конечно, ведь это язык немалого народа. Даже в англоязычной Новой Зеландии есть концепция возрождения языка коренного народа — маори. И создана она (по просьбе новозеландского правительства) канадцем и швейцарцем.

Сяргей Запрудский, филолог, кандидат наук:

— Плохо то, что мы знаем только советский способ «возрождения» языков, т. е. символов. А интересно бы изучить опыт возрождения иврита в арабском окружении... Или валлийского языка в англоязычном мире... Или каталонского в условиях господства испанского. Правда, у каталонцев есть одно преимущество: у них существует средний класс, своя буржуазия. Разумеется, это повышает престиж языка. Если в Каталонию приезжают «работяги» из аграрной Андалузии, каталонцы не комплексуют и не считают их «старшими братьями». Наоборот, испаноязычные быстро осваивают каталонский язык. Это надо иметь в виду и белорусам, и украинцам. Надо создавать свой средний класс.

Кстати, успехи русификации в Беларуси в 60-е годы были связаны не с насилием, а с резким повышением социального статуса вчерашних крестьян. Быть городским почти автоматически означало стать русскоязычным.

Сяргей Ерш, историк, исследователь партизанского движения в Беларуси:

— Нет, насилие все-таки было — Беларусь хорошо «почистили» во время войны. Многие белорусские патриоты ушли в лес и сражались там против немцев. Далеко не все партизанские отряды прислушивались к указаниям из Москвы. Около 6—7% партизанских групп можно было бы причислить к национально-патриотическим, но никак не к советским. Десантники, засланные из Москвы, боролись с этими отрядами, в первую очередь расстреливали командиров... Самых стойких «незалежников» уничтожили еще тогда. В Налибокской пуще последние повстанцы продержались до конца 50-х, хотя войска НКВД неоднократно прочесывали эти лесные массивы. Естественно, в 60-е годы уже не существовало той «критической массы» элиты, вокруг которой могла бы происходить консолидация белорусскоязычных крестьян. Русскоязычный город поглотил деревню...

Винцук Вячорка, лидер Белорусского народного фронта, филолог, кандидат наук:

— Для нас очень ценным является опыт Уэльса. В северной его части на валлийском языке говорят и в городе, и в деревне. В южной части все держится на патриотизме местной интеллигенции. Несмотря на англоязычное окружение, язык возрождается, на нем разговаривают более 20% населения. Еще совсем недавно было 5—7%. Однажды я даже в Германии услышал валлийскую речь. Молодцы кельты! Их патриотизм не в последнюю очередь объясняется хорошо организованной системой образования. В валлийских школах качество преподавания выше, чем в английских. Думаю, опыт Северного Уэльса ценен как для Минска и Бреста, так и для Харькова, Донецка, Симферополя...

В Беларуси жизненно необходимо создать прослойку белорусскоязычной городской молодежи. Думаю, «критической массой» является цифра 25—30%. Во многих украинских городах это условие выдерживается. Но в Киеве — нет. В промышленных городах востока и юга Украины тем более. А это значит, что наши проблемы во многом схожи, и обмен опытом крайне необходим.

Языковая статистика Беларуси

Официальные белорусские показатели не так уж существенно отличаются от украинских. Белорусский считают родным 73,6% граждан республики. Это даже больше, чем украинские — 67,5%. В повседневной жизни на белорусском говорят около 37% населения; в основном это крестьяне. В Украине же, по разным оценкам, от 45 до 55%. Впрочем, любая статистика «грешит» относительностью. Недавно независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) во главе с профессором Олегом Минаевым проводил опрос, где были предусмотрены четыре варианта ответа:

— в повседневной жизни общаемся на белорусском;

— на русском;

— на «смешанном»;

— на двух языках.

Данные опроса существенно уточнили картину. С 1995 по 2003 г. фиксировался такой диапазон цифр:

— носителей белорусского — от 5,7% (ноябрь 1997 г.) до 1,7% (октябрь 2001 г.);

— носителей русского — от 37,3% (июнь 1995 г.) до 46,3% (октябрь 2001 г.);

— носителей «смешанного» — от 50% (июнь 1995 г.) до 25,4% (сентябрь 2002 г.);

— носителей двух языков — от 7,8% (июнь 1995 г.) до 26,5% (март 1999 г.).

Как видим, после лукашенковского референдума наметилась тенденция к сокращению количества белорусскоговорящих. И даже белорусский суржик сдает свои позиции...

Как я сейчас понимаю тех белорусов, которые голосовали только за один государственный язык!

Предыдущий закон давал шанс

В 1989 г. во многих советских республиках был принят закон о государственном языке. Именно это обстоятельство «уравняло» Беларусь с Украиной, Литвой и Эстонией, хотя стартовые условия для внедрения в качестве единственного государственного — язык титульной нации гораздо хуже. Но белорусы решили использовать свой шанс, и определенные успехи у них были. Так, например, в 1991 году в Минске открыт первый белорусский класс. Зато в 1994м уже 58% первоклассников столицы стали учиться на белорусском языке.

Еще разительнее успехи в провинции. Если в 1991 году в Брестской области 52,1% первоклашек начали учиться в белорусских школах и классах, то в следующем таковых уже было 76%, а в 1993 году — 79,7%. В Витебской области соответственно 34,4%, затем 58,1% и 65,5%. В Гомельской — 33,1%, 72,3%(!) и 75,7%.

«Белорусской Галичиной» можно считать северо-западную Гродненскую область. Здесь и в 1991 году процент учащихся на белорусском был довольно высок. В первые классы с белорусским языком обучения пошли 77,3% детей. В 1992 году их уже было 82,9%, а в 1993м — 87,5%.

Но рекордсменом стала столичная область. Если бы не спровоцированный «бацькой» референдум, то уже в этом учебном году 92,6% выпускников могли бы похвалиться тем, что окончили белорусские школы и классы. Почти галицкие показатели! Но история не знает сослагательного наклонения. После 1994 года начался стремительный «откат»... Сейчас в Минской области учатся на белорусском только 44,5%, в Гродненской — 38,1%, а в восточной Гомельской — 18,4%. Но и эти показатели скоро станут ниже. Так, например, в Минской области всего 36,1% родителей отдали в прошлом году своих детей в белорусские классы, а в Гродненской — 26,2%.

Судя по всему, «белорусской Галичины» из Гродненщины не получится...

Самое обидное, что целенаправленно ведется подрыв престижности белорусского языка (одноязычные средние специальные и высшие учебные заведения, тестирование только на русском и т. д.).

Интересно, что по этому поводу скажут поборники славянского братства? В центре Европы погибает красивый славянский язык; погибает не в мусульманском окружении, а в славянском: с запада — Польша, с юга — Украина, с севера и востока — Россия. (И только на северо-западе — Литва и Латвия, но оттуда белорусскому ничего не грозит.)

Конечно, все можно свалить на «бацьку», которого представители патриотически настроенной интеллигенции называют «злым гением антибелорусскости» (ни интеллигент Шушкевич, ни прагматик Кебич — стань они президентом вместо Лукашенко — такого денационализаторского курса не проводили бы). Но нам важнее уяснить, что сильнее всего бьет по реальному двуязычию именно закон о двух государственных языках, как это ни парадоксально звучит на первый взгляд...

«Если Запад нам не поможет, то вся надежда на Украину»

Сторонники сужения сферы влияния белорусского и украинского языков мыслят, а главное — действуют одинаково. Гражданство особой роли здесь не играет. Можно ли говорить о «свободном выборе» языка обучения в современном Донецке (где недавно «успешно» ликвидировали украинскую школу №36) и в современном Минске, где протестующих лицеистов омоновцы грозили «закатать в асфальт», а одной девочке даже выбили колено? Куда смотрит славянский мир? Сербов в Косово албанцы убивают — это плохо. Но об этом хоть говорят открыто. А почему не говорят о трагедии белорусского языка? Неужели право знать только один язык — русский — можно поставить в один ряд с правом знать два языка: широко распространенный русский и еще язык своих предков? Не станут белорусы Гомельщины или украинцы Донбасса ненавидеть русскую культуру только потому, что вернут из небытия язык своих отцов, дедов, прадедов. Нет такой зависимости и никогда не было! Чем больше языков знает человек, тем он духовно богаче, тем лучше понимает Божий замысел...

Но вернемся к героическому минскому лицею. Да, я не оговорился — твердость лицеистов в чем-то сродни героизму защитников Брестской крепости! И вряд ли кто-нибудь из нас хотел бы быть на месте родителей юных патриотов. Ведь под угрозой не только аттестат зрелости, можно сказать — решается судьба детей...

Путей выхода из ситуации есть несколько. Во-первых, можно сдать экзамены экстерном и в случае успеха получить столь желанный аттестат. Есть и другой путь. Внутренний диплом лицея (а не официальный белорусский) будет признан соседними государствами, и можно будет продолжить учебу в вузах этих стран.

Третий состоит в том, чтобы сдать экзамен в одной из соседних стран и получить их аттестат. Поляки к этому пока не готовы. Точнее, они согласны, но при условии, если лицеисты хотя бы последний год проучатся в одном из белорусских лицеев Польши. Скажем, в Белостокском.

Звучит заманчиво, но слишком уж сложно это для небогатых жителей белорусской столицы...

Есть договоренность с Германией. Но у немцев свои требования: сдавать экзамены на немецком языке. Понятно, что и этот вариант устроит не всех лицеистов, ведь полиглотов среди них единицы.

Четвертый путь лицеисты связывают именно с Украиной. Ведь можно сдать экзамены в одной из киевских или, скажем, львовских гимназий. Языкового барьера в этом случае не будет: украинские преподаватели поймут белорусских учеников. А последние, если будут на высоте, получат аттестат украинской школы, который признается как в Украине, так и в России и, конечно же, в Беларуси.

«Если Запад нам не поможет, то вся надежда только на Украину», — говорили белорусы на прощание.

Поэтому мой призыв: «Давайте поможем братьям!» Лучшего шанса доказать на деле силу славянского единства у нас может и не быть.

Судитись стає дорого і невигідно

Позивачеві, котрий виграв суд після мене, можуть повернути кошти раніше, якщо його...

MD Fashion: кратко о главном

Каждый в нашей стране интересуется модой. Кто-то больше, кто-то воспринимает ее веяния,...

Цветы в коробке - современный подарок для каждой...

Все знают, что цветы - это универсальный и всегда беспроигрышный вариант подарка, перед...

Светит ли тюрьма коррупционерам

Коррупционеры будут освобождаться от уголовной ответственности ввиду деятельного...

«ВікнаНові»: качественные балконные блоки по...

Выбор балконного блока зависит от многих факторов. Специалисты «ВікнаНові»...

Написание магистерских работ в Киеве

Со всей страны будущие студенты приезжают в столицу, в надежде получить престижное...

НАСТОЛЬНЫЕ ИГРЫ ПОДАРЯТ НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ЭМОЦИИ И НАВЫКИ...

До того, как появился Интернет и молодежь переключилась на виртуальное общение,...

У КОГО ПОКУПАТЬ ЖИЛЬЕ: О НАДЕЖНЫХ СТРОИТЕЛЬНЫХ...

Сегодняшний рынок недвижимости Киева вряд ли можно назвать образцом стабильности: в...

Выбираем кроссовки на каждый день: Puma, Adidas или Nike

Выбор повседневной обуви – ответственное, важное дело. Для ежедневной носки важны...

Индукционная варочная поверхность поможет...

При выборе варочной поверхности для домашнего использования покупатели все чаще...

Скоро лето: обновляем косметичку и меняем парфюм

Если зимой кожу сушит холодный воздух, то летом за дело берется солнце. Летний уход...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка